Обзор практики рассмотрения гражданских дел мировыми судьями Калининградской области и судами апелляционной инстанции за 1 полугодие 2011 года (ключевые темы: защита прав потребителей - мировые судьи - кредитный договор - неустойка - гаражи)

Обзор практики рассмотрения гражданских дел мировыми судьями
Калининградской области и судами апелляционной инстанции
за 1 полугодие 2011 года

 

В первом полугодии 2011 года мировыми судьями Калининградской области было рассмотрено 58388 гражданских дел, тогда как за аналогичный период 2010 года - 46 207 дел.

В указанный период 2011 года в апелляционном порядке было обжаловано 543 решения мировых судей, из которых 92 решения отменено и изменено (16,9% от числа обжалованных или 0,16% от числа рассмотренных). За шесть месяцев 2010 года было обжаловано 541 решение мировых судей, из которых 129 решений было отменено или изменено (23,8% от числа обжалованных или 1,1% от числа рассмотренных).

В первом полугодии 2011 года разрешено 89 надзорных жалоб на решения мировых судей и судов апелляционной инстанции, на рассмотрение в судебном заседании суда надзорной инстанции передано 6 дел. При этом отменено одно решение мирового судьи, отменено и изменено 5 решений судов апелляционной инстанции.

За аналогичный период 2010 года разрешено 114 надзорных жалоб на решения мировых судей и судов апелляционной инстанции, на рассмотрение президиума областного суда передано 17 дел. Отменено и изменено 6 решений мировых судей, а также 6 решений судов апелляционной инстанции.

Указанное снижение количества дел, переданных на рассмотрение суда надзорной инстанции, обусловлено, главным образом, изменениями норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде надзорной инстанции.

Вместе с тем, несмотря на снижение количества отмененных решений мировых судей и судов апелляционной инстанции, достаточно распространенными являются случаи неправильного применения норм материального и процессуального права, что влечет отмену судебных постановлений.

В настоящем обзоре обобщена практика применения законодательства при рассмотрении наиболее распространенных споров.

 

Гражданское право

 

Мировыми судьями и судами апелляционной инстанции допускались ошибки, связанные с применением норм ГК РФ, регулирующих обязательственное право.

При разрешении исковых требований МУП "Т" к М.Е.А. о взыскании задолженности по оплате услуг за отопление, мировым судьей установлено, что М.Е.А. является собственником квартиры на основании договора купли-продажи от 30 марта 2006 года, из которого следует, что вопрос об уплате коммунальных платежей согласован сторонами, и в случае выявления задолженности покупатель погашает ее самостоятельно.

Как видно из счета - извещения МУП "Ч." за апрель 2006 года - на момент заключения договора купли-продажи указанной квартиры, задолженность по коммунальным платежам и содержанию жилья составляла 10735,16 рублей, а на 05 мая 2010 года - 10414,10 рублей.

Взыскивая с М.Е.А. задолженность по оплате услуг за отопление, мировой судья исходил из того, что М.Е.А. добровольно приняла на себя обязательство по погашению задолженности по оплате коммунальных услуг, имевшейся до заключения договора. Более того, она помимо внесения текущей платы за коммунальные услуги периодическими платежами погашала задолженность за отопление, в том числе образовавшуюся до возникновения у нее права собственности на квартиру, что свидетельствует о признании долга.

Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами мирового судьи. Так, отменяя решение мирового судьи и отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований МУП "Т", суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что в силу статьи 391 ГК РФ включения условия о переводе долга в договор купли-продажи недвижимости недостаточно, поскольку необходимо было получить письменное согласие управляющей организации на перевод долга с прежнего собственника на приобретателя жилого помещения, такое условие сторонами не выполнено. Кроме того, в договоре купли-продажи спорной квартиры отсутствует четкое указание на то, какое конкретное требование оплаты и по какому договору о возмездном оказании услуг было передано истцу, который в свою очередь не являлся стороной договора купли-продажи.

Между тем судом апелляционной инстанции неверно истолкованы нормы материального права, а выводы суда не основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах.

В силу статьи 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо должен быть оформлен в письменной форме и допускается лишь с согласия кредитора. К форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 389 настоящего Кодекса.

Однако указанные положения касаются лишь формы перевода долга и не применяются к форме согласия кредитора на перевод долга. В отношении последнего законодатель никаких специальных правил не устанавливает, что в силу общего правила, закрепленного п. 1 ст. 159 ГК РФ, означает возможность его совершения устно.

Как следует из содержания договора купли-продажи квартиры, между М.Е.А. и прежним собственником квартиры К. было достигнуто соглашение об уплате коммунальных платежей. М.Е.А. добровольно приняла на себя обязательство по оплате задолженности в случае ее выявления. Оснований полагать, что между сторонами договора отсутствует договоренность о переводе долга по оплате за коммунальные услуги, в том числе и за отопление, не имеется. Более того, районный суд не принял во внимание то обстоятельство, что иск МУП "Т", предъявленный к М.Е.А., свидетельствует о том, что кредитор выразил свое согласие на переход обязательств прежнего собственника квартиры по оплате задолженности по коммунальным платежам к новому собственнику.

Президиум областного суда апелляционное решение отменил, а решение мирового судьи оставил без изменения.

Разрешая исковые требования У.Г.А. к ОСП Московского района г. Калининграда, Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Калининградской области о взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами, мировой судья исходил из того, что в силу ч. 3 ст. 110 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнение постановления о взыскании исполнительского сбора не может быть начато ранее, чем будет окончено взыскание по основному первичному исполнительному документу. При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель незаконно произвел удержание денежных средств в счет исполнительского сбора 7% в размере <данные изъяты> рублей, перечисляемых А. в пользу У.А.Г., в связи с чем мировой судья пришел к выводу, что с Управления Федерального казначейства по Калининградской области в пользу У.Г.А. подлежат взысканию в соответствии со ст. 395 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом мирового судьи.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ", когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08 октября 1998 года N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги, положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения долга.

При этом ни гражданским, ни налоговым, ни административным законодательством не предусмотрено начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических или физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства, установленные ст. 395 ГК РФ.

Таким образом, оснований для удовлетворения требований У.А.Г. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами не имелось.

Кроме того, мировым судьей необоснованно взысканы денежные средства с Управления Федерального казначейства по Калининградской области, поскольку оно не было привлечено к участию в деле в качестве соответчика.

Решение мирового судьи отменено и вынесено новое - об отказе в удовлетворении исковых требований У.А.Г.

В ряде случаев мировыми судьями неправильно применялись нормы материального права, регулирующие право собственности.

М.Н.В. обратилась к мировому судье с иском к администрации городского округа "Город Калининград" о признании права собственности на гаражный бокс N литер "N", расположенный на территории гаражного общества "Ц." в г. К., ссылаясь на то, что гараж был построен в 1960-е годы ее отцом М. В 1998 году он безвозмездно передал ей указанный гараж по договору дарения, при этом право собственности в установленном порядке оформлено не было.

При разрешении настоящих исковых требований судебными инстанциями было установлено, что решением Исполкома Калининградского городского совета депутатов трудящихся от 09 июля 1966 года N был выделен земельный участок для строительства индивидуальных гаражей работникам рыбной промышленности по <адрес>. Земельный участок поставлен на кадастровый учет с разрешенным использованием под существующие индивидуальные гаражи. В 1966 году М. было выдано в установленном законом порядке разрешение на строительство гаража на данном земельном участке согласно типовому проекту. Впоследствии спорный гараж был построен и зарегистрирован в БТИ и налоговом органе.

Отказывая в удовлетворении исковых требований М.Н.В., мировой судья исходил из того, что право собственности на спорный гараж прежним владельцем в установленном порядке не оформлено, земельный участок под строительство гаража ему не выделялся, в связи с чем данное строение является самовольной постройкой. Однако такие выводы мирового судьи не основаны на законе и не соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Так, мировым судьей не было учтено, что поскольку строительство гаража было осуществлено на основании выданного разрешения на земельном участке, отведенном для этих целей, то спорный объект недвижимости в силу ст. 222 ГК РФ не может являться самовольной постройкой.

Отменяя решение мирового судьи и признавая в соответствии с требованиями ст. 218 ГК РФ за М.Н.В. право собственности на спорный гараж, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что постройка гаража осуществлялась с разрешения администрации города, тогда как действовавшее в тот период времени законодательство (Постановление Совета Министров СССР от 23 января 1981 года N 105 "О приемке в эксплуатацию законченных строительством объектов") не предусматривало обязательной сдачи гаражей государственной приемочной комиссии. Кроме того, в 1997 году мэрией города Калининграда некоммерческому партнерству "Объединение автолюбителей - владельцев гаражей "Ц." городские земли, на которых были расположены построенные гаражи, переданы в аренду до 2010 года, в дальнейшем срок аренды земельного участка продлен до 24 февраля 2015 года. При этом судом было принято во внимание и то обстоятельство, что гараж был учтен в органах технической инвентаризации (БТИ) и налоговом органе.

Д.А.Д. обратилась к мировому судье с иском к Л.А.В., В.Т.Н., указав, что является собственником гаража, расположенного на придомовом земельном участке, просила обязать ответчиков устранить препятствия в пользовании указанным гаражом. В свою очередь, Л.А.В., В.Т.Н. обратились со встречным иском к Д.А.Д. о признании права собственности на указанный гараж, полагая, что вместе с жилым домом приобрели у Д.А.Д. хозяйственные и бытовые строения, к которым относится и данный гараж.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований Д.А.Д. и признавая право собственности на гараж за Л.А.В. и В.Т.Н., мировой судья исходил из того, что согласно данным технического паспорта на жилой дом на 16 ноября 1994 года в перечне хозяйственных и бытовых построек имеется спорный гараж, который также отражен и на плане земельного участка.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи, установил, что согласно данному техническому паспорту в описании характеристик строений и сооружений под номером "4" указан гараж с иными техническими характеристиками. Кроме того, при заключении договора купли-продажи жилого дома от 18 августа 2000 года характеристика продаваемого объекта недвижимости указывалась на основании другого технического паспорта, составленного 14 августа 2000 года, в перечне указанных в нем строений и сооружений гараж отсутствует. В передаточном акте к договору купли-продажи жилого дома данный гараж в перечне передаваемого имущества также не указан.

При этом действующее законодательство предъявляет особые требования к договорам купли-продажи недвижимости. Согласно ст. 554 ГК РФ в договоре купли-продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке. При отсутствии указанных выше данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается несогласованным сторонами, а соответствующий договор не является заключенным.

Решение мирового судьи отменено судом апелляционной инстанции, вынесено новое решение, которым требования истца удовлетворены, а во встречном иске отказано.

Мировыми судьями допускалось неправильное толкование норм гражданского законодательства, регулирующих порядок владения и пользования имуществом, находящимся в долевой собственности.

В соответствии со ст. 247 ГК РФ право участника общей долевой собственности на предоставление в его пользование части общего имущества может быть реализовано при условии соблюдения прав и охраняемых законом интересов других сособственников, поскольку все участники общей долевой собственности в равной мере наделены правами владения, пользования и распоряжения имуществом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 года N 4 "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом", разрешая требования об определении порядка пользования имуществом, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может не соответствовать долям в общей собственности, нуждаемость каждого из собственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

К.Л.Н. и М.Т.В. обратились к мировому судье с иском к П.В.Н. об определении порядка пользования жилым домом и земельным участком, указав, что они являются собственниками по 70/300 доли жилого дома общей площадью 79,3 кв. м и по 1/3 доли земельного участка площадью 484 кв. м, предоставленного для обслуживания существующего жилого дома. Истцы просили определить следующий порядок пользования жилым домом: П.В.Н. и М.Т.В. выделить в пользование комнату площадью 22,2 кв. м, К.Л.Н. - комнату площадью 18,1 кв. м, а также определить порядок пользования земельным участком, выделив К.Л.Н. и М.Т.В. 2/3 доли участка, то есть 322 кв. м.

В свою очередь, П.В.Н. обратился к мировому судье с иском к К.Л.Н., М.Т.В. об определении порядка пользования жилым домом, указав, что является собственником 70/300 доли жилого дома. Просил выделить ему в пользование комнату площадью 18,1 кв. м, К.Л.Н. и М.Т.В. - 22,2 кв. м.

Третье лицо В.Э.Н. заявил самостоятельные исковые требования, просил выделить в натуре его долю на места общего пользования, соответствующую его доле в праве собственности на жилой дом (0,30), установить порядок пользования местами общего пользования между всеми собственниками, обязать К.Л.Н., М.Т.В. и П.В.Н. не чинить ему препятствий в пользовании кухней, коридором, санузлом.

Мировой судья определил порядок пользования жилым домом, выделив в пользование К.Л.Н. и М.Т.В. комнату площадью 22,2 кв. м, П.В.Н. - комнату площадью 18,1 кв. м, признав местами общего пользования санузел, коридор и кухню. Также между сторонами определен порядок пользования земельным участком.

Требования третьего лица В.Э.Н. были удовлетворены частично. Санузел, коридор, кухня признаны местами общего пользования и определены в совместное пользование К.Л.Н., М.Т.В., П.В.Н. и В.Э.Н.

Суд апелляционной инстанции изменил решение мирового судьи в части и определил иной порядок пользования домом: М.Т.В., К.Л.Н. выделена изолированная жилая комната площадью 18,1 кв. м, П.В.Н. - проходная жилая комната площадью 22,2 кв.м. При этом суд исходил из того, К.Л.Н. имеет пожилой возраст, является инвалидом, другого жилого помещения не имеет, тогда как М.Т.В. и П.В.Н. имеют в собственности другое жилье. Указанные лица не являются родственниками, в то время как М.Т.В. является падчерицей К.Л.Н.

Однако мировой судья эти важные для дела обстоятельства во внимание не принял. Кроме того, судебными инстанциями был определен порядок пользования домом и земельным участком только между тремя собственниками К.Л.Н., М.Т.В. и П.В.Н., несмотря на то, что В.Э.Н. также является собственником доли указанного дома и подлежал привлечению к участию в деле в качестве ответчика, а не третьего лица. Спор об определении порядка пользования жилыми помещениями дома и земельного участка разрешен только между К.Л.Н., М.Т.В. и П.В.Н.

Мировыми судьями неправильно применялись нормы материального права, регулирующие кредитные отношения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Б.Н.А. к ЗАО "Б" о признании кредитного договора ничтожным в части, предусматривающей взимание комиссии за выдачу кредита и рассмотрение кредитной заявки, мировой судья исходил из того, что взимание указанной комиссии не противоречит гражданскому законодательству и специальным правовым нормам, в частности ст. 421 ГК РФ и ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности", поскольку банк оказал истцу возмездную услугу, предоставив доступ к услугам банка по предоставлению кредита и рассмотрению заявки. Такие выводы мирового судьи основаны на неправильном толковании норм материального права.

Так, по своей правовой природе кредитные отношения основаны на принципе платности за пользование кредитными средствами, при этом проценты за пользование кредитными средствами начисляются с даты их выдачи. Взимание комиссии за выдачу кредита и рассмотрение кредитной заявки представляет собой ничем не обусловленную плату за факт выдачи кредита, и по смыслу ст.ст. 5, 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" данная плата не может являться комиссионным вознаграждением за проведение банковской операции. Приобретение услуги по получению кредитных средств было поставлено банком в безусловную зависимость от уплаты комиссии за рассмотрение заявки и выдачу кредита, что нарушало права истца как потребителя.

Согласно ч. 1 ст. 16 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Поскольку условие кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за рассмотрение кредитной заявки и выдачу кредита является недействительным (ничтожным), суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что уплаченная во исполнение этого условия договора сумма подлежит взысканию в пользу истца.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции обоснованно отменено решение мирового судьи и вынесено новое - о взыскании в пользу истца денежной суммы, уплаченной во исполнение указанного выше условия договора.

Г.Н.В. обратилась в суд с иском к ОАО "А", указав, что в нарушение ч. 1 ст. 819 ГК РФ, ч. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" по условиям кредитного договора с нее незаконно удерживается комиссия за обслуживание счета в размере 1,99% от суммы задолженности по основному долгу. Истица просила признать незаконными начисление и взимание указанной комиссии, обязать ответчика зачесть незаконно удержанную сумму в счет оплаты основного долга и процентов по кредиту.

При разрешении настоящих требований судебными инстанциями установлено, что между ОАО "А" и Г.Н.В. заключено соглашение о потребительской карте, предусматривающее открытие счета потребительской карты и его кредитование на условиях, изложенных в кредитном предложении. При этом в соответствии с п. 1.4.1.7 Тарифов для физических лиц на выпуск и обслуживание потребительской карты ОАО "А" за обслуживание счета потребительской карты уплачивается комиссия в размере 1,99% от суммы текущей задолженности.

Удовлетворяя требования Г.Н.В., мировой судья исходил из того, что установленная банком комиссия за ведение счета потребительской карты является комиссией за ведение ссудного счета, и включение в договор кредитования указанного условия ущемляет права клиента.

Вместе с тем согласно Общим условиям предоставления физическим лицам потребительской карты, счетом потребительской карты является счет, открываемый клиенту для учета операций, предусмотренных Общими условиями по потребительской карте. Клиент вправе совершать следующие операции: расходные операции с использованием потребительской карты в различных торгово-сервисных предприятиях города, операции по снятию-внесению наличных денежных средств на счет потребительской карты, операции по погашению кредита.

Согласно п.п. 1.5, 2.3. главы 1 Положения Центрального Банка РФ от 24 декабря 2004 года N 266-П "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт" кредитная карта предназначена для совершения ее держателем операций, расчеты по которым совершаются за счет денежных средств, предоставленных банком-эмитентом в пределах установленного лимита в соответствии с условиями заключенного кредитного договора, клиент вправе получать наличные денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, оплачивать товары, услуги, проводить иные операции, не запрещенные законодательством Российской Федерации. В соответствии со ст. ст. 845, 848 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Как предусмотрено п. 1 ст. 850 ГК РФ, в соответствии с договором банковского счета банк вправе осуществлять платежи со счета несмотря на отсутствие денежных средств (кредитование счета). Права и обязанности сторон, связанные с кредитованием счета, определяются правилами о займе и кредите (глава 42), если договором банковского счета не предусмотрено иное.

По смыслу вышеприведенных норм предметом договора банковского счета являются действия банка по проведению расчетов, совершаемые в пользу владельца счета. Источник пополнения денежных средств на счете (путем поступления платежей от третьих лиц или путем зачисления соответствующих сумм самим владельцем счета) не является отличительным признаком рассматриваемого договора, отграничивающим его от иных договоров. Форма безналичных расчетов (путем использования банковских карт) не свидетельствует о том, что заключенный между банком и владельцем карты договор представляет собой самостоятельный вид договора, отличающийся от договора банковского счета. Фактически по своему содержанию соглашение о потребительской карте, заключенное между банком и Г.Н.В., содержит элементы кредитного договора и договора банковского счета. При таких обстоятельствах счет потребительской карты не является ссудным, а комиссия за его обслуживание по своей правовой природе отличается от комиссии за ведение ссудного счета. Условие о взимании комиссии за ведение банковского счета физических лиц не противоречит требованиям Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку в соответствии с п. 1 ст. 846 ГК РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами.

Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено и вынесено новое, которым в удовлетворении исковых требований Г.Н.В. отказано.

При разрешении заявленных исковых требований ОАО "А" к Г.Д.В. о взыскании задолженности по кредиту, процентов, пени и судебных расходов мировым судьей было установлено, что между истцом и ответчиком заключено кредитное соглашение в офертно-акцептной форме, в соответствии с которым Г.Д.В. получил кредитную карту ОАО "А" с лимитом кредитования <данные изъяты> рублей. Также ответчику был открыт счет, на котором учитывалось движение денежных средств по карте. При этом ответчик был ознакомлен с условиями кредитования, в частности, с процентной ставкой за пользование кредитом, размером минимального платежа, платежным периодом, комиссией за обслуживание счета потребительской карты.

Удовлетворяя заявленные исковые требования ОАО "А", мировой судья исходил из того, что заемщиком надлежащим образом не исполнялись обязательства по кредитному соглашению, а именно он перестал вносить ежемесячные платежи по кредиту и уплачивать проценты за пользование денежными средства, в результате чего у него образовалась задолженность по кредиту, которая подлежит взысканию в пользу ОАО "А". Вместе с тем мировой судья, давая оценку требованиям истца о взыскании с ответчика штрафа и неустойки за просрочку исполнения обязательств, неправильно применил нормы материального права и не выяснил фактические обстоятельства дела.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договоров на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя - гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в том числе предоставление кредитов, открытие и ведение счетов клиентов - граждан, осуществление расчетов по их поручению, услуги по приему от граждан и хранению ценных бумаг и других ценностей, оказание им консультационных услуг. При этом исполнитель услуги обязан информировать потребителя обо всех существенных обстоятельствах предоставления услуги, в том числе и штрафных санкциях за нарушение договорных обязательств.

Как следует из материалов дела, в кредитном предложении, направленном ответчику, не содержится информации о штрафных санкциях за просрочку исполнения обязательств, однако имеется указание на то, что обслуживание потребительской карты осуществляется в соответствии с Тарифами банка. Согласно Тарифам ОАО "А" на операции по банковским картам для физических лиц установлена неустойка за перерасход кредитного лимита в размере 0,3% за каждый день перерасхода, информации о каких-либо других штрафных санкциях не имеется. Иных доказательств вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ истцом в подтверждение своих требований представлено не было. Учитывая, что ответчиком перерасхода кредитного лимита допущено не было, то требования банка о взыскании штрафа и неустойки являются необоснованными.

Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи изменено в части, в удовлетворении требования ОАО "А" о взыскании штрафа и неустойки за просрочку исполнения обязательств отказано.

Ш.В.Н. обратилась к мировому судье с иском к АКБ "Банк М." (ОАО), просила признать недействительным условие кредитного договора о взыскании комиссии за выдачу кредита в размере 1% от общей суммы выданного кредита, обязать ответчика вернуть ей денежные средства, выплаченные в счет указанной комиссии, а также взыскать компенсацию морального вреда.

Признавая условие кредитного договора о взыскании комиссии за выдачу кредита недействительным, мировой судья обосновано исходил из того, что в силу Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ, утвержденных Центральным Банком РФ от 26 марта 2007 года N 302-П, действия банка по рассмотрению заявки на получение кредита, выдаче кредита, равно как открытию и ведению ссудного счета являются не только частью процедуры предоставления кредита, но и прямой обязанностью банка, которая не может осуществляться за счет потребителя.

Вместе с тем оснований для удовлетворения требований Ш.В.Н. о взыскании компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" у мирового судьи не имелось, поскольку последствия недействительности условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами, предусмотрены ст. 16 вышеуказанного Закона РФ.

Таким образом, суд апелляционной инстанции обоснованно отменил решение мирового судьи в части взыскания компенсации морального вреда и вынес новое решение в указанной части об отказе в удовлетворении данных требований.

Принимая решение по делу об удовлетворении требований В.Т.В. к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ (ОАО) в лице Калининградского отделения N Сбербанка России в части признания недействительными условий кредитных договоров, которыми предусмотрена обязанность заемщика по оплате единовременного платежа за обслуживание ссудного счета, судебные инстанции, руководствуясь ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", ст. 168 ГК РФ, обоснованно исходили из того, что включение банком в кредитные договоры данного условия нарушает установленные законом права потребителя В.Т.В. и является незаконным, в связи с чем, исходя из общих положений о последствиях недействительности сделки, предусмотренных ст. 167 ГК РФ, правомерно взыскали в пользу В.Т.В. сумму внесенных платежей за обслуживание ссудного счета по каждому кредитному договору. При этом в соответствии с ч. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, судебные инстанции взыскали с ответчика за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, в доход местного бюджета.

Однако с такими выводами не согласился президиум областного суда.

Согласно преамбуле Закона РФ "О защите прав потребителей" указанный Закон РФ регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Принимая во внимание, что кредитные правоотношения регулируются главой 42 ГК РФ, Федеральным законом РФ "О банках и банковской деятельности", по своей правовой природе не являются отношениями между потребителем и исполнителем услуг в том смысле, который изложен в приведенной выше преамбуле, применение к данным правоотношениям Закона РФ "О защите прав потребителей" носит исключительно ограниченный характер, и возможно лишь в части общих условий, регулирующих права заемщика, как потребителя финансовой услуги. При таких обстоятельствах оснований для применения ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" к спорным правоотношениям у судебных инстанций не имелось.

Учитывая, что мировым судом и апелляционным судом неправильно применена и истолкована норма материального права, президиум Калининградского областного суда отменил судебные постановления в части взыскания с Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ (ОАО) штрафа и вынес новое решение по спору, которым отказал в удовлетворении требований в указанной части.

М.Т.Г. обратилась к мировому судье с иском к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ (ОАО) о взыскании уплаченной комиссии за обслуживание ссудного счета и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Признавая недействительными условия кредитного договора, которыми предусмотрена обязанность заемщика по оплате единовременного платежа за обслуживание ссудного счета, судебные инстанции на основании ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", ст. 168 ГК РФ обоснованно исходили из того, что включение банком в кредитные договоры данного условия нарушает установленные законом права потребителя и является незаконным, и правомерно взыскали в пользу М.Т.Г. сумму внесенных платежей за обслуживание ссудного счета по кредитному договору.

В то же время, с выводом мирового судьи о том, что с Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ (ОАО) в пользу М.Т.Г. подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами, согласиться нельзя. Так, изменяя решение суда в указанной части, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что в силу ст. 395 ГК РФ оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами не имелось, поскольку истица не обращалась в банк с требованием о возврате ей уплаченной комиссии, при этом излишних денежных средств по этому договору истцом не уплачено, а банк считал свои действия законными, так как М.Т.Г., как заемщик, добровольно приняла на себя указанное обязательство, подписав кредитный договор.

Решение суда изменено, в удовлетворении требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано.

Допускались ошибки при рассмотрении споров, связанных с исполнением договоров имущественного страхования.

К.П.Г. обратился в суд с иском к открытому страховому акционерному обществу "И. (далее ОСАО "И) о взыскании суммы страхового возмещения, указав, что в результате ДТП, произошедшего по его вине 20 июля 2009 года в г. Н. (<данные изъяты>), застрахованному у ответчика автомобилю "Ф.", принадлежащему Д., причинены технические повреждения. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, мотивируя свой отказ отсутствием справки ГИБДД МВД РФ, подтверждающей факт ДТП.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К.П.Г., мировой судья исходил из того, что в нарушение требований п. 57 Правил страхования транспортных средств ОСАО "И" истцом ответчику не была представлена справка из компетентного органа о факте наступления страхового случая с указанием перечня повреждений.

Суд апелляционной инстанции обоснованно не согласился с таким выводом мирового судьи.

Так, как следует из материалов дела, в результате ДТП, произошедшего в г. Н. 28 июля 2009 года по вине истца, у застрахованного автомобиля "Ф." был поврежден бампер.

Согласно п. 57 Правил страхования ОСАО "И" при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, страхователь обязан незамедлительно заявить в компетентные органы, обращение в данные органы не обязательно в случае повреждения лакокрасочного покрытия не более одной детали.

Учитывая характер повреждения бампера, обращение в компетентные органы не требовалось, в связи с чем суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что с ОСАО "И" в пользу К.П.Г. подлежит взысканию стоимость восстановительного ремонта бампера автомобиля.

Решение мирового судьи отменено, требования истца удовлетворены частично.

Мировыми судьями и судами апелляционной инстанции допускались ошибки при рассмотрении споров, связанных с возмещением вреда.

При разрешении исковых требований З.В.В., Ш.В.В. к ООО "С" о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры, мировым судьей было установлено, что для замены крана для удаления воздушных пробок Ш.В.В. обратилась в управляющую компанию ООО "С., ремонт производился за счет собственника квартиры и с применением приобретенных ею материалов. В процессе замены указанный кран сломался, вследствие чего произошел залив квартир, принадлежащих Ш.В.В. и З.В.В. Согласно имеющимся в материалах дела актам он произошел по причине фактического износа крана для удаления воздушных пробок.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, мировой судья исходил из того, что обогревающие элементы внутридомовой системы, обслуживающие только одну квартиру, не относятся к общему имуществу многоквартирного дома и обязанность по их содержанию лежит на собственнике квартиры. Таким образом, в обязанности ООО "С. не входит содержание и обслуживание внутриквартирного инженерного оборудования, вина ответчика в причинении ущерба истцам отсутствует.

Однако такие выводы не основаны на законе и материалах дела, мировым судьей не было учтено, что в процессе замены крана работник ООО "С" не предпринял необходимые меры предосторожности, приступил к ремонтным работам, не убедившись в том, что система центрального отопления перекрыта другим работником, к причинению вреда привели действия работников ООО "С" по ненадлежащему выполнению услуги - работы по замене крана, что явилось непосредственной причиной залива квартир истцов и порчи их имущества.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Кроме того, в силу ст. 1068 ГК РФ на юридическое лицо возлагается обязанность возмещения вреда, если он причинен его работником при исполнении трудовых обязанностей.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции обоснованно отменено решение мирового судьи и принято новое, которым исковые требования З.В.В. и Ш.В.В. удовлетворены частично.

Г.А.Н., Г.Н.В. обратились к мировому судье с иском к С.Т.В., указав, что в квартире ответчицы установлен твердотопливный отопительный котел "Б.". При этом дымоход не обеспечивает необходимую тягу продуктов горения и происходит задымление их квартиры. На наружных частях стен дымохода в квартире появились черные и желтые пятна, в связи с чем имеется необходимость в проведении ремонтных работ. Истцы просили взыскать с ответчика стоимость восстановительного ремонта кухни и коридора.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции исходили из того, что вина С.Т.В. в причинении материального вреда отсутствует, поскольку дымоход является общим имуществом многоквартирного дома, обязанность по содержанию которого несет управляющая компания, на которую должна быть возложена ответственность за причиненный ущерб.

С таким выводом не согласился президиум областного суда.

Установленное ст. 1064 ГК РФ требование предполагает, что доказательства отсутствия вины должен представить причинитель вреда, на которого законом возложена ответственность по возмещению причиненного потерпевшему вреда, если он не докажет отсутствие своей вины. Однако таких доказательств ответчица суду не представила.

Как усматривается из материалов дела, С.Т.В. произвела замену отопительного прибора самовольно, без получения на это соответствующих разрешений в нарушение требований ст. 26 ЖК РФ. При этом, как следует из руководства по установке и эксплуатации газогенераторной печи "Б.", установка и эксплуатации данной печи возможны только при наличии отдельного дымохода. Это правило не было ею соблюдено, данных о том, что дымоход обслуживает общее имущество многоквартирного жилого дома, обязанность по содержанию которого лежит на собственниках жилых помещений, носит предположительный характер и не основаны на положениях, содержащихся в ст.ст. 36, 39 ЖК РФ, а также в Правилах содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года N 491.

Президиумом областного суда судебные постановления отменены, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

С.В.Г. и С.М.Г. обратились к мировому судье с иском к УК ООО "Э", ФГУ "Калининградская КЭЧ района" Министерства обороны РФ, ФГУ "Управление Балтийского флота", Министерству обороны РФ о взыскании денежных средств, убытков, судебных расходов и компенсации морального вреда. Впоследствии к участию в деле в качестве ответчика было привлечено Министерство финансов РФ.

Как усматривается из материалов дела, 04 мая 2008 года между ФГУ "Управление Балтийского флота" (наймодатель) и С.В.Г. заключен договор социального найма жилого помещения, по которому наймодатель передал нанимателю и членам его семьи в бессрочное владение и пользование изолированное жилое помещение. По условиям договора при неисполнении или ненадлежащем исполнении наймодателем обязанностей по своевременному проведению капитального ремонта сданного внаем жилого помещения, общего имущества в многоквартирном доме, санитарно-технического и иного оборудования, находящегося в жилом помещении, наниматель по своему выбору вправе потребовать уменьшения платы за жилое помещение либо возмещения своих расходов на устранение недостатков жилого помещения и (или) общего имущества в многоквартирном доме, либо возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением или неисполнением указанных обязанностей наймодателя.

Согласно распоряжению Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Калининградской области от 07 июня 2008 года N указанный жилой дом, в котором проживают истцы, закреплен на праве оперативного управления за ФГУ "Калининградская КЭЧ района" Министерства обороны РФ.

Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, мировой судья пришел к правильному выводу о том, что имуществу истцов причинен вред, возникший в результате проведения работ по устранению строительных недостатков, связанных с некачественной прокладкой системы отопления под полом в квартире истцов. Вместе с тем нельзя признать обоснованным вывод мирового судьи о том, что в силу ст.ст. 1069, 1071 ГК РФ причиненный материальный ущерб подлежит взысканию с казны Российской Федерации. Надлежащим ответчиком по настоящим требованиям является ФГУ "Калининградская КЭЧ района" Министерства обороны РФ, поскольку на нем, как на наймодателе, лежит обязанность по надлежащему содержанию общего имущества в доме и, в частности, системы отопления жилого дома.

Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено, вынесено новое, которым с ФГУ "Калининградская КЭЧ района" Министерства обороны РФ за счет средств, находящихся на лицевом счете ФБУ "Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по Калининградской области", в пользу Степановых взысканы денежные средства в возмещение ущерба.

Отказывая в удовлетворении исковых требований С.З.А. к П. И.В., М.Н.В. о возмещении материального ущерба, мировой судья исходил из того, что причинно-следственная связь между действиями несовершеннолетних П., А., Б. и наступившими последствиями в виде причиненного С.З.А. материального ущерба не установлена.

Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и вынес по делу новое решение, сославшись на то, что выводы мирового судьи не соответствуют нормам материального права и материалам дела.

Так, согласно данным проверки ОВД по Багратионовскому району, проведенной по заявлению С.З.А. о повреждении принадлежащего ей имущества, установлено, что несовершеннолетним А. во время игры на чердаке дома была сдвинута черепица, через образовавшейся зазор вода во время дождя проникла в квартиру, принадлежащую С.З.А., в результате чего произошло повреждение потолка, стен и пола в комнате.

Таким образом, действия несовершеннолетнего А., сдвинувшего черепицу на кровле дома, привели к повреждению жилого помещения. В то же время несовершеннолетние Б. и П. каких-либо действий, состоявших в причинно-следственной связи с причиненным вредом, не совершали, причинителями вреда не являются.

В соответствии с ч. 1 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Принимая во внимание, что на момент причинения вреда несовершеннолетний А. не находился под надзором организации или лица, осуществляющего надзор за ним, за вред причиненный им отвечают его родители.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, отменив решение мирового судьи, вынес новое решение и обоснованно возложил на мать А. - М.Н.В. обязанность по возмещению причиненного вреда С.З.А.

В ряде случаев допускались ошибки при рассмотрении споров, связанных с исполнением обязательств вследствие неосновательного обогащения.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

При разрешении исковых требований Б.Л.О. к ОАО "Сбербанк-Р" о возврате денежных средств, неправомерно списанных с банковского счета, судебными инстанциями установлено, что на основании решений суда и исполнительных листов ОСП Ленинградского района г. Калининграда были возбуждены исполнительные производства в отношении Б.Л.О. о взыскании с нее в пользу ОАО "Сбербанк Р" задолженности по кредитным договорам.

В рамках указанных исполнительных производств судебным приставом-исполнителем были вынесены постановления об обращении взыскания на денежные средства, имеющиеся на счете должника Б.Л.О. N, открытом в Калининградском отделении Сбербанка России N. Постановления были приняты банком к исполнению, со счета были произведены списания денежных средств.

Также было установлено, что указанный счет был открыт для перечисления пособий гражданам, имеющим детей, выплачиваемых за счет средств федерального бюджета, в связи с чем в силу п.п. 6 и 12 ч. 1 ст. 101 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" судебным приставом-исполнителем арест с данного счета был снят.

Удовлетворяя исковые требования Б.Л.О., мировой судья исходил из того, что по смыслу ст. 1 Федерального закона "Об исполнительном производстве" банк при исполнении постановления судебного пристава-исполнителя должен руководствоваться законодательством об исполнительном производстве, то есть банку надлежало осуществить проверку источников поступления средств на счет должника и сообщить об этом судебному приставу-исполнителю. Поскольку списанные в нарушение закона денежные средства с указанного счета должника поступили взыскателю, в силу ст. 1102 ГК РФ подлежат взысканию с ОАО "Сбербанк-Р" в пользу Б.Л.О. как неосновательное обогащение.

Суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом и отменил решение мирового судьи, ссылаясь на то, что мировым судьей неверно применены нормы материального права.

Так, в силу ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве", ст.ст. 12, 14 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах" на банк возложена обязанность предоставлять информацию о счетах клиентов только по запросу судебного пристава-исполнителя, иное означало бы раскрытие кредитной организацией тайны вклада в случаях, не предусмотренных действующим законодательством. Обязанность же по соблюдению требований закона при взыскании средств со счета физических лиц возложена на должностных лиц соответствующей службы судебных приставов Федеральными законами "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах". Кредитной организацией обоснованно произведено списание денежных средств со счета истца вне зависимости от источника поступления данных средств. Таким образом, в данном случае получение средств взыскателем от должника соответствовало требованиям закона, неосновательного обогащения ответчика не имеется.

Решение мирового судьи отменено, вынесено новое - об отказе в удовлетворении требований Б.Л.О.

Н.Ю.В. обратился к мировому судье с иском к Н.Ю.Н. о взыскании денежных средств вследствие неосновательного обогащения, указав, что решением суда его требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения были удовлетворены, судебный пристав исполнитель изъял у ответчика мотоцикл марки "М.", ДД.ММ.ГГГГ выпуска, и передал его истцу. При внешнем осмотре мотоцикла им было установлено, что на нем отсутствуют или не функционируют ряд узлов и агрегатов, в связи с чем просил взыскать стоимость мотоцикла, которая была согласована сторонами еще в 2003 году.

Удовлетворяя частично исковые требования Н.Ю.В., мировой судья исходил из того, что Н.Ю.Н. получил в 2003 году от Н.Ю.В. спорный мотоцикл в технически исправном состоянии и не требующем ремонта, впоследствии умышлено полностью разукомплектовал его, привел в нерабочее состояние и тем самым неосновательно обогатился на сумму ремонтно-восстановительных работ, составляющих почти полную рыночную стоимость мотоцикла.

Между тем в силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать, что ответчик, используя спорный мотоцикл, неосновательно обогатился, возложена на истца. Таких доказательств истцом представлено не было.

Как установлено, в 2003 году Н.Ю.В. Н.Ю.Н. был передан спорный мотоцикл, однако факт отсутствия на спорном мотоцикле на момент его передачи ответчиком истцу определенных запасных частей и агрегатов, ухудшения состояния мотоцикла с момента его приобретения ответчиком до момента его возврата истцу допустимыми доказательствами не подтвержден. Оснований для возложения на ответчика обязанности возместить истцу стоимость неосновательного обогащения не имелось.

Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и вынес новое решение, которым отказал Н.Ю.В. в удовлетворении требований в полном объеме.

Допускались ошибки в применении Закона РФ "О защите прав потребителей".

Г.Ю.Г. обратился к мировому судье с иском к ООО "Магазин техники 10" о взыскании денежной суммы, уплаченной за доставку, неустойки, компенсации морального вреда в связи с нарушением прав потребителя.

Судебными инстанциями установлено, что 08 декабря 2010 года Г.Ю.Г. приобрел в магазине ООО "Магазин техники 10" холодильник "В." стоимостью <данные изъяты> рублей, а также программу дополнительного сервиса на два года стоимостью <данные изъяты> рублей. За доставку товара он заплатил <данные изъяты> рублей.

13 декабря 2010 года истец обратился с письменным заявлением к ответчику, указав, что холодильник не включается долгое время и при его включении имеется сильный шум, просил расторгнуть договор и вернуть уплаченную за товар сумму. 25 декабря 2010 года была проведена экспертиза указанного холодильника, в результате которой были выявлены недостатки товара. 26 января 2011 года Г.Ю.Г. вновь в адрес ответчика было написано заявление о возврате ему денежных средств.

Согласно ст. ст. 18, 22, 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. Требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы подлежат удовлетворению продавцом в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования. За нарушение сроков продавец, допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

В соответствии с названным выше законом и ст. ст. 329, 330 ГК РФ неустойка является способом обеспечения обязательства, в том числе при просрочке его исполнения, который применяется наряду с иными мерами ответственности продавца при продаже товара ненадлежащего качества. Неустойка взыскивается за каждый день просрочки указанных в ст. ст. 20, 21, 22 Закона РФ "О защите прав потребителей" сроков возврата уплаченной за товар денежной суммы вследствие продажи товара ненадлежащего качества.

Как установлено судебными инстанциями, уплаченная за товар денежная сумма в размере <данные изъяты> рублей возвращена истцу 07 февраля 2011 года, то есть с нарушением установленного законом срока. Таким образом, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что с ООО "Магазин техники 10" в пользу истца подлежит взысканию неустойка за нарушение сроков возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Вместе с тем мировым судьей неверно рассчитан размер неустойки на основании ст. 21 Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку требования потребителя касаются не замены товара, а возврата уплаченной суммы за товар.

В связи с указанным обстоятельством судом апелляционной инстанции решение мирового судьи изменено в указанной части, с ООО "М-10" в пользу Г.Ю.Г. взыскана неустойка, рассчитанная на основании ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Удовлетворяя исковые требований Л.А.Л. к ОАО "Федеральная пассажирская компания" о взыскании стоимости дополнительной услуги, мировой судья исходил из того, что п. 2 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" запрещается обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Кроме того, ни Устав железнодорожного транспорта РФ, ни иные нормативные правовые акты уполномоченных федеральных органов исполнительной власти не содержат положений о том, что пассажир при приобретении билета в вагон повышенной комфортности в обязательном порядке должен получить в нем питание. Л.А.Л., не имея возможности отказаться от указанного сервиса при продаже билетов на фирменный поезд, вынужден был приобрести помимо услуги по перевозке дополнительную услугу по питанию, тем самым понес необоснованные и неоправданные расходы, что привело к ущемлению его законных прав и интересов. Однако такие выводы сделаны мировым судьей с существенным нарушением норм материального права.

Как следует из материалов дела, 31 августа 2010 года Л.А.Л. через сеть Интернет приобрел железнодорожный билет на 08 сентября 2010 года по маршруту М. - Н. стоимостью <данные изъяты> рублей, в которую входило также сервисное обслуживание (питание).

В соответствии с п. 33 Правил оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, утвержденных Постановление Правительства РФ от 02 марта 2005 года N 111 в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 10 января 2003 года N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации" и ст. 38 Закона РФ "О защите прав потребителей", в поезде дальнего следования, имеющем в составе вагоны повышенной комфортности, пассажиру предоставляется платное сервисное обслуживание, стоимость которого включается в стоимость проезда. При этом пассажиру, имеющему право бесплатного проезда или проезда со скидкой, в вагонах с 2-местными купе (СВ) и в вагонах с 4-местными купе такое сервисное обслуживание предоставляется при условии внесения соответствующей платы.

Порядок предоставления пассажирам комплекса услуг, стоимость которых включается в стоимость проезда в вагонах повышенной комфортности, устанавливается Министерством транспорта Российской Федерации, а состав комплекса услуг определяется перевозчиком.

Согласно п.п. 3, 4 Порядка предоставления пассажирам комплекса услуг, стоимость которых включается в стоимость проезда в вагонах повышенной комфортности, утвержденных Приказом Министерства транспорта РФ от 09 июля 2007 года N 89, при приобретении проездного документа (билета) пассажиром оплачивается стоимость проезда, в состав которой включается стоимость услуг, оказываемых в вагонах повышенной комфортности. Предоставление питания пассажирам в вагонах повышенной комфортности осуществляется в соответствии с технологическими процессами предоставления гарантированного питания пассажирам в вагонах повышенной комфортности, определяемыми перевозчиком для каждого пассажирского поезда индивидуально с учетом графика его движения и продолжительности нахождения пассажиров в пути следования. Состав, количество и виды рационов питания, включаемых в комплекс услуг, предоставляемых пассажирам в вагонах повышенной комфортности, определяется перевозчиком.

Поскольку в вагоне повышенной комфортности экономического класса предусмотрено такое дополнительное платное сервисное обслуживание как питание, следовательно, ОАО "Ф" имело право включать его в состав тарифов по перевозке пассажиров, пользующихся услугами по перевозке в вагонах повышенной комфортности.

Таким образом, включение ОАО "Федеральная пассажирская компания" указанной платы за питание в тариф на железнодорожную перевозку соответствует действующему законодательству о защите прав потребителей и не нарушает прав и интересов истца. Суд апелляционной инстанции правомерно отменил решение мирового судьи и вынес новое - об отказе в удовлетворении исковых требований Л.А.Л.

 

Семейное право

 

Мировыми судьями допускались нарушения норм законодательства при рассмотрении споров, вытекающих из семейных правоотношений.

Удовлетворяя исковые требования А. к Б. о взыскании неустойки за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, мировой судья правомерно пришел к выводу об отсутствии уважительных причин, препятствующих своевременной уплате ответчиком алиментов, и наличии вины ответчика в образовании задолженности по алиментам. Рассчитанный мировым судьей размер неустойки за весь период просрочки исполнения алиментных обязательств - <данные изъяты> рублей соответствует требованиям п. 2 ст. 113 СК РФ и п. 2 ст. 115 СК РФ. Вместе с тем, удовлетворяя требования истца частично с применением положений ст. 333 ГК РФ и снижая размер подлежащей уплате неустойки до 40 000 рублей, мировой судья исходил из того, что она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

С таким выводом не согласился суд апелляционной инстанции, поскольку невыполнение обязательств по уплате алиментов допускалось ответчиком в течение более чем 3-х лет, что повлекло нарушение прав несовершеннолетнего ребенка на получение денежного содержания от второго родителя. Ответчик игнорировал как решение суда о взыскании алиментов, так и требования судебного пристава - исполнителя, в том числе предупреждение об уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов, временное ограничение права выезда за пределы Российской Федерации, не представлял данные о своих доходах, несмотря на то, что осуществлял предпринимательскую деятельность. При таких обстоятельствах решение мирового судьи в части снижения суммы подлежащей взысканию с ответчика в пользу истицы неустойки до вышеуказанного размера нельзя признать правильным, оно было изменено судом апелляционной инстанции, размер подлежащей взысканию с ответчика неустойки за просрочку уплаты алиментов увеличен до 100 000 рублей.

К. обратился к мировому судье с иском к Д. о снижении размера алиментов, ссылаясь на то, что выплачивает ответчице на содержание несовершеннолетнего сына алименты в размере 1/4 заработка. В дальнейшем он вступил в новый брак, от которого у него имеются три несовершеннолетних ребенка, при этом его имущественное положение существенно изменилось - ухудшилось. Принимая решение об изменении размера алиментов, взысканных с К. в пользу Д. на содержание несовершеннолетнего сына, с 1/4 части на 1/8 часть всех видов заработка и иного дохода, мировой судья признал обоснованными доводы истца об изменении его имущественного и семейного положения.

Как следует из материалов дела, брак между К. и Д. прекращен, решением суда с К. в пользу Д. взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего сына в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода ежемесячно. К. вступил в другой брак, от которого имеет трех несовершеннолетних детей. Решением суда с К. в пользу жены Е. взысканы алименты на содержание несовершеннолетних детей в размере 1/3 части заработка и (или) иного дохода ежемесячно. В настоящее время К. и Е. проживают вместе и ведут общее хозяйство.

В соответствии с ч. 1 ст. 119 СК РФ, если при отсутствии соглашения об уплате алиментов после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное или семейное положение одной из сторон, суд вправе по требованию любой из сторон изменить установленный размер алиментов или освободить лицо, обязанное уплачивать алименты, от их уплаты. При изменении размера алиментов или при освобождении от их уплаты суд вправе учесть также иной заслуживающий внимания интерес сторон.

Согласно материалам дела К. имеет регулярный и стабильный заработок в размере <данные изъяты> рублей в месяц, получил потребительский кредит в размере <данные изъяты> евро и ежемесячно вносит денежные средства в счет исполнения обязательств по договору займа. Кроме того, многодетная семья К. состоит на учете в отделе семьи, материнства и детства, его семье предоставляются меры социальной поддержки. Е. в связи с рождением третьего ребенка выдан государственный сертификат на материнский и семейный капитал.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции с учетом фактических обстоятельств дела пришел к обоснованному выводу о том, что размер алиментов на содержание несовершеннолетнего сына, сниженный до 1/8 части заработка и (или) иного дохода ежемесячно, то есть в два раза, существенно нарушает интересы ребенка и значительно ухудшает его уровень материального обеспечения, в связи с чем правомерно изменил решение мирового судьи и установил размер алиментов, взыскиваемых с К. в пользу Д. на содержание несовершеннолетнего сына, в размере 1/6 части заработка и (или) иного дохода ежемесячно.

П. обратилась в суд с иском к ОАО "Н." <данные изъяты> об индексации алиментов, взыскании образовавшейся задолженности по алиментам и неустойки за их несвоевременную уплату. Истица ссылалась на то, что с К., работающего у ответчика, в 2008 году взысканы алименты на содержание несовершеннолетнего сына в твердой денежной сумме. Ее заявление об индексации алиментов ответчиком оставлено без удовлетворения. П. полагала, что задолженность по алиментам образовалась вследствие неправомерных действий ответчика, не производившего индексацию удерживаемых с К. денежных сумм, и просила взыскать задолженность и неустойку с ОАО "Н." <данные изъяты>.

Решением мирового судьи требования П. удовлетворены. Суд обязал ответчика произвести индексацию алиментов за период, начиная с 01 января 2009 года, взыскал задолженность по алиментам за период с января 2009 года по ноябрь 2010 года и неустойку, исчисленную в соответствии с правилами, содержащимися в ст. 115 Семейного кодекса РФ. При этом в обоснование своих выводов мировой судья пришел к выводу о том, что ответственность за несвоевременную уплату алиментов лежит на ответчике.

Отменяя решение мирового судьи и отказывая в иске в части взыскания задолженности и неустойки, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что алиментные обязательства неразрывно связаны с личностью плательщика алиментов, на которого и должна быть возложена ответственность за несвоевременную уплату алиментов. В то же время мировой судья сделал правильный вывод о возложении на ответчика обязанности по индексации алиментов, взысканных с К. по решению суда, в силу требований ст. 117 Семейного кодекса РФ.

 

Жилищное законодательство

 

В ряде случаев причиной отмены судебных постановлений явилось неправильное применение норм материального права, регулирующих плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Муниципальное казенное предприятие "Я" обратилось в суд с иском к Б.А.И. и Д.Ю.И. о взыскании задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг, ссылаясь на то, что ответчики не исполняют своих обязательств по договору. Требования истца мировым судьей были удовлетворены в полном объеме со ссылкой на положения ст. 31 ЖК РФ и ст. 678 ГК РФ, регулирующей обязанности нанимателя жилого помещения.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы ответчиков установлено, что Д.Ю.И. является собственником жилого дома в г. К. Внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги для собственников жилых домов осуществляется в соответствии с требованиями ч. 9 ст. 155 ЖК РФ, предусматривающей оплату услуг и работ по содержанию жилых домов и ремонту, внесение платы за коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности. Установив, что задолженности по оплате коммунальных услуг у ответчиков не имеется, а договор на предоставление услуг по содержанию жилого дома с истцом собственник жилого дома не заключал, суд апелляционной инстанции решение мирового судьи отменил и вынес новое решение, которым в иске отказал.

При рассмотрении иска ООО "У" к Ф.В.И. о взыскании задолженности по коммунальным услугам и содержанию жилья за период с 01 января 2010 года по 30 июня 2010 года в размере 21672,47 рублей мировым судьей было установлено, что Ф.В.И. принадлежит на праве собственности квартира в г. К. Ответчик пользуется услугами по управлению домом, его содержанию, текущему ремонту, получает коммунальные услуги, однако оплату производит не в полном объеме. Мировой судья в силу ст. ст. 39, 153, 154 ЖК РФ правомерно пришел к выводу, что на Ф.В.И. как на собственники жилого помещения лежит обязанность по оплате коммунальных услуг и услуг по содержанию жилья в полном объеме.

Вместе с тем с выводами мирового судьи о правильности представленного истцом расчета задолженности обоснованно не согласился суд апелляционной инстанции. Как следует из материалов дела, с 2010 года управление указанным многоквартирным домом осуществляет ООО "У" на основании решения общего собрания собственников жилых помещений в многоквартирном доме. В 2009 году услуги по управлению оказывались МКП "У.". Из представленного истцом расчета видно, что помимо задолженности, образовавшейся вследствие неуплаты ответчиком платежей в 2010 году, в расчет задолженности включен долг ответчика по состоянию на 31 декабря 2009 года. ООО "У" не является правопреемником МКП "У.". Кроме того, апелляционным судом установлено, что МКП "У." предъявила к Ф.В.И. самостоятельные исковые требования о взыскании задолженности за период до 2010 года.

Таким образом, суд второй инстанции обоснованно изменил решение мирового судьи, снизив размер взысканной задолженности на сумму задолженности ответчика, имевшейся по состоянию на 31 декабря 2009 года.

Решением мирового судьи исковые требования ООО "ЖЭУ-18" к В.А.А., К.Т.Р., К.С.С. о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг в размере 24 133,92 рублей удовлетворены, с В.А.А., К.Т.Р. солидарно, а с К.С.С. отдельно в пользу ООО "ЖЭУ-18" взыскана указанная задолженность.

Судом апелляционной инстанции решение мирового судьи изменено, с В.А.А. в пользу ООО "ЖЭУ-18" взыскана задолженность по жилищно-коммунальным услугам в размере 12066,96 рублей, а с К.Т.Р. и К.С.С. солидарно взыскана образовавшаяся задолженность в пользу ООО "ЖЭУ-18" в размере 12066,96 рублей.

При этом было установлено, что собственниками квартиры в г. К. являются В.А.А. и К.Т.Р. по 1/2 доли в праве собственности каждый. К.С.С - дочь К.Т.Р. зарегистрирована в квартире с 2004 года. С мая 2009 года по июнь 2010 года у ответчиков образовалась задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг в размере 24133,92 рублей, которая в силу ст. ст. 39, 153, 154 ЖК РФ подлежит взысканию с них. Вместе с тем мировой судья ошибочно, в нарушение требований ст. 249 ГК РФ и ст. 31 ЖК РФ признал обязательства В.А.А. и К.Т.Р. солидарными, а также неверно определил размер ответственности К.С.С. как члена семьи собственника.

Разрешая исковые требования Гладковой Л.Б. к Правительству Калининградской области о взыскании денежных средств на приобретение топлива и возмещение расходов на оплату электроэнергии, мировой судья установил, что истица работает учителем в сельской местности в МОУ "М." Гусевского района Калининградской области с 01 сентября 2008 года по настоящее время и проживает вместе с членами своей семьи в пос. У.

В соответствии со ст. 55 Закона РФ от 10 июля 1992 года N 3266-1 "Об образовании" педагогические работники, проживающие и работающие в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа), имеют право на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения. Размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с предоставлением указанных мер социальной поддержки педагогическим работникам федеральных государственных образовательных учреждений, устанавливаются законодательством Российской Федерации и обеспечиваются за счет средств федерального бюджета, а педагогическим работникам образовательных учреждений субъектов Российской Федерации, муниципальных образовательных учреждений устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и обеспечиваются за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации.

Согласно ст. ст. 2, 3 Закона Калининградской области от 11 июля 2005 года N 631 "Об установлении мер социальной поддержки по плате за жилое помещение и коммунальные услуги отдельным категориям жителей Калининградской области" педагогическим работникам образовательных учреждений, проживающим и работающим в сельской местности, осуществляется выплата денежной компенсации расходов на оплату жилого помещения и часть коммунальных услуг (освещение, отопление, теплоснабжение, в том числе поставка твердого топлива при наличии печного отопления) по фактическим расходам с учетом установленных нормативными правовыми актами размеров нормативной площади жилого помещения и установленных нормативов потребления коммунальных услуг в размере 100 процентов в домах независимо от формы собственности жилищного фонда.

Принимая во внимание изложенные выше правовые нормы, мировой судья пришел к правильному выводу о том, что Гладкова Л.Б. имеет право на предоставление бесплатного жилья с отоплением и освещением в поселке, где работает и проживает. При этом в силу закона расходы на установленные меры социальной поддержки по плате за жилое помещение и коммунальные услуги осуществляются за счет средств областного бюджета в порядке, установленном Правительством Калининградской области. Вместе с тем при вынесении решения об удовлетворении требований истицы о возмещении расходов на приобретение топлива и электроэнергии, мировой судья неверно произвел расчет, поскольку учитывал количество дров, необходимых для отопления дома в один отопительный сезон исходя из жилой площади, вместо общей площади дома, Решение мирового судьи судом апелляционной инстанции изменено в указанной части.

Процессуальные нарушения, допускаемые мировыми судьями и судами апелляционной инстанции.

Достаточно распространены нарушения судами норм гражданского процессуального законодательства при предъявлении иска.

Так, У.А.Б. и У.Т.А. обратились в суд с иском к ООО "Н" о взыскании задолженности по арендным платежам, ссылаясь на то, что по условиям заключенного договора аренды передали ответчику земельную долю, принадлежащую им на праве собственности, а ответчик обязался в качестве арендной платы предоставить каждому по 3 тонны сена и 400 кг зерна. Обязательство ООО "Н" в полном объеме не выполнено, в связи с чем истцы просили взыскать с ответчика стоимость 6 тонн сена. Оставляя исковое заявление без движения, мировой судья указал на несоответствие его требованиям ст. 132 ГПК РФ, поскольку истцами не представлены документы, подтверждающие факт приобретения сена и его стоимость. При рассмотрении частной жалобы У.А.Б. и Т.А. на определение суда было установлено, что к исковому заявлению ими была приложена справка о стоимости тонны сена по состоянию на 01 ноября 2010 года, выданная Управлением АПК администрации Неманского муниципального района. Отменяя определение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал на то, что отсутствие документа, подтверждающего факт приобретения 6 тонн сена, не может являться основанием к оставлению искового заявления без движения, поскольку суд на стадии принятия иска не может давать оценку достаточности и достоверности представленных доказательств.

Мировой судья отказал А. в принятии искового заявления к Б. о взыскании алиментов на содержание ребенка в твердой денежной сумме в размере <данные изъяты> рублей на основании ст. ст. 83, 103 СК РФ, ссылаясь на то, что истицей фактически ставится вопрос о взыскании с ответчика суммы задолженности по алиментам, которая образовалась в период с января 2009 года по ноябрь 2010 года. Однако, как следует из содержания искового заявления, хотя размер алиментов, подлежащих взысканию ежемесячно, не был указан, вместе с тем из представленного расчета следовало, что А. просила взыскать алименты за прошедший период времени (с января 2009 года по ноябрь 2010 года), но в твердой денежной сумме в размере <данные изъяты> рублей в месяц. Задолженность, рассчитанную судебным приставом-исполнителем на основании имеющегося исполнительного листа, исходя из 1/4 части заработка и (или) иного дохода должника, истица не просила взыскать. Таким образом, оснований к отказу в принятии искового заявления А. не имелось. Определение мирового судьи отменено.

Отказывая в принятии искового заявления М. к Р. о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка в твердой денежной сумме, мировой судья исходил из того, что ранее судебным приказом мирового судьи с Р. взысканы алименты на содержание дочери М. в размере 1/4 части заработка и иного дохода ежемесячно, что в силу п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ является основанием для отказа в принятии искового заявления. Кроме того, мировой судья указал, что М. не лишена возможности обратиться в суд по месту жительства ответчика с заявлением об изменении установленного судом размера алиментов. С указанными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Между тем, из содержания искового заявления усматривается, что хотя оно и подано истицей о взыскании с ответчика алиментов, фактически ею заявлены требования об изменении ранее установленного порядка взыскания алиментов в соответствии со ст. 83 СК РФ и взысканием алиментов одновременно в долях и в твердой денежной сумме.

То обстоятельство, что имеется вступившее в законную силу судебное постановление - судебный приказ, не лишает взыскателя права на обращение в суд с настоящими требованиями о взыскании алиментов в твердой денежной сумме, поскольку норма ст. 83 СК РФ позволяет обратиться с такими требованиями и в той ситуации, когда должник уже уплачивает алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка по судебному постановлению в равных долях к доходу.

При таких обстоятельствах законных оснований для отказа в принятии искового заявления по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, у суда не имелось.

Кроме того, разъясняя М. право на обращение в суд по месту жительства ответчика, мировой судья не принял во внимание, что согласно ч. 3 ст. 29 ГПК РФ иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по месту его жительства.

В связи с допущенными существенными нарушениями норм процессуального права президиумом областного суда судебные постановления отменены, исковое заявление М. направлено мировому судье со стадии принятия его к рассмотрению.

Возвращая исковое заявление Д.О.А. к Д.С.Н. о взыскании убытков и разъясняя истице право на обращение в городской суд в связи с неподсудностью спора мировому суду согласно требованиям п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, мировой судья при определении цены иска учел и понесенные истицей судебные расходы в виде уплаченной при подаче иска государственной пошлины, определив цену иска в размере 51648,50 рублей (49950 + 1698,50). Вместе с тем цена иска - это денежная величина требования, заявленного истцом при подаче иска в суд, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца при его удовлетворении. Таким образом, при определении цены иска мировым судьей необоснованно учтены понесенные истцом расходы на уплату государственной пошлины. В данном случае цена иска составляет 49950 рублей. Суд апелляционной инстанции отменил определение мирового судьи и направил исковое заявление Д.О.А. мировому судье для решения вопроса о принятии его к производству.

24 февраля 2010 года мировым судьей на основании заявления ЗАО "Р" вынесен судебный приказ о взыскании с Б.А.Ю. задолженности по кредитному договору. 31 марта 2011 года Б.А.Ю. обратился в суд с заявлением об отмене судебного приказа. Определением мирового судьи от 5 апреля 2011 года заявление ему возвращено с указанием на то, что срок принесения возражений относительно исполнения судебного приказа пропущен. Отменяя определение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал на то, что действующим гражданским процессуальным законодательством не предусматривается возможности возвращения заявления об отмене судебного приказа, возражения Б.А.Ю. относительно исполнения судебного приказа подлежали рассмотрению мировым судьей применительно к правилам, содержащимся в главе 11 ГПК РФ.

Мировым судьей был вынесен судебный приказ о взыскании с А. в пользу Б. алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка. Определением мирового судьи указанный приказ был отменен на основании ст. 129 ГПК РФ, поскольку судебные приказ не получен должником в связи с отсутствием адресата по месту жительства. Отменяя судебный приказ и разъясняя Б. право на подачу частной жалобы на указанное определение, мировой судья не принял во внимание положения ст.ст. 126, 128, 129 ГПК РФ, согласно которым отмена судебного приказа не преграждает движения дела, в связи с чем указанное определение не подлежало обжалованию в апелляционном порядке. Б. не лишена права обратиться в суд с исковым заявлением.

Определением мирового судьи оставлено без движения исковое заявление С.А.М. На указанное определение истцом принесена частная жалоба, которая оставлена без движения в связи с тем, что истцом не представлен документ, свидетельствующий об оплате госпошлины. В то же время, согласно положениям, содержащимся в п. 7 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ, от уплаты государственной пошлины освобождаются физические лица при подаче частных жалоб на определения мировых судей. Судом апелляционной инстанции частная жалоба С.А.М. удовлетворена, определение мирового судьи отменено.

Определением мирового судьи отказано ФГУ "Черняховская КЭЧ района" в отсрочке уплаты госпошлины при подаче искового заявления к К.Н.Ю. о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг. Однако мировым судьей не принято во внимание то обстоятельство, что согласно п.п. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым мировыми судьями, освобождаются государственные органы, выступающие по делам в качестве истцов или ответчиков. Входящие в систему Министерства Обороны РФ учреждения входят в систему государственных органов, в связи с чем от уплаты государственной пошлины при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции и мировыми судьями освобождены. Определение мирового судьи отменено.

Удовлетворяя частично исковые требования К.Э.П. к ООО "Б" о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченной за товар денежной суммы, неустойки, компенсации морального вреда, мировой судья исходил из того, что в нарушение требований ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей", ответчик не предоставил истцу необходимую и достоверную информацию о приобретаемом ею телевизоре.

Несмотря на правильное по существу решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции на основании п. 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ отменил решение в связи с нарушением мировым судьей при его принятии норм процессуального права и вынес новое решение - об удовлетворении требований.

Так, как следует из материалов дела, судебное разбирательство закончилось 01 марта 2011 года, после чего мировой судья удалился в совещательную комнату. Резолютивная часть решения оглашена лишь 02 марта 2011 года, чем были нарушены правила о тайне совещательной комнаты.

Удовлетворяя исковые требования МУП КХ "В" к Б.Г.Я., Б.М.Г. о взыскании задолженности по оплате за холодное водоснабжение и водоотведение, мировой судья исходил из того, что у ответчиков образовалась задолженность за период с 01 сентября 2006 года по 01 апреля 2009 года в сумме 5 902,44 руб.

Отменяя решение мирового судьи, апелляционный суд в нарушение требований ч. 3 ст. 196 ГПК РФ вышел за пределы заявленных исковых требований и установил, что за спорный период с 01 сентября 2006 года по 01 апреля 2009 года ответчикам начислено за холодное водоснабжение и водоотведение 10 326 рублей с учетом всех зарегистрированных в квартире лиц. При этом суд также указал, что долг на 01 сентября 2006 года составлял 9 656,31 рублей. 24 сентября 2008 года ответчиками было внесено пять платежей на общую сумму 4 967,4 рублей, 30 октября 2008 года ими оплачено 4 850,19 рублей, что свидетельствует о погашении ранее образовавшейся задолженности, поскольку текущий платеж составлял 355 рублей.

Однако, как следует из материалов дела, такие требования истцом не заявлялись и не были предметом рассмотрения мирового судьи. Делая вывод о погашении задолженности ответчиками, суд исходил из доводов их апелляционной жалобы, а также расчета задолженности, представленного истцом. Такой расчет оценивался мировым судьей, который согласился с доводами МУП КХ "Водоканал" о том, что вносимые ответчицей суммы в 2008 году были зачтены в счет погашения задолженности, образовавшейся до 01 сентября 2006 года.

В связи с допущенными нарушениями судом апелляционной инстанции президиум областного суда отменил апелляционное решение, дело направил на новое рассмотрение в тот же суд.

Постановлением президиума Калининградского областного суда от 11 мая 2010 года было отменено решение мирового судьи в части отказа С.Е.А. в иске о взыскании материального ущерба и апелляционное определение районного суда об оставлении решения мирового судьи без изменения. Дело в указанной части направлено на новое апелляционное рассмотрение в суд второй инстанции. При новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции вынес апелляционное определение об оставлении в силе решения мирового судьи в части, в которой оно было отменено президиумом областного суда.

Однако такое определение суда апелляционной инстанции было постановлено с существенным нарушением норм гражданского процессуального права. Так, согласно п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе отменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение. В соответствии с требованиями ст. 327 ГПК РФ рассмотрение дела судом апелляционной инстанции производится по правилам производства в суде первой инстанции.

Таким образом, когда президиумом было отменено не только апелляционное определение, но и решение мирового судьи в вышеуказанной части, то при новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции в соответствии с требованиями ГПК РФ обязан был рассмотреть его с вынесением решения по существу возникшего спора.

Из материалов дела следует, что фактически судом апелляционной инстанции дело рассматривалось по правилам производства в суде первой инстанции, однако вместо вынесения решения было вынесено апелляционное определение, которым решение мирового судьи в обжалуемой части оставлено без изменения, тогда как оно не могло быть предметом проверки, поскольку ранее отменено президиумом областного суда.

Поскольку в материалах дела фактически отсутствовало решение суда по существу спора, президиум областного суда отменил апелляционное определение и дело направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Решением мирового судьи исковые требования М.С.Н. о признании права собственности на самовольно возведенное строение - баню удовлетворены. Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи отменено, дело направлено мировому судье на новое рассмотрение.

Постановлением президиума областного суда апелляционное определение суда отменено с оставлением в силе решения мирового судьи. При этом президиум областного суда исходил из следующих обстоятельств. Так, согласно ст. 328 ГПК РФ суд апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы вправе: оставить решение мирового судьи без изменения, жалобу без удовлетворения; изменить решение мирового судьи или отменить его и принять новое решение; отменить решение мирового судьи полностью или в части и прекратить судебное производство либо оставить заявление без рассмотрения. Кроме того, с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 года N 10-П, суд апелляционной инстанции вправе отменить решение мирового судьи и направить дело на новое рассмотрение в случае, когда мировым судьей было принято решение, затрагивающее права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле.

Отменяя решение мирового судьи и направляя дело на новое рассмотрение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что мировым судьей не был исследован вопрос о нарушении действиями истца прав и законных интересов ФГУ "Калининградская КЭЧ района" МО РФ, обратившегося к мировому судье с апелляционной жалобой. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не учел, что при рассмотрении апелляционной жалобы доказательств, с достоверностью подтверждающих, что возведенное М.С.Н. строение - баня находится на земельном участке, принадлежащем ФГУ "Калининградская КЭЧ района" Министерства Обороны РФ, и каким-либо образом нарушает права учреждения, не представлено. При этом ФГУ, полагая свои права на земельный участок нарушенными, не лишено возможности обратиться в суд с соответствующими самостоятельными требованиями. В этом случае принятое мировым судьей решение не будет иметь для ФГУ преюдициального значения, поскольку оно не являлось стороной при рассмотрении данного дела.

Судебная коллегия по гражданским делам направляет данный обзор для использования в работе и предлагает мировым судьям и судьям апелляционной инстанции при осуществлении подготовки дела к судебному заседанию, рассмотрении споров по существу более четко выяснять фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определять закон, которым следует руководствоваться, строго соблюдать нормы гражданского процессуального законодательства.

 

Заместитель председателя
Калининградского областного суда

О.А. Крамаренко

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор практики рассмотрения гражданских дел мировыми судьями Калининградской области и судами апелляционной инстанции за 1 полугодие 2011 года


Текст обзора размещен на официальном сайте Калининградского областного суда (http://www.kaliningrad-court.ru)