Сроки по Закону об исполнительном производстве нереальны (Д. Тимофеев, "Российская юстиция", N 12, декабрь 2000 г.)

Сроки по Закону об исполнительном производстве нереальны


Более двух лет действует Федеральный закон "Об исполнительном производстве" (далее - Закон). Практика показала, что отдельные его положения, находящиеся в противоречии с другими законодательными актами, создают трудности в их применении и, как следствие, порождают различные нарушения.

В качестве примера можно привести положения п.1 ст.13, согласно которым исполнительные действия должны быть совершены, и требования, содержащиеся в исполнительном документе, осуществлены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок. Эти положения сплошь и рядом не соблюдаются.

В соответствии с п.3 ст.9 Закона судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе. Этот срок не может превышать пяти дней.

Пункт 3 ст.46 Закона обязывает налоговые органы в трехдневный срок представить судебному приставу-исполнителю информацию о наличии у должника-организации счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях.

Согласно п.1 ст.51 Закона арест на имущество должника налагается не позднее одного месяца со дня вручения должнику постановления о возбуждении исполнительного производства.

Согласно же п.1 ст.54 Закона реализация арестованного имущества осуществляется путем его продажи в двухмесячный срок со дня наложения ареста. Аналогичный срок реализации предусмотрен и п.1 ст.63.

Простое арифметическое сложение всех предусмотренных Законом сроков свидетельствует о невозможности соблюдения требований п.1 ст.13 Закона относительно завершения всего исполнительного производства в двухмесячный срок.

Необходимо также принять во внимание, что в развитие постановления Правительства РФ от 27 мая 1998 г. был издан приказ Министра юстиции РФ от 3 июля 1998 г. об утверждении "Временной инструкции о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолжности) при обращении взыскания на имущество организаций-должников".

Инструкцией предусмотрены отдельные сроки реализации прав требований, отнесенных законодателем к имуществу второй очереди. Остается только гадать, как судебный пристав-исполнитель сможет выполнить требования п.1 ст.13 Закона, если денежных средств после реализации прав требований окажется недостаточно для полного погашения требований взыскателя по исполнительным документам. Дело в том, что в рамках все того же исполнительного производства ему придется поэтапно налагать арест на имущество должника второй и третьей очереди и принимать меры к его реализации в соответствии с п.1 ст.54 опять же в двухмесячный срок.

Если учесть, что основная масса жалоб на действия судебного пристава-исполнителя, рассматриваемых судебными органами, касается нарушений сроков проведения исполнительных действий, то можно говорить о настоятельной необходимости пересмотреть сроки и внести соответствующие изменения в ст.13 Закона.

В настоящее время не предусмотрен внесудебный порядок (механизм) отмены постановлений пристава-исполнителя. Их можно обжаловать только в суд. Это обстоятельство не только значительно увеличивает продолжительность реального исполнения, но и приводит к увеличению нагрузки на судебные органы, что, в конечном счете, влечет за собой поступление большого количества жалоб от граждан и организаций (на действия как судей, так и приставов-исполнителей).

На практике часто встречается ситуация, когда должник, явившись по вызову пристава-исполнителя, готов немедленно выполнить обращенное к нему требование. Это касается, прежде всего, исполнения постановлений административных комиссий и взыскания штрафов, наложенных органами ГИБДД. Речь тут идет зачастую о суммах, не превышающих 500 руб. Однако должник отказывается перечислять эти денежные средства на депозитный счет соответствующего органа, ссылаясь на нехватку времени или отсутствие поблизости организаций, правомочных произвести подобное перечисление (банков и т.д.). В подобных случаях был бы целесообразен следующий порядок - пристав-исполнитель принимает наличные деньги и перечисляет их на депозит. В результате получается, что должник уходит, не осуществив платежа, и потом приставу-исполнителю приходится затрачивать немало времени и сил на его поиск и взыскание суммы штрафа.

Небезынтересно отметить, что ранее в "Инструкции об исполнительном производстве", утвержденной приказом Министра юстиции СССР от 15 ноября 1985 г., подобная процедура была урегулирована. Вполне возможно снова ее узаконить.

В настоящее время идет много разговоров о способах наполнения федерального бюджета. Однако упускается из вида потенциал службы судебных приставов, который мог бы сыграть гораздо большую роль в этом деле. Согласно п.3 ст.81 Закона 30% суммы исполнительского сбора отчисляются Службой судебных приставов в федеральный бюджет. Такой сбор взыскивается в случае неисполнения исполнительного документа должником без уважительных причин в срок, установленный Законом для добровольного исполнения.

Теперь представим ситуацию, когда должник без уважительных причин не исполняет решение суда. Из имущества, обнаруженного приставом-исполнителем, в собственности должника находится только объект недвижимости (предположим, какое-то строение). В соответствии с требованиями закона пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора, которое считается исполнительным документом. Далее пристав-исполнитель налагает в установленном порядке арест на имущество должника и передает его на реализацию в специализированную организацию. Но стоимость имущества по акту оценки недостаточна для погашения суммы задолженности и исполнительского сбора. В случае признания торгов несостоявшимися пристав-исполнитель обязан в соответствии с п.4 ст.54 Закона предложить взыскателю оставить имущество за собой, и при получении его согласия передать данное строение взыскателю. В такой ситуации Закон не предусматривает механизма выплаты исполнительского сбора, и постановление пристава-исполнителя как исполнительный документ подлежит возвращению согласно п.4 ст.26 Закона вместе с актом о невозможности взыскания.

Причем же здесь наполняемость бюджета? Чтобы получить ответ на этот вопрос, необходимо опять обратиться к прежней "Инструкции об исполнительном производстве" от 15 ноября 1985 г., которая предусматривала, что при передаче исполнителем взыскателю имущества в натуре последний должен был внести на депозитный счет денежную сумму в размере 5% от стоимости имущества для выплаты исполнителю премиального вознаграждения. Если учесть, что сумма сбора включает в себя как денежные средства, направляемые в бюджет, так и средства, поступающие во внебюджетный фонд развития исполнительного производства, из которого возможна выплата премиального вознаграждения приставу-исполнителю, то данное положение Инструкции было бы актуальным для применения в настоящее время. К сожалению, оно не нашло закрепления в Законе "Об исполнительном производстве".


Д. Тимофеев,

ведущий специалист

Главного управления Минюста РФ

по Краснодарскому краю




Сроки по Закону об исполнительном производстве нереальны


Автор


Д. Тимофеев - ведущий специалист Главного управления Минюста РФ по Краснодарскому краю


"Российская юстиция", 2000, N 12, стр. 23-24



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.