Возмещение по обязательству вследствие неосновательного обогащения (Д. Ушивцева, "Российская юстиция", N 12, декабрь 2000 г.)

Возмещение по обязательству
вследствие неосновательного обогащения


После принятия части второй ГК РФ правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (кондикции) и сферах их применения подверглись большим изменениям.

Действующее законодательство закрепляет, что обязанность приобретателя по возврату имущества или компенсации должна быть исполнена им немедленно после того, как приобретатель узнал о несостоятельности обогащения. Если это не сделано, он обязан возместить потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества (п.1 ст.1105 ГК).

В литературе утвердилась следующая точка зрения. Когда приобретатель не знал о том, что его приобретение неосновательно, следует говорить о противоправности неосновательного обогащения, но не самого деяния приобретателя. Но после того как приобретателю стало известно, что предмет обогащения находится у него без правовых оснований либо основание, по которому было приобретено имущество, отпало, дальнейшее его удержание представляет собой правонарушение.

Содержание обязательства вследствие неосновательного обогащения определяется характером и размером такого обогащения и зависит от того, есть ли возможность возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество в натуре.

Имущество всегда возвращается потерпевшему в натуре, если такая возможность существует (п.1 ст.1104 ГК). Здесь действует принцип натуральной реституции - возврат сторонами всего полученного (от лат. restitutio - восстановление). Возврат в натуре предполагает также возврат всех относящихся к имуществу принадлежностей, а также письменной документации (если они были получены приобретателем). Хотя в законе и говорится о "возврате" неосновательно приобретенного, потерпевшему обычно возвращается не то же самое, а такое же равноценное имущество. Поэтому даже в тех случаях, когда предметом обогащения явилась индивидуально-определенная вещь, возврату согласно п.1 ст.1104 ГК подлежит не та же самая вещь, а равноценный ей заменитель. Иначе имела бы место виндикация. Исключение составляют ситуации возврата имущества, полученного по впоследствии отпавшему основанию, что чаще всего бывает при универсальном правопреемстве. В таких случаях к правопреемнику переходят не только все права, но и обязанности (например, при отмене дарения в соответствии с п.5 ст.578 ГК). Из указанного правила следует, что возможные недостача и ухудшение имущества должны быть компенсированы потерпевшему также в натуре. Под невозможностью возврата неосновательно приобретенного в натуре (п.1 ст.1105 ГК) понимается отсутствие у приобретателя однородных вещей. Тогда единственным способом удовлетворения требований потерпевшего является денежная компенсация неосновательно им утраченного. Это не исключает возможности предоставления потерпевшему с его согласия не такого же, как предмет обогащения, а другого по роду и качеству, но равноценного имущества.

Приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость имущества на момент приобретения. Определением "действительная", примененным к термину "стоимость", законодатель подчеркивает, что речь идет о стоимости, которую приобретатель должен был бы заплатить за имущество, если бы он его покупал у собственника. Указанное правило применимо, даже если имущество было в дальнейшем продано по более низкой цене или передано по безвозмездной сделке.

Возмещению также подлежат убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

Неосновательно приобретенное имущество может приносить доходы - поступления, полученные в результате использования имущества (ст.136 ГК). Если имущество не обладает способностью приносить прибыль, плоды и в течение неосновательного владения не являлось предметом гражданско-правовых сделок, то вообще нельзя говорить о доходах в смысле ст.1107 ГК. Они могут быть получены в двух видах: либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдача имущества в аренду и др.), либо как естественное порождение самой вещи (плоды). Именно поэтому законодатель указывает на возможность возврата или возмещения доходов. Представляется, что с приобретателя должны взыскиваться доходы как непосредственно полученные от предмета обогащения, так и извлеченные из имущества, приобретенного за деньги, вырученные от продажи неосновательно полученного. В противном случае приобретатель при определенных обстоятельствах будет иметь возможность неосновательно получить имущественную выгоду.

Закон признает извлечение доходов неосновательным лишь при условии, если приобретатель знал или должен был знать о неосновательности своего приобретения. В случае, если доходы получены в денежном выражении после того, как приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, и при этом он не желает возвращать указанную сумму, правомерно, по моему мнению, начисление на указанные доходы процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку доход, о котором идет речь, бесспорно является неосновательным обогащением лица.

Согласно п.2 ст.1107 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст.395 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Следует заметить, что это положение касается только тех случаев, когда предметом обогащения стали деньги или имущество было реализовано приобретателем, он соответственно получил денежные средства. В практике применения норм ст.395 ГК возникает большое количество вопросов, поэтому весьма своевременным оказалось принятие 8 октября 1998 г. Пленумами Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ совместного постановления "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Риск утраты или повреждения имущества при неосновательном обогащении определяется своеобразно. При возврате имущества в натуре приобретатель отвечает за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности своего обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность - п.2 ст.1104 ГК. Данный пункт содержит и новеллу об ответственности приобретателя за недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Возникновение ответственности и ее пределы связываются с периодом, в который произошли недостача или ухудшение имущества, и формой вины приобретателя. Простая неосторожность не учитывается. Неосторожность рассматривается как менее опасная по сравнению с умыслом форма вины. Видимо, здесь под грубой неосторожностью нужно понимать легкомыслие (ч.2 ст.26 УК), а под простой - небрежность (ч.3 ст.26 УК). Положение об ответственности добросовестного приобретателя за умышленные действия в период, когда он находился в неведении относительно неосновательности своего обогащения, приведшие к ухудшению имущества, не способствуют, по моему мнению, укреплению позиции собственника в хозяйственном обороте. Действия, которые судом впоследствии могут быть признаны умышленным ухудшением имущества, могут быть направлены на изменение качественных характеристик вещи. Например, собственник дома, считая себя таковым, переоборудует его в складское помещение. При этом его действия полностью будут соответствовать ст.34 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности. Цена такой постройки снизится, но при этом приобретатель воспользуется правом, предоставленным ему п.2 ст.209 ГК. Он, добросовестно заблуждаясь в том, что является собственником, вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону. Следовательно, приобретателю, попавшему в такую ситуацию, придется искать доводы для уменьшения меры своей ответственности не в нормах гл.60 ГК, что является, по моему мнению, серьезным недостатком ГК.

Если лицо неосновательно использовало чужое имущество без намерения его приобрести либо пользовалось чужими услугами, оно должно возместить потерпевшему то, что сберегло для себя вследствие такого пользования, по цене, существовавшей в то время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п.2 ст.1105 ГК).

Приведу пример. В соответствии со ст.892 ГК хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования третьим лицам (за исключением случаев, когда пользование вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения). Если хранитель нарушил приведенное правило, можно вести речь о нарушении договора хранения. Поскольку нормами, регулирующими этот договор, специальные последствия такого нарушения не оговорены, могут быть применены общие последствия: взыскание убытков (ст.393 ГК). Вместе с тем при пользовании вещью у поклажедателя убытков может и не быть. Упущенной выгоды на стороне поклажедателя также не наблюдается. В данном случае следует применить п. 2 ст.1105 ГК, что позволит поклажедателю получить сумму, равную сбережению неправомерного пользователя.

Неосновательное обогащение может выражаться в приобретении или сбережении имущественных прав. В этих случаях содержание требования потерпевшего сводится к восстановлению неосновательно утраченного им права. Статья 1106 ГК определила, что лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право.

Имущество, составляющее предмет неосновательного обогащения, требует определенных расходов в процессе его эксплуатации. Во избежание "эффекта бумеранга", т.е. неосновательного обогащения потерпевшего за чужой счет, введена ст.1108 ГК, которая определяет, что приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы с зачетом полученных им выгод. Право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату. Думается, речь может идти о возмещении только необходимых затрат (погашение налогов и сборов, проведение ремонтных работ). При этом необходимость своих расходов приобретатель должен доказать. Также следует зачесть возможные выгоды собственника от произведенных приобретателем затрат (например, после проведения ремонта помещение стало приносить большую прибыль). Особое значение ст.1108 ГК проявляется при просрочке исполнения кондикционного обязательства по вине потерпевшего. Это возможно, когда потерпевший желает навязать приобретателю дар, который это лицо почему-либо не хочет принять, или когда потерпевший находит выгодным для себя передать имущество в руки приобретателя и хочет как бы насильно продолжить существование обязательства, или когда потерпевший хочет ославить приобретателя как недобросовестного контрагента.

В литературе указывалось на существенные недостатки ст.1108 ГК. Действительно, эта статья не определяет судьбы возможных улучшений в возвращаемом имуществе, которые мог произвести приобретатель. Полагаю, что для решения этого вопроса может быть использована в порядке аналогии закона норма ст.623 ГК об улучшении арендованного имущества, согласно которой отделимые улучшения являются собственностью арендатора, а неотделимые переходят безвозмездно к арендодателю, так как они были произведены без его согласия. Но если приобретатель, производя улучшения, не считал свое пользование противоправным, то при добросовестности приобретателя имущества и полезности произведенных им улучшений за приобретателем следует признать право на возмещение их стоимости.


Д. Ушивцева,

главный специалист Комитета

по законопроектным работам

администрации Тюменской области




Возмещение по обязательству вследствие неосновательного обогащения


Автор


Д. Ушивцева - главный специалист Комитета по законопроектным работам администрации Тюменской области


"Российская юстиция", 2000, N 12, стр. 15



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.