Интервью с М.К. Юковым, первым заместителем Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, доктором юридических наук, профессором ("Законодательство", N 7, июль 2000 г.)

Интервью с М.К. Юковым, первым заместителем Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, доктором юридических наук, профессором


Михаил Кузьмич, расскажите, пожалуйста, о создании системы экономических судов в нашей стране.


В начале 1990-х годов в России шли рыночные преобразования, все больше споров возникало между предпринимателями, и появилась настоятельная необходимость в создании системы экономических судов. Конечно, существовал государственный арбитраж, но он решал совершенно иные задачи. По сути, он совмещал функции органов государственного управления и юрисдикционных органов. Значит, упомянутой сферой должна была заниматься иная структура.

Конституцией РФ 1993 г. в ст. 128 определено, что высшим судебным органом по разрешению экономических споров в нашей стране является Высший Арбитражный Суд РФ. В 1995 г. был принят Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации". Он закрепил устройство системы арбитражных судов, которые и должны были защищать права и законные интересы граждан и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Но просто создать такую систему было недостаточно. Необходимо было обеспечить независимость экономических судов от исполнительной власти. С этой целью были образованы судебные округа, а в них - окружные суды. Таким образом, впервые в России деление страны на судебные округа не совпало с административным делением. И, на мой взгляд, такой порядок следует сохранить.

Судебная система может и должна существовать независимо от исполнительной власти. Когда судебная система привязана к административному делению, то, так или иначе, взаимодействие властей практически неизбежно. За прошедшие пять лет мы убедились в том, что при несовпадении судебного и административного деления повышается объективность и независимость окружного суда, поскольку уменьшается давление на него других ветвей власти. Конечно, нельзя сказать, что зависимость окружных судов ликвидирована полностью, но она стала ощутимо меньше.


1 июля 2000 г. исполнилось всего пять лет с момента принятия Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а уже стоит вопрос о внесении в него серьезных изменений. Чем вызвана такая необходимость?


С 1995 г. прошло, казалось бы, сравнительно немного времени, но изменения в жизни страны произошли очень значительные. При разработке АПК наступление некоторых из них мы предполагали, но лишь приблизительно, иные предвидеть просто не могли, а кое-что было еще преждевременно вводить, поскольку ни общество, ни субъекты экономической деятельности, ни судьи не были к этому готовы.

Сейчас, всего за пять лет, прошедших после принятия АПК, уже наработан немалый опыт, сознание субъектов хозяйствования стало иным. Поэтому пора внести ряд изменений, направленных на совершенствование судебной системы, но не ради самого совершенствования, а для того, чтобы в большей степени обеспечить защиту интересов сторон, повысить объективность суда, эффективность его деятельности.


Кто занимается подготовкой предполагаемых изменений?


Приказом Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ была создана группа для разработки предложений по внесению изменений в АПК. Основная нагрузка легла на Управление совершенствования законодательства ВАС РФ, в частности, очень активно работали А.С.Павлов, Н.Г.Лившиц. В рабочую группу вошли также профессор юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова В.М.Шерстюк и профессор Университета дружбы народов им. П. Лумумбы В.К.Пучинский. Группа работала очень напряженно, тщательно обсуждая и анализируя каждую строку в статье и каждое слово в строке.

Кроме того, была образована расширенная комиссия, в которую были приглашены представители всех московских арбитражных судов и ведущие ученые известных институтов - Института государства и права Российской академии наук, Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. Ломоносова, Московской государственной юридической академии.

Работа строилась следующим образом: принципиальные вопросы мы обсуждали на большой комиссии, а текущие рассматривались рабочей группой.

Таким образом, уже сейчас удалось ознакомиться с мнениями самых авторитетных в данной области юристов Москвы. До окончательного принятия изменений в АПК мы планируем дать возможность высказаться и большинству ученых страны путем проведения нескольких научных конференций, хотя организовать такое обсуждение, конечно, очень непросто.

Однако мнения ученых нередко расходятся, по некоторым вопросам приходится принимать решения, ориентируясь в основном на практику. Тем не менее, такой подход, когда задействуется большое количество специалистов, себя оправдывает.

Следует сказать, что изменений уже набралось столько, что мы входим в Думу с предложением о принятии АПК в новой редакции.

Полагаю, обновленный Кодекс будет действовать более продолжительное время, чем нынешний, потому что экономическая жизнь страны стабилизируется, и соответственно стабилизируется законодательство.


Был ли учтен при подготовке предложений зарубежный опыт?


Конечно. Было изучено не только европейское, но и американское законодательство. Кроме того, в последнее время - уже около двух лет - мы работаем в очень тесном контакте с Советом Европы. Нашему Арбитражному процессуальному кодексу и отдельным его положениям было посвящено несколько конференций, на которых эксперты Совета Европы высказали свои предложения по тем или иным вопросам нашего законодательства.

Эти идеи можно условно разделить на три группы. Первые мы безусловно поддерживаем, их просто нельзя не учесть, потому что они направлены на совершенствование отношений в области судопроизводства и действительно эффективны. Другие имеют спорный характер, требуют обсуждений, дополнительного анализа. Третьи же для нашей судебной системы однозначно неприемлемы. Предложения могут попасть в третью группу, например, по той простой причине, что расстояния в Европе и в России несравнимы. Допустим, в Бельгии некоторые вопросы уже за счет того, что все находится близко, решаются значительно проще. У нас же расстояния огромные, а это сказывается и на возможностях правосудия. Иными словами, не все то, что хорошо для Европы, полезно для нас.


Михаил Кузьмич, Вы сказали, что некоторые предложения экспертов Совета Европы были приняты. Интересно было бы узнать хотя бы о наиболее важных.


Одно из предложений экспертов Совета Европы касается третейской оговорки. Суть в том, чтобы независимо от наличия третейской оговорки в договоре и от того, рассматривается ли дело в третейском суде, дать сторонам возможность в любой момент обратиться в государственный суд. Действующий АПК РФ этого не позволяет: если в договоре имеется третейская оговорка и с ней не согласна лишь одна сторона, дорога в государственный суд закрыта.

Несовершенство данной нормы очевидно: нередко к нам обращаются представители одной из сторон, ранее согласившиеся на третейскую оговорку, с просьбой рассмотреть дело в государственном суде. Они объясняют изменение своей позиции тем, что в свое время не до конца продумали все "за" и "против", связанные с третейской оговоркой. Мы же в таких случаях вынуждены отказывать.

Эксперты Совета Европы полагают, что помещение подобной нормы в АПК было ошибкой, поскольку, согласно нашей Конституции, никто не может быть лишен возможности защищать свои права в государственном суде. Конституция любого государства гарантирует судебную защиту каждому лицу. Поэтому добровольность решения о передаче дела в третейский суд должна быть соблюдена до конца. И если после внесения третейской оговорки в договор кто-то передумал, то в этой части договор может быть нарушен в одностороннем порядке.

Такой подход для нас пока непривычен, и я не знаю, как отнесется к такому предложению Государственная Дума, но мы сочли его разумным и внесли такое положение в проект.

Также Совет Европы рекомендовал нам ввести положение о раздельном рассмотрении нескольких требований. Речь идет об исках о присуждении, в которых обычно содержатся два элемента: во-первых, вопрос о признании и, во-вторых, вопрос о взыскании. Причем вопрос о признании не ставится очень редко. Обычно просят признать договор недействительным или, наоборот, подтвердить некое право, а после подтверждения права требуется взыскать то, что причитается.

Эксперты Совета Европы предложили рассматривать эти требования раздельно. Иначе говоря, вначале суд подтверждает право, и лишь если ответчик добровольно не исполняет обязательство, имеет смысл подавать в суд второй иск. Для чего нужно такое разделение? Прежде всего, оно предоставит бoльшую свободу сторонам. Ведь, подтвердив свое право, истец не обязан требовать взыскания реальных материальных благ.

Кроме того, предлагаемый порядок облегчит работу суда, так как при рассмотрении первого требования суду нет необходимости рассчитывать, кто кому и сколько должен. Когда суд вынес решение о том, что одна сторона имеет некое право, естественно, что другая сторона оказывается обязанной, она должна платить, и это не вызывает сомнений. Весь вопрос в том, будет ли она платить добровольно или по исполнительному листу. Во втором случае с должника будет взыскана еще и госпошлина. Поэтому он, скорее всего, после признания права истца заплатит добровольно.

Естественно, если стороны никак не могут договориться о точных цифрах, не сходятся в расчетах, они могут подать иск, и суд решит их спор. Но все-таки им выгоднее разобраться самим, потому что обращение в суд означает для каждого из них возможность лишних затрат: если требование будет завышено - платить госпошлину будет истец, если предложение об оплате не принято - будет платить ответчик. Возможно, стоит даже увеличивать размер госпошлины по таким искам - не столько ради получения дополнительных средств, сколько для того, чтобы стороны старались находить решение конфликта сами. Учитывая загруженность судов, это очень важно.


Касаются ли предлагаемые изменения АПК РФ принципов судопроизводства?


Мы затрагиваем три принципа судопроизводства.

Первый и основной из них - принцип состязательности. Этот принцип закреплен в АПК РФ 1995 г. и последовательно проводился в жизнь последние пять лет, однако он требует некоторых уточнений.

Стороны уже начинают привыкать к тому, что надеяться в споре следует только на себя. В советские времена положение было иным: достаточно подать заявление в суд, а от дальнейшего истец самоустранялся. Есть, мол, принцип объективной истины - вот пусть суд сам эту истину и ищет (другой вопрос - найдет ли).

Теперь же рассчитывать стало не на кого. Если лицо подает исковое требование, то оно должно представить необходимые доказательства, чтобы требование было мотивированным. За истца никто этого не сделает. Такова основная идея принципа состязательности. Но у нас этот принцип приживался тяжело: слишком уж резким был переход от принципа объективной истины к состязательности. Естественно, очень непросто было переучиваться целому поколению юристов - и тем, кто представляет стороны, и тем, кто работает в судах.

Теперь уже появились определенные наработки, и отдельными корректировками АПК мы уточняем принцип состязательности. Что я имею в виду?

Предположим, сторона не представила в первую инстанцию какие-то доказательства. Надо разобраться в причинах такого поведения. Возможно, у нее в тот момент доказательств не было по объективным причинам. Если же сторона просто не знала о том, что такие доказательства необходимо представить, то в этом лишь ее вина. Конечно, не принимать новые факты во внимание нельзя. Однако сторона, которая плохо подготовилась к процессу, должна претерпевать какие-то неблагоприятные последствия, например, платить госпошлину несмотря на то, что во второй инстанции дело решено в ее пользу. Это, на мой взгляд, разумная дополнительная мера ответственности.


Значит, весь процесс теперь подчинен лишь принципу состязательности?


Абсолютизировать принцип состязательности не стоит, потому что в некоторых вопросах суд все же должен проявить определенную активность. Например, практика показывает, что сторона - неважно, по какой причине - нередко привлекает к процессу не всех соответчиков, в результате появляется много совершенно не обоснованных судебных тяжб. Поэтому мы предлагаем включить в АПК правило о том, что если по закону предусмотрена солидарная ответственность или наличие соответчика предусмотрено в договоре, то суд по собственной инициативе привлекает в процесс соответствующее лицо. Особенно это касается исков, предъявляемых к государственным учреждениям различного уровня.

В то же время суд сейчас не имеет права сам назначить экспертизу, она проводится только по ходатайству одной из сторон. Но порой сторона не осознает, что какой-то вопрос можно решить только с помощью экспертизы, зато это понимает суд. Особенно часто подобная ситуация складывается при рассмотрении дел, связанных с причинением вреда окружающей среде, когда необходимо определить размер материального ущерба, характер повреждения природного объекта и т.д. Поэтому мы решили, что суд, несмотря на то, что процесс состязательный, должен иметь возможность в определенных случаях сам назначить проведение экспертизы и сформулировать вопросы для нее.


Какие еще принципы кроме принципа состязательности предполагается затронуть?


Мы продолжаем уточнять и развивать принцип письменности процесса, о котором было сказано и в АПК 1995 г.

Этот принцип имеет такое название вовсе не потому, что предполагает отказ от устного рассмотрения дела. Судебное слушание по-прежнему идет в устной форме, а вот доказательства принимаются только в письменном виде. В том числе и свидетельские показания. Они могут быть оформлены различным образом, но главное в том, что они должны быть письменными и содержаться в деле в виде определенного документа. Ведь экономические отношения строятся в основном с помощью документов. Не исключается, конечно, предусмотренное Гражданским кодексом заключение договора в устной форме, но, как правило, сделки, по которым потом предъявляются иски, совершаются в письменной форме. И потому основой арбитражного процесса должны быть письменные доказательства.

Не знаю, согласится ли с нами законодатель, но мы считаем полезным внедрение принципа письменности процесса. Это серьезная особенность арбитражного процесса в отличие от гражданского процесса в судах общей юрисдикции.

Кроме того, мы серьезно пересматриваем принцип непрерывности, согласно которому судья может одновременно вести лишь одно дело. Ведь и зарубежная, и наша практика показывает: при анализе гражданских дел в арбитражных судах следование принципу непрерывности или отказ от него ничего не меняет. При рассмотрении уголовных дел в судах общей юрисдикции соблюдение принципа непрерывности просто необходимо: судья не должен отвлекаться на другие дела, чтобы постоянно, до момента определения меры наказания преступнику, психологически находиться "в процессе".

Что же касается арбитражного процесса, мы считаем допустимым рассмотрение параллельно нескольких исков. Предположим, в первый день слушается несколько дел, а решения по всем отписываются на следующий день. У судьи, таким образом, появляется возможность более обдуманно вынести решение.


Судьи, как известно, несут большую нагрузку. С учетом увеличения количества исков и усложнения дел неизбежно снижение качества их работы. Не предполагаются ли какие-то меры помощи судьям?


Мы серьезно думали об этом и предлагаем ввести институт помощников судей.

Конечно, такого помощника можно использовать по-разному: либо поручить ему роль технического секретаря судьи, выполняющего различные его поручения, либо сделать из него фигуру процессуальную. В последнем случае он будет по закону выполнять определенные процессуальные действия, и мы решили пойти по второму пути.

Мы исходили из того, что помощники судей - это кадровый резерв судей, к которым предъявляется ряд требований: высшее юридическое образование, определенный стаж работы. Поэтому для них предполагается сравнительно высокая заработная плата.

Помощник судьи мог бы выполнять отдельные процессуальные действия, которые сейчас выполняет судья. Снижая нагрузку последнего, мы тем самым надеемся повысить качество судебной деятельности.

Учитывая, что правосудие осуществляется только судьями, рассматривать споры по существу помощник, конечно, не может. Тем не менее он в состоянии принести немало пользы: он мог бы принимать заявления, заменить судью на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению, общаться со сторонами до самого судебного разбирательства. Наконец, сейчас во время процесса протокол ведет судья (или один из судей, если дело рассматривается коллегиально), а можно было бы возложить эту обязанность на помощника судьи.

Идей много, и мы сейчас находимся в стадии поиска оптимального решения. Нужно четко определить роль помощника судьи для того, чтобы с введением данной должности судебный процесс качественно улучшился. Если мы этого добьемся, то предлагаемое новшество будет оправданным, а если нет, то в суде появится еще один дополнительный чиновник. Это будет означать, что поставленную задачу решить не удалось. Надеюсь, этого не случится.


Не предполагаются ли изменения в составе участников процесса?


Да, затрагивается и эта область. Мы предлагаем ликвидировать институт замены ненадлежащей стороны. Это непривычно звучит, потому что замена ненадлежащей стороны всегда была возможна в гражданском процессе.

Теперь же предлагается иной порядок. Если требование предъявляется не к тому, к кому истец имеет право его предъявить, суд просто отказывает в иске, истец же может подать иск снова, уже к надлежащему ответчику. Если суд обнаруживает, что право требования принадлежит не истцу, он также отказывает в иске, поскольку надлежащий истец имеет возможность предъявить соответствующий иск по собственной инициативе.

При замене ненадлежащей стороны суд предлагал лицу вступить в процесс, а, с точки зрения диспозитивности гражданского права, лучше, если этот вопрос лицо будет решать самостоятельно, без толчка извне. Правда, эту точку зрения разделяют не все ученые. Некоторые полагают, что от такого института отказываться нельзя, потому что он способствует более быстрому разрешению конфликта. Однако большинство экспертов нас поддерживает.


Какие еще новшества были предложены рабочей группой?


Некоторые из них касаются, например, вопросов подведомственности. Я остановлюсь только на одном из них.

Мы хотели бы убедить законодателя в том, что признание недействительными нормативных актов в области экономической и предпринимательской деятельности должно быть поручено арбитражным судам. В настоящее время такие дела рассматривают суды общей юрисдикции, и мы вовсе не считаем, что они выполняют эту работу недостаточно хорошо. Просто нам кажется, что если нормативный акт регулирует вопросы экономической деятельности и применяется арбитражными судами, то логичнее было бы вопрос о его соответствии законам более высокого уровня рассматривать в арбитражном суде. Причина ясна - именно здесь через призму его применения в конкретных делах высвечиваются все недостатки такого нормативного акта или, наоборот, его преимущества. Суды общей юрисдикции вряд ли настолько глубоко владеют подобной проблематикой, поэтому для вынесения решения им потребуется значительно больше времени.

Верховный Суд РФ не возражает против такой постановки вопроса.

Несколько слов хочется сказать и об изменениях в области подсудности. Мы считаем, что дела, которые касаются оспаривания ненормативных актов, должны рассматриваться по месту нахождения истца. Можно предложить и альтернативную подсудность, чтобы истец сам выбирал, где предъявлять иск: по месту нахождения государственного органа (ответчика) либо по собственному месту нахождения. Такое решение представляется справедливым. Ведь в подобной ситуации орган государственной власти - всегда более сильная сторона, так как у него больше возможностей защищаться. Предлагаемое изменение подсудности предотвратит создание более благоприятных условий для ответчика и предоставит больше возможностей для защиты предполагаемого нарушенного права менее защищенной стороне.


Сейчас юридическое образование стало очень популярным. Специалистов в сфере юриспруденции готовят даже такие вузы, которые не имеют к этой области никакого отношения, поэтому и уровень подготовки часто невысок. Нельзя ли помочь клиентам уберечься от таких "профессионалов"?


Это вопрос очень важный, и АПК не обходит его. Серьезное новшество предполагается в области представительства в судах. Идея заключается в том, что в арбитражном суде представителями смогут являться только аккредитованные адвокаты.

Я поднимал данную проблему еще во время подготовки действующего Кодекса, но тогда мы были совершенно не готовы к таким решениям. Сейчас многие начинают подходить к этому вопросу с пониманием, но большинство все еще возражает. С моей же точки зрения, введение аккредитации принесет немало пользы.

Во-первых, с аккредитованным адвокатом суду всегда легче работать, так как выдача аккредитации предполагает соответствие претендента ряду требований. Во-вторых (и это главное), сторона, обращаясь к аккредитованному адвокату, будет уверена в том, что это действительно квалифицированный специалист в области ведения судебных дел.

Ведь не каждый даже квалифицированный юрист, пусть имеющий звание профессора, может грамотно, правильно провести дело в суде, поскольку для этого нужно знать тонкости процесса.

Порой клиенты попадают в сложное положение, доверившись рекламе: фирма в ходе процесса нередко показывает себя не с лучшей стороны, проигрывая беспроигрышное дело. Обратившийся же к аккредитованному адвокату клиент будет застрахован от подобных сюрпризов. Получивший аккредитацию специалист всегда проведет дело качественно и высокопрофессионально.

Наши оппоненты говорят, что выдача аккредитации будет излишне зависеть от суда. Но, по-моему, при желании эта проблема поддается решению - можно продумать объективные условия аккредитации, установить в законе четкие требования, выполнение которых гарантировало бы ее безусловное получение. Процесс аккредитации не просто можно, а необходимо сделать как можно прозрачнее и объективнее.

Конечно, многим юристам было бы удобнее и проще оставить все как есть, и это одна из причин сопротивления новшеству. Но следует исходить не из "цехового интереса", а из того, что полезнее для страны. Мы стараемся довести эту мысль до каждого. Введение аккредитации - это шаг вперед, а не препятствие для отправления правосудия или занятия профессиональной деятельностью.

Хотя вопрос о профессиональной пригодности тоже требует понимания. Человек может быть прекрасным ученым, но неумелым лектором или замечательным лектором, но плохим адвокатом. Видимо, не каждый может стать хорошим представителем в суде. Такой специалист должен обладать определенными качествами.

Жаль, что подобная система, за рубежом давно считающаяся естественной, в нашей стране вызывает сомнения. Например, по сообщениям СМИ, президенту США Б. Клинтону будет отказано в праве заниматься адвокатской практикой в его родном штате по той причине, что он нарушил моральный кодекс адвоката. А у нас подобных правил, к сожалению, нет вовсе. Полагаю, что не только к судье, но и к адвокату должны предъявляться жесткие требования, к этому обязывает профессия. Если адвокат обманывает клиента, использует незаконные способы ведения дел и т.д., ему нельзя доверить представление в суде интересов стороны.


Как оценивает АПК роль мирового соглашения? Будут ли какие-то изменения в данном вопросе?


В Кодексе мы уделяем ему большое внимание. Если конфликт разрешается не судом, а самими сторонами, это можно лишь приветствовать. В связи с этим мы предлагаем ввести принципиально новый для нашего процесса институт примирения сторон. Суть его заключается в том, что судья может передать дело специалисту в соответствующей области для того, чтобы попытаться найти компромиссное решение.

Предположим, спор касается морских перевозок. И есть очень известный, всеми уважаемый специалист в данной области. В этом случае судья может предложить сторонам поработать в течение определенного срока с указанным специалистом и попытаться с его помощью найти выход из сложившейся ситуации. Задача такого лица заключается в том, чтобы убедить стороны прийти к соглашению, поскольку это лучший вариант выхода из конфликта.

Такое новшество может оказаться весьма важным, поскольку конфликты в области экономики отражаются на жизни всей страны. Допустим, два промышленных гиганта, технологически связанные друг с другом, конфликтуют, а их спор нередко отражается на положении сотен тысяч граждан и состоянии различных отраслей. Поэтому спорящих нужно примирить, постараться сделать так, чтобы они нормально функционировали, а не судились.

Мы давно пришли к выводу о том, что подготовка дела к рассмотрению - это самый сложный этап разрешения спора. Поэтому в новой редакции АПК ему уделено очень большое внимание. Здесь допустима аналогия с театром - самая тяжелая работа выполняется во время репетиций, на представлении же никакого напряжения не видно, потому что за период подготовки все проблемы удалось решить.

Беседы со сторонами, попытки их примирить - все это требует времени. Мы выделяем на это дополнительный месяц, но, мне представляется, в целом время оказывается не перерасходованным, а даже экономится. Почему? Просто потому, что когда на судебное заседание выносится слабо подготовленное дело, оно все равно обязательно откладывается на месяц или даже больше. А когда дело подготовлено, его не откладывают, поскольку судья уже знает о нем все необходимое. Этот месяц дает также возможность сторонам сориентироваться, представить в суд дополнительные доказательства.


Судьям приходится много времени тратить на составление мотивировочной части решений. Насколько необходима такая работа?


Мы думаем о том, чтобы разрешить судам выносить решение без мотивировочной части. Это звучит необычно, но данное предложение возникло не случайно. У нас сейчас обжалуется всего около 8% решений, иными словами, более чем в 90% случаев стороны считают, что суд вынес решение правильно. Поэтому возникает вопрос: нужно ли составлять мотивированное решение по этим 90% дел?

Предлагается такой вариант: суд будет выносить мотивированное решение только по просьбе одной из сторон. Если же стороны не просят об этом, суд выносит решение без мотивировки. При этом у стороны остается возможность в пределах сроков кассационного обжалования - если она все же посчитает, что дело решено несправедливо, - потребовать мотивировку данного решения.


Наша система надзора вызывает много нареканий. Не планируется ли ее пересмотр?


В области надзора действительно необходимы серьезные перемены. В том виде, в котором данный институт у нас существует, его оставлять нельзя. Ведь в настоящее время некое должностное лицо - прокурор, председатель (заместитель председателя) суда, - не согласное с судом, может опротестовать его решение. Мы считаем, что подобный порядок устарел, он сохранился как пережиток старой системы. В новой же системе правосудия такого быть не должно.

Мы предлагаем ввести новые правила. Так, вопрос о принятии дела к рассмотрению Президиумом Высшего Арбитражного Суда будет решаться коллегиально судом, а не каким-то конкретным должностным лицом, какую бы высокую должность оно ни занимало.

Здесь, правда, есть одна тонкость. В законе "Об арбитражных судах в Российской Федерации" сказано о том, что Президиум ВАС рассматривает протест. Поэтому после вынесения судом определения о том, что есть основания для пересмотра дела в порядке надзора, нужно будет оформить протест, и лишь после этого войти в Президиум ВАС для пересмотра дела. Я думаю, что это будет процессуальный документ, выполненный в форме протеста и подписанный тем составом суда, который принял определение о наличии оснований для пересмотра дела.

У законодателя вряд ли найдутся основания для возражений, так как мы предлагаем более демократичную процедуру по сравнению с той, которая принята в настоящее время.

Как видите, предложений подготовлено очень много, среди них есть даже несколько по-настоящему революционных. Конечно, последних всегда чем меньше, тем лучше, но некоторые перемены действительно давно назрели, поэтому решаться на преобразования необходимо.



М.К. Юков - первый заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор


Михаил Кузьмич Юков родился в 1943 г. в Курганской области.

В 1968 г. окончил Свердловский юридический институт. В 1968-1977 гг. занимался научной и преподавательской работой в названном вузе. Защитил кандидатскую диссертацию.

В 1977-1984 гг. работал в Министерстве юстиции СССР, занимался хозяйственным законодательством. Одновременно преподавал в МГУ им. М.В.Ломоносова, ВЮЗИ, в институтах повышения квалификации. Защитил докторскую диссертацию в 1982 г., получил звание профессора.

В 1984 г. приглашен на работу в НИИ советского законодательства в отдел законодательства о научно-техническом прогрессе и управлении народным хозяйством. Здесь впервые в стране начали серьезно заниматься правовым регулированием научно-технического прогресса.

В 1989-1991 гг. руководил юридическим отделом Аппарата Совета Министров СССР.

В 1991 г. работал заместителем министра по делам СНГ, заместителем руководителя Аппарата Правительства Р'.

С 1992 г. по настоящее время является первым заместителем Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ.


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 7



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.