Обращение взыскания на вексель в порядке исполнительного производства (Л. А. Новоселова, А.В. Габов, "Законодательство", N 9, сентябрь 2000 г.)

Обращение взыскания на вексель в порядке исполнительного производства


Обращение взыскания на имущество должника состоит из ареста (описи), изъятия и принудительной реализации этого имущества (ст. 46 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве").

Одним из видов имущества гражданское законодательство признает ценные бумаги (ст. 128 Гражданского кодекса РФ). Они являются специфическим имуществом, которое в силу своих особенностей (повышенная оборотоспособность) может быть быстро "спрятано" должником от кредиторов. В.В. Ярков и И.В. Редькин справедливо указали, что "наложение ареста на ценные бумаги необходимо в силу того, что сделки с ними совершаются и оформляются достаточно быстро (в простой письменной форме), в связи с чем должник может их реализовать во избежание обращения на них взыскания"*(1).

Последнее замечание особенно касается векселя, поскольку вексель - в некоторых отношениях уникальная ценная бумага. Достаточно сказать, что, кроме векселя, ни одна из признаваемых российским законодательством ценных бумаг не может в зависимости от условий, включенных в ее текст (или текст передаточной надписи), передаваться всеми возможными для передачи ценных бумаг (уступки прав по ним) способами. Так, по общему правилу вексель, как всякая ордерная ценная бумага, передается по передаточной надписи (индоссаменту). Это правило закреплено ст. 146 ГК РФ и гл. 2 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.*(2) Однако индоссамент - это только один из возможных способов передачи векселя, обращающегося как ордерная ценная бумага. Возможна ситуация, когда вексель передается по правилам, предусмотренным для ценных бумаг на предъявителя. В частности, такой порядок перехода прав применяется в случае совершения лицом, передающим вексель, бланкового индоссамента или индоссамента на предъявителя, к которому применяются правила о бланковом индоссаменте (ст. 12 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.). При включении в вексель оговорки "не приказу" или иной аналогичной оговорки, свидетельствующей о недопустимости передачи векселя в порядке и с последствиями индоссамента (например, "не подлежит передаче по индоссаменту", "передача только в порядке уступки требования"), вексель может быть передан только в порядке общегражданской уступки права требования (цессии), урегулированном нормами гл. 24 ГК РФ.

Целью настоящей статьи является исследование следующих вопросов: насколько адекватно действующие нормативные правовые акты в сфере исполнительного производства регулируют отношения, связанные с обращением взыскания на вексель; в какой степени в них учтена специфика векселя; какова эффективность этих актов с точки зрения обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников исполнительного производства.

Проведенный анализ позволяет сделать общий вывод о том, что нормативные правовые акты, регулирующие порядок и условия обращения взыскания на ценные бумаги, совершенно не учитывают специфики такой ценной бумаги, как вексель. Применение этих актов в отношении векселя может привести в ряде случаев (в совокупности с иными обстоятельствами) к неопределенности прав субъектов, участвующих в правоотношениях по векселю.*(3)


Правовое регулирование порядка обращения взыскания на вексель


Действующее законодательство о ценных бумагах, равно как и законодательство об исполнительном производстве, не содержат каких-либо специальных правил, касающихся обращения взыскания на вексель. Из этого следует вывод о том, что вопросы, возникающие при обращении взыскания на вексель, регулируются:

а) специальными нормами законодательства об исполнительном производстве, посвященными обращению взыскания на ценные бумаги (в частности, нормами, установленными Порядком наложения ареста на ценные бумаги, утвержденным постановлением Правительства РФ от 12 августа 1998 г. N 934 (далее - Порядок ареста ценных бумаг));

б) в части, не урегулированной специальными нормами, - общими нормами, включенными как в законодательство о ценных бумагах, так и в законодательство об исполнительном производстве.

Следует отметить, что сказанное будет верным только для документов, которые обладают всеми признаками векселя, установленными законом (форма, обязательные реквизиты). Проблемы, связанные с нахождением в обращении документов, хотя и называемых векселями, но не являющихся таковыми в силу дефекта формы, а также подложных и поддельных векселей, требуют особого рассмотрения.


Чей вексель арестовываем?


При обращении взыскания на имущество прежде всего необходимо удостовериться в том, что это имущество принадлежит должнику, а не иным лицам. Эта процедура, безусловно, необходима, поскольку она позволяет в последующем избежать исков лиц, которым принадлежит арестованное имущество, об освобождении имущества от ареста.

Законодательство об исполнительном производстве, в частности, п. 2 Порядка ареста ценных бумаг требует, чтобы во всех случаях, когда арест налагается на ценные бумаги, совершающий арест судебный пристав-исполнитель "убедился в праве собственности должника на них".

Как справедливо подчеркивается в специальных исследованиях по этому вопросу, при осуществлении указанной процедуры "следует принять во внимание различия в способах легитимации управомоченного лица по именной, ордерной и предъявительской ценным бумагам".*(4) При этом общим местом является указание о том, что "при наложении ареста на ордерные ценные бумаги, например, на вексель, следует проверить права должника как законного векселедержателя путем наличия на векселе (либо на специальном листе - аллонже) непрерывного ряда индоссаментов, последний из которых должен быть совершен на должника".*(5) В целом это верный подход, который обусловлен действующим вексельным законодательством. Однако фактически указанный подход в ряде случаев неприменим.

Во-первых, ст. 11 Положения о переводном и простом векселе 1937 г. прямо предусмотрено, что в вексель может быть включена так называемая оговорка "не приказу". В этом случае вексель передается в порядке и на условиях общегражданской цессии. Такой вексель не может быть передан по индоссаменту; он перестает быть ордерной и становится именной ценной бумагой. Соответственно и определение надлежащего владельца такого векселя уже не может осуществляться по общим правилам вексельного законодательства. Принадлежность должнику такого векселя определяется на основании анализа совершенных при передаче векселя сделок уступки права (требования) по данному векселю, оформленных либо на самом векселе, либо путем составления отдельных документов.

Во-вторых, вексель может передаваться в порядке, предусмотренном для предъявительской ценной бумаги. В частности, ст. 12-14 Положения о переводном и простом векселе 1937 г. предусматривают, что на векселе могут быть совершены бланковые (без указания имени приобретателя) и предъявительские передаточные надписи. В этом случае вексель передается простым вручением, что свойственно только предъявительским ценным бумагам. Права по такому векселю принадлежат его фактическому владельцу.

В-третьих, права по векселю, независимо от особых правил, по которым производится его обращение, в целом ряде случаев могут перейти лицу в порядке общего правопреемства (к примеру, в порядке наследственного правопреемства, при реорганизации юридического лица и т. п.). Вексель может быть также приобретен в процессе реализации арестованного имущества (как в случае административного ареста, так и ареста, налагаемого судебным приставом-исполнителем в процессе исполнительного производства), а также при продаже имущества ликвидируемого юридического лица (п. 3 ст. 63 ГК РФ) и т. д.


Проблемы оформления ареста векселя


Арест ценных бумаг должен быть оформлен соответствующим процессуальным документом, который в Порядке ареста ценных бумаг называется "актом ареста ценных бумаг". Требования к этому акту также установлены Порядком ареста ценных бумаг.

Пунктом 3 Порядка ареста ценных бумаг установлено, что "в акте ареста ценных бумаг указывается общее количество арестованных ценных бумаг, их вид и номинальная стоимость, государственный регистрационный номер, сведения об эмитенте, месте учета прав владельцев ценных бумаг, а также о документе, удостоверяющем право собственности должника на арестованные ценные бумаги".

Анализ этой нормы показывает, что она рассчитана на применение только в части ареста эмиссионных ценных бумаг. Возможность ее использования в отношении векселей вызывает сомнение по следующим причинам:

а) только у эмиссионных ценных бумаг есть государственный регистрационный номер (в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" наличие такого номера - это один из вторичных признаков указанных ценных бумаг);

б) только у эмиссионных ценных бумаг есть эмитент в собственном смысле этого слова (ст. 2 закона "О рынке ценных бумаг");

в) только у эмиссионных ценных бумаг существует документ, удостоверяющий право собственности на них, - сертификат ценной бумаги (ст. 2 закона "О рынке ценных бумаг").

Немаловажно отметить, что Порядок ареста ценных бумаг при определении порядка оформления ареста (в части места ареста) оперирует терминами "документарная" и "бездокументарная" ценная бумага, что не свойственно не только общегражданскому законодательству, но и специальному законодательству (законодательству о ценных бумагах). Вексель, видимо, по мысли авторов этого документа, относится к категории документарных ценных бумаг. С этим, безусловно, нельзя согласиться. Термины "документарная ценная бумага" и "бездокументарная ценная бумага" употреблены неудачно.

Во-первых, любая ценная бумага, даже так называемая бездокументарная, всегда существует в форме документа (это может быть сертификат в случае с эмиссионными ценными бумагами документарной формы выпуска, бумага (бумажный носитель) в случае с векселем, совокупность учетных регистров, в которых содержатся записи о ценных бумагах, в случае с бездокументарными ценными бумагами).

Во-вторых, самого понятия "документарная ценная бумага" в законодательстве о ценных бумагах нет. Когда имеются в виду эмиссионные ценные бумаги, употребляется термин "ценная бумага документарной формы выпуска". Относительно ценных бумаг, не являющихся в соответствии с законодательством Российской Федерации эмиссионными, подобные термины не употребляются.

Очевидно, прямое следование при аресте векселя нормам Порядка ареста ценных бумаг невозможно. Думается, что при аресте векселя необходимо описывать все индивидуализирующие вексель признаки, к каковым будут относиться: вексельные реквизиты, все передаточные надписи, а также иные надписи (обозначения) на векселе (к примеру, содержание аваля). Только такой подход позволит индивидуализировать арестованный вексель.


Правовой режим арестованных векселей


Пункт 5 Порядка ареста ценных бумаг предусматривает, что "арест ценных бумаг не препятствует совершению эмитентом действий по их погашению, выплате по ним доходов... если такие действия предусмотрены условиями выпуска арестованных ценных бумаг". Этой норме корреспондирует норма п. 8, устанавливающая обязанность должника или специализированной организации, которым переданы на хранение ценные бумаги, "в случае наступления платежа или погашения принимать меры к истребованию денежных средств с дальнейшим их зачислением на депозитный счет соответствующего подразделения судебных приставов".

Следует обратить внимание на юридическую технику и, прежде всего, на язык этих нормативных предписаний: "если такие действия предусмотрены условиями выпуска арестованных ценных бумаг". Анализ показывает, что речь идет исключительно об эмиссионных ценных бумагах, поскольку понятие "условия выпуска" применяется лишь к ним. Только для таких ценных бумаг законодательство признает необходимым принимать решение о выпуске ценных бумаг, которое содержит условия их выпуска (ст. 17 закона "О рынке ценных бумаг"). Для векселя же никаких "условий выпуска" не существует. Вексель есть бумага формальная: то, что в векселе написано, и есть вексельное обязательство.

Порядок ареста ценных бумаг (п. 10) требует, чтобы эмитент зачислял доходы по арестованным ценным бумагам на специальные счета. Данная норма также не может быть отнесена к векселю, так как в вексельном праве даже нет термина "эмитент". Его роль в вексельном праве играет "векселедатель" как простого, так и переводного векселя. При этом главную обязанность по исполнению обязательств по переводному векселю выполняет акцептант векселя, который его не выдавал (не "эмитировал"). Таким образом, очевидно, что на практике эта норма работать не может. Очевидно, что слово "эмитент" следует заменить выражением "лицо, обязанное по ценной бумаге".

Порядок ареста ценных бумаг признает возможным принятие специализированными организациями мер по истребованию денежных средств от должников (и в некоторых случаях это необходимо сделать, ведь должник может просто скрыться, и, пока идет его розыск, может наступить срок исполнения по векселю).

Данная норма содержит определенную "ловушку" для "специализированных организаций", которая состоит в следующем. Если арестован ордерный вексель, то такой вексель действительно легитимирует держателя (по общему правилу) только непрерывным рядом передаточных надписей (индоссаментов). С этой точки зрения специализированная организация законным держателем не является. Следовательно, налицо коллизия, результатом которой может быть отказ в исполнении вексельного обязательства.

Еще одна проблема возникает в связи с тем, что вексельное законодательство (ст. 43 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.) допускает в ряде случаев право векселедержателя на досрочное предъявление иска. Могут также возникнуть ситуации, связанные с тем, что к вексельному должнику будут применены процедуры, установленные Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В этом случае, чтобы не допустить утраты своих прав, необходимо предъявить вексель должнику. Порядок ареста ценных бумаг не поясняет, на ком лежит ответственность за надлежащее предъявление арестованного векселя и на каком основании специализированная организация, которой вексель будет передан на хранение, будет совершать указанные действия.

Все это позволяет сделать вывод о том, что, хотя концептуально вопрос о том, кем должны быть приняты меры по истребованию денежных средств при исполнении по ценным бумагам в указанный в них срок, решен в Порядке ареста ценных бумаг правильно, тем не менее вопросы, связанные с погашением векселя, указанный Порядок может регулировать лишь по аналогии.

Действие Порядка ареста ценных бумаг не только не снимает проблем, связанных с оформлением ареста векселя, но и создает дополнительные. Как представляется, недобросовестные вексельные должники вполне могут использовать подобные недостатки Порядка для того, чтобы не исполнять вексельное обязательство. Интересный выход из указанной ситуации предлагают И.В. Редькин и В.В. Ярков. По их мнению, при разрешении таких коллизий следует исходить из приоритета публичных интересов над частными. Небесспорный, этот подход, тем не менее, в настоящее время представляется наиболее верным. Следует отметить, что оптимальным решением является внесение изменений в существующий порядок ареста ценных бумаг, предусматривающих, в частности, возложение на специализированную организацию обязанности предъявления векселя к акцепту и (или) к платежу в установленные сроки. При этом указанные действия должны производиться с оговоркой о том, что они осуществляются в порядке исполнительного производства в процессе обращения взыскания на имущество должника-векселедержателя. Права специализированной организации при этом подтверждаются актом ареста векселя.


Учет специфики "валютных векселей"


Понятие "валютный вексель", нередко используемое в публикациях по вексельному праву, в принципе не имеет права на существование, поскольку отсутствуют критерии, по которым вексель может быть отнесен к так называемым валютным.

Практически следует указать на возможность существования векселей, денежное обязательство в которых выражено в валюте, отличной от валюты, имеющей хождение в месте платежа. Такой вексель может содержать оговорку об эффективном платеже в иностранной валюте (например: "платеж только в долларах США"), но это не обязательно.

В соответствии со ст. 41 Положения о переводном и простом векселе 1937 г., если переводной вексель выписан в валюте, не имеющей хождения в месте платежа, то сумма его может быть уплачена в местной валюте по курсу на день наступления срока платежа. Если должник просрочил платеж, то векселедержатель может по своему усмотрению потребовать, чтобы сумма векселя была выплачена в местной валюте по курсу либо на день наступления срока платежа, либо на день платежа.

Указанные правила не применяются в случае, когда векселедатель обусловил, что платеж должен быть совершен в определенной, указанной в векселе валюте (оговорка эффективного платежа в какой-либо иностранной валюте).

Общее замечание об отсутствии правил, учитывающих специфику векселя в законодательстве об исполнительном производстве, в полной мере распространяется и на валютные векселя, денежное обязательство по которым выражено в иностранной валюте. Для этого достаточно отметить следующее обстоятельство. Статья 47 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" относительно "денежных средств в иностранной валюте" указывает, что обнаруженные и изъятые у должника денежные средства в иностранной валюте судебный пристав-исполнитель не позднее следующего дня сдает для продажи в банк или иную кредитную организацию, которые пользуются правом продажи иностранной валюты. Заметим, что эта специальная оговорка сделана только в отношении иностранной валюты.

Вексель, оплата по которому может быть произведена в силу требований валютного законодательства только в валюте места платежа (российских рублях), независимо от того, в какой валюте в нем выражен долг, не является валютной ценностью, и порядок реализации прав по нему, в том числе в процессе обращения взыскания, в принципе мало отличается от общего. Однако сумма подлежащих к выплате по нему денежных средств в рублях заранее, как правило, не известна, и это обстоятельство должно быть учтено в нормативных и методических актах, определяющих порядок обращения взыскания на такие ценные бумаги.

Если же платеж должен и может быть произведен в иностранной валюте, то требуется установить порядок реализации таких векселей, учитывающий ограничения оборота валютных ценностей, содержащиеся в законодательстве о валютном регулировании и валютном контроле. Полученные по таким векселям денежные средства в иностранной валюте должны направляться для погашения денежных обязательств в рублях в порядке, предусмотренном ст. 47 закона "Об исполнительном производстве". Если денежные обязательства перед вексельным кредитором должны были в рамках валютного законодательства исполняться должником в иностранной валюте, представляется, что указанный порядок не подлежит применению. Такому кредитору должна быть перечислена сумма в иностранной валюте (порядок исполнения решений о взыскании средств в иностранной валюте требует отдельного рассмотрения, поэтому, к сожалению, в рамках данной работы приходится ограничиться самыми общими замечаниями).


Реализация арестованного векселя


Вексель, на который обращено взыскание по обязательствам векселедержателя, в процессе исполнительного производства может быть реализован (отчужден) помимо воли этого лица. Более того, вполне возможна ситуация, когда векселедержатель вообще скроется от кредиторов. Очевидно, что ни о каком индоссаменте в этом случае речи не идет.

Здесь возникает серьезная проблема, связанная с оформлением передачи такого векселя.

По общему правилу реализация арестованного имущества осуществляется "путем его продажи в двухмесячный срок со дня наложения ареста" "специализированной организацией на комиссионных и иных договорных началах". Как же передавать вексель в этом случае, ведь по общему правилу он передается по индоссаменту (если речь идет об ордерном векселе)? Очевидно, что "существующий" векселедержатель, вексель которого арестован, совершать индоссамент в пользу приобретателя векселя не обязан. Не предусматривается действующими правилами совершение такого индоссамента и специализированной организацией. В связи с этим возникает проблема легитимации нового векселедержателя, ибо "святая святых" - непрерывный ряд индоссаментов может прерваться. Действующий Порядок ареста ценных бумаг данный вопрос не регулирует.

Представляется, что в данном случае легитимация нового владельца произойдет в результате оформления ареста ценных бумаг и заключения договора с уполномоченной на реализацию имущества организацией, например, с Федеральным долговым центром - специализированным государственным учреждением при Правительстве РФ, созданным в целях обеспечения исполнительных действий при обращении взыскания на имущество организаций-должников на основании судебных решений и актов других органов.*(6)

Признавая в целом возможность легитимации вексельного кредитора путем обоснования своих прав со ссылкой на указанные документы, следует отметить и ряд сомнений, вызванных тем, что формально такой порядок ни вексельным, ни гражданским, ни процессуальным законодательством прямо не предусмотрен. Это обстоятельство предоставляет возможность недобросовестному вексельному должнику по формальным основаниям отказаться от исполнения вексельного обязательства.

Еще одна спорная ситуация может возникнуть в связи с положением, установленным п. 4 ст. 54 закона "Об исполнительном производстве". Этим нормативным положением установлено, что, если имущество не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой.

Каким образом в данном случае будет осуществляться легитимация нового вексельного кредитора? Выражение "оставить за собой", очевидно, предполагает юридическое действие, однако ни его форма, ни его последствия в законе не установлены. Возможно, это будет акт приема-передачи векселя. Другими документами, на основании которых будет легитимирован новый вексельный кредитор, будут, очевидно, являться постановление об аресте с прилагаемой описью, в которой будет упомянут вексель, а также протокол о признании торгов несостоявшимися (если имущество продавалось на торгах).


Обращение взыскания на "дефектный" вексель


Случай, когда судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на вексель, даже с учетом возникающих проблем представляется в рамках рассматриваемой темы наиболее простым.

Гораздо сложнее ответить на вопрос о том, что делать судебным приставам-исполнителям с документами, которые называются векселями, но в силу дефекта формы или содержания к таковым не относятся. Ни законодательство (как об исполнительном производстве, так и о ценных бумагах), ни нормативные правовые акты более низкого уровня ответов не дают. Нет и методик разрешения подобных ситуаций на практике.

Проблема же представляется достаточно серьезной, во-первых, в силу размаха, который приняло в России обращение документов, которые, формально именуясь векселями, таковыми не являются в силу дефекта формы или содержания; во-вторых, поскольку нахождение таких "векселей" в обороте влечет невозможность обеспечить надлежащим образом права кредиторов: обращение взыскания на подобные "векселя" может привести к невозможности их последующей реализации и сомнительности прав последующих "векселедержателей".

Попытаемся проанализировать проблемы с арестом таких "векселей" в рамках двух возможных вариантов решения.

Первый возможный подход. Можно рассматривать данное имущество не как ценную бумагу (собственно "вексель"), а как "права требования", которые принадлежат должнику в связи с обладанием документом, именуемым "вексель". Тем самым предлагается квалифицировать права, которые представляет такой документ, в качестве "дебиторской задолженности". Это означает, что арест "векселя" будет осуществляться на основании специальных норм, установленных Временной инструкцией о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ, или оказанных услуг (дебеторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций-должников, утвержденной приказом Министерства юстиции РФ от 3 июля 1998 г. N 78 *(7) (далее - Временная инструкция).

Данное решение представляется целесообразным, однако необходимо возразить против попыток подвести под названный нормативный правовой акт все случаи, когда должник имеет право требования, так или иначе связанное с наличием у него "недействительных" векселей. Почему это было бы неверным? Во-первых, основания для таких сомнений дает сам рассматриваемый документ - Временная инструкция; во-вторых, недействительность векселя - категория многоаспектная. В силу этого не во всех случаях недействительности векселя права его держателя могут рассматриваться как имущество, которое может быть объектом обращения взыскания в порядке исполнительного производства.

Рассмотрим те проблемы, которые возникают при применении в отношении прав по "недействительным векселям" порядка, предусмотренного Временной инструкцией. Пунктом 1 Временной инструкции установлено, что этот документ "регламентирует порядок обращения взыскания на имущество должника - права (требования), принадлежащие организации - должнику (далее - должник) как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (далее - дебиторская задолженность)". Таким образом, сам документ очень ограничивает сферу своего применения. Речь может идти только об аресте документов, удостоверяющих денежное обязательство. Следовательно, целый ряд "векселей" в таком порядке формально арестован быть не может. В частности, не могут быть арестованы "векселя", которые в соответствии с включенными в их текст оговорками предполагают возможность их погашения не денежными средствами, а иным имуществом.

"Вычислить" такие "векселя" непросто. Наиболее известным в судебной практике случаем является рассмотренное Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ дело по иску ООО "Инновационный центр" к ЗАО "Группа Росшина". Документ, представленный истцом, содержал пометку об оплате векселя "только шинной продукцией". Данная пометка была расценена как свидетельство наличия обязательства по передаче шинной продукции, а не денежного обязательства, как этого требует п. 2 ст. 75 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.*(8)

В качестве общего замечания следует предложить такой ориентир: не будут относиться к документам, содержащим денежное обязательство, документы, которые включают следующие формулы вексельных обязательств (примеры условные, предложенный текст демонстрирует только возможные модели):

"...Обязуюсь уплатить по настоящему векселю Иванову И.И. 1000 рублей, но только путем передачи товарно-материальных ценностей...";

"...Обязуюсь уплатить по настоящему векселю Иванову И.И. 1000 рублей. Оплата (платеж) осуществляется путем передачи товарно-материальных ценностей...";

"...Обязуюсь уплатить по настоящему векселю Иванову И.И. 1000 рублей. Погашение путем поставки товарно-материальных ценностей...";

"...Обязуюсь уплатить по настоящему векселю Иванову И.И. товарно-материальные ценности на сумму (в эквиваленте) 1000 рублей...";

"...Обязуюсь уплатить по настоящему векселю Иванову И.И. 1000 рублей путем поставки товарно-материальных ценностей на сумму векселя..." и т. п.

Объединяет все указанные формулы то, что дефект содержится непосредственно в тексте обязательства. Поэтому в качестве общего принципа можно предложить следующее правило: недействительными (дефектными) будут все векселя, текст вексельных обязательств которых предполагает исполнение обязательства неденежными средствами или ограничивает выплату денежных средств каким-либо условием.

Однако указанные случаи достаточно просты. В реальной практике вексельного обращения встречаются и более интересные "экземпляры". К примеру, в одном из обращающихся векселей электроэнергетической организации (вексель был выдан на бланке, который являлся приложением к известному постановлению Правительства РФ от 26 сентября 1994 г. N 1094 "Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций векселями единого образца и развитии вексельного обращения") ограничивающие денежную выплату условия формулировались следующим образом. Во-первых, в самом тексте вексельного обязательства ("...обязуется безусловно уплатить по этому векселю денежную сумму в размере десять миллионов рублей...") слова "денежную" были перечеркнуты, во-вторых, в том месте, где указывается срок платежа, было записано: "по предъявлении в счет задолженности за покупную электроэнергию без зачета в денежные средства". В данном случае - формально - ограничение на выплату по векселю денежной суммы содержалось не в вексельном обязательстве. Однако с учетом других условий можно заключить: вексель явно не предполагает его погашения денежными средствами.

Аналогичный подход к решению вопроса о наличии дефекта формы векселя был применен Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении протеста на судебные акты, принятые по иску ООО "Продэк" к ОАО "Метафракс" о взыскании долга по векселю. Простой вексель, на основании которого было предъявлено требование, содержал запись о том, что данный вексель принимается эмитентом только в уплату за поставленную продукцию. Президиум ВАС РФ указал на то, что в данном случае содержащаяся в документе запись о принятии векселя только в уплату за поставленную продукцию удостоверяет не денежное, а иное обязательство. При этих условиях документ, оформленный на бланке простого векселя, следует рассматривать как письменное обязательство, правоотношения сторон по которому регулируются нормами общегражданского, а не вексельного законодательства.*(9)

В связи с анализом подобных векселей необходимо обратить внимание на то, что не все подобные формулировки при их включении в вексельный документ будут вести к дефектности векселя. Следует признать обоснованной позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенную в п. 3 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте.*(10) В указанном Обзоре судам рекомендуется исходить из того, что включение в вексель ссылок на основания его выдачи влечет его недействительность лишь в том случае, если они обусловливают предложение (обязательство) уплатить вексельную сумму.

Исследование вопроса о ничтожном векселе и порядке его ареста не может быть полным, если не отметить многоаспектность проблемы недействительности векселя. Для более полного ответа на поставленные в исследовании вопросы попробуем проанализировать основания недействительности векселя, тем более что доктрина не содержит развернутого описания таких оснований и последствий недействительности векселя.

Во всех имеющихся исследованиях основное внимание уделяется так называемому дефекту формы.*(11) Остальные основания недействительности векселя остаются за пределами внимания законодателя и ученых. В целом это свойственно доктрине российских ценных бумаг, которая никогда не имела ясных классификаций недействительности ценных бумаг, да и саму эту проблему вряд ли рассматривала как существенную. Так, дореволюционная цивилистика не рассматривала вопрос о недействительности векселя всесторонне. Были определенные попытки составить стройные классификации недействительных векселей, однако они не достигали цели. Один из таких проектов - соответствующей части Проекта вексельного устава 1893 г. - критикует С.М. Барац.*(12)

В течение определенного периода времени вопрос о ничтожности того или иного векселя решался судебными органами. Данные о такой судебной практике приводит Г.Ф. Шершеневич, который указывает, что неясные формулировки Вексельного устава 1832 г. давали "суду возможность в каждом отдельном случае оценивать значение опущения того или иного реквизита, чем совершенно уничтожалось все формальное значение векселя".*(13) Сам Г.Ф. Шершеневич основное внимание уделял дефектам содержания векселя.*(14)

Наиболее детальную классификацию недействительности векселя содержат работы С.М. Бараца, который различал "дефекты, в векселе видимые" и "дефекты, в векселе скрытые".*(15)

Дефектами первого типа ("в векселе видимые") он называл следующие:

а)отсутствие существенных реквизитов в вексельном обязательстве;*(16)

б) неясность, неточность самого векселя, большие противоречия в его содержании или неподходящие замечания;

в) оторванная часть векселя, не заключающая в себе существенных его частей;

г) разорванные части векселя, предъявляемые полностью в не склеенном, но в собранном виде, или те же части, соединенные посредством склейки, в том случае, когда он разорван с намерением его уничтожить;

д) вексель, содержание которого загромождено не идущими к его бытию условиями относительно штрафа, неустойки ипр.;

е) бланковый вексель, когда недостающие в нем составные части будут выполнены ненадлежащим образом до осуществления по нему прав;

ж) преюдицирование векселя, т. е. неопротестование его в срок.

В отношении дефектов, "в векселе скрытых", С.М. Барац отмечал, что бывают случаи, когда вексель заключает в себе все существенные реквизиты, но под кажущейся его правильностью скрывается радикальный порок.*(17) Среди подобных дефектов С.М. Барац выделял следующие:

а) подлог векселя или подложное изменение подлинного векселя;

б) вымышленный (фиктивный) вексель.

Не давали развернутых классификаций недействительности векселя и цивилисты времен НЭПа, которые уделяли больше внимания формальной стороне вексельного обязательства.*(18) Например, В.М. Гордон по поводу Положения о векселях 1922 г. замечал, что вексель должен иметь точно определенное содержание. В случае отсутствия в вексельном документе какого-либо из указаний, перечисленных в ст. 2 Положения о векселях 1922 г., документ не имеет значения векселя и является обыкновенным гражданским обязательством, обсуждаемым судом уже не на основании положения о векселях, а по общим правилам об обязательствах.*(19) Он же отмечал, что векселем признается такое долговое денежное обязательство, которое написано "на вексельной бумаге соответствующего достоинства". Упущение влечет недействительность векселя.*(20)

В настоящее время ряд авторов (В.А. Белов, Ф.А. Гудков, А.В. Макеев и др.) пытаются разработать классификации оснований недействительности векселя.*(21) Некоторые аспекты этой проблемы затрагивает И.В. Рукавишникова.*(22) Большинство из предлагаемых этими авторами концепций не могут быть приняты.

Так, Ф.А. Гудков попытался сформулировать "группы причин, которые могут служить основанием для квалификации документа как не имеющего вексельной силы".*(23) Он рассматривает несколько больших групп причин недействительности векселя: а) подлог, подделка и иная фальсификация; б) дефекты формы, включающие в себя дефекты обязательных реквизитов векселя; дефекты формы самого векселя; в) дефекты содержания векселя.*(24) Он признает и иные основания, в частности, отсутствие надлежащей дееспособности.

Представляется, что выделенный им перечень юридических фактов - оснований для недействительности векселя - не соответствует вексельному законодательству и является неполным, на самом деле он гораздо шире. Нельзя согласиться и с тем, что в названный список включено в качестве безусловного такое основание, как отсутствие необходимой дееспособности. Вызывает сомнение в концепции Ф.А. Гудкова то, что в качестве отдельных оснований названы "подлог, подделка и иная фальсификация". Судебная практика идет по пути признания "подделкой" ценной бумаги как ее частичной подделки, так и изготовления полностью поддельной ценной бумаги. Под частичной подделкой ценной бумаги в уголовной практике понимается совершение следующих действий: подделка номинала, подделка номера, серии облигации и других реквизитов ценных бумаг.*(25) В связи с этим вызывает сомнение и использованный термин "иная фальсификация".*(26)

Другой автор, А.В. Макеев, отмечает, что в векселе присутствуют "дефекты видимые" и "скрытые дефекты". Под "видимыми дефектами" он понимает: а) отсутствие целости, повреждение текста - наличие разрывов или надрывов векселя, отсутствие его части, а также повреждения части (например, текст залит чернилами, вымаран) при внешней целости; б) поправки в тексте, зачеркивания (за исключением зачеркивания индоссамента). Вексель, по мнению А.В. Макеева, теряет силу если: а) он разрезан пополам, надрезан посередине снизу вверх по крайней мере до половины или разорван на части и склеен; б)отсутствуют обязательные реквизиты; в) отсутствует часть любого вексельного реквизита, влияющая на исполнение должниками своего обязательства; г) вексель залит краской, чернилами, маслом, обожжен, подвергнут воздействию химических реактивов, что привело к невозможности однозначного определения содержания вексельных реквизитов; д) имеются повреждения вексельных реквизитов умышленного характера (подчистка, вымывание, вытравливание и пр.). Сохраняет же силу вексель, в котором: а) сохранены все обязательные и дополнительные реквизиты, за исключением вневексельных; б) не сохранены элементы защиты от подделки; в)подклеены оторванные куски, если оторванные части безусловно принадлежат данному векселю; г) заклеены надрывы; д) имеются пятна, в случае, если они не препятствуют определению вексельных реквизитов, надписей и штампов, не влияющих на содержание вексельного текста; е) отсутствуют части, не влияющие на содержание вексельных реквизитов. Скрытыми дефектами векселя А.В. Макеев считает следующие: а) подложность векселя; б) подложность изменения текста векселя; в) поддельность бланка.

Анализируя подобные классификации, нельзя не вспомнить ироничное замечание С.М. Бараца по поводу Проекта устава вексельного 1893 г.: "Можно подумать, что все вексельные контрагенты - одни сплошные мошенники, и что находящиеся у них векселя они хранят в голенищах сапог, в кладовой с провизией и пр.".*(27) Особенно интересно, почему при наличии заклеенных надрывов вексель остается векселем, а надрезанный "посередине снизу вверх по крайней мере до половины" и склеенный документ перестает быть векселем?

Главная же причина того, почему предложенная А.В. Макеевым классификация не может быть принята, состоит в том, что в ее основе отсутствует единый классификационный критерий. Непонятно, в чем различие между видимым и скрытым дефектом? Для кого и какой дефект видим, а какой скрыт?

Что касается скрытых дефектов, то согласиться с А.В. Макеевым нельзя. Им используются понятия: "подложный вексель", "подложное изменение текста векселя", "поддельный бланк", и при этом не приводятся объективные критерии их различия. Интересно отметить, что уголовная практика фактически приравнивает подделку и подложность векселя.*(28)

Представляется, что основания ничтожности векселя могут быть общими (т. е. такими, которые свойственны всем ценным бумагам, а также сделкам) и специальными (которые вызваны самой спецификой вексельного обязательства).

Вексельным законодательством предусмотрены два принципиальных случая недействительности:

а) недействительность отдельных частей векселя (отдельных реквизитов);

б) недействительность векселя в целом.

Особое место занимают векселя с пороками полномочий. Это случаи, когда какое-либо лицо действовало без необходимых полномочий или с превышением предоставленных полномочий. В таких случаях вексель не будет поражаться мерами недействительности. Однако обязательства по векселю для лиц, от имени которых он якобы выдан (и которые соответственно указаны в векселе), могут и не возникнуть. Основанием выделения пороков полномочий для их отдельного рассмотрения служит ст. 8 Положения о переводном и простом векселе 1937 г., в соответствии с которой каждый, кто подписал вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю; в таком же положении находится представитель, который превысил свои полномочия.*(29) Иначе говоря, подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности векселя.*(30)

Рассмотрение случаев недействительности отдельных обязательств, включенных в вексель, недействительности всего векселя и пороков полномочий не нашли пока своего места в специальной литературе. Основное отличие недействительности отдельных вексельных реквизитов, включенных в вексель, от недействительности векселя в целом состоит в следующем: недействительность отдельных обязательств, включенных в вексель, может и не породить недействительности векселя в целом, недействительность же векселя в целом поражает все правоотношения, с ним связанные. Например, подложность подписи и пороки дееспособности в зависимости от сочетания (комбинаций) с иными условиями векселя могут являться основанием и для признания недействительности отдельных обязательств по векселю, и основанием для признания недействительным вексельного обязательства в целом.

Действующее законодательство (ст. 147 ГК РФ) использует термины "подделка" и "подлог" векселя, однако их определения не даются, хотя и указано на последствия обнаружения владельцем ценной бумаги ее "подлога или подделки". В вексельном праве понятие "подложность" встречается в ст. 7 Положения о переводном и простом векселе 1937 г. применительно только к подписи, поставленной на векселе, т. е. лишь относительно одного вексельного реквизита. В "Толковом словаре русского языка" слова "поддельный" и "подложный" объединены одним общим значением - "фальшивый".*(31)

В какой-то степени ориентиром, видимо, может служить судебная практика. В уголовном праве под подделкой ценной бумаги понимается как частичная подделка, так и изготовление полностью поддельной ценной бумаги.*(32) Предлагаем следующую модель. Понятие "подложность" может употребляться применительно лишь к одному реквизиту - подписи какого-либо обязанного по векселю лица. Вексель называется подложным, когда подпись на нем сделана каким-либо другим лицом, а не тем, Тот кого она значится исходящею".*(33) Подложность подписи как частичная подделка векселя поглощается более широким понятием - поддельный вексель.*(34)

Существует три возможных варианта развития правоотношений из ничтожного векселя:

1) документ признается не имеющим силы векселя и рассматривается как доказательство наличия общегражданского обязательства;

2) документ, именуемый векселем, не порождает никаких отношений, кроме связанных с его недействительностью;

3) вексель сохраняет свою силу ввиду того, что на нем имеются подписи иных обязанных лиц, действительность которых не подвергнута сомнению (недействительны только отдельные реквизиты).

В первом случае недействительность лишает документ силы векселя, однако к такому обязательству применяются правила об общегражданских обязательствах. Этого же мнения придерживается и арбитражная практика.*(35) Его разделяла и старая, еще русская, вексельная практика.*(36) Взыскание на дебиторскую задолженность, наличие которой подтверждается таким документом, обращается в установленном порядке.

Следует добавить, что такой документ не является основанием для требования, предъявляемого в соответствии с положениями законодательства о ценных бумагах. Требование может быть предъявлено лишь лицу, чьи гражданско-правовые обязательства перед держателем документа подтверждаются этим документом.

Во втором случае документ, пораженный мерами недействительности, не может быть квалифицирован даже как общегражданское обязательство (к примеру, вексель выдан от имени вымышленного лица); либо вексель поражается мерами недействительности в силу любых иных причин недействительности, и при этом на векселе не имеется подписей каких-либо иных обязанных лиц, обязательства которых такими мерами недействительности не поражены.

Третий вариант является, видимо, самым распространенным. В этом случае вексельные обязательства каких-либо лиц поражены мерами недействительности (за исключением дефекта содержания и формы), но при этом на векселе имеются подписи иных лиц, которые остаются действительными.

В первом и втором случаях арест "векселя" может привести к появлению целого ряда проблем как у организаций, осуществляющих реализацию арестованного имущества, так и последующих владельцев "векселей".

Третий случай, при том что вексель все-таки сохраняет свою силу, также является проблемным. Действующее вексельное законодательство предоставляет векселедержателю определенные права, направленные на защиту принадлежащих ему прав в случаях передачи ему подложной или поддельной ценной бумаги (ст. 147 ГК РФ). В соответствии с этой статьей лицо, которое обнаружило подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о возмещении убытков. Это правило означает, что организация, которая будет осуществлять реализацию такого "векселя", может подпасть под действие указанной статьи.

Кроме того, подделка ценной бумаги (как было указано) может быть и частичной. К примеру, подпись векселедателя подделана, а подпись акцептанта - подлинная. Вексель при этом не будет ничтожен полностью, поскольку в вексельном праве действует принцип самостоятельности обязательств каждого обязанного лица.

Второй возможный подход к решению данной проблемы состоит в следующем. Предлагается исходить из того, что на документы, которые в силу дефекта формы или содержания векселями не являются, нельзя обратить взыскание в рамках тех процедур, которые установлены действующим законодательством об исполнительном производстве. На практике это должно означать, что такие "векселя" нельзя арестовывать.

Каковы недостатки этого решения? Ничтожный вексель может быть не только реализован должником, но по нему может быть получено исполнение. В связи с этим недобросовестные должники будут использовать такой запрет как условие для переведения своих активов перед арестом в ничтожные векселя.

В заключении следует еще раз отметить, что действующие нормативные правовые акты в сфере исполнительного производства практически не регулируют отношения, связанные с обращением взыскания на вексель, поскольку специфика векселя как ценной бумаги в этих актах не учтена. В связи с этим очевидно, что эффективность указанных актов с точки зрения обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников исполнительного производства крайне низка.

Эти выводы касаются как случаев обращения взыскания на вексель, соответствующий всем требованиям вексельного законодательства и законодательства о ценных бумагах, так и случаев обращения взыскания на "дефектные" векселя.

Для решения проблем обращения взыскания на векселя представляется необходимым внести изменения и дополнения в действующий Порядок ареста ценных бумаг. В качестве одного из вариантов решения проблемы можно принять специальный акт (возможно, на уровне Министерства юстиции РФ), регулирующий вопросы ареста векселя. Целесообразность такого решения очевидна в силу описанной специфики векселя. Однако одними подзаконными актами не обойтись. Вероятно, следует внести изменения и дополнения в Федеральный закон "Об исполнительном производстве". Думается, что эти коррективы должны касаться учета специфики валютных ценных бумаг, ст. 54 названного закона. Необходимо более подробно описать процедуру обращения взыскания на ценные бумаги, не ограничиваясь, как это делает закон в действующей редакции, отсылкой к нормативному акту Правительства РФ.

В качестве решения проблемы обращения взыскания на "дефектные" векселя представляется необходимым разработать отдельную процедуру, которая также должна найти отражение в Федеральном законе "Об исполнительном производстве". В названном акте целесообразно предусмотреть отсылочную норму следующего содержания: "особенности обращения взыскания на документы или имущественные права (совокупности имущественных прав), эмитированные (выданные) с нарушением требований законодательства о ценных бумагах, устанавливаются совместными нормативными актами федерального органа исполнительной власти в области рынка ценных бумаг и юстиции".

Представляется, что это должен быть нормативный акт, совместно принятый ФКЦБ России и Министерством юстиции Российской Федерации (возможно, с участием Центрального банка РФ (Банка России)), в котором должен быть урегулирован комплекс вопросов, возникающих в связи с арестом не только ничтожных векселей, но и, к примеру, акций, которые не прошли государственной регистрации, различного рода денежных суррогатов, эмиссия которых запрещена Федеральным законом "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых признан несостоявшимся или недействительным. До решения проблемы обращения взыскания не "дефектные" векселя на нормативном уровне следует рекомендовать судебным приставам-исполнителям, если им предстоит наложить арест на документ, который именуется векселем, проверить действительность этого документа хотя бы с точки зрения дефектов формы.

Чем быстрее государство в лице соответствующих органов обеспечит внесение изменений и дополнений в действующие нормативные правовые акты, регулирующие процедуру обращения взыскания на вексель, тем меньше вероятность наступления неблагоприятных последствий для участников вексельных правоотношений.


Л.А. Новоселова,

доктор юрид. наук, судья Высшего

Арбитражного Суда РФ


А.В. Габов,

кандидат юрид. наук


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Ярков В.В., Редькин И.В. Обращение взыскания на ценные бумаги и доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью // Юридический мир. 1999. Апр. С.10.

*(2) См.: Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом век- селе".

*(3) Следует указать, что эта проблема не решена не только в рамках законодательства об исполнительном производстве. П.С. Яни и один из авторов настоящей статьи уже обращали внимание на то, что не менее существенные проблемы ареста векселя существуют в уголовно-процессуальном законодательстве (см.: Габов А.В., Яни П.С. Арест ценных бумаг по уголовному делу // Российская юстиция. 1999. N 7).

*(4) Ярков В.В., Редькин И.В. Обращение взыскания на ценные бумаги и доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью // Юридический мир. 1999. Апр. С. 10.

*(5) Там же. С. 11.


*(6) См.: Положение о Федеральном долговом центре при Правительстве Российской Федерации. Утверждено постановлением Правительства РФ от 6 января 1998 г. N 6.

*(7) Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 16.

*(8) Постановление Президиума ВАС РФ от 9 июня 1998 г. N 7034/97.

*(9) Постановление Президиума ВАС РФ от 21 марта 2000 г. N 7430/99 // Система "Гарант".

*(10) Приложение к Информационному письму ВАС РФ от 25 июля 1997 г. N 18 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

*(11) См.: Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте: Комментарий практики рассмотрения споров. М., 1997. С.17; Гудков Ф.А. Вексель: Дефекты формы: Методики выявления типичных ошибок. М., 1998.

*(12) Барац С.М. Задачи вексельной реформы в России (по поводу Проекта устава вексельного 1893 г.). Спб., 1896. С. 181-183.

*(13) Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изд. 1914 г.). М., 1994. С. 281.

*(14) Там же. С. 280-281.

*(15) Барац С.М. Курс вексельного права в связи с учением о векселях и вексельных операциях. Спб., 1893. С. 184-190.

*(16) Дословно мысль С.М. Бараца сформулирована следующим образом: "обязательство, которое, по желанию векселедателя (трассента) предназначено быть векселем, но в котором не достает, однако, существенных принадлежностей такового, не есть вексель" (см.: там же. С. 184.).

*(17) Там же. С.187.

*(18) Гордон В.М. Положение о векселях в частной кодификации: Изд. 2-е, доп. Харьков, 1926. С. 20; Он же. Вексельное право. Сущность векселя, его составление, передача и протест. Харьков, 1926. С. 22.

*(19) Гордон В.М. Положение о векселях в частной кодификации. С. 20.

*(20) Гордон В.М. Вексельное право... С. 22.

*(21) См.: Белов В.А. Практика вексельного права. М., 1998; Гудков Ф.А. Указ. соч. С. 8; Ильин В.В., Макеев А.В., Павлодский Е.А. Вексельное право: Общие положения и юридический комментарий: Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 1998. С. 53-54.

*(22) Рукавишникова И.В. Гражданско-правовая природа векселя: сущность и ее влияние на проблему основания возникновения вексельных обязательств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 23-25.

*(23) Гудков Ф.А. Указ. соч. С. 8.


*(24) Там же. С. 68.

*(25) См.: Постановление Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 О" судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг". П. 3 // Российская газета. 1994. 14 июля.

*(26) Гудков Ф.А. Указ. соч. С. 68.

*(27) Барац С.М.Задачи вексельной реформы в России... С. 89.

*(28) См.: Постановление Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 О" судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг". П. 3.

*(29) См. также: Барац С.М. Курс вексельного права... - С. 185.

*(30) См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 3 февраля 1998 г. N 6006/97; от 7 июля 1998 г. N 1535/98 и др.

*(31) Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: Изд. 2-е, испр. и доп. М.: АЗЪ, 1995. С. 525, 527.

*(32) См.: Постановление Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 О" судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг". П. 3.

*(33) Некоторые исследователи понимают это более широко: "Вексель, подписанный иным лицом, нежели то, что поименовано, является подложным. То же относится к надписям на векселе и изменениям его текста" (см.: Ильин В.В., Макеев А.В.:, Павлодский Е.А.Указ. соч. С. 53-54).

*(34) Гудков Ф.А. Указ. соч. С. 68.

*(35) Вестник ВАС РФ. 1996. N 8. С. 29; Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 17.

*(36) Гордон В.М. Положение о векселях в частной кодификации. С. 20.



Обращение взыскания на вексель в порядке исполнительного производства


Автор


Л.А. Новоселова - доктор юрид. наук, судья Высшего Арбитражного Суда РФ


А.В. Габов - кандидат юрид. наук


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 9




Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.