Официальный документ как предмет преступления (Е. Львова, А. Макаров, "Российская юстиция", N 10, октябрь 2000 г.)

Официальный документ как предмет преступления


Официальные документы являются предметом преступлений, предусмотренных ст.ст. 238, 292, 324, 325, 327 УК РФ. Для правильной квалификации действий по названным статьям необходимо ясно представлять, что же понимается под таким документом. К сожалению, законодательство не дает определения официального документа, применимого для целей уголовного судопроизводства.

Ученые-криминалисты предлагают различные дефиниции. Так, одни полагают, что официальным является документ, за которым государство в установленном законом или иным нормативным актом порядке признает юридическое значение. Он может подтверждать или отрицать событие или факт, относящиеся к прошлому, настоящему или будущему. Официальные документы выдаются государственными или негосударственными органами либо адресуются им. Поэтому официальным является или может стать также засвидетельствованный в нотариальном порядке документ частного (личного) характера: доверенность, расписка, договор. Другие ученые под официальным документом понимают надлежащим образом оформленный материальный носитель информации о наличии либо отсутствии фактов, имеющих юридическое значение. Официальность документа означает, что он имеет все необходимые реквизиты и подписан уполномоченным лицом.

Известны и другие взгляды на рассматриваемое понятие. Неудивительно, что различные суды в одних случаях признают один и тот же документ "официальным", а в других - не считают его таковым.

Следует иметь в виду, что в некоторых законах содержатся определения понятий "документ" и "официальный документ".

Так, в ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" под документом понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

Статья 8 Закона РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах" так очерчивает круг официальных документов: "официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы".

Согласно ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. "Об обязательном экземпляре документов" документ - это материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования, а согласно ст. 5 указанного Закона под официальным документом понимается произведение печати, публикуемое от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, носящее законодательный, нормативный, директивный или информационный характер.

Однако названные законы определяют понятия "документ" и "официальный документ" применительно к целям указанных законодательных актов, что делает проблематичным их использование при рассмотрении уголовных дел.

На практике встречаются попытки применения вышеприведенных дефиниций по аналогии, что противоречит основам современного цивилизованного уголовного права, а именно - принципу законности, исключающему возможность наступления уголовной ответственности по аналогии (ст. 3 УК). К тому же нормы УК, перечисленные в начале статьи, не являются бланкетными и отсылочными, в связи с чем обращение к иным правовым актам считаем неправомерным.

Итак, сложилась парадоксальная ситуация, когда отсутствует нормативно-правовое закрепление понятия "официальный документ", применимого для отправления уголовного судопроизводства, однако это вовсе не мешает судам выносить обвинительные приговоры по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 238, 292, 324, 325, 327 УК.

Представляется целесообразным включить в УК (например, в качестве примечания к ст. 324) определение понятия "официальный документ". Ведь ничто не помешало законодателю в примечании к ст. 285 УК дать ряд понятий, в частности, должностных лиц.

Предлагаем сформулировать понятие "официального документа" следующим образом:

"Под официальным документом в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимается надлежащим образом оформленный материальный носитель с зафиксированной на нем информацией, исходящей от любых органов и лиц и подтверждающей юридический факт либо исходящей от имени органов, должностных лиц законодательной, исполнительной, судебной власти и местного самоуправления, независимо от ее характера.

Под юридическими фактами понимаются такие фактические обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение, существование, изменение, прекращение прав и обязанностей".

Приведенное определение широко толкует понятие "официального документа", однако такой подход считаем единственно правильным. Если законом с тем или иным фактом связываются правовые последствия, то не имеет значения, на каком материальном носителе закреплена информация об этих обстоятельствах и от каких именно субъектов исходит данный документ (от государственных органов, юридических или частных лиц). Главное - содержание информации и то, что закон придает ей юридическое значение. Например, будет являться подделкой официального документа внесение изменений в компьютерную базу данных ГИБДД, подделка договора от имени физического лица или доверенности на право совершения юридически значимых действий от имени юридического лица и т.д.

Что же касается документов, исходящих от органов и должностных лиц законодательной, исполнительной, судебной власти и местного самоуправления, то они могут и не содержать сведений о юридически значимых фактах. Главная цель уголовно-правовой охраны таких документов - сохранение в обществе абсолютного доверия к документам, исходящим от указанных органов. Например, как нам представляется, следует признать подделкой официального документа неправомерное внесение изменений в информационное письмо органа исполнительной власти, даже если в нем не содержится информации о юридически значимых фактах.

Поскольку процесс внесения изменений в УК может занять длительное время, а существующий пробел отрицательно сказывается на практике рассмотрения судами конкретных уголовных дел, считаем, что его мог бы временно восполнить Верховный Суд РФ, дав соответствующее разъяснение в постановлении Пленума.


Е. Львова,

А. Макаров,

адвокаты Московской городской

коллегии адвокатов



Официальный документ как предмет преступления


Автор


Е. Львова - адвокат Московской городской коллегии адвокатов


А. Макаров - адвокат Московской городской коллегии адвокатов


"Российская юстиция", 2000, N 10, стр. 19


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.