Интернет - средство массовой информации? (К. Демьянова, "Законодательство", N 9, сентябрь 2000 г.)

Интернет - средство массовой информации?*(1)


Можно ли отнести Интернет к средствам массовой информации (СМИ) и в какой мере следует руководствоваться законодательством о СМИ при рассмотрении вопросов, связанных с Интернетом? Сейчас, когда в нашей стране идет активная "интернетизация", эти вопросы возникают у многих. Чтобы найти на них ответы, надо точно определить, что представляют собой СМИ и Интернет.

Как известно, под средством массовой информации закон понимает периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмму, кинохроникальную программу, иную форму периодического распространения массовой информации.

Интернет - это глобальная коммуникационная сеть, система, предоставляющая пользователям необычайно широкие возможности. Отметим, что существует значимая разница между понятиями "информационная сеть" и "коммуникационная сеть". С точки зрения Интернета первое понятие более узкое, второе же включает в себя понятия информационной сети и коммуникаций.

Интернет - это и средство общения, и средство получения информации. Здесь существуют виртуальные магазины, где можно делать покупки, через Интернет можно вести бухгалтерию и организовывать многосторонние переговоры, он используется в качестве телефона, позволяет иметь личную (с ограниченным доступом) электронную почту. Имеются и другие способы применения Интернета.

В частности, Интернет дает возможность создать электронное средство массовой информации. Указанную деятельность следует отличать от обычного распространения информации. В последнем случае речь идет о помещении любым лицом каких-либо сведений на свою страничку или о рассылке их по сайтам (периодичность таких сообщений скорее исключение, чем правило).

Российское законодательство не оставило электронные СМИ без внимания. В силу ст. 24 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I "О средствах массовой информации" (с изм. и доп.) (далее - Закон о СМИ) правила, установленные законом для периодических печатных изданий, применяются в случае периодического распространения текстов, созданных с помощью компьютеров и хранящихся в их банках и базах данных; указанный порядок действует и в отношении иных средств массовой информации, продукция которых распространяется в виде печатных сообщений, материалов, изображений. Соответственно электронная газета как "иное средство массовой информации" подпадает под действие данной статьи независимо от того, была ли она зарегистрирована как печатное СМИ. Требования, установленные Законом о СМИ для обычных информационных агентств, по аналогии распространяются на электронные информационные агентства. В соответствии с п. 2 ст. 24 названного акта правила, закрепленные Законом о СМИ для радио- и телепрограмм, применяются в случае периодического распространения массовой информации через системы телетекста, видеотекста или иные телекоммуникационные сети.

Необходимо отметить, что электронным может быть признано не только СМИ, существующее в Интернете. Так, если газета не печатается в типографии, а только набирается на компьютере и передается читателям с помощью факс-модемной связи (разновидности электросвязи), по сути, происходит периодическое распространение массовой информации через телекоммуникационные сети, и подобный печатный (хотя и не печатающийся в привычном понимании) орган признается электронной газетой. Конечный вид продукции в данном случае не имеет значения: газета может появиться в виде печатной копии или остаться в электронном виде в зависимости от желания конечного потребителя - владельца факс-модема, которому была отправлена информация.

Именно такую - широкую - трактовку понятия "электронное средство массовой информации" дала Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ*(2) (далее - Судебная палата).

Указанная трактовка содержится в разъяснении по делу об обращении начальника Государственного комитета РФ по печати Северо-западного регионального управления г. Санкт-Петербурга. Указанное должностное лицо просило Судебную палату разъяснить, можно ли отнести к газетным печатным изданиям такое средство массовой информации, которое не печатается в типографии, а набирается на компьютере и передается читателям по факсу. Речь шла о газете "Слово Орлова". Данное дело было закрыто 29 июля 1999 г. в связи с прекращением деятельности названной газеты.

На кого же распространяется ответственность в данной сфере? Такими субъектами являются владельцы и производители аудиовизуальной продукции и источники информационных услуг в Интернете. Однако привлечение к ответственности здесь имеет особенности: доказать что-либо бывает очень непросто. А суду необходимо предъявить доказательства существования деяния, для чего информацию надо сохранить, доказать ее наличие в источнике, а также установить его владельца или производителя.

Судебная палата не раз рассматривала иски, связанные с обнародованием ложных сведений в электронных СМИ. Для решения споров использовалось законодательство о средствах массовой информации. В качестве примера приведем дело об обращении губернатора Кемеровской области А.М. Тулеева по поводу сведений, распространенных Агентством политических новостей*(3).

А.М. Тулеев обратился в Судебную палату в связи с тем, что 25 июня 1999 г. через Интернет (по адресу: http://www.apn.ru) Агентством политических новостей была распространена информация о том, что истец "принял православное вероисповедание: прошел обряд крещения и стал членом местного церковного прихода". Данная новость также появилась в нескольких известных журналах и газетах. В последующих сообщениях этих же источников говорилось, что на экстренном заседании А.М. Тулеев был приговорен к смертной казни за отказ от ислама.

По данным Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, Агентство политических новостей не было зарегистрировано в качестве СМИ, хотя активно распространяло информацию с использованием Интернета. Судебная палата, оценив организационно-правовую природу Агентства политических новостей, посчитала, что оно представляет собой информационное агентство, выбравшее "иную форму" периодического распространения массовой информации в смысле ч. 2 ст. 2 Закона о СМИ, т. е. пользующееся сетью Интернет. Опираясь на ст. 23 Закона о СМИ, согласно которой при применении данного акта "в отношении информационных агентств на них одновременно распространяется статус редакции, издателя, распространителя и правовой режим средства массовой информации", Судебная палата применила положения ст. 56 Закона о СМИ, в соответствии с которой "учредители, редакции, издатели, распространители... журналисты, авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации" (выделено мной. - К.Д.). Упомянутые газеты и журналы, поместившие ложные сведения, были освобождены от ответственности, так как использовали информацию Агентства политических новостей.

Такое же решение вынесла судья Тверского суда г-жа Селезнева, определив ответственность Агентства политических новостей в виде штрафа. 10 мая 2000 г. ответчик подал кассацию, и в настоящее время дело находится на рассмотрении в кассационной инстанции.

Рассмотрим еще один пример, на этот раз связанный с избирательным правом. В Судебную палату обратилась Генеральная прокуратура РФ в связи с проведением проверки по обращению Председателя Центральной избирательной комиссии Вешнякова А.А. и начальника Центрального штаба избирательного блока "Отечество - Вся Россия" Бооса Г.В. Названные лица просили дать разъяснение о том, можно ли отнести к нарушению законодательства о СМИ и избирательного законодательства публикации в глобальной сети Интернет опросов общественного мнения и иных социологических данных в день проведения выборов. Оказывается, в день, когда запрещена всяческая агитация, любой желающий мог открыть нужный сайт и ознакомиться с последними результатами голосования по регионам, с комментариями политиков, экспертов и политологов. Автором и организатором этого сетевого проекта был Г. Павловский.

Судебная палата исходила в рассуждениях из следующих посылок. В силу п. 2 ст. 8 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 121-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (далее - Закон о выборах депутатов) под предвыборной агитацией понимается осуществление деятельности, побуждающей или имеющей цель побудить избирателей к участию в выборах, а также голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата, за любой зарегистрированный ЦИК РФ федеральный список кандидатов или против него.

Предвыборная агитация, согласно п. 1 ст. 52 Закона о выборах депутатов, может проводиться:

а) через средства массовой информации;

б) путем проведения массовых мероприятий (собраний и встреч с гражданами, митингов, демонстраций, шествий, публичных дебатов и дискуссий);

в) путем выпуска и распространения печатных, аудиовизуальных и других агитационных материалов;

г) в иных не запрещенных законом формах.

Исходя из изложенного, Судебная палата пришла к следующим выводам. Во-первых, публикация данных опроса общественного мнения в глобальной сети Интернет является предвыборной агитацией, так как побуждает к участию в выборах, а также к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата, за любой зарегистрированный ЦИК РФ федеральный список кандидатов или против него. Во-вторых, агитация проводилась в "иной не запрещенной законом форме". В-третьих, в данном случае было нарушено избирательное законодательство России, так как в соответствии с п. 1 ст. 53 Закона о выборах депутатов предвыборная агитация в любой форме в день голосования и предшествующий ему день запрещается.

Судебная палата также отметила, что каналы (ОРТ и ВГТРК), в день голосования проинформировавшие граждан об открытии сайта в глобальной сети Интернет, на котором можно было ознакомиться с результатами опросов общественного мнения по результатам голосования, могут быть привлечены к ответственности в соответствии с п. 3 ст. 54 Закона о выборах депутатов только в случае, если обнародование данной информации сопровождалось точным указанием адресов упомянутых сайтов. Если же данная информация распространялась без уточнения их координат в Интернете, т. е. просто констатировался факт появления указанного сайта, каналы не могут быть привлечены к ответственности*(4). В настоящее время прокурор Генеральной прокуратуры Н.А.Поверенова закрыла дело в связи с тем, что "достаточных оснований для применения мер прокурорского реагирования нет".

В процессе пользования Интернетом могут быть затронуты самые разные правоотношения, регулирование которых выявляет многочисленные пробелы в законодательстве. Какие существуют выходы из сложившейся ситуации?

Можно внести изменения и дополнения в действующие нормативные правовые акты, точнее, в нормы с закрытым перечнем субъектов, под регулирование которых могут подпасть отношения в сети Интернет (это касается законодательства об авторских правах, о выборах, о рекламе и др.). Перечисленные области отношений касаются и сетевых СМИ, о чем свидетельствуют рассмотренные Судебной палатой дела.

Нужно создать специальные законы (о цифровой подписи, например). Это должны быть законопроекты прямого действия, оставляющие "пространство" для применения международных принципов организации работы с сетью Интернет, выработанных неправительственными организациями.

Целесообразно распространить действие уже существующих норм на новые отношения. Такая возможность была проиллюстрирована практикой Судебной палаты, которая наглядно показала, что российское законодательство можно и нужно использовать при решении проблем, связанных с Интернетом: нормы российского права в состоянии регулировать более широкий круг правоотношений.

Для достижения наибольшего эффекта, полагаю, следует использовать все три перечисленных способа - и создавать новые законы, и дополнять уже существующие, и применять расширительное толкование действующих норм.

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о необходимости усиления охраны авторских и смежных прав. Практически все современные акты зарубежного законодательства, так или иначе связанные с Интернетом (точнее, с "цифровыми технологиями"), уделяют особое внимание данному вопросу, а в ряде случаев целиком посвящены ему (например, действующий в США The Digital Millenniun Copyright Act 1998 г.). Об устойчивости данной тенденции свидетельствуют также законопроекты развитых стран мира и международных организаций (директивы Европейского Союза, Всемирной организации интеллектуальной собственности и др.).

Учитывая специфику сети Интернет, необходимо иметь в виду, что в ряде случаев реальное и оперативное предотвращение или пресечение нарушений (в том числе и преступлений) может быть осуществлено только с использованием возможностей провайдеров (организаций, оказывающих услуги связи). Отмечу, что сами провайдеры заинтересованы в четком определении случаев и пределов своей ответственности, так как вполне естественно, что они не могут быть полностью освобождены от таковой. Также следует четко оговорить меры, которые указанные организации должны (могут) предпринимать по отношению к нарушителям, и основания для принятия таких мер.

Представляется, что для наведения порядка в рассматриваемой сфере необходимо выработать общую стратегию (такая попытка уже была предпринята в рамках проекта федерального закона о государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет). Регулирование отношений, связанных с использованием Интернета в России, должно осуществляться на основе сочетания государственного регулирования и общественного самоуправления (саморегулирования) - такой должна быть главная идея указанной стратегии. В основе регулирования должны лежать следующие принципы: а) обеспечение прав и свобод человека и гражданина, установленных Конституцией РФ и международными актами; б) учет особенностей построения и развития Сети, включая применяемые технические и организационные правила, а также сложившиеся в сообществах операторов и пользователей Сети правила и обычаи, не противоречащие российскому законодательству; в) нераспространение методов правового регулирования на организационные и технологические аспекты развития и функционирования Интернета, не затрагивающие установленные законодательством России права и интересы личности и государства.

Необходимо в законодательном порядке обеспечить высокий уровень защищенности правообладателей, оперативность в принятии мер к нарушителям, соблюдение прав и охраняемых законом интересов всех заинтересованных сторон.


К. Демьянова


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Об истории возникновения, возможностях, теоретических и практических проблемах Интернета также см.: Якушев М.В. "Интернет" и право // Законодательство. 1997. N 1. С. 66-79.

*(2) В настоящее время Судебная палата упразднена Указом Президента РФ от 3 июня 2000 г. N 1013.

*(3) Решение Судебной палаты от 21 октября 1999 г. N 11 (174).

*(4) См.: Ответ Судебной палаты от 16 февраля 2000 г. N А19-2-29.




Интернет - средство массовой информации?


Автор


К. Демьянова


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 9



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.