Предпринимательская деятельность в вузе (В. Семеусов, "Российская юстиция", N 10, октябрь 2000 г.)

Предпринимательская деятельность в вузе


А. Эйнштейн заметил, что все в этом мире меняется быстро, кроме сознания и психологии людей. Сравнительно недавно на вопрос "Может ли университет заниматься торговлей или предпринимательством?" ответ был категоричным и резко отрицательным. Вспоминали, что еще Иисус Христос изгнал торговцев из храма. А университет, образно говоря, - храм науки и знаний. И это мнение было основано на законе. Но пришли другие времена, появились иные правила, а правовое сознание по инерции консервативно. Известно, конечно, что принят новый Гражданский кодекс РФ, и по этому Кодексу высшие учебные заведения, будучи учреждением, т.е. особым субъектом права, признаются некоммерческими организациями. Последние в отличие от коммерческих организаций могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (п. 3 ст. 50 ГК).

Правовой стереотип - вузы не вправе заниматься бизнесом - был поколеблен, но не разрушен, поскольку установлены ограничения для ведения предпринимательской деятельности. Критерии, правда, весьма абстрактные, а потому на практике трудно различимые. Этим, в частности, можно объяснить и тот факт, что в последнее время нередки случаи привлечения руководителей вузов к уголовной ответственности в связи с заключенными ими сделками. Но для правильной квалификации необходимы познания в области хозяйственного права, ибо установление объективной стороны каждого конкретного хозяйственного преступления, коррупции предполагает тщательный анализ и толкование хозяйственного законодательства.

При раскрытии хозяйственных (экономических) преступлений следователи все чаще назначают научную хозяйственно-правовую, цивилистическую экспертизу. Она необходима, например, при уголовно-правовой оценке сделок, совершаемых руководителем вуза при занятии предпринимательской деятельностью и попавших в поле зрения правоохранительных органов.

Насколько применимы здесь общие гражданско-правовые нормы? Недоразумения, а порой и ошибки, начинаются с того, что казусы из практики хозяйственной, предпринимательской деятельности вузов пытаются решать, ссылаясь на общие законы, на ГК РФ. Между тем законодательство в области высшего образования именуется вузовским законодательством. Оно состоит из федеральных законов о высшем образовании, правовых актов Минобразования, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации. Отсюда следует, что правовой статус образовательного учреждения определяется специальным законодательством, сочетающим элементы публичного и частного права.

В соответствии с вузовским законодательством образовательное учреждение вправе вести предпринимательскую деятельность, предусмотренную его уставом. Так, в соответствии со ст. 47 Закона "Об образовании" к предпринимательской деятельности образовательного учреждения относятся: реализация и сдача в аренду основных фондов и имущества образовательного учреждения; торговля покупными товарами, оборудованием; оказание посреднических услуг; долевое участие в деятельности других учреждений (в том числе образовательных) и организаций; приобретение акций, облигаций, иных ценных бумаг и получение доходов (дивидендов, процентов) по ним; ведение приносящих доход иных предусмотренных уставом работ, услуг.

Вправе ли вуз предусмотреть в своем уставе занятие такими видами предпринимательской деятельности, которые не названы в законе? Иначе говоря, вправе ли учреждение, коим несомненно является вуз, заниматься любыми иными видами предпринимательской деятельности, не запрещенными законом? Очевидно, нет. И вот почему. Образовательное учреждение обладает специальной (уставной) правоспособностью. Это означает, что оно вправе заниматься только теми видами деятельности, которые указаны в его уставе. В свою очередь в этом документе могут быть зафиксированы только такие виды предпринимательской деятельности, которые прямо разрешены законом. Так, если заходит речь о внешнеэкономической деятельности образовательного учреждения, упоминают законоположение: образовательные учреждения имеют право устанавливать прямые связи с иностранными предприятиями, учреждениями и организациями (ст. 57 Закона "Об образовании"). Его трактуют в том смысле, что в данном случае имеется в виду установление "связей" в области науки, образования и в иных сферах интеллектуальной деятельности, где действуют авторское, патентное право и право интеллектуальной собственности.

Но к этому нужно добавить, что согласно ст. 58 Закона "Об образовании" образовательные учреждения имеют право осуществлять внешнеэкономическую деятельность и иметь валютные счета в банковских и других кредитных учреждениях в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Валютные средства, полученные образовательным учреждением от внешнеэкономической деятельности, принадлежат ему на праве собственности или поступают в его оперативное управление и изъятию не подлежат.

Юристы полагали, что финансируемые собственником учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах только с разрешения собственника. Однако в настоящее время такое разрешение не требуется для образовательного учреждения, которое вправе участвовать в уставных фондах товариществ (акционерных обществ) и других организаций только своей собственностью (п. 4 ст. 43 Закона "Об образовании").

Соучредителем и пайщиком банков вправе быть учреждение (вуз) как юридическое лицо, интересы которого представляет его руководитель. Однако известны случаи участия в числе учредителей, в совете директоров, в уставном капитале коммерческого банка персонально руководителей вуза с использованием денежных или иных средств учреждения и получающих за счет этого личные доходы, не передаваемые учреждению. Такая "изобретательность" граничит с преступлением.

Государственное высшее учебное заведение с согласия Минобразования сдает в аренду имущество и получает доход. Обязано ли оно передавать часть дохода министерству? Отвечая на этот вопрос, следует сказать, что правоположение в п. 5 ст. 43 Закона "Об образовании" изложено так: образовательное учреждение вправе с согласия собственника использовать закрепленные за ним финансовые средства и иные объекты собственности в осуществляемой им деятельности, связанной с получением дохода, и в этом случае собственник получает право на часть дохода.

Между тем деятельность учреждения, как и любой иной коммерческой организации, должна подчиняться следующему принципу: тот, кто учредил данную организацию, наделив ее имуществом и утвердив устав, не вправе прямо или косвенно участвовать в ее доходах. Иными словами, учредитель некоммерческой организации не выступает по отношению к ней в качестве предпринимателя. В ГК вуз признается некоммерческой организацией. Казалось бы, логично считать, что этот принцип функционирования некоммерческой организации применяется к вузу, так как оно такой организацией и является. Но согласно ст. 48 ГК к юридическим лицам, в отношении которых их учредители не имеют имущественных прав, относятся: общественные и религиозные организации (объединения); благотворительные и иные фонды; объединения юридических лиц (ассоциации и союзы). Что касается образовательных учреждений, то их учредители имеют право собственности и иное вещное право. Значит, собственник вправе претендовать на часть дохода.

Еще один спорный вопрос. Нарушает ли вуз Закон, когда создает в своей структуре юридические лица под различными фирменными наименованиями? Ответ можно дать отрицательный. По Закону "Об образовании" в своей предпринимательской деятельности вуз приравнивается к предприятию и подпадает под действие законодательства РФ в области предпринимательской деятельности. Это означает, что к такой деятельности образовательных учреждений применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями. Последние же вправе создавать другие юридические лица.

Таким образом, учреждение вправе само создавать другие юридические лица, но лишь на базе обособленного, персонифицированного имущества, полученного на доходы от предпринимательской деятельности и имеющего вследствие этого особый правовой режим. Учредитель или органы местного самоуправления вправе приостановить предпринимательскую деятельность вуза, если она идет в ущерб образовательной деятельности, предусмотренной уставом, до решения суда по этому вопросу.


В. Семеусов,

заведующий кафедрой Иркутской

государственной экономической академии,

доктор юридических наук, профессор



Предпринимательская деятельность в вузе


Автор


В. Семеусов - заведующий кафедрой Иркутской государственной экономической академии, доктор юридических наук, профессор


"Российская юстиция", 2000, N 10, стр. 12


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.