Возможности защиты расширены (Э.И. Эзрохи, "Гражданин и право", N 5, ноябрь 2000 г.)

Возможности защиты расширены


О том, что действующий с 1 января 1961 г. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР устарел и не отвечает новым общественно-экономическим условиям, знают не только юристы, но и практически все, кому приходилось вступать в какие-либо взаимоотношения с правоохранительными органами. Многие нормы, содержащиеся в нем, не соответствуют действующей Конституции Российской Федерации.

Так, несмотря на то что статья 22 Конституции устанавливает, что "арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению", на практике все вопросы, связанные с лишением гражданина свободы, по-прежнему решаются по представлению следственных органов только прокурором.

До настоящего времени широко применяется, на наш взгляд, порочная практика заключения под стражу на основании ст.90 УПК РСФСР, когда лицо подвергается аресту до предъявления ему конкретного обвинения.

К сожалению, мало что изменилось с введением в 1992 г. в Уголовно-процессуальный кодекс ст.220-1 и 220-2, дающих право обжалования в суд ареста или продления срока содержания под стражей.

При рассмотрении жалоб по названным выше вопросам судебная проверка законности и обоснованности применения меры пресечения (заключения под стражу) или законности и обоснованности продления срока содержания под стражей сводится к проверке того, относятся ли инкриминируемые лицу действия к тем преступлениям, при совершении которых в соответствии со ст.96 УПК РСФСР заключение под стражу может быть применено по мотивам одной лишь опасности преступления.

Зачастую следствие предъявляет гражданам обвинение "с запасом", например по ст.162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой, тогда как в действительности действия лица должны быть квалифицированы по ч.1 ст.161 УК РФ как грабеж.

Если в первом случае статья 96 УПК РСФСР ориентирует на заключение обвиняемого под стражу, то во втором случае часть 1 ст.161 УК РФ не входит в перечень преступлений, предусматривающих возможность заключения под стражу по мотивам опасности преступления.

При рассмотрении подобных жалоб суды не входят в оценку доказательств и обоснованности предъявленного обвинения.

Поэтому, как правило, обращение в суд с жалобой на необоснованность избранной меры пресечения (содержание под стражей) или продления срока содержания под стражей превращается в пустую формальность.

Так, в один из судов Московской области была подана жалоба с ходатайством об изменении меры пресечения арестованному М., которому было предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения, хотя его действия следовало квалифицировать по ч.1 ст.145 УК РСФСР, на что в жалобе было обращено внимание защиты.

Отказывая в ходатайстве об изменении меры пресечения, суд в определении указал, что М. совершил разбойное нападение и в соответствии с требованиями ст.96 УПК РСФСР мера пресечения ему избрана законно и обоснованно, а при рассмотрении жалобы на изменение меры пресечения суд не вправе входить в оценку доказательств, имеющихся в деле, и по этой причине мера пресечения не была изменена.

В дальнейшем, в процессе расследования, действия М. были переквалифицированы с ч.2 ст.146 УК РСФСР на ч.1 ст.145 УК РСФСР, с чем согласился суд, определив ему наказание с учетом возраста (ему только исполнилось 18 лет) и других обстоятельств дела, в виде 9 месяцев лишения свободы, из которых он уже к тому времени 6 месяцев находился под стражей.

Не исключено, что, если бы суд удовлетворил жалобу и изменил М. меру пресечения на подписку о невыезде, приговор суда был бы значительно мягче.

Таких примеров при желании можно привести множество.

Несоответствие многих норм УПК РСФСР Конституции РФ порождает многочисленные жалобы граждан и юристов в Конституционный Суд, который признал обоснованность таких обращений, о чем свидетельствует ряд решений Конституционного Суда РФ.

Так, постановлением от 14 февраля 2000 г. в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской и др. признаны не соответствующими Конституции РФ части 3, 4 и 5 ст.377 УПК РСФСР, ограничивающие право осужденного и защитника на участие в рассмотрении дела в порядке надзора, так как это нарушает принцип состязательности в уголовном процессе, закрепленный в ч.3 ст.123 Конституции.

Без сомнения, это поможет избежать судебных ошибок, которые, к сожалению, нередки.

На практике зачастую возникает труднопреодолимая проблема участия защиты на первоначальной стадии следствия, когда лицу не предъявлено обвинение, оно не задержано в порядке ст.122 УПК РСФСР или не содержится под стражей.

Формально лицо длительное время пребывает в "подвешенном состоянии", оставаясь свидетелем, который не вправе воспользоваться помощью адвоката, так как часть 1 ст.47 УПК РСФСР, регламентирующая участие защиты в уголовном судопроизводстве, устанавливает, что защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

Между тем лицо, оставаясь свидетелем, по требованию органов следствия обязано являться к следователю или дознавателю, участвовать в производстве следственных действий, однако при этом защитник для участия в этих процессуальных действиях не допускается.

Более того, назначая экспертизы, следователь или дознаватель не знакомят свидетеля с поставленными вопросами и составом экспертов, а также не выясняется мнение лица о возможности отвода экспертов, так как согласно ст.184 УПК РСФСР, лицо приобретает подобные права, только находясь в статусе обвиняемого.

До предъявления обвинения лицо, как установлено ст.193 УПК РСФСР, не может ознакомиться с заключением экспертизы и обратить внимание следствия на ошибочность выводов эксперта, хотя от этого может зависеть судьба человека.

Наиболее характерна такая картина по делам об экономических преступлениях, когда из-за сложности и большого объема работы расследование длится месяцами, а то и годами, прежде чем выяснится вопрос о привлечении лиц к уголовной ответственности, однако все это время защитник не допускается к ознакомлению с материалами следствия.

Подобная ситуация часто возникает и по делам об автотранспортных происшествиях, по которым до возбуждения дела проводится доследственная проверка, так как не всегда возможно сразу выяснить наличие или отсутствие состава преступления в действиях нарушителя правил дорожного движения.

Между тем, пока проводится проверка, а затем и длительное время после возбуждения уголовного дела лицо лишено возможности пригласить адвоката для участия в доследственной проверке или в расследовании.

С таким фактом автору пришлось столкнуться по материалу о ДТП, находящемуся в производстве следственного управления при Раменском УВД Московской области, где всеми силами препятствовали допуску адвоката и отказывали ему в ознакомлении с документами и протоколами процессуальных действий, производимых с одним из участников ДТП.

Разрешилась проблема после вмешательства прокурора г. Раменское, когда поступило сообщение о постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений части первой ст.47 и части второй ст.51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова, против которого следственными органами ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.163 УК РФ (вымогательство). В_процессе расследования у него проводился обыск, он без процессуального оформления, фактически, был задержан на 16 часов, при этом его допрашивали в качестве свидетеля и отказали в его ходатайстве обеспечить ему помощь адвоката.

Следователь ему разъяснил, что он является свидетелем, а потому на основании ч.1 ст.47 УПК РСФСР не может воспользоваться помощью защиты, так как адвокат вправе вступить в дело в случае задержания лица в качестве подозреваемого, заключения лица под стражу или предъявления обвинения.

После предъявления В.И. Маслову обвинения осуществляющему его защиту адвокату было отказано в возможности ознакомления с материалами следствия и проведенных с участием Маслова процессуальных действий до предъявления ему обвинения; при этом следователь сослался на ч.2 ст.51 УПК РСФСР на том основании, что названная норма позволяет адвокату ознакомиться с названными документами лишь по окончании расследования.

Действия следователя неоднократно обжаловались В.И. Масловым и его защитником в прокуратуру и в суд, но были оставлены без удовлетворения по тем же мотивам, которыми руководствовалось следствие.

Проанализировав ч.1 ст.47 и ч.2 ст.51 УПК РСФСР и правоприменительную практику следственных органов, Конституционный Суд пришел к выводу о несоответствии ч.1 ст.47 УПК РСФСР ряду норм Конституции РФ, и в первую очередь требованиям ст.48 Конституции, которая гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, такая помощь оказывается бесплатно.

Конституционный Суд совершенно определенно высказал свою позицию по этому вопросу, отметив, что квалифицированная юридическая помощь "должна быть предоставлена каждому лицу, в том числе в рамках уголовного преследования в любых его формах. Иное истолкование было бы умалением конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которое не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах и противоречило бы ст.55 (ч.3), 56 (ч.3) Конституции Российской Федерации".

Таким образом, Конституционный Суд РФ, признав не соответствующим Конституции Российской Федерации ч.1 ст.47 УПК РСФСР, подтвердил право каждого гражданина на любой стадии расследования воспользоваться помощью адвоката (защитника).

Конституционный Суд признал "положения части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они, будучи истолкованы в конституционно-правовом смысле, не ограничивают право защитника до окончания расследования по уголовному делу знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с участием подзащитного до признания его подозреваемым, и с документами, которые предъявлялись либо должны предъявляться подозреваемому, а также право выписывать из материалов, с которыми защитник был ознакомлен, любые сведения и в любом объеме".

Это также крайне важно не только для лица, против которого возбуждено уголовное дело, но и для адвоката, так как, располагая более обширными сведениями, он имеет возможность избрать наиболее правильную форму защиты.

Такое толкование гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан направлено на реальное обеспечение участия защиты на всех стадиях уголовного процесса.

Так, теперь сразу при оформлении материалов о дорожно-транспортном происшествии его участники или пострадавшие вправе потребовать от сотрудников ГИБДД пригласить адвоката для участия в составлении документов на месте происшествия.

Реально таким правом может воспользоваться лицо, у которого имеется договор об оказании адвокатом постоянной абонентной помощи.

Такая форма сотрудничества условно именуемая "домашним адвокатом", становится настоятельно необходимой, особенно если учесть, что значительно увеличился объем различных гражданско-правовых сделок, споров по поводу владения и пользования имуществом, в том числе землей.

Юридическая консультация N 36 "Фемида", где работают квалифицированные юристы с большим практическим стажем, накопили опыт абонементного обслуживания граждан и предпринимателей, в чем убедились многие жители Люберецкого района, других районов Московской области и Москвы.

Для получения постоянной гарантированной юридической помощи гражданин заключает с консультацией договор, и ему вручается полис-карта, где указаны служебный и домашний номера телефонов адвоката, по которым клиент сам или по его требованию правоохранительные органы обязаны немедленно вызвать адвоката для участия в разрешении любого конфликта и осуществления защиты интересов доверителя.

Хочется надеяться, что принятое Конституционным Судом 27 июня 2000 г. постановление будет содействовать укреплению законности в деятельности правоохранительной системы, формированию правового государства, соблюдению прав и свобод граждан, уважительному отношению к закону.


Э.И. Эзрохи,

заведующий юридической консультацией

N 36 "Фемида" межрегиональной коллегии

адвокатов помощи предпринимателям и гражданам




Возможности защиты расширены


Автор


Э.И. Эзрохи - заведующий юридической консультацией N 36 "Фемида" межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам


"Гражданин и право", 2000, N 5



Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.