Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений (Е. Нагаев, "Российская юстиция", N 8, август 2000 г.)

Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения
составов преступлений


Неправомерное завладение (угон) автомобилем или транспортными средствами (ст. 166 УК) и их кража (ст. 158 УК) одни из наиболее распространенных видов преступлений, имеющих на протяжении ряда лет устойчивую тенденцию к росту на фоне низкого уровня их раскрываемости.

До недавнего времени большинство элементов составов рассматриваемых преступлений, а также размеры предусмотренных ими санкций имели весьма существенные отличия. Данное обстоятельство, с одной стороны, принижало общественную опасность угонов по сравнению с кражами транспортных средств, а с другой позволяло преступникам уклоняться от ответственности.

Действующее законодательство значительно сблизило по своим характеристикам названные составы и предусмотренное за их нарушение наказание. Вместе с тем, как показывает практика, отграничить угон от хищения автотранспортных средств непросто.

Во-первых, непосредственным объектом ст. 166, как и ст. 158 УК, являются общественные отношения, касающиеся владения, пользования и распоряжения имуществом, т.е. отношения собственности.

Согласно прим. 1 к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Значит, исходя из этого понятия предметом преступного посягательства выступает лишь чужое движимое и недвижимое имущество, имеющее определенную экономическую ценность. В ст. 166 УК предметом посягательства выступает автомобиль или иное транспортное средство (очевидно, что невозможно дать исчерпывающий перечень наименований различных средств передвижения, на которые может быть совершено посягательство). К предмету в данном случае относится лишь движимое чужое имущество. Помимо этого, следует дополнить данную статью таким характеризующим признаком, который определял бы данное имущество (автомобиль или иное транспортное средство) как имеющее статус ценного.

На мой взгляд, ценность имущества определяется следующими факторами. Во-первых, его стоимостным выражением, которое устанавливается в зависимости от материального достатка правомерного собственника. Вместе с тем, предлагая примерный перечень ценного имущества, следует установить и примерный критерий определения минимального денежного выражения. Таковым может служить цена самого дешевого механического транспортного средства, существующая на момент неправомерного им завладения; при этом доминирующим является материальное положение потерпевшего. Во-вторых, ценность имущества должна определяться теми его полезными свойствами, эксплуатация которых способна принести пользу собственнику. Руководствуясь этим критерием, учитывается также упущенная выгода, которую субъект мог извлечь из эксплуатации своего имущества. В-третьих, ценность имущества должна зависеть от субъективного отношения к нему со стороны владельца или группы владельцев.

Для характеристики объективной стороны преступления (ст. 166 УК) применяется термин "угон". Ранее под угоном предлагалось понимать захват транспортных средств и поездку на них. Сейчас он выражается во временном завладении чужим автомобилем или иным транспортным средством и его уводе с места нахождения (т.е. перемещении без посредства двигателя). Немалую важность и сложность в данном случае представляет собой определение момента окончания преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определила, что завладение транспортным средством считается оконченным преступлением с момента, когда транспортное средство уведено с места его нахождения любым способом (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 5. С. 8).

Объективные признаки кражи автотранспорта с корыстной целью и угона без цели хищения по существу не имеют между собой различий. Различие состоит в определении субъективной стороны, которая характеризуется прямым умыслом: виновный сознает, что незаконно завладевает автомобилем или иным транспортным средством, игнорируя волю собственника, и желает совершить эти действия. При этом отсутствует цель обратить имущество в свою собственность или в пользу третьих лиц. Целью виновного может быть демонстрация своих навыков вождения автомобиля перед приятелями, намерение использовать угнанную машину для поездки по своим делам и т.п. Если же виновный угоняет автомобиль с целью его разукомплектования и последующего использования деталей в качестве запчастей, содеянное представляет собой хищение.

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснено, что угон отличается от хищения умыслом, направленным не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца.

Проводя сравнительный анализ санкций ст.ст. 166 и 158 УК, следует отметить, что действующее законодательство значительно их сблизило, и в большей степени видна их идентичность в пределах допустимого назначения наказания. При сравнении санкций ст. 166 УК РФ и ст. 148.1 УК РСФСР следует отметить, что законодатель их более конкретизировал и увеличил сроки наказания. В диспозиции ст. 166 УК конкретизирован также и предмет преступного посягательства.

Исходя из изложенного, полагаю, что норма об ответственности за угон (захват, самовольное использование) автомобиля или иного транспортного средства должна присутствовать в Уголовном кодексе, ибо подобный вид преступного посягательства одинаково опасен как при некорыстном завладении автотранспортом, так и при угоне его с целью хищения.

Следует обратить внимание и на ряд дискуссионных моментов. На мой взгляд, не вполне удачно введение в диспозицию ст. 166 УК термина "завладение". По замыслу формулировка "незаконное завладение транспортным средством" должна охватывать все случаи захвата и временного использования автотранспорта. Между тем в буквальном, общепринятом смысле завладение предполагает совершение действий, результатом которых является изъятие у собственника имущества, его использование и получение реальной возможности распоряжаться им по своему усмотрению. Напомним, что норма включена в главу преступлений против собственности и существенно отличается от ст.ст. 212.1 и 148.1 УК РСФСР. В итоге прослеживается противоречие: действия по завладению транспортным средством совершаются без цели хищения. К тому же специфика владения автотранспортными средствами заключается в наличии соответствующих регистрационных документов на транспорт. Тем самым проблема определения умысла у виновного не снимается. Иными словами, конструкция нормы УК РФ о неправомерном завладении транспортным средством в конечном счете не устраняет сложившиеся на практике трудности в квалификации кражи и угона автотранспорта, не дает отличительных признаков деяний, связанных с хищением имущества или его временным использованием.

Совершенствованию уголовно-правового механизма борьбы с преступлениями в отношении автотранспорта может стать введение в УК нормы об ответственности за нарушение права владения.

В ч. 2 ст. 166 УК следовало бы включить и такой квалифицирующий признак, как действия, совершенные с проникновением в помещение, огороженную территорию или иное хранилище; с применением насилия в отношении противоборствующих незаконному завладению лиц; завладение двумя или более единицами автотранспорта. Это необходимо для усиления борьбы против более опасных, дерзких форм завладения автотранспортом, свидетельствующих об устойчивости умысла преступников, их предварительной подготовленности.

В связи с изложенным целесообразно предложить Пленуму Верховного Суда РФ принять постановление о разграничении хищений автотранспортных средств и неправомерных завладений автомобилями или иными транспортными средствами без цели хищения, где привести перечень объективных данных, которые должны учитываться судом при квалификации указанных общественно опасных деяний, а именно: продолжительность пользования автотранспортным средством; передача виновным автотранспортного средства в пользование иным лицам; неоднократность использования автомобиля или иного транспортного средства даже в течение короткого промежутка времени; изменение внешнего вида автомобиля; время формирования умысла у виновного на неправомерное завладение автотранспортными средствами и др. Реализация указанных предложений позволит улучшить деятельность служб и подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступными посягательствами на автотранспорт, создаст дополнительные предпосылки для успешного проведения оперативно-розыскных и иных мероприятий по предупреждению, раскрытию, а также и расследованию угонов и хищений автотранспортных средств.


Е. Нагаев,

кандидат юридических наук



Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений


Автор


Е. Нагаев - кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 8, стр. 44


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.