Не согласен с прокурором, солидарен с адвокатом (Р. Коробов, "Российская юстиция", N 8, август 2000 г.)

Не согласен с прокурором, солидарен с адвокатом


Автор статьи "Законность или обоснованность ареста?" старший помощник прокурора А. Жданов (Российская юстиция. 1999. N 1) предлагает ограничить судебную проверку обоснованности и законности ареста и свести ее только к решению вопроса о законности данной меры пресечения. По сути он предлагает вообще отказаться от термина "обоснованность" и исключить его из закона и соответственно правоприменительной практики. Он пишет: "Однако считал бы необходимым ограничить судебное рассмотрение жалобы на незаконный арест только решением вопроса законности". И далее: "Считаю: пока в УПК будет сохраняться нынешняя формулировка, говорящая о том, что судья при рассмотрении жалобы на арест обязан проверить обоснованность его применения, дело с мертвой точки не сдвинется".

К чему может привести такое ограничение? Если нельзя обжаловать необоснованность ареста, так как судьи станут проверять лишь его законность, то лица, непосредственно применяющие данную меру пресечения (следователи, дознаватели, прокуроры), будут выносить постановление о заключении лица под стражу безо всякого обоснования. Зачем обосновывать решение, если оно не проверяется по данному критерию?

Не надо обосновывать и применение ареста к лицу, обвиняемому или подозреваемому в преступлении, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года как исключительный случай. Если не проверяется обоснованность ареста, то не надо проверять и обоснованность продления срока заключения под стражу. Ведь и продление ареста есть не что иное, как новое, хотя и повторное, его применение, которое необходимо обосновать.

И что же остается? А остается то, что применение ареста будет зависеть только от волеизъявления лица, его применяющего.

Автор утверждает, что решать вопрос законности ареста проще и проконтролировать его легче. Естественно, легче, если в законе будет содержаться несколько строчек о том, что прокурор, следователь, дознаватель вправе применить арест по таким-то статьям УК РФ без всякого обоснования. А еще легче и проще расстрелять человека. Да и проконтролировать это легко: подошел, пощупал пульс... История уже нам доказала, что любое упрощение процессуальной формы ведет к беспределу, безнаказанности и вседозволенности должностных лиц, применяющих закон.

А. Жданов пишет, что в термине "обоснованность" ареста кроется "корень зла". По-моему, это неправильно. В этом термине скорее наоборот - "корень добра". Обоснованность ареста - залог дополнительной гарантии для лица, к которому применяется арест, гарантия свободы человека, его неприкосновенности. Убрать "обоснованность" ареста из закона означает возврат в годы массовых репрессий. Еще больше окажется арестованных в следственных изоляторах. Мое утверждение подтверждается словами самого же А. Жданова, когда он пишет, что за его четырехлетнюю практику только одного арестованного освободили по мотиву незаконности ареста, остальных же в связи с его необоснованностью.

Именно поэтому я стою на позиции автора статьи "Необоснованный арест не может быть законным" А. Шамардина (Российская юстиция. 1999. N 4). На той позиции, которую он выражает в следующем предложении: "Исследование законности или незаконности применения к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу неизбежно включает решение вопроса об ее обоснованности, так как круг оснований для ее избрания установлен законом". Таким образом, обоснованность ареста составная часть его законности. Без обоснованности не может быть законности. Необоснованный арест уже незаконен.

Единственное, в чем я не согласен с А. Шамардиным, так это с его утверждением, будто судья не вправе вынести решение в порядке ст. 220.2 УПК, не изучив доказательств, положенных в основу обвинения. Вот как это отражено автором статьи: "Только при наличии совокупности доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления или предъявить ему обвинение, ставится вопрос о наличии оснований для применения меры пресечения". Это не совсем верно. Да, действительно, мера пресечения может быть применена только к подозреваемому и обвиняемому. Но ведь вопрос о наличии оснований для применения меры пресечения ставится лишь тогда, когда в деле процессуально закреплены фактические данные, свидетельствующие о том, что обвиняемый (подозреваемый) в случае, если к нему не применить меру пресечения, совершит действия, о которых говорится в ч. 1 ст. 89 УПК, скроется от следствия, суда и т.д., а не тогда, когда имеется совокупность доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления или предъявить обвинение (например, как утверждает и сам автор, факт склонения обвиняемым свидетелей к даче ложных показаний).

Верховный Суд РФ постоянно напоминает, что судья при решении вопроса обоснованности ареста не касается вопросов виновности лица. Если бы суд это делал, то подменял бы собой суд первой инстанции, который и рассматривает дело по существу (т.е. решает вопрос о виновности лица и о его наказании). Обоснованность предъявленного обвинения тут как бы презюмируется, а рассмотрению подлежит лишь вопрос обоснованности и законности ареста.


Р. Коробов,

студент Вологодского филиала МГЮА



Не согласен с прокурором, солидарен с адвокатом


Автор


Р. Коробов - студент Вологодского филиала МГЮА


"Российская юстиция", 2000, N 8, стр. 48


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.