Честь, достоинство и деловая репутация в виртуальном мире (А. Власов, Т. Кесареева, "Российская юстиция", N 7, июль 2000 г.)

Честь, достоинство и деловая репутация в виртуальном мире


Развитие компьютерных технологий и появление новых способов представления и распространения информации ставят на повестку дня вопросы правового регулирования постоянно возникающих специфических общественных отношений в информационной сфере, в частности, в мировой компьютерной сети Интернет. На начало 2000 года общее число пользователей российского сегмента Сети, состоящей из множества взаимодействующих между собой компьютеров и компьютерных сетей различного уровня, оценивается приблизительно в 2 млн. человек, в России действуют более 300 ее провайдеров, предоставляющих доступ организациям и частным лицам через телефонные сети, по выделенным линиям и через беспроводный доступ.

Став неотъемлемой частью жизни, Интернет вместе с тем зачастую используется для совершения правонарушений, посягающих на конституционные права и законные интересы личности, в том числе декларируемое в ч. 1 ст. 23 Конституции РФ право на защиту чести и доброго имени. Безнаказанное размещение компрометирующих материалов превратило общедоступную Сеть в поле жесточайших информационных битв. Так, Интернет используется для дискредитации известных государственных деятелей, конкурентов в избирательных кампаниях разных уровней. В качестве примера можно привести фальшивый сайт Лужкова, сайт "Коготь" (напомним, что сайт - это определенный набор информации, объединенный общей идеей и размещенный на сервере, имеющий собственные имя и адрес в Сети; сервер - мощный компьютер, обладающий большой памятью и высоким быстродействием для хранения и обработки потоков информации).

Чтобы опорочить человека, заинтересованному лицу достаточно разместить, и вполне безнаказанно, соответствующие сведения на каком-либо посещаемом сайте в Интернете (в электронном издании, гостевой книге, на странице, не обновляющейся периодически в понятии СМИ), и их будет обсуждать неограниченный круг лиц, на них будут ссылаться как на источник информации. Можно согласиться с мнением Л. Терещенко, что правила и ограничения, установленные Законом "О средствах массовой информации", неприменимы к публикациям в Интернете из-за существенной разницы в толковании и оценке таких критериев традиционных и виртуальных СМИ, как периодичность, тираж, территория распространения и др. (Терещенко Л. Глобальная сеть: пробелы в праве // Российская юстиция. 2000. N 2. С. 49-50). Решение проблемы привлечения к ответственности лиц, допустивших эти нарушения, видится в скорейшем принятии общего закона о всех телекоммуникационных сетях либо самостоятельного закона о сети Интернет, которые регламентировали бы все эти вопросы.

Суды общей юрисдикции Российской Федерации испытывают определенные трудности при решении споров, связанных с Интернетом, а иногда и вовсе не готовы к рассмотрению дел данной категории. Среди множества проблем судебной практики по этим делам можно выделить две, непосредственно касающиеся механизмов распространения клеветнических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан либо нарушающих неприкосновенность частной жизни:

сложность определения круга лиц, привлекаемых к юридической ответственности и обязанных компенсировать моральный вред и материальный ущерб пострадавшему;

фиксация (собирание, представление) доказательств, их допустимость и достоверность.

Возможность анонимного присутствия в Сети позволяет скрыть подлинные имена автора, источника и лица, разместившего информацию. В связи с отсутствием соответствующего законодательства, четко определенного перечня субъектов деятельности в Интернете и их правового статуса реальная судебная защита прав личности, нарушаемых в Сети, в настоящее время не может быть обеспечена в полном объеме.

Проблема заключается в том, что для доказанности в суде факта распространения порочащих сведений конкретными лицами требуется проведение достаточно сложных процедур: просмотр протоколов доступа, проверка учетных записей провайдеров доступа, определение телефонных номеров и их владельцев, просмотр содержимого серверов, установление владельцев серверов, зачастую находящихся в разных странах, что связано с исполнением международных поручений, и т. д.

К субъектам информационного обмена в Интернете относятся физические и юридические лица, предоставляющие и потребляющие услуги связи, информационные и иные услуги с использованием телекоммуникаций. Среди них в качестве потенциальных ответчиков можно выделить следующие категории:

провайдеры Интернета - телекоммуникационные компании, обеспечивающие за плату техническую возможность доступа в Интернет (провайдеры доступа) и техническую поддержку серверов и создание сайтов (провайдеры хостовых услуг);

собственники сайтов - физические и юридические лица, размещающие имеющуюся у них информацию на своем сайте или предоставляющие другим лицам право использования места на сайте за плату либо бесплатно, но при условии размещения рекламы в своих интересах;

пользователи - физические лица, имеющие компьютер, подключенный к Сети.

Субъектов информационного обмена, распространяющих порочащие и конфиденциальные сведения, находящихся на территории России, система оперативно-розыскных мероприятий МВД, ФСБ позволяет хоть как-то выявить. Однако, с учетом межгосударственного характера Интернета и сложной правовой дифференциации понятий "российский сегмент Сети" и "русскоязычный Интернет", существует возможность размещения компрометирующей информации на сервере, находящемся на территории другой страны. При этом необходимо иметь в виду, что под российским сегментом Интернета принято понимать совокупность информационных ресурсов серверов, находящихся на территории нашей страны, интернет-адреса которых зарегистрированы в Российской Федерации (в домене.ru); под русскоязычным Интернетом - совокупность информационных ресурсов, представленных на русском языке, независимо от места нахождения и регистрации содержащих их серверов.

Учитывая сложность и длительность процессуальной процедуры исполнения международных поручений, для скорейшего пресечения распространения компромата можно было бы, на наш взгляд, применять блокирование доступа со стороны провайдера, т.е. установление так называемых фильтров (программ фильтрации, содержащих перечень интернет-адресов, соединение с которыми не осуществляется, - "черный список", либо адресов, с которыми возможно соединение, - "белый список"). Однако в целях недопущения нарушения прав других лиц и произвола со стороны провайдеров доступа целесообразно блокировать доступ на основе судебного акта. Например, в ходе подготовки дела к слушанию судья мог бы по своей инициативе или по ходатайству заявителя, адвоката, прокурора приостанавливать распространение информации путем вынесения определения в порядке ст. 133, п. 2 ст. 134 ГПК РСФСР об установке фильтров.

Еще одним примером использования интернет-технологий для распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию личности, являются интерактивные "гостевые книги". Их открывают на сайтах для того, чтобы каждый посетитель мог высказать свое мнение о расположенной там информации (своеобразная форма изучения общественного мнения). При этом пользователь Сети, открывая гостевую книгу, может прочитать все, что в ней написали предыдущие посетители. Как правило, установить лицо, разместившее клеветническую и оскорбительную информацию, не представляется возможным, что позволяет ему уйти от ответственности. Пострадавшему приходится довольствоваться правом обращения в суд лишь с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (ч. 6 ст. 152 ГК РФ) и ставить вопрос о пресечении дальнейшего распространения информации (т.е. удалении ее с сайта).

Если же лицо, распространившее порочащие сведения, будет установлено, то перед истцом возникает проблема сбора и представления в суд доказательств в подтверждение своих исковых требований. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" "истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск". Учитывая возможность удаления информации из памяти сервера в любой момент и отсутствие у истца процессуально закрепленных прав на проведение мероприятий, фиксирующих необходимые доказательства (факт размещения незаконной информации), представление истцом доказательств в данном случае - трудноразрешимая проблема.

Существует мнение, что сервер, в памяти которого размещена незаконная информация, может являться идеальным вещественным доказательством в суде, однако это предложение вызывает ряд возражений:

просмотреть весь объем хранящейся на сервере информации сложно из-за большой емкости его памяти;

при изъятии сервера будут нарушены права других интернет-пользователей, разместивших на нем информацию, фактически будет парализована вся работа провайдера из-за того, что его лишили важного орудия труда;

исследование (техническая экспертиза) содержимого памяти сервера - весьма дорогостоящая процедура.

По нашему мнению, единственное, что представляет для истца интерес среди информации, хранящейся на сервере, - это содержание log-файлов, в которых фиксируются все действия, осуществляемые на компьютере (сервере). В российской судебной практике уже есть прецедент, когда распечатки log-файлов, используемые в качестве доказательств, помогли истцу доказать факт нарушения его авторских прав издательством "Познавательная книга-плюс", в результате чего арбитражный суд г. Москвы удовлетворил его исковые требования (Лесков С. Судьи распутывают паутину // Известия. 2 марта 2000 г.). Однако log-файлы фиксируют информацию в объеме, предусмотренном техническими характеристиками компьютера, и с появлением новых предыдущие записи исчезают. Поэтому для упрощения процедуры сбора доказательств необходимо законодательно установить обязанность провайдеров регулярно копировать содержимое log-файлов и хранить эту информацию, что позволит обеспечить достоверность доказательств. При возникновении споров можно было бы изымать у провайдеров распечатки log-файлов и использовать их в качестве письменных доказательств. В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. (в ред. постановления Пленума от 3 апреля 1987 г.) "О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции" отмечено, что "в случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники", однако ничего не сказано о форме представления этих доказательств - на дискете, в бумажном варианте или еще в каком-либо другом виде.

Также целесообразно создать независимую государственную организацию, обладающую законодательно установленным правом фиксировать и затем подтверждать в суде факт размещения в Интернете той или иной информации.

На наш взгляд, основной груз ответственности за содержание информации, циркулирующей в Сети, должен возлагаться на собственников сайтов, размещающих на них информацию по своему усмотрению либо предоставляющих право пользования своими страничками другим лицам. Поэтому необходимо на законодательном уровне урегулировать также ответственность собственников сайтов за содержание находящейся на их страницах информации клиентов и пользователей.

Что касается публикаций в Интернете - в чисто электронных изданиях, группах новостей либо в электронных версиях реальных СМИ (т.е. тех сайтов, которые под одним и тем же названием заполняются регулярно обновляемой информацией), то их необходимо приравнять к средствам массовой информации, распространив на них действие Закона "О средствах массовой информации", внеся в него дополнения. Эти сайты не анонимны, и за распространение информации, появившейся на них, можно было бы привлекать к ответственности их владельцев.

Необходимо также законодательно установить единообразные требования к деятельности провайдеров доступа. Они должны выполнять четко сформулированные правила (технического или организационного характера), направленные на недопущение противоправной деятельности лиц, пользующихся их услугами. Провайдеры могли бы в контракте предусматривать за собой право временно блокировать доступ к подозрительной информации и в одностороннем порядке разрывать контракт с клиентом, распространяющим ее. При заключении договоров на размещение сайтов на сервере провайдера в такие договоры включался бы пункт об обязательном указании источника размещаемых на страницах сайта материалов. В контракте необходимо было бы указывать телефон "горячей линии", по которому клиенты могли сообщать о фактах незаконного размещения информации в Сети.

Кроме того, срочно требуется разработка программы подготовки судейского корпуса по проблемам компьютерных правонарушений, иначе, даже если будут приняты все необходимые законы, судьи не смогут ими квалифицированно пользоваться и выносить справедливые и обоснованные решения.

Все указанные проблемы и предложенные дискуссионные пути их решения имеют место не только при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию граждан, но и касаются всего спектра правонарушений, совершаемых в Интернете.


А. Власов,

кандидат юридических наук,


Т. Кесареева

(НИИ проблем укрепления

законности и правопорядка

при Генеральной прокуратуре РФ)



Честь, достоинство и деловая репутация в виртуальном мире


Автор


А. Власов - кандидат юридических наук


Т. Кесареева - (НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ)


"Российская юстиция", 2000, N 7, стр. 53




Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.