Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (В. Степанов, "Российская юстиция", N 9, сентябрь 2000 г.)

Освобождение от уголовной ответственности
в связи с примирением с потерпевшим


В ходе применения судами, а также органами предварительного расследования ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим, возникают проблемы, связанные с различным пониманием юридической природы указанных норм права судьями, а также работниками правоохранительных органов, что порождает противоречивую судебную практику.

Так, постановлением Канашского районного суда Чувашской Республики в соответствии со ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР было прекращено уголовное дело по обвинению Н. по ст.115 УК РФ.

Не согласившись с прекращением дела, прокурор опротестовал постановление суда, потребовал его отмены, мотивируя тем, что дело в отношении Н. по ст.115 УК РФ возбуждалось прокурором и в силу ч.3 ст.27 УПК РСФСР не подлежало прекращению по мотивам примирения подсудимого с потерпевшим, поскольку действие ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР в данном случае не распространяется на дела частного обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики протест оставила без удовлетворения, признав доводы прокурора не основанными на законе.

По-другому было разрешено дело по обвинению Т. по ст.116 УК РФ. Именно факт возбуждения уголовного дела прокурором послужил препятствием для освобождения подсудимого от уголовной ответственности по основаниям, указанным в ст.76 УК и ст.9 УПК РСФСР.

Какая позиция является правильной и соответствующей требованиям закона? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать юридическую природу ст.76 УК РФ, ст.ст.27, 9 УПК РСФСР и сравнить их.

Статья 27 УПК РСФСР предусматривает единственное условие прекращения дела - примирение потерпевшего с обвиняемым. При этом не имеет значения ни прежняя судимость обвиняемого, ни отрицательная характеристика его личности, ни наличие невозмещенного вреда. Если состоялось примирение потерпевшего с обвиняемым, то закон не позволяет соответствующим органам и должностным лицам по-своему решать вопрос: прекращать или не прекращать дело, а прямо обязывает их принять однозначное решение об освобождении лица от уголовной ответственности.

Что касается ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР, то они, указывая, что "лицо... может быть освобождено от уголовной ответственности", вопрос о прекращении дела по упомянутым основаниям выносят на усмотрение уполномоченных на то органов и должностных лиц.

Несмотря на состоявшееся примирение потерпевшего с лицом, совершившим преступление, в данной ситуации принятие окончательного решения по делу зависит от их волеизъявления.

Кроме того, по сравнению со ст.27 УПК РСФСР указанные нормы освобождение виновного от уголовной ответственности обусловливают наличием совокупности смягчающих наказание обстоятельств, таких как совершение преступления небольшой тяжести впервые, возмещение ущерба или заглаживание причиненного вреда, т.е. выдвигают ряд условий, свидетельствующих о предъявлении к лицу, совершившему преступления, дополнительных требований, суживающих юридическую базу для принятия решения о прекращении дела.

Если ч.1 ст.27 УПК РСФСР обязывает соответствующие органы освобождать лицо, совершившее преступление небольшой тяжести, предусмотренное ст.ст.115, 116, 129 (ч.1), 130 УК РФ, от уголовной ответственности независимо от наличия отягчающих наказание обстоятельств, то ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР не содержат таких категоричных требований и лишь позволяют органам предварительного расследования, суду прекращать дело, к тому же исключительно при наличии перечисленных в них смягчающих наказание обстоятельств, имеющих большую юридическую значимость, чем простое примирение потерпевшего с обвиняемым.

Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР предусматривают самостоятельные основания прекращения дела, в корне отличающиеся от оснований, содержащихся в ст.27 УПК РСФСР.

Следовательно, провозглашенный этими статьями порядок освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление небольшой тяжести, распространяется и на дела о преступлениях частного обвинения, в том числе и возбужденные прокурором. К тому же ст.9 УПК РСФСР не делает никаких исключений в части прекращения дела в зависимости от должностного положения лица, возбудившего его.

Факт возбуждения уголовного дела прокурором по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115, 116, 129 (ч.1), 130 УК РФ, препятствует его прекращению лишь в порядке ч.3 ст.27 УПК РСФСР и не может иметь какого-либо правового значения при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего указанные преступления, по основаниям, изложенным в ст.76 УК РФ и ст.9 УПК РСФСР.

Часть 3 ст.27 УПК РСФСР не делает исключений из правил, установленных этими правовыми нормами, и не выводит из-под их действия дела о преступлениях частного обвинения, возбужденные прокурором.


В. Степанов,

судья Верховного суда

Чувашской Республики



Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим


Автор


В. Степанов - судья Верховного суда Чувашской Республики


"Российская юстиция", 2000, N 9, стр. 50


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.