Как нам обустроить судебную власть (Л. Топильская, "Российская юстиция", N 11, ноябрь 2000 г.)

Как нам обустроить судебную власть


Конституция РФ провозгласила судебную власть одной из трех основополагающих и самостоятельных функций государственной власти. Понимая, что суд - гарант защиты прав и свобод граждан, государственного строя и режима, цивилизованные государства мира стремятся создать стабильную и мощную, независимую и хорошо оснащенную судебную систему. При этом все действия такого государства в первую очередь направлены на создание в обществе атмосферы уважения к суду. Чем цивилизованнее общество, тем больше почтения к судебной власти. Как же иначе: уважение закона - основа государственности.

А что же наше государство? Цивилизованное ли оно? Нет, нет и еще раз нет. По многим причинам. Общественный организм Российской Федерации разбалансирован. Сейчас в нем активны деструктивные процессы. В обществе, где экономические отношения развиваются уродливо, люди, как правило, не обеспечиваются необходимыми материальными благами, идеология громко провозгласила культ денег, а образ жизни и мораль преступного мира, маня возможностью быстрого обогащения, привлекает многих, особенно молодежь. Поэтому мораль в России вступила в болезненный конфликт с действительностью и, как следствие этого, начинает противопоставлять себя судебно-правовой системе государства.

Право потеряло нравственную базу, иссякает его поддержка населением. Этому всячески способствуют остальные ветви власти: декларируя идеи о необходимости соблюдения прав человека, на самом деле равнодушно самоустранились от процесса создания эффективной и независимой судебной системы в России. Четвертая же власть с явным удовольствием культивирует в массовом сознании неуважение к суду, праву и закону. На этом фоне судебная система "замкнулась" в себе, ограничила контакты с остальными ветвями власти, с обществом в целом. И ее нельзя винить - это обычная реакция на экстремальную ситуацию. Но, с другой стороны, судебная система с обществом взаимосвязана и взаимозависима, т.е. живет именно так, как сама себя определила, как сама себе позволила.

Думаю, настало время, когда всем судьям необходимо защитить, удержать правосудие над бездной правового нигилизма, всеобщего неуважения к закону. Никто, кроме нас, не сможет поднять низкую правовую культуру населения, преодолеть сложившееся восприятие суда, у которого "закон что дышло - куда повернул, туда и вышло". Считаю, что судьи должны постоянно публично разъяснять действующее законодательство, особенности правового статуса судебной системы, правила судебного ритуала и этикета, сущность принятых судебных актов, открыто говорить о проблемах судебной системы, не оставлять без внимания и разъяснения ни одну скандальную публикацию. Поэтому беру на себя смелость рассказать о некоторых проблемах судебной системы на примере провинциального городского суда. Проблем очень много, но, по мнению коллектива Волжского городского суда, из них можно выделить три архиважных.


На грани выживания


В судах отсутствует нормирование труда, обеспечивающее сохранение работоспособности и здоровья судебных работников, хотя они, как и все работающие граждане, имеют работодателя, состоят в трудовых отношениях, и, следовательно, защищены Кодексом законов о труде РСФСР. Известно, что нормирование труда определяется как установление его затрат на выполнение заданного объема работ. Такая формула подчеркивает, что нормы труда судьям устанавливаются для определенных организационно-технических условий и по мере их изменения должны совершенствоваться. Четко установленные нормы рабочего времени судей и секретарей оградили бы их от чрезмерной нагрузки, приводящей к поспешному и поверхностному рассмотрению дел, судебным ошибкам, "волоките". Значит, установление рабочей нормы времени судьи - важнейший фактор повышения культуры правосудия.

Насколько мне известно, в настоящее время существуют две методики расчета трудозатрат судей - провизорская и нормативная. В основе моей статьи - отчетные данные Волжского городского суда за 1999 год. В его штате 18 судей, 17 из них рассматривают дела (председатель суда освобожден от рассмотрения дел, поскольку выполняет административные и организаторские функции). За прошедший год рассмотрено 2202 уголовных, 9014 гражданских и 7433 административных дела. Провизорская норма устанавливает, что квалифицированные и опытные судьи на обработку одной страницы судебного документа тратят в среднем 9,035 мин. Применяя эту норму и провизорскую формулу, можно вычислить загруженность судей. Итак, годовой фонд рабочего времени 17 судей в 1999 году составил 4318 рабочих дней. За вычетом 1054 рабочих дней, затраченных на отпуска, болезни и совещания, остается 3264 рабочих дня или по 192 рабочих дня на судью. Годовой объем обработанной документации составил 1 038 365 страниц судебных документов, на рассмотрение которых необходимо 9 381 627 мин., или 19 545 рабочих дней (1 038 365 с. 9,035 мин. : 480 мин.). Таким образом, каждому из 17 судей в 1999 году нужно было отработать 1149 рабочих дней, что означает почти шестикратную нагрузку, поскольку каждый судья располагает только 192 рабочими днями. Или следует увеличить штат судей на 68 человек.

26 июня 1996 г. Министерство труда РФ и Министерство юстиции РФ утвердили постановление "Об утверждении норм нагрузки судей, судебных исполнителей и работников аппарата районных (городских) судов". В его п.2 указано, что "нормы нагрузки, утвержденные настоящим постановлением, являются основанием для определения штатной численности судей, судебных исполнителей и работников аппаратов судов", т.е. четко обозначено, сколько времени должен затратить судья на рассмотрение уголовного дела постатейно (например, посягательство на жизнь человека - 15 час.; разбой, вымогательство - 19,9 час.; хулиганство - 12,8 час.), с учетом поправочных коэффициентов по количеству подсудимых, участников процесса, эпизодов, томов. Также расписано время рассмотрения гражданских дел (по восстановлению на работе - 7,2 час.; споры по собственности - 9,8 час.), время факультативной и внепроцессуальной деятельности судьи.

Сейчас судьи начнут смеяться, но это действительно так - в постановлении дано строгое указание: для психологической разгрузки судья и секретарь обязаны 1 час отдыхать после каждого провозглашенного приговора и полчаса - после вынесения каждого решения. Почему смеяться? Да потому что каждый судья знает, как он работает. День - на рассмотрение дела, ночь - на составление проекта приговора, следующий день - постановление и провозглашение приговора и сразу же - в другой процесс. И так изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год.

Вопросы из разряда риторических: кто должен защитить судью и секретаря от чрезмерных нагрузок? Кто должен требовать соблюдения их прав? А ведь большинство судей - женщины. Во всяком случае, в Волжском городском суде их 11. Не буду скрывать, у всех судей и секретарей повышение физической и умственной нагрузки, нервное напряжение обусловливают активизацию отрицательных реакций, возникающих при нарастающем истощением нервной системы. Но вот незадача, каждый судья и секретарь предоставлен сам себе. Как хочешь, так и борись с хронической усталостью, но будь добр: повышай выносливость и неприхотливость, понижай пороги ощущений, ускоряй реакцию, активизируй деловую ответственность и рассматривай все дела в сроки! Мне бы хотелось знать: есть ли, кроме следователей, такие же нагрузки у каких-нибудь других служащих?


Грозные монстры судебной системы


Тяжеловесное, не соответствующее реальности процессуальное законодательство. Оно, как монстр, опутало судебную систему, не дает ей повысить оперативность, экономичность действия по осуществлению правосудия. И никогда не даст. Общеизвестно, что УПК РСФСР принят 27 октября 1960 г., ГПК РСФСР - 11 июня 1964 г., в условиях общественного страха перед повторением сталинских репрессий. В настоящее время особенно велик разрыв между нормами этих кодексов и практикой их применения. Многие их положения противоречат не только Европейской конвенции по правам человека, но и Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ постоянно признает одну за другой процессуальные нормы недействительными. Верховный Суд РФ вынужден рекомендовать судам при рассмотрении уголовных и гражданских дел во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия и, понимая, что суды "захлебываются", определить приоритет рассмотрения уголовных дел, по которым подсудимым избрана мера пресечения в виде ареста. Государственной Думой был подготовлен проект нового уголовно-процессуального кодекса. Однако, как считают многие судьи, он не соответствует эффективной правоприменительной практике.

Сколько же еще нам ждать! Надежды судей на принятие нового ГПК также не сбылись. Практика законотворчества последних 10 лет такова, что новые процессуальные нормы оказались "рассыпанными" практически по всем принимаемым вновь законам, касающимся различных отраслей права. При этом новые нормы вводятся без отмены устаревших. Поиск этих норм, анализ и применение становятся для судей проблематичными.

Кстати, мнения судей при составлении проектов кодексов никто не спрашивал. Тот факт, что судьям всех инстанций вновь придется применять такие же чугунные и неэффективные новые кодексы, депутатами и лицами, занимающимися законопроектной деятельностью, полностью игнорируется. А чтобы описать все противоречия и несуразности действующего процессуального законодательства и новых проектов, не хватит и 1000 страниц печатного текста. Вот и приходится судьям, в дополнение к чрезмерной нагрузке, лавировать в осколках "социалистического правосознания", навязываемого им процессуальным правом, постулатами которого являются: "суд обязан", "суд не вправе", "по инициативе суда".


От компьютеризации - к культуре правосудия


Техническое оснащение судов и культура правосудия. Лишь утопическими можно назвать такие модели повышения эффективности судебной работы и правосудия в целом, которые не предусматривают развития и укрепления материальной базы суда, начиная от помещений и кончая обеспечением видео и звукозаписывающей аппаратурой, компьютерами. Культура правосудия не может сводится лишь к абстрактному соблюдению законности. Кроме нее, это понятие включает в себя торжественность обстановки, убедительность судебного ритуала, воспитательное значение судебного процесса. Поэтому, полагаю, в понятие "культуры" входят не только результаты, итог трудовых усилий, но и культура их получения - технологический процесс судопроизводства.

В цивилизованных государствах это хорошо понимают. Приведу конкретный пример. Еще в 1980 году в Швеции при оценке доказательств во всех судах и следственных органах применяли звукомагнитную запись. Причем согласно закону звукомагнитная запись полностью заменяла протокол судебного заседания. Подсудимому также разрешено широко пользоваться звукозаписью, даже в качестве последнего слова он может предоставить суду запись своей речи. Компьютерами обеспечены все суды. Для них создана специальная судебная компьютерная программа, которая в течение 30 секунд выдаст судье информацию о всех рассматриваемых в Швеции делах, судебных актах Верховного Суда, действующем законодательстве, правоприменительной практике, прежней судимости определенных лиц и т.п.

Сейчас уже 2000 год. И что же с культурой правосудия в Российской Федерации? Созданы ли условия для надлежащего исполнения судьями своих служебных обязанностей? Нет, не созданы. Ручка, бумага, скрепка, Бюллетень Верховного Суда РФ - вот элементы культуры правосудия в России.

Рассказать вам о материальном обеспечении провинциального суда? Пожалуйста. Волжский городской суд расположен в бывшем мужском общежитии на окраине города. За последние 10 лет его состояние доведено до крайней степени нищеты. Здание разрушается, рвется проводка, отопление, водоснабжение, канализация находятся в стадии постоянной "реанимации". Зимой в кабинетах и залах судебных заседаний лютый холод, летом - тяжелая духота. В кабинетах судей и секретарей - сборная мебель: какую привезут из дома, такая и стоит.

Чтобы удовлетворить потребность суда в бумаге, нескольких помещений сдается в аренду адвокатам. Суд в среднем в месяц отправляет 2000-2500 конвертов с повестками. Денег на конверты не выделяются. Секретари их клеят сами из газетной бумаги. Необходимыми бланками суд не обеспечивается, не перечисляются деньги на хозяйственные нужды, на проезд курьера.

Единственный ксерокс постоянно выходит из строя, не выдерживая нагрузки. Нервы у работников суда тоже не выдержали и они из собственных средств собрали 1800 руб., чтобы его хоть как-нибудь отремонтировать.

У судей вошло в привычку приобретать бумагу, канцтовары, ленты для печатных машинок, папки-скоросшиватели, замки, лампочки, обогреватели, нормативную литературу и все остальное, необходимое для работы, на свою зарплату. Помимо этого, каждый судья стремится как-то отремонтировать, опять же за свой счет, кабинет и зал судебного заседания. Так суд и держится на самоотверженности и неприхотливости работников. А как же иначе? Ведь суды финансируются из федерального бюджета, а проявлять деловую инициативу запрещено. Суд независим и подчиняется только закону!

И еще. На 2-3 секретарей приходятся 1 печатная машинка и 1 кабинет, на 17 судей - 9 залов судебных заседаний. Комнат для свидетелей нет. Судебные заседания по гражданским делам проходят в кабинетах судей - насмешка над процессуальным ритуалом! Судья торжественно объявляет состав суда, разъясняет процессуальные права сидящим у него под носом участникам процесса, свидетели дают показания стоя возле двери кабинета. Остальные свидетели толпятся в коридоре. Затем все участники удаляются из кабинета в коридор, так как суд остается в "совещательной комнате".

Знакомая картина? Уверена, так работают все провинциальные суды. Судьи, безусловно, понимают сложное экономическое положение страны, ничего от государства не требуют, ждут лучших времен, когда у него проснется интерес к проблемам судебной власти. Но посмотрите на здания и оснащение администраций городов и районных центров. Теперь посмотрите на здания и оснащение тех же судов. Чувствуете разницу? Третья государственная власть оказалась в положении бедной родственницы. На нее "богатые родственники" - исполнительная и законодательная власть - смотрят свысока, с раздражением, но всякий раз бегут плакаться ей в жилетку по поводу "ущемления" своих прав.

Все это не смешно и не малозначительно, как кажется на первый взгляд. Не укладывающаяся ни в какие рамки перегруженность судов, старые здания, обвалившиеся, облупленные коридоры и залы судебных заседаний, кабинетная нищета, отсутствие современной оргтехники не порождает у граждан уважения к суду, наоборот - вызывает пренебрежительное отношение. Каково лицо третьей государственной власти - таково и отношение к ней. Я хорошо понимаю, что судебная власть - "ко многому обязывающая", но выражение "власть огромная" явно российским судам не подходит.

Хотелось бы, чтобы четвертая власть, наконец, обратила внимание на золотое правило древнеримских юристов: "Пусть будет выслушана и другая сторона!" Правомерны и естественны настойчивые усилия, предпринимаемые СМИ для контроля суда: строго ли следует он духу и букве закона. Суд выполняет особо важную и ответственную функцию, коренным образом затрагивающую жизненно важные интересы как личности, так и общества. Строгое следование духу и букве закона выражает идеал, на который призвана ориентироваться практика российского правосудия.

Однако жизнь не всегда совпадает с идеалом, поэтому требования к судебно-профессиональной культуре, как и общечеловеческое стремление к идеалу, остаются открытой системой с рядом нерешенных проблем. Дело в том, что смысл закона автоматически, без индивидуального сознания конкретных личностей судей, не становится правосудием.

Проблематичность судебного суждения особенно ярко выступает в условиях сложного переплетения житейских обстоятельств, отраженных в уголовном или гражданском деле, всегда таит в себе опасность искажения воли законодателя либо неправильной оценки и толкования обстоятельств. Поэтому судебные ошибки на протяжении многих веков были и всегда будут.

Необходимость адекватного осознания и истолкования смысла закона в каждом конкретном случае требует от судьи высокого профессионализма, нравственности и интеллекта, проявляемых в концентрированном виде всего их культурно-личностного содержания и умственного напряжения. Уважайте труд судьи. Именно в том, что "законы не применяются сами собой", а лишь через "суждение", и заключается необходимость такого феномена, как правовая культура - единство юридических, экономических, технических, организационных, личностных и других средств и приемов, обеспечивающих качество судебной деятельности.


Л. Топильская,

судья Волжского городского суда Волгоградской области



Как нам обустроить судебную власть


Автор


Л. Топильская - судья Волжского городского суда Волгоградской области


"Российская юстиция", 2000, N 11, стр. 13



Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.