• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Освидетельствование (Т.Н. Шамонова, "Гражданин и право", N 5, ноябрь 2000 г.)

Освидетельствование


В практике следователей органов внутренних дел освидетельствование обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего, предусмотренное ст.181 УПК РСФСР, встречается не очень часто. Участие же экспертов-криминалистов в качестве специалистов в производстве названного следственного действия почти не практикуется.

Традиционный подход в расследовании преступлений, связанных с насилием над личностью (в ходе исследования изучались дела о причинении тяжкого и менее тяжкого вреда здоровью (телесных повреждений), об изнасилованиях, грабежах, разбойных нападениях и вымогательстве, соединенных с насилием), как следует из материалов изученных уголовных дел, заключается прежде всего в обязательном назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы. Иногда, если нет возможности ее провести в ближайшее время, следователи прибегают к освидетельствованию потерпевших в медицинских учреждениях, например травматологических пунктах или поликлиниках, чтобы зафиксировать имеющиеся у них телесные повреждения. При этом следователи забывают или даже не знают, какие вопросы входят в компетенцию судебно-медицинских экспертов и иных врачей, осматривающих потерпевших по уголовным делам. Наиболее типичные из них относятся к определению степени тяжести причиненных телесных повреждений, давности их образования и возникновения от воздействия определенных предметов либо орудий, а также к установлению факта полового сношения и следов изнасилования или полового состояния лица (у мужчин).

Поэтому трудно ожидать каких-либо положительных результатов в раскрытии такого преступления, как разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, повлекшего ущерб в крупных размерах, если следствие действует по старинке, не используя всех современных возможностей экспертно-криминалистической службы в обнаружении, фиксации и изъятии комплекса следов преступления не только на месте происшествия, но и на теле (и одежде) потерпевшего, в контактном взаимодействии с которым находились преступники.

Примером такого формального подхода может послужить конкретное уголовное дело о разбойном нападении на сторожа кооператива. По словам потерпевшего, преступники применили баллончик с какой-то жидкостью, после чего он не мог видеть; кроме того, ему связали руки и нанесли несколько ударов ногами по телу. Лишь спустя несколько часов потерпевший смог обратиться за помощью.

Не вдаваясь в подробности всего дела, состоящего из нескольких листов, и промахи следствия, допущенные при осмотре места происшествия, хотелось бы обратить внимание на следующее. Направленный в поликлинику потерпевший был освидетельствован медицинским работником, однако никаких следов преступления в амбулаторной карте не зафиксировано, имелась лишь ссылка на обстоятельства происшествия, да и то очень краткая. Несмотря на такие данные и заявление сторожа, следователь почти через месяц (!) назначил судебно-медицинскую экспертизу для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Разумеется, такая экспертиза ничего не дала и не могла дать, а следствие лишилось определенных доказательств в расследуемом деле.

Для подобных ситуаций, как можно убедиться, и предусмотрено в уголовно-процессуальном законе освидетельствование, в том числе с участием специалиста, поскольку в задачу этого действия входит поиск следов контактного взаимодействия потерпевшего и преступников, а именно следов примененного насилия. Такие следы, как правило, слабовидимы или вообще не видимы невооруженным глазом. Речь идет прежде всего об индивидуальном запахе, который мог принадлежать лицам, совершившим данное преступление, частицах эпидермиса с их рук, о волосах, волокнах с их одежды и других микрообъектах, возможно привнесенных преступниками на тело и одежду потерпевшего. Следы насилия в рассматриваемом случае также можно было обнаружить на теле потерпевшего, если задаться такой целью и использовать специальные познания, средства и методы.

К сожалению, практика по делам о насильственных преступлениях свидетельствует о том, что поиск специфических следов - микрообъектов ведется крайне редко даже при осмотре места происшествия. Дальнейшая работа следователя по обнаружению подобных следов преступления зачастую ограничивается осмотром одежды (не всегда своевременно у потерпевших, реже - у подозреваемых). Но поскольку и в данных случаях к помощи специалистов-криминалистов прибегают далеко не всегда, то остаются невыявленными и, следовательно, незафиксированными существенные для дела обстоятельства. Между тем микрообъекты, например частицы грунта, глины, пыли, различных строительных материалов и стекла, растительности, масел и т.п.; микроследы биологического происхождения: волосы, пятна крови, слюны, спермы и иных выделений человеческого организма; также их сочетания со следами другого происхождения могут быть источником ценной доказательственной информации по делу. Эти специфические объекты могут определенным образом характеризовать преступника, служить целям его розыска и установления, а в дальнейшем после проведенных экспертиз способствовать его изобличению в преступлении. Обнаруженные на теле потерпевшего микрообъекты могут объективно подтверждать его показания (например, о примененных в отношении него орудиях, насилии) или противоречить им. Наличие подобных объектов в известной степени может совпадать с данными, полученными в ходе осмотра места происшествия, обыска у подозреваемого и др. Однако даже несмотря на возможные отрицательные результаты, возникающие при производстве любого следственного действия, на первоначальном этапе расследования не стоит пренебрегать любой возможностью установления истины по делу, в том числе и в ходе освидетельствования.

Исходя из задач расследования в современных условиях, когда наблюдается не только рост насильственных преступлений, но и заметно снижается их раскрываемость, следует обратить серьезное внимание на более широкое привлечение к следственным действиям специалистов - сотрудников экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел. Их участие в освидетельствовании потерпевших или подозреваемых наряду с врачами позволит значительно повлиять на его эффективность, сделав комплекс выявляемых следов более полным.

Не противоречит ли данная рекомендация уголовно-процессуальному закону - ч.3 ст.181 УПК РСФСР, где указано о праве следователя "в необходимых случаях" привлекать к освидетельствованию врача, а не лиц других специальностей? На наш взгляд, не противоречит ни вышеуказанной норме, ни другим положениям уголовно-процессуального закона, в частности ст.133-1 УПК, определяющей правовой статус специалиста в уголовном деле. Кодекс хотя и не называет в качестве специалиста эксперта-криминалиста (впрочем, и лиц других профессий тоже), тем не менее формулирует основные требования, которым эти специалисты должны соответствовать. Так, приняв решение о вызове специалиста для участия в следственном действии, следователь должен удостовериться в его личности, компетентности, выяснить отношение этого лица к обвиняемому и потерпевшему, а также предупредить об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей.

Участие специалиста в любом следственном действии, в том числе и в освидетельствовании, заключается (в соответствии со ст.131-1 УПК) в использовании своих специальных знаний и навыков для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращении внимания лица, производящего расследование, на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств; пояснениях по поводу выполняемых действий.

Сегодня процесс расследования уже немыслим без использования научно-технических средств и методов; их применение требует особой подготовки, умений и навыков, которыми следственный аппарат не обладает.

Со времени издания УПК РСФСР (1960 г.) экспертно-криминалистическая служба органов внутренних дел значительно выросла не только количественно, но и качественно, в том числе за счет специалистов в области биологии и работы с микрообъектами. Изменения в способах и орудиях преступления, в том числе использование огнестрельного и холодного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, химических средств и иных приспособлений для физического (и психического) воздействия на людей, в свою очередь, должны повлиять на организацию расследования преступлений против личности, повлечь укрепление взаимодействия следственного и оперативного аппаратов с экспертно-криминалистическими подразделениями (ЭКП) МВД России для их раскрытия.

Реальная практика показывает, что следственно-оперативные группы, да и отдельные следователи, привлекая к работе на месте происшествия криминалистов либо биологов ЭКП органов внутренних дел (судебных медиков Минздрава) с целью изучения и изъятия материальных объектов и следов преступного события, уже на этом этапе получают квалифицированную помощь специалистов. Предварительные исследования, осуществляемые ими, дают возможность организовать розыск преступника по "горячим следам" и в конечном итоге способствуют скорейшему раскрытию преступления.

Продолжение работы со специалистом в дальнейшем, а именно при освидетельствовании лиц, позволит расширить объем знаний о материальной обстановке, механизме преступления и получить совокупность вещественных доказательств, изобличающих виновного.

Подводя предварительный итог сказанному, следует отметить, что помощь криминалистов на современном этапе - необходимый и постоянный элемент расследования, без которого трудно добиться эффективных результатов по уголовному делу.

Подчеркивая своеобразие объекта криминалистичесного исследования при освидетельствовании - осмотре тела живого человека, хочу обратить внимание на строгое соблюдение закона (ч.2 ст.181 УПК) и на недопустимость действий, унижающих достоинство или опасных для здоровья освидетельствуемых лиц.

Кроме того, еще в стадии подготовки данного следственного действия, в ходе которого предстоит обнажение освидетельствуемого, следователь в соответствии с ч.4 ст.181 УПК должен предусмотреть приглашение понятых одного пола с этим лицом. Сам следователь (на основании ч.5 ст.181 УПК) также не должен присутствовать при подобных случаях, поручая непосредственно процедуру освидетельствования врачу.

Чтобы действовать в реальных условиях, соблюдая вышеприведенное требование закона, следователь, подготавливая данное следственное действие, предпринимает соответствующие меры: отгораживает непосредственное место осмотра освидетельствуемого ширмой, занавеской и т.п. На другой половине помещения он может вести протокол освидетельствования, фиксируя в нем сведения, поступающие от специалиста. Как представляется, лицо, участвующее в этом следственном действии в качестве специалиста, должно быть также одного пола с освидетельствуемым (за исключением врача).

Помимо вышеназванных условий подготовка к освидетельствованию включает:

оборудование помещения, соответствующего гигиеническим правилам и хорошо освещенного. Это может быть и служебный кабинет следователя или иное помещение в ОВД, а также помещение в медицинском учреждении, если там находится потерпевший на лечении, либо когда для проведения освидетельствования нужны особые условия, в том числе медоборудование;

своевременное уведомление родителей, опекунов либо родственников несовершеннолетнего (до 14 лет) освидетельствуемого, а также защитника, если они допущены к участию в деле, чтобы заранее определить их местонахождение при выполнении следственного действия, не препятствующего его проведению;

приготовление необходимых технико-криминалистических средств для обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления, иных объектов с тела и одежды освидетельствуемого (лупы, фотоаппарата, осветительных приборов, пинцета, липкой ленты, вспомогательных материалов: бумаги, марли и т.д.).

Эти средства и материалы готовит специалист, приглашенный для участия в освидетельствовании;

в случае необходимости следователь может получить заранее консультацию специалиста о возможностях использования специальных познаний, технико-криминалистических средств для получения доказательственной информации;

решение вопроса со специалистом о получении в ходе освидетельствования образцов для последующей экспертизы. Например, с врачом - о получении образцов крови, слюны освидетельствуемого; с биологом (либо криминалистом) - образцов индивидуального запаха, волос, подногтевого содержимого и т.д.;

согласование времени производства освидетельствования со специалистом, другими участвующими в следственном действии лицами.

При этом, однако, следователь должен помнить,что промедление с производством освидетельствования чревато, фактически, полной утратой предполагаемых следов преступления на теле (либо одежде) освидетельствуемого в силу чисто временного фактора (микрообъекты "исчезают", например, при мытье), а также при умышленном удалении их, например, подозреваемым даже в условиях нахождения в изоляторе временного содержания. Поэтому следователь по возможности должен предпринять меры к его содержанию отдельно от других лиц и сразу же после допроса об обстоятельствах преступления произвести освидетельствование.

Аналогичные рекомендации - и в отношении потерпевшего или свидетеля.

Освидетельствование их проводится немедленно по получении от них показаний по делу.

Время не имеет значения в том случае, когда освидетельствованием устанавливается, например, наличие на теле лиц особых примет: татуировок, шрамов, родимых пятен и т.п., а также в целях получения образцов крови, слюны, волос, индивидуального запаха и т.п. у освидетельствуемых.

Нужно помнить, что, завершая подготовку к освидетельствованию потерпевшего или подозреваемого, следователь выносит мотивированное постановление о его производстве (ч.2 ст.181 УПК). Указанное постановление обязательно для лица, в отношении которого оно вынесено.

Приведенное положение уголовно-процессуального закона означает, что в случае отказа этого лица от производства освидетельствования или уклонения от него следователь вправе осуществить данное следственное действие принудительно. Вместе с тем, всякий раз сталкиваясь с подобного рода конфликтной ситуацией, следователь по возможности должен использовать все меры убеждения этого лица, чтобы избежать крайних мер воздействия.

Непосредственное производство освидетельствования предполагает, что следователь тщательно ознакомился с материалами дела, в первую очередь с протоколами осмотра мест происшествия и предметов (изъятых при осмотре, либо выданных участниками процесса, либо полученных иным путем) и показаний потерпевшего, свидетелей, подозреваемого. Участие специалиста в этом следственном действии также должно предусматривать его полное ознакомление с имеющейся информацией по делу. С учетом исходных фактических данных следователь и определяет план предстоящего следственного действия, согласовывая его вопросы со специалистом.

Так, если из документов уголовного дела известно, например, что телесные повреждения потерпевшему причинены подозреваемым после обоюдной ссоры, перешедшей в драку, то данная ситуация не исключает наличия на теле подозреваемого каких-либо телесных повреждений, а также волокон одежды потерпевшего либо его волос, частиц эпидермиса и иных микрочастиц.

Идентичные или сходные микрообъекты могут быть обнаружены и на теле (либо одежде) потерпевшего, что в данной ситуации должно свидетельствовать о взаимном контакте названных участников процесса. При этом вопросы о степени тяжести причиненного вреда здоровью (телесных повреждений) могут быть разрешены только в ходе дальнейшего производства по делу судебно-медицинской экспертизы, а при освидетельствовании они лишь фиксируются путем фотографирования специалистом-криминалистом (либо указываются на контурной схеме тела), а также путем описания в протоколе освидетельствования. Если есть возможность, то фотофиксация производится на цветную пленку, но при условии дублирования снимков на черно-белую (во избежание некачественного изображения в цвете).

Фотографирование повреждений на теле (а также и одежде) освидетельствуемого производят по правилам криминалистической (судебной) фотосъемки, включая фотографирование с масштабной линейкой. Сначала фотографируют повреждения либо загрязнения, иные следы на участках тела, не скрытых одеждой, а затем, после снятия одежды, - на остальных участках.

Осмотр освидетельствуемого, как правило, начинают с одежды, с верхних ее слоев, последовательно сверху вниз. В таком же порядке, сверху вниз, осматривают тело, начиная с волос головы и заканчивая ступнями. Особо тщательно осматривают кисти рук и пальцы. При наличии данных о контакте потерпевшего и преступника изымают у каждого из них подногтевое содержимое. Для этого с каждого пальца ножницами срезаются ногтевые пластины или деревянной палочкой собирают вещество с кожи подушечек у ногтей, с каждой руки содержимое упаковывают отдельно в чистый конверт.

Кроме того, специалист-биолог, криминалист по поручению следователя срезает волосы с головы или лобка подозреваемого (при расследовании изнасилования).

Для обнаружения следов спермы производят смыв с полового члена подозреваемого, счес волос с его лобка, а у потерпевшей - мазок из влагалища, счес волос с лобка. Эти процедуры может производить только врач, он же отбирает образцы крови у освидетельствуемых.

Только жидкую кровь помещают в стеклянную емкость, а остальные объекты специалист упаковывает в чистые бумажные конверты, коробки из картона и т.п. Образцы индивидуального запаха освидетельствуемого (его носители - нижнее белье, головной убор и т.д. со следами пота) помещают в несколько слоев бытовой алюминиевой фольги.

Микрообъекты в виде частиц каких-либо твердых или сыпучих веществ собирают с тела и одежды пинцетом либо на липкую ленту.

Аналогичную процедуру осуществляют при обнаружении текстильных либо иных волокон, волос. Пятна различных веществ или следы жидкости, крови, иные загрязнения с тела можно изъять, сделав смыв влажной марлей. Но одежду при наличии таких следов целесообразно изъять полностью, а вырезать с нее отдельные участки ни в коем случае нельзя, поскольку позднее при дальнейшем исследовании на одежде могут быть обнаружены и иные следы. В подобной ситуации освидетельствуемому должна быть предоставлена другая одежда, о чем надо предусмотрительно подумать до начала следственного действия.

Одежду, обувь или головной убор с находящимися на них микрообъектами и следами различной природы следует упаковать в чистые бумажные пакеты либо коробки, следами вовнутрь, переложив их чистыми листами бумаги. Каждый предмет помещается в отдельную упаковку.

Основное требование ко всем изымаемым объектам и одежде: они должны быть просушенными до их упаковки во избежание порчи, поскольку до последующего исследования их экспертом может пройти определенное время.

По общим правилам на всех упаковках с изъятыми следами и предметами одежды делают пояснительные надписи с указанием номера дела, фамилии освидетельствуемого, наименования объекта, в том числе и образцов, а также подписей лиц, участвовавших в освидетельствовании. Чтобы не повредить изъятое, такие надписи делают непосредственно на упаковке до помещения в нее объектов.

Специалист-криминалист, биолог или лицо иной профессии, приглашенное в качестве специалиста, помогает следователю в обнаружении и изъятии следов преступления, иных объектов с помощью технико-криминалистических средств, методов и приемов, используя при этом специальные познания. Желательно, чтобы специалист помог следователю и в упаковке объектов, дабы обеспечить их сохранность для дальнейшего экспертного исследования. При описании обнаруженных повреждений, других следов преступления, а также особых примет на теле освидетельствуемого помощь специалиста будет необходимой, чтобы полно и правильно отразить обнаруженное в ходе освидетельствования и зафиксировать все его действия по выявлению следов примененных технических средств и методов.

Участие врача в освидетельствовании не исключает привлечения к этому следственному действию и специалиста-криминалиста, поскольку они обладают знаниями различного характера. При этом следователь должен правильно организовать их взаимодействие при освидетельствовании, чтобы избежать дублирования в работе, обеспечив необходимую полноту исследования.


Т.Н. Шамонова,

сотрудник МИ МВД России,

полковник милиции




Освидетельствование


Автор


Т.Н. Шамонова - сотрудник МИ МВД России, полковник милиции


"Гражданин и право", 2000, N 5



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение