Правовая конструкция законной ипотеки (М. Орлова, "Российская юстиция", N 9, сентябрь 2000 г.)

Правовая конструкция законной ипотеки


Основанием возникновения права залога, помимо договора, может выступать непосредственно закон в случае наступления указанных в нем обстоятельств, а также если им определено, какое имущество и для обеспечения какого обязательства признается находящимся в залоге. К таким случаям, в частности, относятся правоотношения, вытекающие из п.5 ст.488, ст.587 ГК, ст.77 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и некоторых иных.

Содержащаяся в ст.334 ГК норма не является новой для российского законодательства, поскольку законный залог был введен еще в 1992 году Законом РФ "О залоге". Но, несмотря на относительно длительный период существования законного залога (разновидностью которого является законная ипотека), в судебной практике фактически отсутствуют случаи рассмотрения споров, возникающих в связи с законной ипотекой. Так, арбитражным судом г.Москвы в 1998 году рассмотрено 45 дел, связанных с залогом, и только 6 из них имели отношение к ипотеке. Во всех 6 случаях основанием возникновения ипотеки являлся договор. Данная ситуация связана главным образом со сложностью юридической конструкции, возникающей при законной ипотеке, в связи с чем она используется сторонами в основном в тех случаях, когда возникновение ипотеки императивно предусмотрено законом.

Рассмотрим подробнее конструкцию законной ипотеки.

Исходя из нормы ст.334 ГК, основная особенность правоотношений, возникающих при законной ипотеке в отличие от договорной, заключается в юридическом составе, лежащем в основе правовых конструкций. Согласно ст.ст.10 и 11 Закона об ипотеке права залогодержателя (право залога) возникают с момента заключения договора залога, который считается заключенным с момента его государственной регистрации. Следовательно, правоустанавливающее и определяющее значение для договорной ипотеки имеет государственная регистрация. Законная же ипотека, напротив, считается возникшей при наступлении указанных в Законе обстоятельств. Например, ст.77 Закона об ипотеке предусматривает, что предмет договора купли-продажи "считается находящимся в залоге" с момента государственной регистрации договора купли-продажи; п.1 ст.587 ГК устанавливает, что при передаче под выплату ренты земельного участка или другого недвижимого имущества получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика таковой приобретает право залога на это имущество. Следовательно, для законной ипотеки в качестве обязательной составляющей юридического состава, лежащего в основе возникающих в данном случае правоотношений, государственная регистрация не предусмотрена и соответственно не носит и правоустанавливающего характера (правоустанавливающее значение имеет лишь основная сделка - купли-продажи, ренты и т.д.). При формальном подходе данное обстоятельство может привести к существованию множества "скрытых" ипотек, допускающих возможность двойных продаж, с которыми еще в XIX веке боролись российские и французские цивилисты (Бланк Г. Ипотека в России. СПб. 1881. С. 7). На практике отсутствие требования государственной регистрации в отношении законной ипотеки и отсутствие ее в качестве обязательного элемента возникающей правовой конструкции при масштабности реализуемых программ ипотечного жилищного кредитования может привести к массовому нарушению прав граждан. В этом смысле вряд ли возможно отрицать важность и целесообразность государственной регистрации для законной ипотеки, поскольку наличие в Едином государственном реестре прав регистрационной записи об ипотеке служит гарантией прав залогодержателей. Можно сказать, что спорность теоретического обоснования для введения государственной регистрации такой ипотеки во многом компенсируется ее целесообразностью.

Законная ипотека, помимо специфического юридического состава, имеет и другую особенность. Среди вышеперечисленных норм, указывающих на случаи возникновения законной ипотеки, можно выделить две ее разновидности: законная ипотека, возникающая независимо от воли сторон (в силу императивных норм), и законная ипотека, носящая диспозитивный характер, т.е. основывающаяся на нормах, предусматривающих возможность "невозникновения" ипотеки по согласию сторон. К числу императивных законных ипотек можно, например, отнести ипотеку, возникающую в силу п.1 ст.587 ГК, согласно которому получатель ренты однозначно приобретает право залога на передаваемое по договору имущество. Возникновение диспозитивной законной ипотеки (например, предусмотренной ст.77 Закона об ипотеке), напротив, может быть предотвращено по воле сторон. Данное отличие может иметь существенное значение для реализации системы ипотечного кредитования и государственной регистрации возникающих в рамках данной системы сделок.

Попытаемся подробнее разобраться в особенностях законной ипотеки, возникающей в силу ст.77 Закона об ипотеке. Закрепленная в ней норма является диспозитивной, поскольку предоставляет сторонам право в договоре кредита предусмотреть отсутствие ипотеки. Если иное не предусмотрено законом или договором, жилой дом или квартира, приобретенные в собственность на средства кредита банка или иной организации, считаются находящимися в залоге с момента государственной регистрации договора купли-продажи жилого дома или квартиры. В данном случае стороны, предусматривая отсутствие в кредитном договоре условия о том, что ипотека не возникает, подтверждают стремление к переходу права собственности на предмет купли-продажи, оплата которого осуществлялась в кредит, а обеспечением оплаты выступает сам предмет купли-продажи. Представляется, что стороны, совершая подобную сделку, стремятся к наступлению всех предусмотренных законом последствий.

В этом смысле законодательную норму, устанавливающую возникновение ипотеки, можно было бы назвать офертой, но лишь с большой натяжкой, поскольку эта оферта выражена в согласии с тем, что написано в законе. Такая оферта не соответствует ст.435 ГК, в связи с чем с формальной точки зрения таковой признана быть не может. С другой стороны, о данной норме закона известно противоположной стороне, акцептующей эту оферту. Значит, фактически имеет место "молчаливо акцептованная молчаливая оферта, содержание которой описано в законе". Но в силу п.2 ст.438 ГК молчание не признается акцептом, последний должен быть полным и безоговорочным. В связи с этим приведенное теоретическое положение носит скорее гипотетический характер. Таким образом, можно сделать однозначный вывод о том, что юридический факт, лежащий в основе законной ипотеки, возникающей в силу ст.77 Закона об ипотеке, не является договором. Каким же образом можно квалифицировать волеизъявление сторон, которые осознавали последствия совершаемых ими действий и стремились именно к ним?

Согласно ст.153 ГК сделками признаются действия физических и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Применительно к ипотеке, предусмотренной ст.77 Закона об ипотеке, таковая возникает благодаря сложному юридическому составу, включающему в себя действия сторон по заключению договора кредита, договора купли-продажи и его регистрации. Однако стремились ли стороны при совершении всех перечисленных действий к возникновению именно ипотеки или она возникла "при их попустительстве", но охватывалась их сознанием и волей, поскольку не была ими предотвращена? Помимо воли в субъективном элементе сделки необходим и объективный элемент - волеизъявление. Последнее может быть осуществлено различными путями. Например, п.8 Примерного договора купли-продажи квартиры, приобретаемой на средства кредита в рамках пилотного варианта Московской ипотечной программы, утвержденного постановлением Правительства Москвы от 6 октября 1998 г., установлено, что "квартира, приобретаемая покупателем по настоящему договору, находится в залоге с момента государственной регистрации настоящего договора в соответствии со ст.77 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)". Указанный договор подписывается сторонами, что свидетельствует об осознании последствий совершаемых действий.

Представляется, что волеизъявление на возникновение ипотеки может быть признано выраженным и в том случае, если сделка купли-продажи заключалась с привлечением кредитных средств, а последствия установлены в законе со всей очевидностью. Стремление сторон к тому, чтобы возникла ипотека, здесь как бы презюмируется, и она может быть признана одним из элементов складывающегося правоотношения. В этом случае, действительно, договор ипотеки отсутствует, однако имеет место иной юридический акт, а именно сделка, одним из элементов которой выступает ипотека. По этому основанию нотариальное удостоверение законной ипотеки не будет противозаконным, и нотариус не сможет отказать сторонам в удостоверении совершаемого действия по причине отсутствия указания на таковое в ст.35 Основ законодательства РФ о нотариате или иных законодательных актах. Но в то же время нотариальное удостоверение законной ипотеки вряд ли можно признать целесообразным, поскольку она вытекает из закона, в котором указаны и основания ее возникновения, и права и обязанности сторон.

Вместе с тем приведенное положение не относится к законной ипотеке, возникающей в силу императивных норм. Применительно к ней отсутствует существенный элемент сделки - воля и волеизъявление сторон на возникновение именно ипотеки. В данном случае ипотека действительно возникает лишь как "неосознанное" последствие действий сторон, направленных на иные цели. Таким образом, юридический факт, лежащий в основе императивной законной ипотеки (но не в отношении основного действия), может быть квалифицирован как юридический поступок.

Представляется, что применительно к конструкции законной ипотеки следует гибко подходить к применению законодательных норм и осуществлять его комплексно, учитывая при этом характер законной ипотеки и конкретную ее разновидность. По моему мнению, вопреки императивной норме, закрепленной в ч.2 п.3 ст.334 ГК, на законную ипотеку не могут полностью распространяться нормы, применяемые в отношении договорной ипотеки (в силу различия оснований их возникновения, а также вариативности законных ипотек). В первом случае ее возникновение вытекает из ст.77 Закона об ипотеке, чья диспозитивность достаточно спорна и неоднородна, во втором случае ипотека возникает из договора, однозначно оформляющего волеизъявление сторон. По этой причине применительно к законной ипотеке должен быть законодательно установлен несколько иной подход, исключающий возникновение названных коллизий, которые оказывают существенное влияние на правовое регулирование государственной регистрации и нотариального удостоверения в рамках ипотечного кредитования. В частности, независимо от разновидности законной ипотеки следовало бы на законодательном уровне предусмотреть государственную регистрацию в качестве обязательного элемента юридического состава, лежащего в основе данной правовой конструкции.


М. Орлова,

адъюнкт Юридического института

МВД России (г. Москва)



Правовая конструкция законной ипотеки


Автор


М. Орлова - адъюнкт Юридического института МВД России (г. Москва)


"Российская юстиция", 2000, N 9, стр. 21


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.