Объекты кассационного обжалования в арбитражном процессе (А. Кожемяко, "Российская юстиция", N 8, август 2000 г.)

Объекты кассационного обжалования в арбитражном процессе


Одной из объективных предпосылок права на подачу кассационной жалобы является наличие принятых арбитражным судом и вступивших в законную силу решений, постановлений или определений. Кроме того, кассационному обжалованию подлежат не только судебные акты в целом, но и их части, что вытекает из содержания пп.2 и 5 ст.175 АПК РФ.

Практика вызвала к жизни решения, которые согласно действующему арбитражному процессуальному законодательству несомненно являются объектами кассационного обжалования, хотя с позиций целесообразности и теории процесса смысл этого проблематичен. Так, объектом кассирования со стороны ответчика стало постановление апелляционной инстанции, отменившее по жалобе истца определение первой инстанции о возвращении искового заявления. Аналогичная ситуация может возникнуть и с кассационным обжалованием таких постановлений, принятых по апелляционным жалобам на отказ в принятии исковых заявлений. В. Шерстюк совершенно справедливо говорит о процессуальной ненормальности обжалования подобных актов, поскольку они не препятствуют движению арбитражного дела (Шерстюк В.М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах. М., 1998. С.242). Надо сказать и об участии других лиц, кроме истцов, в процессе рассмотрения указанных апелляционных жалоб. Очевидно, что до принятия к производству искового заявления они не являются участниками процесса в смысле ст.32 АПК и их права никак не затронуты. Привлечение этих лиц в дело на данном этапе вряд ли имеет смысл, поскольку оно не только не способствует правильному разрешению жалобы, но и осложняет судебную процедуру. Отказ в приеме к рассмотрению или возвращение искового заявления касается одного истца, и лишь он должен иметь право на подачу как апелляционной, так и кассационной жалобы. Аналогичным образом следует отнестись, на мой взгляд, и к пересмотру определений о возвращении таких жалоб, где требуется участие только их заявителей. Для реализации подобного подхода нужны соответствующие изменения в АПК с тем, чтобы подобные судебные акты перестали быть объектами кассационного обжалования со стороны лиц, не имеющих к ним действительного процессуального отношения.

Если речь зашла о судебных решениях, подлежащих по АПК обжалованию, несмотря на отсутствие такой необходимости, то теперь обратимся к актам противоположного свойства. Рассмотрим те из них, кассационное обжалование которых законом не предусмотрено, хотя потребность в этом очевидна. Их можно разделить на две группы. Прежде всего это судебные определения, прямо предусмотренные АПК или из него вытекающие. Наконец, это акты, вынесение которых обусловлено законами, принятыми уже в период действия Арбитражного процессуального кодекса. Сошлюсь на конкретные примеры. Согласно ст.139 АПК в случае неясности решения арбитражный суд, рассмотревший спор, вправе по заявлению лица, участвующего в деле, разъяснить решение, не изменяя его содержания, а также, по заявлению этого же лица или по своей инициативе, исправить допущенные описки, опечатки и арифметические ошибки. О разъяснении решения и об исправлении описок, опечаток или ошибок выносится определение, которое может быть обжаловано. Судя по приведенной норме, законодатель почему-то не учел возможности отказа судом заявителю в разъяснении решения или устранении в нем недостатков. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 24 сентября 1999 г. "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции" лишь коснулся практической стороны проблемы, но не уделил ей, на мой взгляд, должного внимания.

В комментарии к аналогичной норме ГПК отмечено: Если вопрос фактически касается не разъяснения решения, а внесения в него изменений или дополнений данными, о которых не шла речь в постановленном решении, суд определением отказывает в его разъяснении (Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. М., 1996. С. 280). Статья 206 ГПК, посвященная разъяснению судебного акта общей юрисдикции, сформулирована в этой части, на мой взгляд, более удачно, чем в АПК, и позволяет избежать затруднений: Вопрос о разъяснении решения разрешается в судебном заседании. На определение суда по вопросу разъяснения решения может быть подана частная жалоба. Судьи же арбитражных судов здесь вынуждены прибегать к расширительному толкованию пп.2, 3 ст.139 Кодекса и распространять действие этой нормы как на положительный, так и на отрицательный результат рассмотрения ходатайства. Очевидно, что приведенное положение АПК нуждается в соответствующей корректировке.

Теперь об определениях арбитражного суда, вынесенных во исполнение процессуальных норм, содержащихся в других законах.

Согласно ч. 1 ст.160 и ч. 1 ст.179 АПК как апелляционные, так и кассационные жалобы на определения могут быть поданы лишь в случаях, предусмотренных АПК. Между тем в период действия Кодекса приняты федеральные законы, в которых содержатся процессуальные положения, тоже предусматривающие вынесение судебных определений: Закон "Об исполнительном производстве", Закон "О государственной пошлине", Закон "О несостоятельности (банкротстве)". Нередко такие определения оказывают серьезное влияние на ход судопроизводства, препятствуют движению арбитражного дела и ограничивают процессуальные права лиц, участвующих в рассмотрении спора. Вместе с тем их обжалование не предусмотрено. Возьмем определение об отказе в отсрочке, рассрочке уплаты госпошлины по арбитражному делу либо в ее уменьшении. Как известно, АПК сам не регулирует эти вопросы, а отсылает к Федеральному закону (ч. 3 ст.91 АПК). Такой Закон был принят в период действия АПК в качестве дополнения к Закону "О государственной пошлине". Но в нем ничего не сказано об обжаловании определений об отказе в предоставлении данной льготы. Исходя из принципа построения норм АПК, подача кассационной жалобы на подобные определения арбитражного суда исключается, поскольку Кодекс этого не предусмотрел.

Здесь, наверное, нельзя ограничиваться формальным подходом. Между не подлежащим обжалованию судебным актом, вынесение которого предусмотрено Кодексом, и определением, принимаемым судом на основании другого, более позднего Закона, есть существенная разница. В последнем случае мы имеем дело с неполнотой процессуального регулирования. Ведь Кодекс не ограничивает право на обжалование определения, а просто не решает этот вопрос. На мой взгляд, до приведения АПК в соответствие с более поздними законами эту неполноту надо устранять исходя из общих начал судопроизводства, ориентирующих на его непрерывность и достижение конечной цели. Сказанное косвенно подтверждает постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 1997 г. "О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федерации о государственной пошлине". В нем отмечается, что арбитражный суд не может по своему усмотрению отказывать в отсрочке или рассрочке в уплате государственной пошлины и уменьшении ее размера, если имеются объективные основания для удовлетворения ходатайства об этом. Думается, если рассмотренный и ему подобные судебные акты, принятые на основании более поздних по отношению к Кодексу законов, становятся препятствием в движении арбитражного дела, то они должны признаваться объектами кассационного обжалования независимо от указания об этом в законодательстве.

Похожая проблема возникает при применении ч. 1 ст.90 Федерального закона "Об исполнительном производстве", предусматривающей обжалование в арбитражный суд действий судебного пристава-исполнителя. Закон умалчивает о форме судебного акта, который становится результатом рассмотрения жалобы и о возможности его обжалования. В арбитражной практике сложилось устойчивое мнение, что тут должно выноситься определение. Отмечу, если судебным актом будет все-таки определение, то, учитывая уже сделанные выводы, обжалование необходимо допустить. Но относительно формы акта существует другая точка зрения, заключающаяся в том, что это самостоятельный арбитражный спор, по результатам рассмотрения которого надо выносить судебное решение.

Статья 138 АПК предусматривает вынесение арбитражным судом дополнительного решения. В качестве объекта кассационного обжалования оно имеет свои особенности. В названной статье сказано: Вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен до вступления решения в законную силу. Поскольку только в первой инстанции арбитражного суда субъекта Федерации существует разрыв во времени между принятием судебного акта и приданием ему законной силы, то получается, что лишь в этой инстанции возможно инициирование и вынесение такого решения. Акты же других судебных инстанций вступают в законную силу немедленно, в них отражаются и получают оценку все вопросы по делу, возникающие к этому времени. Инициирование дополнительного акта до принятия основного тут просто невозможно, а позднее создаст противоречие с ч. 3 ст.138 АПК.

Но с подобным выводом трудно мириться: почему другие судебные инстанции должны лишаться права на вынесение дополнительных актов, необходимость в которых нередко возникает? Судебная практика тоже не считается с приведенным ограничением и не идет по пути формального толкования ст.138 АПК. В гражданском процессе этому же предмету посвящена ст.205 ГПК и сформулирована она так: Вопрос о вынесении дополнительного решения может быть поставлен в течение десяти дней со дня вынесения решения. Сравнивая два вида судопроизводства, сделаем некоторые предположения. Известно, что приведенные 10 дней равны сроку вступления в законную силу решений первой инстанции судов общей юрисдикции, если они не обжалованы или не опротестованы (ст.ст.208 и 284 ГПК). Совпадение в ГПК продолжительности различных по процессуальной природе сроков (для инициирования дополнительного решения и для вступления в законную силу основного акта первой инстанции), видимо, дезориентировало законодателя. При принятии ч. 2 ст.138 АПК он ошибочно объединил эти два самостоятельных по своему назначению периода времени в один под выражением: до вступления решения в законную силу. В результате получилось, что срок для инициирования дополнительного решения, применимый во всех инстанциях суда общей юрисдикции, в арбитражном процессе оказался пригодным только для первой инстанции. Подобное заимствование сыграло бы положительную роль, окажись оно более точным, т.е. сделанным путем указания в ч. 2 ст.138 АПК конкретного календарного периода (30 дней или месяц). Разработчики проекта нового АПК вообще исключили всякое временное условие для постановки вопроса о дополнительном акте (ст.194 проекта АПК). Такое решение проблемы кажется не совсем удачным, поскольку конкретный срок придает арбитражному процессу динамичность и последовательность.

Обратимся теперь к самому дополнительному решению, выносимому первой инстанцией арбитражного суда субъекта Федерации. Такое решение, инициированное с соблюдением условия ч. 2 ст.138 АПК, может быть принято как до вступления в законную силу основного акта, так и позднее. Данная альтернатива вызывает вопросы о времени вступления в законную силу дополнительного решения, порядке его обжалования и пересмотра в кассационной инстанции. К примеру, дополнительное решение вынесено арбитражным судом после вступления в законную силу основного. Когда в таком случае оно приобретет обязательность? Возможно ли кассационное обжалование обоих актов до истечения месячного срока после принятия дополнительного решения? В каких случаях, при подаче кассационной жалобы, можно объединить в ней требования по обеим актам и рассматривать их в одном деле? Другими словами, в какой степени оба решения процессуально самостоятельны и какая существует между ними зависимость применительно к кассационному обжалованию?

Возьмем конкретную ситуацию, когда первая инстанция приняла дополнительное решение после вступления в законную силу основного, а сторона намерена обратиться с жалобой на оба этих акта. Очевидно, что основной акт подлежит обжалованию в кассационную инстанцию, так как срок для его апелляции истек. Дополнительное решение вступит в законную силу по правилам ст.135 АПК только через месяц и обжалование его в кассационную инстанцию до этого времени будет, на мой взгляд, преждевременным. Это означает, что оба решения могут быть обжалованы в соответствующие инстанции самостоятельно. Причем при одновременном обжаловании приоритет в рассмотрении должен быть отдан кассационной проверке основного акта, от результатов которой будет зависеть судьба дополнительного. Другими словами, дополнительное решение первой инстанции подлежит кассационному обжалованию в таком же процессуальном режиме, как и основное. Оба они, в зависимости от сроков вынесения основного акта, образуют или единый объект кассационного обжалования, или обжалуются раздельно. Поскольку объектами кассационного обжалования согласно ч. 4 ст.138 АПК могут быть и определения суда об отказе в принятии дополнительных решений, вопросы их кассирования должны решаться аналогично.

Хотелось бы остановиться и на таком своеобразном объекте кассационного обжалования, как частное определение, вынесение которого предусмотрено ст.141 АПК. Часть 1 ст.141 АПК практически не ограничивает круг лиц, которым частные определения могут быть адресованы, а законодатель не указывает момента, когда суд может их выносить. В отличие от обычных судебных актов частные определения нередко выходят за пределы спорных правоотношений и носят скорее оценочный, чем обязывающий характер, поскольку содержащиеся там предписания не подлежат принудительному исполнению. Обратимся лишь к тем аспектам данных судебных актов, которые непосредственно связаны с кассационным обжалованием. Исходя из ст.141 АПК, частные определения могут стать объектами обжалования как для юридических лиц, государственных органов и предпринимателей, так и для должностных лиц или граждан. К таким лицам относятся участники арбитражного процесса и посторонние субъекты. Последние, на мой взгляд, должны обращаться с кассационными жалобами в порядке п.5 ч. 3 ст.176 АПК как не привлеченные в процессе лица, о правах и обязанностях которых принят судебный акт.

Проблемные ситуации со сроком кассационного обжалования частных определений могут возникнуть при их вынесении до или после принятия решения по делу, чего, как было отмечено, закон не запрещает. Кроме того, вынесение или отмену частного определения может обжаловать любое участвующее в деле лицо, даже если обжалуемый акт его не касается. В первом случае, видимо, суду необходимо поступать по аналогии с предложениями относительно дополнительных решений и определений о разъяснении или исправлении судебных актов (ст.ст.138, 139 АПК); что касается второй ситуации, то, наверное, следует подумать об упрощении судебной процедуры рассмотрения жалоб на частные определения и об ограничении состава участников этого процесса.

Вместе с тем полагаю, что в ходе дальнейшего реформирования судебной системы частные определения не останутся в существующем процессуальном виде и значении, а будут исключены из объектов обжалования. Пока же мы имеем арбитражно-процессуальный документ, оставшийся в наследство от командно-административной экономики, который больше похож на акт прокурорского надзора, нежели правосудия. Его принятие зачастую не отвечает таким основным принципам судопроизводства, как состязательность и равноправие сторон. С учетом изложенного, думается, роль частного определения должна быть сведена к сообщению соответствующим органам о выявленных в ходе рассмотрения спора фактах, содержащих признаки уголовного, административного, налогового или иного правонарушения. Другими словами, частное определение суда должно носить не оценочный, а информационный характер. При получении его компетентные органы с соблюдением необходимых процедур примут меры к установлению правонарушения, дадут ему соответствующую юридическую оценку и привлекут виновников к ответственности. Очевидно, что такого рода определения, не ущемляющие непосредственно чьи-либо права, не будут являться и объектами обжалования.


А. Кожемяко,

первый заместитель председателя

Федерального арбитражного суда

Центрального округа (г. Брянск)



Объекты кассационного обжалования в арбитражном процессе


Автор


А. Кожемяко - первый заместитель председателя Федерального арбитражного суда Центрального округа (г. Брянск)


"Российская юстиция", 2000, N 8, стр. 17


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.