Применение конвенций "О взаимной правовой помощи по уголовным делам" и "О выдаче" (Л. Лосицкая, "Российская юстиция", N 12, декабрь 2000 г.)

Применение конвенций "О взаимной правовой
помощи по уголовным делам" и "О выдаче"


7 ноября 1996 г. Россия подписала две европейские конвенции: "О взаимной правовой помощи по уголовным делам" 1959 года и "О выдаче" 1957 года. Через три года они были ратифицированы Федеральным Собранием РФ (Федеральные законы от 25 октября 1999 г. "О ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам и Дополнительного протокола к ней" и "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней"). В силу для Российской Федерации конвенции вступили 9 марта 2000 г.

Присоединение к этим международным договорам стало возможным благодаря вступлению Российской Федерации в Совет Европы (СЕ), поскольку обе конвенции носят закрытый характер. В соответствии со ст.28 Конвенции 1959 года и ст.30 Конвенции 1957 года необходимым условием присоединения к ним является членство в СЕ или приглашение Комитета Министров СЕ присоединиться к конвенции. Содержащая приглашение резолюция должна получить единогласное одобрение государств - членов СЕ, ратифицировавших Конвенцию. Из числа государств, не являющихся членами СЕ, к конвенциям в 1967 году присоединился только Израиль (всего участниками Конвенции 1959 года являются 39 государств, Конвенции 1957 года - 38). Закрытый характер конвенций объясняется их региональной направленностью и разработкой с учетом правовых систем и стандартов стран Европы.

До присоединения России к этим основополагающим международным договорам в области борьбы с преступностью вопросы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции решались с европейскими странами на основе принципа взаимности. Но в ряде случаев его применение было невозможно. Например, закон Королевства Бельгия запрещает выдавать лиц государствам, не присоединившимся к Конвенции о выдаче.

В настоящее время правовые основы взаимодействия российских правоохранительных органов с компетентными органами стран - членов СЕ значительно расширились. Вместе с тем, для России они применяются с учетом сделанных при ратификации конвенций оговорках и заявлениях.

В соответствии с Конвенцией 1959 года правовая помощь оказывается по вопросам уголовного преследования за преступления, наказание за которые на момент просьбы о помощи подпадает под юрисдикцию судебных органов запрашивающей Стороны.

К вопросам оказания правовой помощи относятся:

- исполнение судебных поручений, касающихся уголовных дел, в целях получения свидетельских показаний или передачи вещественных доказательств, материалов или документов;

- вручение судебных повесток и постановлений о явке в суд запрашивающей Стороны свидетелей, экспертов и обвиняемых;

- передача выдержек из судебных материалов и информации о них, необходимых для рассмотрения уголовного дела;

- информирование государств - участников Конвенции о вынесении обвинительных приговоров и принятии последующих мер в отношении их граждан (на основании оговорки к ст.22 Конвенции эта информация будет направляться Россией на основе взаимности и только в отношении сведений, признанных официальными в соответствии с российским законодательством).

В феврале 2000 г. Европейская Комиссия по проблемам преступности СЕ разработала типовую форму запроса о правовой помощи, в соответствии с которой запрос должен содержать: наименование запрашивающего государства и органа, фамилию, имя, отчество должностного лица, адрес, телефон, факс; дату запроса; номер, на который необходимо ссылаться запрашиваемой стороне при ответе; наименование запрашиваемого государства и органа; предмет запроса, в том числе меры, которые необходимо предпринять; дату, к которой ожидается ответ; координаты и фамилию, имя, отчество заинтересованного должностного лица запрашивающего государства; ходатайство может содержать также просьбу к запрашиваемой стороне подтвердить получение запроса и сообщить дату, к которой можно ожидать ответ.

В соответствии с п.2 ст.1 Конвенция не применяется к арестам, принудительному исполнению приговоров, а также к военным преступлениям, не подпадающим под юрисдикцию общего уголовного права.

Просьбы об оказании взаимной правовой помощи должны направляться компетентными органами запрашивающего государства компетентным органам запрашиваемого государства. Пункт 1 ст.15 Конвенции в качестве таковых определяет Министерства юстиции обеих сторон. Однако, учитывая разнообразие судебных и правоохранительных систем государств - участников многостороннего договора, п.6 этой же статьи допускает расширение государствами круга компетентных органов. Единственным условием для этого является соответствующее заявление на имя Генерального секретаря СЕ при подписании Конвенции или сдачи на хранение ратификационной грамоты.

Россия воспользовалась возможностью сделать оговорку к п.6 ст.15 Конвенции, в связи с чем по вопросам оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам для Российской Федерации компетентными органами являются:

- Генеральная прокуратура РФ - по всем вопросам, кроме перечисленных ниже;

- Верховный Суд РФ - по вопросам судебной деятельности Верховного Суда РФ;

- Минюст РФ - по вопросам, связанным с работой других судов;

- МВД РФ - в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов внутренних дел Российской Федерации;

- ФСБ РФ - в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов федеральной службы безопасности;

- ФСНП РФ - в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции федеральных органов налоговой полиции.

Запросы о предоставлении выдержек из судебных материалов и информации о них рассматриваются Генеральной прокуратурой РФ или Минюстом РФ.

К компетенции Генеральной прокуратуры РФ и Верховного Суда РФ относится решение вопроса о применении при исполнении поручения, по просьбе запрашивающей Стороны, процессуального законодательства последней. При этом не должно возникать противоречий законодательству Российской Федерации.

В случаях, не терпящих отлагательства, запросы могут быть направлены в российские судебные органы. В соответствии с оговоркой к ст.24 Конвенции в качестве судебных органов в Российской Федерации рассматриваются суды и органы прокуратуры.

Компетентные органы других государств - участников Конвенции, как правило, указываются в оговорках к ней этих стран. Что касается других государств - участников этой Конвенции, то, безусловно, каждая страна определила круг своих органов, ответственных за рассмотрение вопросов по оказанию взаимной правовой помощи по уголовным делам. Как правило, в отличие от России, европейские страны назначают один или два компетентных органа.

При ратификации Конвенции Россия сделала оговорку к ст.2, допускающей отказ в оказании правовой помощи. В соответствии с ней, а также ст.2 Конвенции, обращающемуся с просьбой иностранному государству может быть отказано, если:

- просьба касается преступления, которое запрашиваемая Сторона считает политическим или связанным с политическим;

- запрашиваемая Сторона считает, что выполнение просьбы может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам страны;

- лицо, которое в запрашивающем государстве подозревается или обвиняется в совершении правонарушения, находится под судом, либо было осуждено или оправдано в связи с этим правонарушением в Российской Федерации или в третьем государстве, либо в отношении этого лица в Российской Федерации или в третьем государстве вынесено решение об отказе в возбуждении или прекращении производства по делу, по поводу которого поступил запрос о правовой помощи;

- преследование или исполнение решения по делу невозможно ввиду истечения срока давности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Российской стороной в соответствии со ст.3 Конвенции и ст.1 п.2 Федерального закона о ее ратификации может быть отказано в исполнении поручения о получении свидетельских показаний, если соответствующие лица воспользовались предоставленным им российским законодательством правом отказаться от дачи показаний вообще или по данному делу.

Необходимо отметить, что ранее п."а" ст.2 Конвенции 1959 года допускал отказ в просьбе об оказании правовой помощи, касающейся преступления в налоговой сфере. Статья 1 Дополнительного протокола к Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1978 года изъяла это основание для отказа.

Поручения о проведении обыска или наложении ареста на имущество в соответствии со ст.5 Конвенции должны исполняться компетентными российскими органами только при соблюдении следующих условий (подп."a", "b", "c" п.1 ст.5 Конвенции):

а) преступление, с которым связано судебное поручение, наказуемо как по закону запрашивающей Стороны, так и по закону запрашиваемой Стороны (принцип двойной уголовной ответственности);

b) преступление, с которым связано судебное поручение, является в запрашиваемой Стороне преступлением, влекущим выдачу;

с) исполнение судебного поручения не противоречит законодательству запрашиваемой Стороны.

На основании ст.7 Конвенции и ст.1, п.4, Федерального закона о ее ратификации поручения о вручении повестки о явке лица должны передаваться компетентным российским органам не менее чем за 50 дней до установленной даты явки лица.

Конвенция 1957 года определяет порядок и условия экстрадиции лиц, в отношении которых компетентные органы запрашивающей Стороны ведут уголовное преследование в связи с совершенным преступлением или которые разыскиваются для приведения в исполнение приговора или постановления о задержании.

В соответствии со ст.2 Конвенции выдача производится в том случае, если за совершение преступления, в связи с которым поступил запрос, законодательством запрашивающей Стороны и запрашиваемой Стороны предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года.

Органом Российской Федерации, к компетенции которого ст.4 Федерального закона о ратификации Конвенции, отнесено решение вопросов о выдаче, является Генеральная прокуратура РФ. До присоединения России к Конвенции вопросы экстрадиции также рассматривались этим ведомством.

Новацией, введенной указанным Федеральным законом о ратификации Конвенции, является возможность судебного обжалования лицом решения компетентного органа о его выдаче иностранному государству. Очевидно, что такого рода жалобы должны рассматриваться Верховным Судом РФ.

В целом, процедура экстрадиции в России осуществляется в соответствии с положениями Конвенции и сделанными к ней оговорками и заявлениями.

На основании ст.3 Конвенции выдача не осуществляется, если лицо, в отношении которого поступил запрос, обвиняется в совершении политического преступления. Лицо также не может быть выдано, если запрашиваемая Сторона имеет веские основания полагать, что запрос о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением был подан с целью преследования или наказания лица по признакам расы, религии, национальности или по политическим убеждениям.

Государство может отказать в выдаче своих граждан (ст.6, п.1, Конвенции). Необходимо отметить, что это положение используется в практике всех государств - участников Конвенции. Российская Федерация также отказывает в выдаче своих граждан на основании ч.1 ст.61 Конституции РФ.

Вместе с тем, в случае отказа в выдаче запрашиваемой Стороной своего гражданина, по просьбе запрашивающей Стороны против него должно быть возбуждено уголовное преследование. В целях проведения объективного расследования компетентным органам передаются необходимые документы, информация и вещественные доказательства, касающиеся преступления.

При рассмотрении вопроса экстрадиции должен соблюдаться принцип "non bis in idem" (не дважды за то же). Поэтому выдача лица не осуществляется, если компетентными органами запрашиваемой Стороны уже вынесено окончательное решение в отношении него по факту совершения того же преступления, в связи с которым поступил запрос (ст.9 Конвенции).

В соответствии со ст.14 Конвенции государство, которому было выдано лицо, должно соблюдать "правило конкретности", т.е. выданное лицо не будет подвергаться уголовному преследованию и не может быть осуждено или задержано за преступление, совершенное до выдачи и которое не являлось основанием экстрадиции. Исключение может быть сделано, если передавшее его государство дало свое согласие на это и при условии, что второе преступление само является основанием для выдачи. Правило конкретности не применяется, если лицо в течение 45 дней после своего окончательного освобождения не покинуло территорию государства, имея для этого возможности, или же вернулось вновь.

Если преступление, в связи с которым поступил запрос о выдаче, наказуемо в запрашивающей Стороне смертной казнью, а в запрашиваемой Стороне этот вид наказания не предусмотрен или не приводится в исполнение, в выдаче может быть отказано (ст.11).

Российской Федерацией применяется положение этой статьи, поскольку при вступлении в СЕ она взяла на себя обязанность отменить смертную казнь. 27 февраля 1997 г. российской стороной был подписан протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни). Во исполнение обязательства по отмене смертной казни Президентом РФ издан Указ от 16 мая 1996 г. "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы".

При наличии возможности применения к лицу смертной казни после его выдачи запрашивающей Стороне последняя предоставляет гарантии, что этот вид наказания в данном случае применяться не будет.

Учитывая положения Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года и ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, ратифицированных нашим государством, Россия при ратификации Конвенции 1957 года сделала оговорку, что в выдаче будет отказано, если имеются серьезные основания полагать, что выдаваемое лицо было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам, или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания.

Компетентный орган Российской Федерации также может отказать в выдаче по следующим основаниям:

- выдача может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам Российской Федерации;

- лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, не может быть привлечено к уголовной ответственности в связи с истечением срока давности;

- выдача лица запрашивается для привлечения к ответственности в чрезвычайном суде или в порядке упрощенного судопроизводства либо в целях исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства, если есть основания полагать о непредоставлении впоследствии выдаваемому лицу минимальных гарантий;

- если имеются основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья.

В соответствии со ст.26 Конвенции 1959 года и ст.28 Конвенции 1957 года участвующие в этих договорах государства прекращают применять в своих правоотношениях заключенные ранее любые двусторонние договоры, конвенции и соглашения по вопросам оказания взаимной правовой помощи и выдачи.

Все вопросы международного сотрудничества в рассматриваемой области решаются на основании норм указанных европейских конвенций.

В связи с этим государства - участники Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и семейным делам 1993 года с момента вступления для них в силу Конвенций 1959 и 1957 гг. при решении вопросов оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам и выдачи должны применять положения европейских договоров.

Вместе с тем, обе Конвенции допускают использование сторонами не положений этих договоров, а своего "единообразного законодательства" или "специальной системы". Необходимым условием является уведомление Генерального секретаря СЕ. Эту норму (ст.28) Конвенции 1957 года использовали Скандинавские страны (Финляндия, Дания, Исландия, Швеция и Норвегия), применяющие при решении вопросов экстрадиции свое единообразное законодательство.

На основании внутреннего законодательства решаются вопросы экстрадиции также между Ирландией и Соединенным Королевством.

Необходимо отметить, что применение участниками Конвенций 1959 и 1957 гг. своего законодательства или специальной системы возможно при условии их соответствия общеевропейским стандартам.

В число ратифицировавших Конвенции 1957 и 1959 гг. стран входят три государства - члена СНГ, участвующие в Минской конвенции 1993 года (Россия, Украина, Молдова). Вступившая в 1999 году в СЕ Грузия на данном этапе присоединилась только к Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года.

При рассмотрении вопроса об использовании Россией, Украиной, Молдовой и Грузией своей специальной системы на основе Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года необходимо учитывать, что не все положения этого многостороннего договора соответствуют содержащимся в конвенциях стандартам, соблюдать которые Российская Федерация обязалась при их ратификации.

В первую очередь это касается судебного обжалования решения о выдаче лицом, в отношении которого оно было принято, поскольку Минской конвенцией не предусмотрен такой механизм защиты прав лиц, подвергаемых процедуре экстрадиции.

Существенным отличием Конвенции 1957 года от Минской конвенции 1993 года является предусмотренная возможность отказа в экстрадиции в связи с политическим характером преступления, по поводу которого поступил запрос, или с угрозой применения к запрашиваемому лицу смертной казни, пыток или жестокого обращения. В Минской конвенции такие положения отсутствуют, что еще раз свидетельствует о несовершенстве заложенного в ней механизма защиты прав человека.

В данной ситуации можно предположить, что присоединение России к Конвенции о выдаче и Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам позволит не только развивать сотрудничество с правоохранительными органами стран Европы, но и распространить содержащиеся в них стандарты на взаимоотношения со странами СНГ.


Л. Лосицкая,

прокурор международно-правового

управления Генеральной прокуратуры РФ




Применение конвенций "О взаимной правовой помощи по уголовным делам" и "О выдаче"


Автор


Л. Лосицкая - прокурор международно-правового управления Генеральной прокуратуры РФ


"Российская юстиция", 2000, N 12, стр. 8



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение