Аффилированные и зависимые лица в хозяйственных обществах (Л.А. Голомазова, "Бухгалтерский учет", N 1, январь 2000 г.)

Аффилированные и зависимые лица в хозяйственных обществах


Статья, посвященная аффилированным и зависимым лицам, опубликованная на страницах нашего журнала в N 10 за 1999 г., заинтересовала читателей. Журнал решил осветить эти вопросы более обстоятельно и подробно. Предлагаем читателям ознакомиться с публикацией, посвященной взаимоотношениям аффилированных и зависимых лиц в законодательстве о хозяйственных обществах.


Основные формы зависимости между хозяйственными обществами предусмотрены Гражданским кодексом (ГК РФ) в ст. 105 "Дочернее хозяйственное общество", 106 "Зависимое хозяйственное общество", 114 "Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения", а также в Федеральном законе от 26.12.95 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) и в Федеральном законе от 08.02.98 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Федеральный закон от 06.05.98 N 70-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" дает следующее определение аффилированных лиц.

Аффилированные лица - это физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. При этом аффилированными лицами юридического лица являются:

член его совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член его коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа;

лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо;

лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 % общего количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный (складочный) капитал данного юридического лица;

юридическое лицо, в котором данное юридическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20 % общего количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный (складочный) капитал данного юридического лица;

если юридическое лицо является участником финансово-промышленной группы, к его аффилированным лицам также относятся члены совета директоров (наблюдательных советов) или иных коллегиальных органов управления, коллегиальных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы, а также лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы.

Как следует из данного определения, законодатель установил специальное правовое регулирование в отношениях между аффилированными (контролирующими) и зависимыми (контролируемыми) лицами.


Взаимоотношения между основным (преобладающим) и дочерним
(зависимым) обществами


Создание дочерних и зависимых обществ дает основному (преобладающему) обществу возможность расширить свою предпринимательскую деятельность, в том числе в результате активного влияния на деятельность создаваемых структур и принимаемых ими решений. Следует отметить, что дочерние и зависимые общества в отличие от филиалов являются самостоятельными юридическими лицами. С этим связаны следующие правовые последствия:

1) дочерние и зависимые общества могут создаваться в любом месте, в том числе в месте нахождения основного (преобладающего) общества, что исключается для филиалов;

2) дочерние и зависимые общества создаются в соответствии с законодательством, определяющим порядок создания юридических лиц;

3) отношения между основным (преобладающим) и дочерним (зависимым) обществами строятся не по принципу подчиненности последних первым, а носят экономико-правовой характер, связанный с владением основным (преобладающим) обществом значительной долей уставного капитала дочернего или зависимого общества;

4) дочерние и зависимые общества могут создаваться в форме любого хозяйственного общества: как акционерного - открытого или закрытого типа, так и в форме общества с ограниченной либо дополнительной ответственностью.

В соответствии со ст. 6 Закона об акционерных обществах акционерное общество вправе организовывать дочерние и зависимые общества как на территории РФ, так и за ее пределами.

Общество признается зависимым, если более 20 % его голосующих акций принадлежит другому акционерному обществу.

Общество признается дочерним, если на его решения может определенным образом влиять другое акционерное общество, признаваемое в этом случае основным. Такое возможно в силу преобладающего участия второго общества в уставном капитале первого, а также в силу договора между ними или иных обстоятельств.

Признание обществ основным и дочерним влечет правовые последствия как для них самих, так и для третьих лиц (в первую очередь, кредиторов и акционеров дочернего общества).

Дочернее и основное общества, будучи юридическими лицами, отвечают по своим обязательствам самостоятельно, но при сделках, совершаемых первым по указанию второго, наступает солидарная ответственность.

Содержание ст. 105 и 106 ГК РФ позволяет отнести основные и преобладающие хозяйственные общества к аффилированным лицам. При этом подконтрольными субъектами могут быть любые хозяйственные общества (акционерные, общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью), а контролирующими - либо хозяйственное общество или товарищество (ст. 105 ГК РФ), либо только хозяйственное общество (ст. 106 ГК РФ).

Отметим особенности форм зависимости, предусмотренные законодателем для дочерних и зависимых обществ: основное общество определяет любые решения, принимаемые дочерним обществом. Отношения между зависимым и преобладающим обществами возникают в случае, если последнее имеет более 20 % голосующих акций акционерного общества (более 20 % уставного капитала общества с ограниченной ответственностью).

Из отношений с участием дочерних и зависимых обществ усматриваются правовые последствия, обусловленные защитой частных и публичных интересов. Так, согласно п. 3 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью основное хозяйственное общество, которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного последнее несет при недостаточности имущества дочернего общества субсидиарную (дополнительную) ответственность по его долгам. Правило о субсидиарной ответственности распространяется и на других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом определяют его действия и которые виновны в банкротстве общества. Кроме того, участники дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу.

В отношении зависимых обществ отметим следующее. Общество, владеющее более 20% голосующих акций акционерного общества или более 20 % уставного капитала другого общества с ограниченной ответственностью, обязано незамедлительно придать публичный характер сведениям об этом в порядке, предусмотренном в п. 2 ст. 106 ГК РФ и п. 4 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Аналогичные нормы содержит и Закон об акционерных обществах. Указанные правовые последствия введены с целью защиты частных интересов участников дочерних (зависимых) обществ и кредиторов.

Закон РСФСР от 22.03.91 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" с последующими изменениями и дополнениями (далее - Закон о конкуренции) устанавливает, что при определении аффилированных лиц во внимание принимают осуществляемый любым образом контроль одних лиц над другими. Например, основных - над дочерними хозяйственными обществами, а также преобладающих - над зависимыми обществами.

В публично-правовом отношении на основные и преобладающие общества распространяются правовые последствия, предусмотренные ст. 4-6, 21, 23 Закона о конкуренции в отношении учета и представления отчетности по аффилированным лицам. В развитие данных требований законодательством о хозяйственных обществах установлены следующие положения.

Во-первых, открытое акционерное общество обязано ежегодно публиковать в средствах массовой информации, доступных для всех его акционеров, списки аффилированных лиц общества с указанием количества и категорий (типов) принадлежащих им акций (п. 1 ст. 92 и п. 4 ст. 93 Закона об акционерных обществах). Реализация данных предписаний обеспечивается тем, что данным обязанностям акционерного общества соответствуют обязанности, возложенные на самих аффилированных лиц. В п. 2 ст. 93 Закона об акционерных обществах установлено, что аффилированные лица обязаны в письменной форме уведомить общество о принадлежащих им акциях общества с указанием их количества и категорий (типов) не позднее 10 дней с даты их приобретения. Это и другие требования по представлению информации содержатся также в постановлении Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 30.09.99 N 7 "О порядке ведения учета аффилированных лиц и представления информации об аффилированных лицах акционерных обществ". Помимо этого, аффилированное лицо обязано возместить акционерному обществу имущественный ущерб, возникший по вине этого аффилированного лица в результате его неправомерных действий (бездействия), имея в виду непредставление или несвоевременное представление акционерному обществу информации о принадлежащих аффилированным лицам акциях.

Во-вторых, акционерным обществам следует учитывать (п. 3. ст. 18 Федерального закона от 21.07.97 N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (в редакции от 23.06.99), что при продаже акций открытого акционерного общества, созданного в процессе приватизации, должна быть опубликована информация об ограничениях на участие в покупке таких акций резидентов РФ, имеющих иностранных аффилированных лиц.

В-третьих, обществу с ограниченной ответственностью следует при совершении им сделки учитывать аффилированных лиц при определении заинтересованности в соответствии с п. 1 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Кроме того, члены совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью, лица, представляющие его единоличный исполнительный орган, а также участники общества, имеющие 20 % и более голосов в обществе, обязаны информировать общее собрание участников о своих аффилированных лицах (п. 2 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Сделка, совершенная с нарушением ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, в судебном порядке может быть признана недействительной по иску общества или его участника.


Правовые последствия признания хозяйственного общества
аффилированным лицом.


В п. 7 "Обзора практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства", утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 30.03.98 N 32, определено, что с учетом структуры группы лиц антимонопольный орган вправе возложить на основное общество обязанности по обеспечению надлежащего поведения контролируемого члена группы (дочернего общества) и не препятствовать выполнению им требований антимонопольного законодательства.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Закона о конкуренции участникам группы лиц запрещено злоупотреблять доминирующим положением на рынке. Требования антимонопольного законодательства (ст. 18 Закона о конкуренции), адресованные группе лиц, необходимо учитывать при приобретении акций (долей) в уставном капитале коммерческих организаций. Так, если группа лиц, контролирующая деятельность хозяйствующего субъекта с рыночной долей более 35 %, приобретает акции (доли) с правом голоса в уставном капитале хозяйственного общества и тем самым получает право распоряжаться более чем 20 % акций (долей), то данную сделку нужно совершать с предварительного согласия федерального антимонопольного органа.

Приведем пример из практики арбитражных судов.


Пример. Необходимо ли получение предварительного согласия антимонопольного органа на приобретение акций хозяйственного общества с правом голоса в тех случаях, когда приобретатель уже имел в своем распоряжении более 20 % указанных акций? Так, организация обратилась в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения антимонопольного органа о наложении штрафа за приобретение акций хозяйственного общества, включенного в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 %, без предварительного согласия антимонопольного органа. При этом организация считала, что согласие антимонопольного органа необходимо получить один раз для преодоления предела в 20 % голосующих акций, находящихся во владении одного лица. Организация уже имела согласие антимонопольного органа на приобретение 22 % голосующих акций, и дальнейшее увеличение их количества, по мнению этой организации, могло быть произведено без соблюдения согласительного порядка. Однако суд не согласился с приведенными доводами организации и отказал в удовлетворении требования по следующим основаниям. В соответствии со ст. 18 Закона РФ о конкуренции приобретение лицом (группой лиц) акций (долей) в уставном капитале включенного в Реестр хозяйственного общества, при котором такое лицо получает право распоряжаться более чем 20 % указанных акций (долей), должно осуществляться с предварительного согласия антимонопольного органа. Поэтому согласие является обязательным и в тех случаях, когда лицо уже имело в своем распоряжении 20 % голосующих акций хозяйственного общества на момент приобретения их дополнительного количества. В порядке судебного толкования суд разъяснил, что согласие необходимо на каждую сделку по приращению, если результат превышает квоту, ранее согласованную данным приобретателем с антимонопольным органом. Таким образом, организация обязана получить предварительное согласие антимонопольного органа на приобретение дополнительного пакета акций (п. 22 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства).


Дочернее хозяйственное общество


Наиболее распространенным вариантом, при котором складывается зависимость обществ по принципу основное-дочернее, является преобладающее участие основного общества в капитале дочернего. Однако ни ГК РФ, ни Закон об акционерных обществах не устанавливают тот минимум участия в капитале, который является обязательным для соответствующих отношений. Более того, закон допускает указанную зависимость и по другим основаниям (при отсутствии у основного общества контрольного пакета акций дочернего). Например, в силу договора, дающего основному обществу возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые дочерним. В частности, одно общество передает другому право на использование новой технологии, но с условием, что в течение согласованного сторонами периода общество, получившее это право, будет реализовывать выпускаемую с применением этой технологии продукцию только по согласованию с первым обществом. Подобный договор устанавливает между обществами отношения основного-дочернего.

Закон об акционерных обществах воспроизводит нормы ст. 105 и 106 ГК РФ, не закрепляя особенностей взаимоотношений основного и дочернего акционерных обществ. Как свидетельствует практика, взаимоотношения основного и дочернего обществ не свободны от административного диктата первых в отношении вторых. Например, основное общество может диктовать цены на продукцию, изготавливаемую его дочерним обществом.

Дочернее общество, являясь самостоятельным юридическим лицом с собственным обособленным имуществом, не отвечает по долгам основного. Однако основное общество может нести ответственность по долгам дочернего, а также по искам акционеров дочернего общества в случаях и порядке, определяемых Законом об акционерных обществах. Например, основное общество, которое имеет право давать дочернему обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Данная норма не противоречит общим принципам самостоятельной ответственности юридических лиц, поскольку солидарная ответственность основного общества по сделкам, заключенным дочерним, наступает лишь в случае, если они совершены во исполнение его указаний. Основное общество признается, таким образом, ответственным за правильность своих указаний. По другим сделкам, совершенным дочерним обществом самостоятельно, основное общество ответственности не несет. При этом взаимоотношения между солидарными должниками в случае удовлетворения требований одним из них регулируется ст. 325 "Исполнение солидарной обязанности одним из должников" ГК РФ. В соответствии с данной статьей исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору.

В п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах определены условия, при которых основное общество вправе давать дочернему обязательные указания. Такое право должно быть предусмотрено либо в договоре, заключенном между основным и дочерним обществами, либо в уставе последнего. Исходя из приведенной нормы в иных случаях как бы нет оснований ни для дачи обязательных указаний, ни для привлечения основного общества к солидарной ответственности вместе с дочерним по заключенным им сделкам. Однако на практике встречаются ситуации, когда основное общество владеет контрольным пакетом акций дочернего и в силу этого, без каких-либо указаний в уставе или договоре, может влиять на принимаемые им решения. При таких условиях необходимо оценивать реальное положение дел и решать вопрос о возможном привлечении основного общества к ответственности по обязательствам дочернего исходя из фактической его роли в их возникновении и неисполнении.

В случае признания дочернего общества несостоятельным (банкротом) по вине основного это общество несет субсидиарную ответственность по долгам дочернего, т. е. обязано участвовать в погашении его долгов в той части, в которой требования кредиторов не могут быть удовлетворены за счет имеющегося у дочернего общества имущества. Субсидиарная (дополнительная) ответственность применяется по правилам ст. 399 ГК РФ. Основное общество может быть признано виновным в наступлении несостоятельности (банкротства) дочернего общества тогда, когда оно использовало имеющееся у него право и возможность давать дочернему обществу обязательные указания в целях совершения им таких действий, которые заведомо должны были привести дочернее общество к несостоятельности (банкротству).

Другими словами, вина основного общества в наступлении несостоятельности (банкротства) дочернего общества - это умышленное доведение до его банкротства путем злоупотребления своим правом давать дочернему обществу обязательные указания. Если банкротство дочернего общества тем или иным образом связано с неосторожными действиями основного общества либо вообще не связано с ними, то последнее не может быть привлечено к ответственности по долгам дочернего. При определении вины необходимо использовать критерии, содержащиеся в ст. 401 ГК РФ.

Вопросы ответственности основного общества за убытки, причиненные по его вине дочернему обществу, более развернуто регулируются в Законе об акционерных обществах.

В частности, закон определяет, когда убытки считаются причиненными по вине основного общества. Они признаются причиненными по его вине только тогда, когда основное общество использовало имеющиеся у него в отношении дочернего общества право и (или) возможность, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки. В этом случае основное общество может быть привлечено к ответственности лишь при наличии в его действиях (указаниях) умысла.


Зависимое хозяйственное общество


Общество признается зависимым, если другое (преобладающее) общество владеет более чем 20 % его голосующих акций. Преобладающее общество не имеет по отношению к зависимому тех прав, которыми располагает основное в отношении дочернего, а потому и не несет ответственности по долгам (убыткам) зависимого общества. Его возможности определяются тем, что оно является владельцем значительного пакета акций и, обладая соответствующим числом голосов, может влиять на принятие решений зависимым обществом, но не вправе давать ему обязательные указания. В этой связи ответственность (риск) преобладающего общества ограничивается стоимостью принадлежащих ему акций.

Приобретение одним обществом крупного пакета акций другого (более 20 %) привлекает внимание с точки зрения контроля за соблюдением антимонопольного законодательства. Закон о конкуренции устанавливает, что приобретение акций в таком количестве допускается с предварительного согласия федерального антимонопольного органа (ст. 18). Закон обязывает также общество, которое приобрело более 20 % голосующих акций другого общества, незамедлительно опубликовать об этом сведения в порядке, определяемом Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг и Министерством РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.


Защита акционеров дочернего (зависимого) общества через суд


В настоящее время акционеры дочернего (зависимого) общества практически лишены возможности через суд защитить свои интересы, нарушенные основным обществом.

Достаточно трудно на практике на основании п. 3 ст. 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" доказать, что основное общество, настаивая на решении, заведомо знало, что дочернее общество понесет убытки. Действительно, доказать заведомый умысел практически невозможно. Для этого необходимы свидетельские показания нескольких человек, причем достаточно осведомленных. Поэтому имеет смысл изменить содержание данной нормы и решать дело исходя из наличия или отсутствия вины основного общества в различных ее формах.

Такая поправка внесена постановлением Пленума Верховного суда РФ N 4 и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ N 8 от 02.04.97 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах". В нем разъясняется, что основное общество может быть привлечено к субсидиарной ответственности по долгам дочернего, если по его вине наступит банкротство дочернего общества, а акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу.


Л.А. Голомазова,

ассистент менеджера по правовым вопросам ЗАО "КПМГ"


Журнал "Бухгалтерский учет"


Учредитель - Министерство финансов РФ.

Печатный орган Института профессиональных бухгалтеров России. Издается с 1937 г.


Свидетельство о регистрации ПИ N 77-13900 от 11 ноября 2002 г.


Журнал для бухгалтеров, финансовых директоров, аудиторов, руководителей предприятий различных форм собственности.


www.buhgalt.ru


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.