Интервью с А.К. Большовой, председателем Арбитражного суда г. Москвы, заслуженным юристом России, действительным членом РАЕН, профессором ("Законодательство", N 10, октябрь 2000 г.)

Интервью с А.К. Большовой, председателем Арбитражного суда
г. Москвы, заслуженным юристом России, действительным
членом РАЕН, профессором


- Алла Константиновна, пожалуйста, расскажите, каковы особенности работы Арбитражного суда г. Москвы - суда, которым Вы руководите. Как он справляется с возложенными на него задачами?

- Прежде чем оценить работу нашего суда, хотелось бы сказать о судебной системе в целом - о том, что в нашем обществе ее роль, увы, недооценивается. Многие средства массовой информации активно способствуют созданию у людей предвзятого отношения к судам. Негативные материалы о судьях, часто пасквильного характера, стали уже привычными, и при этом практически никто не обращает внимания на титанический труд работников нашей сферы. Все положительное остается "за кадром". В результате у общественности складывается ложное, неадекватное действительности представление о деятельности судов.

Возьмем, например, опубликованную в одной небольшой газете статью "Судьи с большой дороги" (чего стоит одно название!). Изложенная здесь фактическая сторона дела позволяет специалисту понять, что с точки зрения закона суд совершенно правильно разрешал споры о взыскании с потребителей стоимости израсходованной ими электроэнергии. Однако авторская оценка позиции суда была совершенно иной, причем далекой от объективности. События в публикации освещены таким образом, что несведущий человек не может не признать суд бессердечным грабителем.

Разоблачительный, обвиняющий тон подавляющего большинства материалов, посвященных работе судей и судов, стал нормой, что, с моей точки зрения, постепенно привело к формированию у граждан негативного отношения к правосудию в целом. И страдает от этого, в первую очередь, само общество.

Не хочу быть неверно понятой - порой некоторые судьи допускают служебные проступки, совершают неблаговидные поступки, я этого вовсе не отрицаю. Однако такие судьи - не правило, а исключение в наших рядах. И упомянутые нарушения не проходят незамеченными, они являются предметом обсуждения на квалификационных коллегиях, которые в хорошем смысле борются "за честь мундира", за чистоту рядов судейского корпуса и прекращают полномочия судей, не соответствующих этому высокому статусу.

Поэтому, просто ради справедливости, хотелось бы, в том числе и с помощью прессы, привлечь внимание общественности к не очень заметной работе судей, которые порой, "не щадя живота своего", отдают своему делу помимо служебного и личное время, нередко жертвуя интересами семьи, детей.

А теперь - об Арбитражном суде г. Москвы. Он крупнейший в судебной системе России: по штату у нас 170 судей, то, что я сказала об отношении большинства российских судей к работе, в полной мере относится к нашему коллективу. Объем работы каждого его члена намного превышает все нормативы, сроки разбирательства дел весьма сжатые - надо все успеть за два месяца. А на рассмотрение споров в апелляционной инстанции по неизвестным причинам дается и того меньше - один месяц, хотя апелляционная инстанция по жалобе повторно рассматривает дело, проверяет законность и обоснованность судебного решения и, если отменяет решение первой инстанции, обязана принять новое решение, не возвращая дело на повторное рассмотрение.

Я очень высоко оцениваю работу Арбитражного суда г. Москвы, вровень ответственности всех наших сотрудников очень высок. И судьи, и аппарат суда делают все от них зависящее для того, чтобы не только правильно, объективно рассмотреть дело, но и соблюсти сроки, установленные для разрешения споров и направления участвующим в деле лицам судебных документов. Конечно, мое мнение можно счесть субъективным, однако положительные отзывы о работе Арбитражного суда г. Москвы - о его четкой деятельности, об объективности судей - часто приходится слышать и "извне" - от очень многих людей, обращающихся к нам по различным поводам.

В канцелярии, куда приходит вся корреспонденция, документы находятся лишь около двух часов - а ведь каждый день их поступает примерно три тысячи, но бывает и значительно больше. За это время их оформляют, после чего передают судьям и в другие подразделения суда. Система передачи исковых заявлений и других документов у нас хорошо отлажена, следовательно, не приходится тратить время на поиски нужных бумаг. Вопросам организации работы уделяется большое внимание, возникающие проблемы решаются оперативно - без этого такой большой суд, как наш, просто не смог бы нормально функционировать.

Арбитражным процессуальным кодексом РФ предусмотрена договорная подсудность споров - т.е. стороны сами решают, в каком суде будет рассматриваться дело в случае конфликта. И очень часто таким судом оказывается Арбитражный суд г. Москвы. Говорит ли такой выбор о доверии к нашему суду, о том, что его объективность оценивается очень высоко? По-моему, да.

- Были ли когда-либо попытки "надавить" на московский Арбитражный суд?

- На наших судей никто не пытается оказать воздействие, за исключением разве что единичных случаев. Например, была ситуация, когда на судью хотел "повлиять" помощник члена Совета федерации. Я обратилась к Председателю СФ Е. Строеву, и вопрос был решен. Помощник принес судье извинения. Что касается меня, то со мной этого не случалось ни в доперестроечные времена, ни сейчас, хотя нам, в соответствии с обстоятельствами дела и законом, приходится принимать решения и не в интересах властных структур. Это, безусловно, свидетельствует об уважении и к закону, и к нашему суду.

- Насколько велика загруженность судей?

- Она чрезмерна. Добрые слова, которые стороны говорят о нашей работе, я всегда довожу до сведения коллектива. Я думаю, что признание людей, посещающих наш суд, - это один из важнейших факторов, помогающих нам справляться с огромными объемами работы.

В моих словах нет преувеличения. В Судебной коллегии по разрешению споров, вытекающих из административных правоотношений, судьям приходится рассматривать с принятием решения до ста (!) дел в месяц. Естественно, мы стараемся облегчить их положение, для чего перевели в названную коллегию часть судей из Гражданской коллегии. Однако это может разрядить ситуацию лишь на время, поскольку количество административных дел неуклонно увеличивается.

Выход я вижу в том, чтобы утвердить нормативы нагрузки судей (несколько лет назад они были разработаны, и согласно им судьи должны рассматривать 10-12 дел в месяц). Однако в этом случае пришлось бы значительно увеличивать численность судей. Решение проблемы откладывается - как говорят, в связи с отсутствием средств. Но государство должно находить на это средства. В итоге жизненно важный для нормального осуществления правосудия вопрос до сих пор не решен.

Нельзя не сказать и о вменении судьям в обязанность ведение протокола судебного заседания. Такого нет больше нигде! И в российских судах общей юрисдикции протоколы ведут секретари судебных заседаний.

Ведение судебного заседания - это сложнейший мыслительный процесс, требующий концентрации внимания, и ведение протокола существенно осложняет работу судьи. В процессе слушания ему приходится отвлекаться, чтобы выполнить чисто техническую процедуру. Конечно, это не на пользу правосудию. К тому же подобный порядок, безусловно, затягивает судебный процесс.

- Удается ли при таком объеме работы соблюдать процессуальные сроки?

- Мы очень стараемся их не нарушать. хотя иногда объективные обстоятельства оказываются сильнее нас. Ведь порой приходится откладывать рассмотрение дела, а график работы настолько напряженный, что свободных мест в предписанном законом периоде уже нет - вот и нарушение срока.

Почему приходится откладывать дела? Причины различны, но в основном это происходит не по вине суда. Например, сторона не явилась и нет уведомления о том, что она извещена о времени и месте заседания. Или сторона заявляет ходатайство об истребовании документов. Если они нужны для правильного разрешения спора, конечно же, суд откладывает разбирательство дела.

И все же судьи пытаются выдерживать сроки, уплотняя и без того очень плотный график работы.

Кстати, таких сжатых, я бы даже сказала - жестких, сроков для рассмотрения дел в других странах не установлено, так что решение законодателя нельзя объяснить и "равнением" на мировые стандарты. Конечно, затягивать рассмотрение споров недопустимо, и временные ограничения необходимы, но два месяца (а в апелляционной инстанции, как я сказала, - всего один) в наших условиях - это очень мало.

- Какие категории дел приходится рассматривать наиболее часто?

- Традиционно много расчетных дел, также в последнее время бурно растет количество налоговых дел, дел о признании недействительными ненормативных актов государственных и иных органов, о признании юридических лиц, в том числе банков, несостоятельными (банкротами).

На мой взгляд, законодателю следует постоянно изучать состояние дел в судах и по мере необходимости создавать специализированные суды: налоговые, по рассмотрению дел о банкротстве и др. При большом количестве однотипных споров это представляется целесообразным.

- Каково Ваше отношение к принципу состязательности в арбитражных судах?

- Я отношусь к нему как к конституционному принципу, который мы обязаны соблюдать. В статье 123 Конституции РФ установлено, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Иного решения не предусмотрено. Состязательность предполагает активное участие в судебном процессе самих спорящих сторон - они могут представлять доказательства, подтверждающие их позицию, заявлять ходатайства об истребовании у третьих лиц документов, которыми сами не располагают.

АПК РФ 1995 г. не возлагает на суд, как это было раньше, обязанности собирать доказательства, иными словами, в АПК РФ также закреплен принцип состязательности.

Существует точка зрения, согласно которой суд должен занимать активную позицию при разрешении спора - чтобы принять правильное решение.

Я с такой позицией не согласна. Во-первых, суд не может нарушать конституционные нормы, во-вторых, активная позиция суда в судебном процессе, истребование документов для одной из сторон могут быть расценены - и такие факты имеют место - как защита интересов одной стороны в ущерб другой. Кроме того, стороны должны уметь работать самостоятельно, а не ждать, когда суд затребует какие-либо доказательства - ведь они защищают свои интересы и должны знать, каким образом это лучше сделать.

Полагаю, для того чтобы правильно разрешить спор при безусловном соблюдении принципа состязательности в судебном процессе, суд должен занять активную позицию при подготовке дела к судебному разбирательству. На этой стадии, не высказываясь по существу спора, суд уточняет предмет и основания спора, предмет доказывания, выясняет, какими доказательствами подкреплены исковые требования и возражения ответчика. В этот период суд должен инициировать активность сторон, что позволит ему, не проявляя собственной инициативы, истребовать от сторон ими же названные доказательства.

- Как Вы оцениваете современное состояние процессуального и материального законодательства России?

- Как известно, разработан проект нового Арбитражного процессуального кодекса РФ, в настоящее время он передан на рассмотрение в Государственную Думу РФ. Думаю, работа над проектом будет продолжена, текст придется дорабатывать.

Материальное законодательство тоже далеко от совершенства. Законы излишне сложные, порой противоречивые. Их создатели не хотят или не могут заглянуть немного вперед, чтобы представить, как должна в реальной жизни работать та или иная норма, и будет ли она работать вообще. Поэтому с нашими законами работать очень сложно. Возникает множество вопросов, которые приходится решать на практике.

Например, немало проблем связано с федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". В частности, вопрос об арбитражных управляющих, от которых зависит очень много. Можно ли за месяц научить человека управлять предприятием, если он даже не имеет высшего или специального среднего образования? Вопрос, конечно, риторический, тем не менее требования об образовании к арбитражным управляющим не предъявляются. у нас много предложений по совершенствованию данного закона, но давайте более подробно поговорим об этом в следующий раз.

- С удовольствием принимаем Ваше предложение.

Последний вопрос касается третьей части Гражданского кодекса, которая до сих пор не принята. Как известно, в нее должны войти разделы о наследственном праве, интеллектуальной собственности, правоотношениях, осложненных иностранным элементом. Сказывается ли как-либо ее отсутствие на работе арбитражных судов?

- Проблемы наследственного права в арбитражных судах не решаются - это сфера судов общей юрисдикции, так что отсутствие соответствующих норм нашей работе не мешает.

Дел, касающихся интеллектуальной собственности, мы рассматриваем сравнительно немного - около 120 в год. Имеются законы, которые регулируют эти вопросы, - "Об авторском праве и смежных правах", Патентный закон и другие. Их мы и применяем, то же касается дел с участием иностранных лиц.

Хотя вопросы, конечно, возникают. В частности, в делах, где стороной является иностранное лицо, - о выполнении Министерством юстиции РФ обязанности направлять извещения иностранным участникам судебного процесса, а также многие другие. А ведь в подобных спорах организация судебного процесса, обеспечение судов законами иностранных государств - это авторитет российской судебной власти в международном масштабе. По этим делам судят о состоянии нашей судебной системы.

Если в третью часть Гражданского кодекса РФ войдут хорошо продуманные, прогрессивные нормы, касающиеся интеллектуальной собственности и споров с участием иностранных лиц, это можно лишь приветствовать, суды от этого только выиграют. Однако мы, судьи, до сих пор не знаем, какие же это будут нормы. Мнением практиков разработчики почему-то не интересуются. Мне это кажется удивительным, ведь применять законы придется нам, и точку зрения судей законодателю, полагаю, должно быть интересно, а может, и полезно знать.

- Алла Константиновна, спасибо за Ваш интересный рассказ.



Алла Константиновна Большова - председатель Арбитражного суда г. Москвы, заслуженный юрист России, действительный член РАЕН, профессор


А.К. Большова родилась в г. Москве.

В 1955 г. окончила юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

С 1959 г. работала в судебной системе, с мая 1962 г. - судьей.

В 1981 г. стала главным арбитром Госарбитража г. Москвы.

В 1992 г. назначена председателем Арбитражного суда г. Москвы.

Любит читать и путешествовать.


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 10



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.