Квалификация экологических преступлений (Д. Зумакулов, Л. Прохоров, "Российская юстиция", N 8, август 2000 г.)

Квалификация экологических преступлений


Деградация окружающей природной среды, по мнению многих специалистов, это лишь одна сторона проявления экологического кризиса. Он проявляется и в неспособности правоохранительных органов обеспечить надежный контроль и надзор за выполнением законов об охране окружающей природной среды. При существенном фактическом росте числа экологических преступлений в сфере производства работ уголовных дел возбуждается ничтожно мало, да и то не все они доходят до суда. Например, в 1997 году по ст. 246 УК РФ ("Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ") в нашей Республике возбуждено шесть уголовных дел, а в 1998 году всего два. Несколько острее правоприменительные органы реагируют на факты нарушения правил обращения экологически опасных веществ и отходов. По ст. 247 УК ("Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов") в 1997 году возбуждено 20 уголовных дел, а в 1998 году - 31. Таким образом, удельный вес этих наиболее опасных экологических преступлений составляет от общего числа примерно 0,4%.

Проведенный нами анализ судебной практики, интервьюирование работников природоохранительных прокуратур, судей республики позволили выделить основные причины сложившегося положения: недооценка общественной опасности данной категории преступлений; слабая техническая оснащенность экспертных учреждений, которые нередко не в состоянии установить причинную связь между нарушением соответствующих правил и допущенным загрязнением природной среды; значительный временной разрыв между нарушением (например, при проектировании или строительстве объекта) и последствиями, наступившими в процессе эксплуатации этого объекта; не совсем удачная конструкция состава преступления, предусмотренного ст. 246 УК. 90% респондентов отметили, что особые затруднения при квалификации возникали в процессе анализа и оценки объективной и субъективной сторон преступления.

Особенности законодательной характеристики объективной и субъективной стороны состава нарушения правил охраны окружающей природной среды при производстве работ, породившие различные теоретические позиции, влекут также существенные негативные практические последствия. Возникают ситуации, разрешение которых требует вмешательства высших органов власти. Так, в прошлом году Комитет Государственной Думы по экологии обратился с открытым письмом к Председателю Правительства России о грубом нарушении Конституции РФ и федеральных законов при принятии распоряжения Правительства от 15 июля 1999 г. N 1131-р, которым утвержден проект временного порядка производства буровых работ по разведке морских нефтяных, газовых и газоконденсатных месторождений в пределах территориального моря и исключительной зоны Российской Федерации в районах Дальнего Востока. Экологической экспертизы при этом не проводилось. В то же время реализация данного проекта может нанести невосполнимый ущерб окружающей природной среде огромного региона и привести к большим, в том числе экономическим, потерям для страны. В частности, в обращении отмечается: "Уголовный кодекс Российской Федерации (ст.ст. 246, 247 с учетом ч. 3 ст. 30) предусматривает уголовную ответственность за экологические преступления, в том числе за нарушение правил охраны окружающей среды, к которым может быть отнесено и подписание Вами с многочисленными нарушениями указанного распоряжения". Аналогично ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 30 и ст.ст. 246, 247 УК РФ в связи с нарушением правил обращения радиоактивных веществ и отходов на производственном объединении "Маяк" в Челябинской области и на Сибирском химическом комбинате в Томской области.

Справедливые требования Комитета и многих его сторонников, отстаивающих право на здоровую экологию, наталкиваются не только на равнодушие чиновников, но и на несовершенство уголовно-правовой нормы. По общему правилу, квалификация по ч. 3 ст. 30 и ст. 246 УК РФ возможна лишь в том случае, если виновный действовал с прямым умыслом, т.е. желал наступления вреда здоровью людей, причинения тяжких последствий или массовой гибели животных и т.д. Однако здесь трудно доказать прямой умысел. Ведь чаще всего выполняются плановые задания да и в обращении подчеркивается, что, например, проект "Сахалин-1" экономически очень выгоден для России. Но при его реализации должны быть неукоснительно соблюдены требования экологического и уголовного законодательства.

Таким образом, складывается довольно сложная ситуация. Так, логика построения диспозиции исследуемой уголовно-правовой нормы обусловлена стремлением законодателя обеспечить экологическую безопасность на всех этапах создания промышленных, научных и иных объектов, начиная с проектирования и заканчивая эксплуатацией. При этом законодатель руководствуется, прежде всего, положениями Закона об охране окружающей природной среды 1991 года. Возникает вопрос с какого момента деяние, связанное с нарушением правил охраны окружающей природной среды при производстве работ, обретает свойство общественной опасности. Например, при проектировании и размещении химкомбината были проигнорированы выводы экологической экспертизы, а в дальнейшем для ускорения ввода его в эксплуатацию не учтены замечания приемочной комиссии. В процессе эксплуатации вредными выбросами заражены атмосфера и водоемы, причинен вред здоровью людей.

Здравый смысл подсказывает, что уже на первом этапе в результате нарушения Закона от 15 апреля 1998 г. "Об экологической экспертизе" деяния виновного обретают общественно опасный характер и вполне правомерен вопрос о привлечении его к уголовной ответственности. Более того, ст. 31 этого Закона гласит: "Лица, виновные в совершении нарушения законодательства Российской Федерации об экологической экспертизе или в нарушении, повлекшем за собой тяжкие прямые или косвенные экологические или иные последствия, несут уголовную ответственность в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР". Законодатель, учитывая высокую степень общественной опасности отмеченных деяний, не требует обязательного наступления последствий, так как подобными деяниями закладывается фундамент будущих бед, катастроф, колоссального экономического ущерба. Но в силу особенностей редакции ст. 246 УК эта потенциальная опасность сопровождает труд многих людей в течение нескольких лет до того момента, когда при эксплуатации объекта будет причинен вред здоровью людей, может быть, тяжкий и даже смерть. В данном случае наблюдается коллизия двух норм законов, причем Закон "Об экологической экспертизе" принят уже в период действия УК РФ 1996 года.

При этом следует отметить, что даже при заведомом нарушении правил охраны окружающей среды виновного можно привлечь за покушение, как мы уже отмечали, только при наличии прямого умысла. Однако здесь возникает существенная сложность при установлении, что лицо осознавало нарушение правил, не выполняя заключения экологической экспертизы, предвидело возможность причинения вреда здоровью людей, в том числе и тяжкого, желало его наступления, содеянное обретает иное содержание. Оно уже подпадает под признаки состава причинения тяжкого вреда здоровью человека, причем совершенного общеопасным способом (п."в" ч. 2 ст. 111 УК), либо в отношении двух или более лиц (п."б" ч. 3 ст. 111 УК), т.е. особо тяжкого преступления против личности. Как квалифицировать содеянное: остается ли это деяние экологическим преступлением; перерастает в преступление против жизни и здоровья личности; возникает множественность преступлений и следует квалификация по совокупности ст. 246 и ст. 111 (105) УК РФ? Ответы на эти вопросы в правовой литературе весьма разноречивы.

Отмеченные особенности обусловили и различные точки зрения относительно содержания субъективной стороны нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ: одни допускают и умысел, и неосторожность; другие рассматривают психическое отношение виновного раздельно к деянию и последствиям; третьи полагают, что в данном составе преступления возможен только косвенный умысел. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" от 5 ноября 1998 г. этот вопрос не рассмотрен. Поэтому для того, чтобы ст. 246 УК эффективно выполняла свою сдерживающую роль, необходимо, на наш взгляд, изменить конструкцию предусмотренного ею состава преступления и изложить ее в следующей редакции:

"Статья 246. Нарушение правил охраны окружающей природной среды при производстве работ

1. Нарушение правил охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации промышленных, сельскохозяйственных, научных и иных объектов лицами, ответственными за соблюдение этих правил, если эти деяния создали угрозу существенного изменения радиоактивного фона, причинения вреда здоровью человека, массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия,

наказывается...

2. Те же деяния, повлекшие существенное изменение радиоактивного фона, массовую гибель животных или иные тяжкие последствия, либо причинение по неосторожности вреда здоровью одному или более лицам,

наказываются...

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть одного или нескольких лиц,

наказываются..."

Основные изменения, внесенные в статью:

а) основной состав сконструирован по типу формальных (ч. 1 ст. 246 УК РФ);

б) преступные последствия перенесены во вторую и третью части ст. 246 УК РФ в качестве квалифицирующих признаков;

в) последствия в виде причинения вреда здоровью и смерти дифференцированы (ч. 2 ст. 246 УК тяжкий и средней тяжести вред здоровью одному или нескольким лицам; ч. 3 ст. 246 УК смерть одного или нескольких лиц);

г) психическое отношение к причинению вреда здоровью или смерти потерпевшего определено в форме неосторожности, т.е. предполагаются две формы вины.


Д. Зумакулов,

судья Верховного Суда

Кабардино-Балкарской Республики


Л. Прохоров,

доктор юридических наук, профессор



Квалификация экологических преступлений


Автор


Д. Зумакулов - судья Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики


Л. Прохоров - доктор юридических наук, профессор


"Российская юстиция", 2000, N 8, стр. 36


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.