Проблемы применения законодательства о банкротстве: отстранение арбитражного управляющего (М.Е.Поляков, "Законодательство", N 6, июнь 2000 г.)

Проблемы применения законодательства о банкротстве: отстранение
арбитражного управляющего


В настоящей статье мы попытаемся рассмотреть некоторые вопросы применения законодательства о несостоятельности (банкротстве), касающиеся назначения и отстранения арбитражных управляющих.

Согласно ст. 20, 60, 74, 101 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон), на различных стадиях процесса банкротства арбитражный управляющий имеет право:

а) созывать собрание кредиторов;

б) предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных настоящим Федеральным законом;

в) обращаться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, в том числе: о запрете совершать без его согласия сделки, о передаче ценных бумаг, валютных ценностей и иного имущества на хранение третьим лицам, а также об отмене таких мер;

г) обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от должности;

д) самостоятельно распоряжаться имуществом должника с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом;

е) заключать от имени должника мировое соглашение;

ж) заявлять отказ от исполнения договоров должника.

Арбитражный управляющий осуществляет и иные полномочия, предусмотренные названным Федеральным законом.

Приведенный перечень свидетельствует о том, что фигура арбитражного управляющего (временного, внешнего, конкурсного) является ключевой на всех стадиях процесса банкротства.

К сожалению, в Законе недостаточно подробно оговорен порядок назначения арбитражных управляющих и отстранения их от исполнения обязанностей. В связи с этим при принятии решения по тому или иному вопросу суды вынуждены в основном руководствоваться не правовыми актами, как это предусмотрено ст.11 АПК РФ, а собственным правосознанием, что приводит к возбуждению новой волны разбирательств, связанных с оспариванием судебных решений.

Одним из ярких примеров недобросовестного использования кредиторами права на подачу заявления об отстранении арбитражного управляющего может служить процесс банкротства ОАО "Э", рассматривавшийся в Арбитражном суде г.Москвы. Симптоматично, что за время проведения процедуры банкротства в указанной организации сменилось четверо арбитражных управляющих, при этом срок исполнения обязанностей каждым из них не превышал двух месяцев.

На мой взгляд, такая ситуация стала возможной вследствие использования в Законе нечетких формулировок, которыми оперируют в ущерб интересам дела некоторые кредиторы.

Рассматриваемым правовым актом определены полномочия собрания кредиторов по обращению в арбитражный суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего (ст. 11, 14 Закона). Наряду с этим арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения им своих обязанностей при их неисполнении или ненадлежащем исполнении (п.2 ст.21 Закона)*(1). Таким образом, арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения им своих обязанностей в двух случаях:

а) по ходатайству собрания кредиторов;

б) при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей, возложенных на него Законом.

Для отдельного кредитора или группы кредиторов, которые считают, что их права и интересы нарушены действием или бездействием арбитражного управляющего, предусмотрена возможность обратиться в арбитражный суд с жалобой в соответствии со ст.55 Закона. Арбитражный управляющий в этом случае может быть отстранен от исполнения своих обязанностей, если суд сочтет, что арбитражный управляющий не исполнял их или исполнял ненадлежащим образом.

Можно сказать, что предусмотрены все возможные меры для защиты интересов кредиторов. К сожалению, контрмеры - для пресечения действий недобросовестных кредиторов - разработаны не были.

При рассмотрении жалобы группы кредиторов ОАО "Э" в основу определения суда об отстранении одного из арбитражных управляющих был положен конфликт с кредиторами, а не конкретные нарушения закона, допущенные этим должностным лицом. Такой вывод очевиден: в формулировке обоснования решения судья указал на "конфронтацию с целой группой кредиторов".

С моей точки зрения, упомянутая группа недобросовестных кредиторов воспользовалась пробелом*(2) в законодательстве о несостоятельности (банкротстве). Суд же, руководствуясь не законом, а собственными заключениями, не разобравшись в сути проблемы, удовлетворил жалобу части кредиторов. При принятии решения не был учтен ряд существенных обстоятельств.

Известно, что руководители должника часто не только не помогают, но и затрудняют исполнение арбитражными управляющими их обязанностей. В случае с ОАО "Э" руководитель должника даже был отстранен от занимаемой должности по заявлению временного управляющего: последний не смог получить от указанного руководителя документацию, имущество, печати и т.д. Он вовсе не пренебрегал порученным делом, его просто не допускали в помещение, в котором располагался руководящий аппарат ОАО "Э", о чем временный управляющий неоднократно уведомлял суд.

Одновременно суд в обоснование своего решения сделал ссылку на "оставшиеся сроки осуществления наблюдения" и "недостатки в деятельности временного управляющего". На основании изложенного суд признал обоснованным ходатайство кредиторов о замене временного управляющего и, как было сказано, удовлетворил его.

Полагаю, что в данном случае суд не имел права решать вопрос о смене временного управляющего.

Во-первых, в соответствии со ст.11, 12, 14 Закона требование в форме ходатайства об отстранении временного управляющего может быть заявлено не отдельными кредиторами, а собранием кредиторов. Все действия в отношении должника от имени кредиторов осуществляются собранием кредиторов. Решение об отстранении временного управляющего принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов.

Во-вторых, о рассмотрении жалобы суд первой инстанции не уведомил всех лиц, участвующих в деле. Определением суда от 26 февраля 1999 г. рассмотрение жалобы на действия временного управляющего ОАО "Э" назначено на этот же день - 26 февраля 1999 г., тем самым был нарушен один из основополагающих принципов арбитражного процесса - принцип равноправия сторон (ст.7 АПК РФ).

Вопреки требованию, содержащемуся в п.2 ст.112 АПК РФ, судья первой инстанции при подготовке дела к судебному разбирательству не известил всех заинтересованных лиц о производстве по делу. В соответствии со ст. 113 АПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте проведения судебного разбирательства определением, которое направляется им заказным письмом с уведомлением о вручении. Согласно ст. 30 Закона, конкурсные кредиторы являются лицами, участвующими в деле о банкротстве. В пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" подчеркивается, что "рассмотрение дела в отсутствие лица, не извещенного о времени и месте судебного разбирательства в установленном порядке, недопустимо и является безусловным основанием к отмене решения".

Отметим, что, согласно ст. 59 Закона, временный управляющий назначается судом из числа кандидатур, предложенных кредиторами.

Таким образом, не извещенные о судебном заседании кредиторы (вторая группа кредиторов) были лишены не только права заявить свои возражения в связи с поданной жалобой, но и права предложить суду свою кандидатуру. В результате новым временным управляющим на безальтернативной основе был избран арбитражный управляющий, предложенный первой группой кредиторов (подавшей жалобу).

Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы оставила без внимания вопрос о нарушении процессуальных прав второй группы конкурсных кредиторов.

В результате арбитражным управляющим ОАО "Э" был назначен кандидат, предложенный подавшими жалобу кредиторами. Впоследствии он был отстранен судом за допущенные нарушения в отношении остальных кредиторов ОАО "Э".

Как видим, процесс банкротства ОАО "Э" проходит с переменным успехом - в том смысле, что преимущество получает то одна, то другая группа кредиторов. Итог же этого противостояния закономерен: предприятие-должник уже не сможет расплатиться со своими долгами (в начале процесса банкротства ОАО "Э" его платежеспособность можно было восстановить в процессе внешнего управления).

Процесс банкротства ОАО "Э" наглядно свидетельствует о том, что несовершенство рассматриваемой сферы законодательства может повлечь самые негативные последствия, которые затронут и кредиторов, и должника, поставить вопрос о дальнейшем существовании последнего как субъекта предпринимательской деятельности.

Ошибки, допущенные при рассмотрении дел о банкротстве, вызваны недостатками анализируемого акта и отсутствием руководящих разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ. Надеюсь, что развернувшаяся в последнее время в прессе полемика, вызванная ситуациями, подобными описанной, будет интересна не только практикам. Она может помочь законодателю учесть накопленный при банкротстве предприятий опыт в процессе реформирования законодательства о банкротстве, а необходимость таких изменений стала очевидной буквально с первых дней вступления в силу закона "О несостоятельности (банкротстве)".


М.Е.Поляков,

юрист


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Согласно Закону, только собрание кредиторов имеет право подать указанное ходатайство. Можно предположить, что суд, получивший таковое, может либо удовлетворить ходатайство кредиторов об отстранении арбитражного управляющего, либо отказать в его удовлетворении, рассмотрев обоснованность такого ходатайства в смысле ст. 21 Закона (неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей арбитражным управляющим).

Оба решения имеют свои "минусы". Так, в случае удовлетворения ходатайства весьма вероятно, что кредиторы станут регулярно обращаться в суд с просьбой об отстранении арбитражного управляющего (в том числе назначенного из числа сотрудников Федеральной службы по финансовому оздоровлению). Не секрет, что основная часть предпринимателей с недоверием относится к государственным служащим, выступающим в роли защитников их интересов.

Во втором варианте возникает вопрос о целесообразности наделения собрания кредиторов правом подавать соответствующее ходатайство. Ведь право решать, действует ли арбитражный управляющий в равной степени в интересах должника и кредиторов, не ущемляя интересов всех участников процесса банкротства, предоставлено суду. В случае отказа собрание кредиторов, принявшее единогласное решение о подаче ходатайства об отстранении арбитражного управляющего, бесправно.

*(2) А именно возможностью неоднозначного толкования абз. 4 п. 2 ст. 14 Закона.

Действительно, если буквально читать текст данной статьи Закона (как сделали это кредиторы, подавшие жалобу), можно предположить, что законодатель имел в виду ходатайство как документ, оформляемый соответствующим образом.

По моему мнению, ходатайство об отстранении арбитражного управляющего должно быть таковым по сути, но может быть оформлено в форме ходатайства, жалобы и т. д. В любом случае документ, содержащий требование об отстранении арбитражного управляющего, должен утверждаться собранием кредиторов в соответствии с нормами Закона.



Проблемы применения законодательства о банкротстве: отстранение арбитражного управляющего


Автор


М.Е.Поляков - юрист


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 6


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.