Перспективы развития альтернативного разрешения споров в Российской Федерации (Е.И. Носырева, "Законодательство", N 10, октябрь 2000 г.)

Перспективы развития альтернативного разрешения
споров в Российской Федерации


Для российской правовой системы традиционной формой защиты прав и разрешения юридических конфликтов в гражданско-правовой сфере является судебная процессуальная форма, характерная для деятельности государственных судов: общей юрисдикции и арбитражных.

Обновление российского процессуального, материально-правового законодательства и реформирование судебной системы, осуществляемые в последние годы, а также изменения, происходящие в экономической и социальной жизни страны, привели к тому, что в суды стало поступать значительно больше гражданских дел. Сроки рассмотрения последних, естественно, увеличились. Если учесть высокую стоимость, формальность и недифференцированность процесса, можно сделать вывод о том, что гражданское судопроизводство в целом является малодоступным и недостаточно эффективным. В современных условиях складывается ситуация, при которой государство в конституционном порядке гарантирует своим гражданам право на судебную защиту, а органы, уполномоченные государством реализовывать данную функцию, не в состоянии реально обеспечить необходимую защиту в полном объеме.

Проблемы совершенствования судебной системы существуют всегда и в любом государстве, поскольку указанная система должна соответствовать потребностям общества на определенном историческом этапе его развития. Разрешение этих проблем достигается различными путями. Суть первого способа, чаще всего применяемого в России, состоит в совершенствовании самой судебной системы или ее отдельных элементов (в качестве примеров можно назвать принятие федерального конституционного закона "О судебной системе Российской федерации", введение в гражданский процесс упрощенных производств заочного решения и судебного приказа, возрождение института мировых судей). Второй возможный путь - совершенствование судебной системы через внешние, независимые от данной системы, но связанные с ней элементы. Речь идет в данном случае о поиске и создании иных форм разрешения споров, не заменяющих судебную систему, а существующих параллельно с ней и способных разгрузить государственные суды.

Ориентация на развитие таких форм сегодня характерна для многих государств. В США, Канаде, Великобритании, других странах с элементами англосаксонской системы права широкое распространение получили альтернативные процедуры урегулирования споров, которые применяются либо вне суда, либо в рамках суда, но непременно до начала разбирательства дела по существу. Возникнув как инструмент процессуальных преобразований, как способ преодоления кризисной ситуации в правосудии, они постепенно превратились в неотъемлемую составную часть правовой системы*(1).

В странах, относящихся к континентальной системе права, также постепенно складывается целенаправленная политика внедрения несудебных форм разрешения споров*(2).

Представляется, что путь создания новых форм гражданской юрисдикции, действующих наряду с судебной формой защиты прав, является для России наиболее приемлемым. Полагаю, он позволит решить накопившиеся проблемы судопроизводства, и вот почему. Во-первых, сама по себе "судебная система не может расширяться до бесконечности, поскольку ее содержание достаточно затратно, требует подготовки высококвалифицированных кадров и т. д."*(3). Во-вторых, несудебные формы, имеющие частно-правовой характер, как правило, "функционируют и развиваются за счет средств самих участников гражданского оборота и не требуют затрат государства на их содержание"*(4). Наконец, в-третьих, становление правовых механизмов для урегулирования споров отвечает потребностям как общества в целом, так и участников отдельного конфликта. Суды же, освободившись от рассмотрения значительной части гражданских дел, получат возможность сосредоточить свои усилия на уголовных, конституционных, административных или сложных гражданских делах, действительно нуждающихся в правосудии. А стороны конфликта, обратившись к несудебным процедурам, смогут урегулировать свой спор максимально эффективно, с наименьшими временными и финансовыми затратами.

Немаловажно, что создание упомянутых форм гражданской юрисдикции не только необходимо, но и вполне возможно в современных условиях российской действительности. К такому выводу приводят следующие объективные обстоятельства:

а) обществом осознана потребность в создании параллельной системы "неформального правосудия";

б) имеются теоретические разработки в исследуемой сфере;

в) сложились благоприятные тенденции развития законодательства.

Проанализируем последовательно перечисленные факторы.

А. В последнее время в России повысился интерес к несудебным процедурам урегулирования споров. Это проявляется прежде всего в обращении к опыту других государств, где подобные формы хорошо развиты и положительно себя зарекомендовали*(5). В российской правовой теории даже появился термин "альтернативное разрешение споров". Впервые он стал применяться в США для обозначения гибких и неформальных процедур урегулирования конфликтов, которые возникли в противовес сложному и громоздкому официальному правосудию, стали его альтернативой.

Данный термин в настоящее время является официальным и широко применяется не только в правовой теории, но и в законодательстве многих государств. Его заимствование отечественной юриспруденцией является вполне правомерным, поскольку речь идет не о слепом копировании чужой терминологии, а о едином понимании сущности отдельных универсальных международных институтов, это проявление современных мировых тенденций взаимопроникновения и взаимосвязи различных правовых систем. Так, общепринятым считается понимание международного коммерческого арбитража как альтернативной формы разрешения споров. Кроме того, термин "альтернативные", примененный к несудебным процедурам, позволяет отграничить их от традиционного судебного разбирательства и означает возможность выбора той или иной процедуры.

Альтернативное разрешение споров охватывает разнообразные процедуры. В США их насчитывается более 20. Наиболее распространенными являются переговоры, посредничество, арбитраж. Соединение в различных вариантах элементов этих основных видов привело к возникновению комбинированных процедур (мини-суд; посредничество-арбитраж; независимое заключение эксперта и др.). К альтернативным относятся также процедуры, применяемые в суде после возбуждения дела, но до начала судебного разбирательства: досудебное совещание по урегулированию споров, досудебный арбитраж, упрощенный суд присяжных и др.

Альтернативное разрешение споров в России пока не отличается таким разнообразием. Самой известной формой является третейское разбирательство (арбитраж). Оно активно применяется при разрешении гражданских правовых споров, возникающих в сфере предпринимательской деятельности.

Итогам деятельности третейских судов в новых экономических условиях была посвящена первая Всероссийская конференция 1998 г., на которой обсуждались проблемы и перспективы данной альтернативной формы*(6). Масштабы распространения третейского разбирательства свидетельствуют о том, что в Российской федерации уже существует такое движение, как "Альтернативное разрешение споров"*(7).

Помимо третейского судопроизводства складывается определенная практика примирительных процедур (в форме претензионного порядка урегулирования споров, дружеских переговоров, посредничества), которая инициируется непосредственно участниками правового конфликта.

Потребность в альтернативном разрешении споров подтверждает также появление в отдельных регионах страны (Санкт-Петербурге, Ставрополе, Воронежской области и др.) своеобразных центров содействия урегулированию споров, которые непосредственно участвуют в урегулировании конфликтов или готовят соответствующих специалистов*(8). Так, Центром содействия проекту правовых реформ Саратовской области при поддержке фонда "Евразия" в течение 1999 г. были проведены семинар по проблемам становления альтернативного разрешения споров в России и Всероссийская конференция "Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов в условиях России: практика, проблемы, перспективы".

Знаменательным является и тот факт, что в число основных направлений деятельности российского фонда правовых реформ входят разработка проекта "Развитие альтернативных методов разрешения споров" и организация в рамках этого проекта Всероссийского движения за альтернативное разрешение споров*(9). Наиболее значимым результатом явилась первая в России международная конференция "Альтернативные методы разрешения споров: посредничество и арбитраж", организованная совместно российским фондом правовых реформ и канадской фирмой "Gowlings International Inc." и проведенная 29-30 мая 2000 г. в Москве.

Упомянутые факты дают основание полагать, что уже можно говорить не о зарождении движения в поддержку альтернативного разрешения споров в России, а о его реальном существовании, и даже об очевидной его активизации и постепенном расширении, что, в свою очередь, свидетельствует об осознании потребностей нашего общества в совершенствовании как государственной, так и негосударственной систем разрешения правовых конфликтов.

Б. Обратимся к обзору отечественных разработок в сфере альтернативного урегулирования споров. Впервые на необходимость комплексного исследования проблематики так называемого альтернативного разрешения споров указал С.Н. Лебедев. Еще в начале 90-х годов он справедливо полагал, что это одно из новых активно формирующихся научных направлений. В этот же период стали появляться публикации, посвященные институту третейского разбирательства как одной из альтернативных форм разрешения конфликтов. Принятие в 1991 г. Закона РФ "Об арбитражном суде", который предусматривал право на обращение в третейский суд, стало толчком к возрождению практического и теоретического интереса к этому когда-то существовавшему в России, но забытому за годы советской власти институту*(10).

Предпринимаются также попытки разработать новые подходы к такой известной в нашей практике несудебной процедуре, как претензионный порядок урегулирования хозяйственных споров*(11). Отдельные альтернативные формы (в частности, посредничество, досудебный арбитраж, примирительная процедура в гражданском судопроизводстве) ввиду отсутствия отечественной практики изучаются на опыте других государств*(12).

Нельзя не обратить внимания и на то, что встречаются исследования, несколько опережающие реальный ход событий. С содержащимися в них формулировками концепции альтернативного разрешения коммерческих споров в России трудно согласиться*(13).

Сфера альтернативного разрешения споров вызывает интерес не только у правоведов, но также у психологов и экономистов. Так, предметом специальных исследований ученых-конфликтологов становятся ведение переговоров, посредничество*(14). Необходимость и возможность внедрения альтернативного способа разрешения споров в российскую правовую систему обосновывается с помощью экономической теории институционализма*(15).

Параллельно с исследованиями частных альтернативных процедур, основанных на соглашении сторон и существующих вне судебной системы, разрабатывается теория введения альтернативных форм урегулирования споров в гражданское судопроизводство России.

Первые предложения об установлении согласительной процедуры в гражданском процессе были выдвинуты более десяти лет назад. Так, Э. Мурадьян обосновала необходимость многообразия судебных процедур. Одним из вариантов урегулирования споров, по ее мнению, должно стать мирное урегулирование спора без обычной традиционно обязательной процессуальности на основе конструктивного сотрудничества сторон, всемерно поддерживаемого судьей*(16). В развитие этой идеи другие авторы высказывались в пользу проведения согласительной процедуры не как возможного параллельного, а как предварительного этапа судебного разбирательства любого гражданского дела*(17).

При обсуждении проекта Арбитражного процессуального кодекса РФ, принятого в 1995 г., предлагалось ввести в него дополнительную главу под названием "Внесудебный порядок урегулирования споров", регламентирующую обязательную процедуру достижения соглашения после принятия дела к производству, но до назначения его к слушанию*(18).

Даже краткий и далеко не полный обзор исследований позволяет заключить, что имеется определенный потенциал для дальнейшего развития отечественной теории альтернативного разрешения споров. На его основе могут быть найдены правильные подходы к заимствованию зарубежного опыта, определены перспективы развития российской концепции альтернативного разрешения споров.

В. На современном этапе законодательная регламентация альтернативного разрешения гражданско-правовых споров складывается в основном из следующих элементов:

- правового регулирования деятельности третейских судов;

- установления в качестве общего правила применения претензионного порядка урегулирования споров;

- определения ряда примирительных элементов в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Что касается третейского разбирательства, то оно до сих пор находится в сфере действия уже не отвечающего современным реалиям Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров*(19). Законодательство о третейских судах явно нуждается в усовершенствовании, приведении его в соответствие с назревшими практическими проблемами, в унификации и одновременно дифференциации применительно к спорам с участием субъектов предпринимательской деятельности и граждан. Перечисленные требования были учтены при разработке проекта единого федерального закона о третейских судах, который создавался под эгидой Торгово-промышленной палаты РФ. В 1998 г. названный законопроект был принят Государственной Думой РФ в первом чтении. И хотя предстоит его доработка, уже сам факт существования такого документа представляется обнадеживающим, отражающим положительные тенденции в данной сфере.

В отношении претензионного порядка урегулирования споров существенной стала отмена его обязательности. С введением в действие в 1995 г. нового арбитражного процессуального законодательства указанный порядок применяется лишь для определенных категорий споров, установленных федеральным законом, либо в случаях, предусмотренных договором сторон. Данное изменение дает возможность выработать новые подходы к этой традиционной российской процедуре не как к формальному условию для обращения в суд, а как к реальному средству урегулирования разногласий, основанному на взаимном волеизъявлении участников спора.

Другие частные альтернативные процедуры, например, переговоры или посредничество, хотя и применяются на практике, находятся вне официального поля правового регулирования. Единственной нормой, которая устанавливала правовую основу для этих процедур, была ст.7 утратившего силу Закона РФ от 4 июля 1991 г. "Об арбитражном суде"*(20). Она предусматривала право сторон принимать меры к разрешению спора непосредственно самим либо через посредника, выбираемого ими по взаимному согласию. К сожалению, указанная норма не была воспринята арбитражным законодательством 1995 г. Тем не менее этот пример иллюстрирует стремление законодателя ориентировать участников экономических споров на предварительные альтернативные процедуры с тем, чтобы не допускать перегрузки арбитражных судов.

Помимо частных процедур к альтернативному разрешению споров относятся примирительные процедуры, которые применяются в суде до начала судебного разбирательства. Это отдельная сфера правового регулирования - сфера процессуального права.

В течение последних пяти лет процессуальное законодательство значительно обновилось. В 1995 г. были приняты Арбитражный процессуальный кодекс РФ *(21) и федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР"*(22). Оба акта несколько расширили возможности мирного урегулирования споров, в них нашли отражение отдельные элементы примирительных процедур. Так, заключение мирового соглашения по гражданским делам в судах общей юрисдикции стало возможным и в ходе подготовки к судебному разбирательству. Производство по делу подлежит прекращению в этой же стадии (ст.143 ГПК РСФСР). Ограничена также контролирующая роль суда в утверждении мирового соглашения.

Что касается арбитражного процесса, то АПК РФ в настоящее время предусматривает в качестве одного из действий в ходе подготовки дела принятие судьей мер к примирению сторон.

Введение указанных норм, конечно, не решает всех проблем, но является важным шагом на пути к решению проблем гражданского судопроизводства, его упрощению и последовательной дифференциации. Следующим шагом стало включение в проект новой редакции АПК РФ самостоятельной процедуры урегулирования спора на этапе подготовки дела к слушанию*(23).

Таким образом, в действующем законодательстве и современных законопроектных работах прослеживается тенденция к расширению нормативной регламентации частных альтернативных процедур в форме третейского суда и выделению (пока еще условно) примирительных процедур в рамках гражданского и арбитражного судопроизводства.

Рассмотренные факторы, отражающие практические потребности общества в альтернативном разрешении споров, область теоретических исследований и степень законодательного регулирования свидетельствуют о том, что в настоящее время есть определенные предпосылки для дальнейшего продвижения в сфере альтернативного разрешения споров. Но говорить о ее достаточном развитии в России и о внедрении в нашу правовую систему пока еще рано. Этот процесс не может быть быстрым и насильственным*(24).

Необходимо учитывать, что для большинства альтернативных процедур, основанных на соглашении участников спора и ими же применяемых, характерна определенная степень саморазвития и саморегуляции. В то же время они не могут и не должны развиваться сами по себе и вне правовой сферы. Их существование невозможно без вмешательства государства, роль которого сводится к официальному признанию внесудебной системы альтернативного разрешения правовых споров и обеспечению надлежащих условий ее функционирования. Примерами направлений, по которым могла бы осуществляться законодательная регламентация альтернативного разрешения споров, являются:

- признание альтернативных процедур в качестве предпочтительных и широко применяемых методов урегулирования правовых конфликтов;

- определение категорий гражданских дел, допускаемых к альтернативному разрешению;

- установление перечня категорий гражданских дел, не подлежащих урегулированию и разрешению с помощью альтернативных процедур;

- определение понятия той или иной альтернативной процедуры;

- обеспечение гарантий конфиденциальности как принципа альтернативного разрешения споров;

- установление квалификационных стандартов для нейтральных лиц, осуществляющих урегулирование разногласий и разрешение споров в альтернативных процедурах;

- обеспечение возможности принудительного исполнения решений, вынесенных в соответствующих процедурах;

- признание соглашения, достигнутого в ходе альтернативного урегулирования, имеющим обязательную для обеих сторон силу при наличии их взаимного волеизъявления.

Формируя систему альтернативного разрешения споров, необходимо также учитывать, что как элемент правовой системы в целом она возникла и развивается по двум основным направлениям: в рамках судебной системы, т. е. в публичной сфере, и вне ее, т. е. в сфере частного правового регулирования. Эти два направления находятся в постоянном взаимодействии и испытывают взаимное влияние, отражая объективное соотношение публичной и частной сфер права. Так, третейский суд (арбитраж) по своей природе является институтом частного права, содержащим элемент публичности (государство гарантирует принудительное исполнение его решения). В то же время каждое направление имеет свою специфику. Частные альтернативные процедуры характеризуются большей степенью диспозитивности, меньшим формализмом и минимальным вмешательством со стороны государства.

Альтернативным процедурам по урегулированию споров, применяемым в судопроизводстве, свойственна меньшая степень свободы волеизъявления сторон, процессуальной гибкости и более четкое законодательное регулирование. Выделение двух направлений в развитии альтернативного разрешения споров имеет важное теоретическое и практическое значение. Оно позволяет, во-первых, получить целостное представление об альтернативном разрешении споров как едином элементе правовой системы, включающем различные сферы правового регулирования; во-вторых, исследовать специфику каждой из этих сфер в отдельности; в-третьих, обеспечивать дифференцированную регламентацию тех или иных процедур с учетом их частного или публичного характера.

К альтернативному разрешению споров следует относиться как к системе, существующей параллельно с официальным правосудием. В разрешении конфликтов нельзя полагаться только на государственный суд. Ориентировать правовую систему на урегулирование споров исключительно с помощью длительного и дорогостоящего судебного механизма - это все равно, что рассматривать хирургическую операцию как единственное средство лечения болезни. Судебная процедура, как и хирургическая операция, должны применяться лишь тогда, когда это действительно необходимо или когда иные, альтернативные методы оказались безуспешными.

Иными словами, альтернативное разрешение споров не заменяет и не может заменить правосудие, не преграждает и не должно преграждать доступ к нему, не конкурирует с ним.

Становление развитой системы альтернативного разрешения споров в конечном итоге отвечает интересам любого правового государства, ибо способствует:

- созданию эффективной судебной системы;

- снижению объема судебных дел и затрат, связанных с их рассмотрением;

- обеспечению быстрого урегулирования конфликтов и погашению их отрицательных последствий;

- поощрению такого урегулирования конфликтов, которое отвечает интересам сторон;

- обеспечению доступности и разнообразия процессуальных форм;

- вытеснению неправомерных, силовых способов разрешения конфликтов.


Е.И. Носырева,

кандидат юрид. наук, доцент,

заведующая кафедрой гражданского права

и процесса Воронежского государственного

университета


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Подробную характеристику альтернативного разрешения споров в США см.: Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. Воронеж, 1999. 220 с.

*(2) Обобщающим примером такой политики являются рекомендации Комитета министров Совета Европы по совершенствованию судебной деятельности с помощью развития процедур примирения как вне судебной системы, так и до или в ходе судебного разбирательства (см.: Доступ к правосудию: Рекомендации Комитета министров государствам - членам Совета Европы // Российская юстиция. 1997. N 7. С. 8).

*(3) Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М., 1999. С. 227.

*(4) Там же.

*(5) Зарождению интереса к зарубежному опыту применения несудебных форм способствовал организованный Институтом государства и права АН СССР еще в 1990 г. совместный советско-английский семинар. См.: Виноградова Е.А. и др. Несудебные формы разрешения правовых споров в СССР и Великобритании // Советское государство и право. 1990. N 11. С. 127-130.

*(6) См.: Первая Всероссийская конференция о третейском разбирательстве споров. Перспективы развития. Практика. Исполнение решений: Стенографический отчет (Москва. 16-17 июня 1998 г.). М., 1999. 87 с.

*(7) См.: Виноградова Е.А. Там же. С. 39.

*(8) См.: Радченко В. Социально-экономические и организационно-методические предпосылки развития альтернативного разрешения споров. Ростов-на-Дону, 2000. С. 73-74; Рудакова Н.М. Об опыте работы центра поддержки предпринимательства // Третейский суд. 2000. N 1. С. 54-57.

*(9) См.: Агеева Л. Третий не лишний // Известия. 1999. 25 февраля.

*(10) Об отдельных аспектах деятельности третейских судов см., напр.: Виноградова Е. Третейский суд: настоящее и будущее // хозяйство и право. 1992. N 2. С. 85-92; Каллистратова Р.О правовом статусе третейского суда // хозяйство и право. 1993. N 12. С. 101-105; Попов А. Арбитражные и третейские суды: основы взаимоотношений // хозяйство и право. 1992. N 3. С. 48-50; Виноградова Е.А. Альтернативное разрешение споров // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской федерации. 1997. N 8. С. 89-96. См. также комплексные исследования института третейского разбирательства: Виноградова Е.А. Правовые основы организации и деятельности третейского суда: Автореф. дис. : канд. юрид. наук. М., 1994; Она же. Третейский суд: законодательство, практика, комментарий. М., 1997.

*(11) См.: Фурсов Д. Претензионный и внесудебный порядок урегулирования споров // хозяйство и право. 1995. N 5. С. 108-114.

*(12) См., напр.: Турышева Н.В. Примирительные процедуры и мировое соглашение в гражданском процессе зарубежных стран // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1996. N 3. С. 74-84; Носырева Е.И. Посредничество в урегулировании коммерческих споров: опыт США // Государство и право. 1997. N 5. С. 109-114; Ясеновец И.А. Средства досудебного разрешения гражданских споров: опыт США // Государство и право. 1998. N 6. С. 72-77.

*(13) См., напр.: Писарева И. Концепция альтернативного разрешения споров в России // хозяйство и право. 1998. N 9. С. 28-34.

*(14) См.: Иванова Е.Н. Медиация как альтернативный суду способ разрешения конфликтов // Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов: Учебно-методическое пособие / Под ред. М.В. Немытиной. Саратов, 1999. Ч. 1. С. 26-49.

*(15) См.: Радченко В.А. Указ. соч. С. 25-35.

*(16) См.: Мурадьян Э.О судебных процедурах // Советская юстиция. 1988. N 9. С. 11; Она же. Право выбора судебной процедуры в гражданском судопроизводстве // Советская юстиция. 1989. N 7. С. 20.

*(17) См.: Кузнецов В., Ярков В.К совершенствованию гражданского судопроизводства // Советская юстиция. 1989. N 5. С. 23.

*(18) См.: Фурсов Д. Претензионный и внесудебный порядок урегулирования споров // хозяйство и право. 1995. N 5. С. 109.

*(19) Утверждено постановлением Верховного Совета Российской федерации от 24 июня 1992 г. // Ведомости Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.

*(20) Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. N 30. Ст. 1013.

*(21) Принят Государственной Думой 5 апреля 1995 г. // СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1709.

*(22) Принят Государственной Думой 27 октября 1995 г. // Там же. N 49. Ст. 4696.

*(23) См.: Яковлев В.Ф. Суд приемлет лишь диктатуру закона // Российская газета. 2000. 10 июня.

*(24) В США, например, официальное развитие альтернативного разрешения споров, их экспериментальное внедрение в гражданское судопроизводство связывается с началом 70-х годов. Почти 30 лет понадобилось для того, чтобы эта сфера стала неотъемлемой частью американской правовой системы.




Перспективы развития альтернативного разрешения споров в Российской Федерации


Автор


Е.И. Носырева - кандидат юрид. наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права и процесса Воронежского государственного университета


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 10



Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.