Праву не свидетельствовать против себя нужны дополнительные гарантии (Н. Гаспарян, "Российская юстиция", N 12, декабрь 2000 г.)

Праву не свидетельствовать против себя
нужны дополнительные гарантии


Статья 51 Конституции РФ, говорящая о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, внесла поистине революционные изменения в правовой статус лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления.

С учетом этого положения суд, предлагая подсудимому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ст.280 УПК РСФСР), должен одновременно разъяснить ему ст.51 Конституции РФ. Если подозреваемому, обвиняемому при производстве дознания или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут явиться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).

Между тем опыт использования положений ст.51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве показал, что некоторые следственно-прокурорские работники оказались психологически неподготовленными к произошедшим изменениям. Опасный вирус, проникший в советский уголовный процесс со времен массовых репрессий, обозначаемый правилом: "признание вины - царица доказательств", оказался не изжитым и до настоящего времени. Столкнувшись с фактами реализации подозреваемыми и обвиняемыми права отказа от дачи показаний против самих себя и лишившись признательных показаний, машина, осуществляющая уголовное преследование, стала буксовать, заметно сбавила скорость. Введение в действие новой конституционной нормы налагало на оперативно-следственные органы обязанность поиска новых доказательств, достаточных для привлечения лица к уголовной ответственности. В результате по ряду категорий уголовных дел, в частности по делам об убийствах, при отсутствии свидетелей преступления и отказе обвиняемого от дачи показаний при непризнании им вины уголовные дела вынужденно прекращались, а обвиняемые освобождались из-под стражи, что резко ухудшило картину раскрываемости и снизило статистические показатели. Иное дело, когда по делу даются признательные показания, позволяющие следователю на их основе добыть новые доказательства (изъять вещественные улики, допросить свидетелей и др.), либо когда обвиняемым вина не признается, но показания все же даются и следователю предоставляется возможность опровергнуть их другими доказательствами и в обвинительном заключении оценить их как ложные. Данные обстоятельства сформировали у некоторых следователей и прокуроров крайне болезненное отношение к фактам отказов обвиняемых от дачи показаний.

Дабы "перепрыгнуть" через конституционную норму, некоторые следователи перед началом производства допроса подозреваемого делают пометку в протоколе о том, что ст.51 Конституции РФ разъяснена, и далее незамедлительно приступают к допросу, умышленно не обременяя себя выяснением вопроса о том, желает подозреваемый (обвиняемый) давать показания против себя или нет. Внешне протокол оформляется с соблюдением требований закона, а фактически право подозреваемого (обвиняемого) не свидетельствовать против себя следователем грубо попирается. В подобной ситуации крайне сложно в судебном заседании добиться признания такого протокола допроса недопустимым доказательством.

Неединичны случаи, когда некоторые суды, а также следственно-прокурорские работники в нарушение требований закона продолжают расценивать отказ допрашиваемого от дачи показаний против себя как признание своей вины, желание уйти таким образом от уголовной ответственности, одно из оснований для избрания мерой пресечения ареста, обстоятельство, отягчающее наказание. При разъяснении положений ст.51 Конституции РФ допускаются различные формы запугивания допрашиваемого относительно наступления для него неблагоприятных последствий в случае отказа от дачи показаний.

Этим грубейшим образом игнорируются положения постановления N 1 Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 29 апреля 1996 г., в п.6 которого четко записано: "Отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его вины и учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого, при назначении ему вида и размера наказания".

Встречаются факты, когда следователь, получив отказ в даче показаний от подозреваемого (обвиняемого), требует объяснения причин и мотивов такого отказа, надеясь, видимо, что допрашиваемый заявит примерно следующее: "Показания давать не желаю, так как хотя я данное преступление и совершил, но мне стыдно в этом сознаться". Подчеркну, что право не свидетельствовать против себя не требует и не предполагает необходимости в каких-либо объяснениях. Равным образом, согласно ст.37 Конституции РФ каждый имеет право на социальное обеспечение по возрасту, и перед реализацией этого права гражданин не обязан никому объяснять и мотивировать, зачем ему это право понадобилось.

Не изжиты в судебно-следственной практике случаи, когда при отсутствии достаточных доказательств виновности обвиняемых в совершении преступлений в качестве свидетелей допрашиваются оперативные сотрудники, проводившие задержание и оперативные мероприятия с подозреваемым (обвиняемым), об обстоятельствах, ставших им известными из непроцессуального общения с подозреваемым, перед которым положения ст.51 Конституции РФ ему не разъяснялись. По смыслу рассматриваемой правовой нормы право не свидетельствовать против себя самого должно разъясняться не только следователем и судом, но и иным органом, осуществляющим уголовное преследование, с момента фактического задержания и доставления в ОВД.

В целях устранения отмеченных недостатков и обеспечения соблюдения конституционного права граждан не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников считаю необходимым внести изменения в действующее и разрабатываемое уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации - закрепить и детализировать в УПК РСФСР требования ст.51 Конституции РФ следующим образом: "Допрос подозреваемого, обвиняемого, подсудимого начинается с разъяснения права не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников и выяснения желания давать показания, о чем в протоколе делается собственноручно пометка с указанием добровольности принятого решения. Следователь, прокурор, суд обязаны разъяснить, что в соответствии со ст.61 УК РФ явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, является обстоятельством, смягчающим наказание. Отказ от дачи показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого не влечет для них иных негативных последствий, кроме как лишения указанного смягчающего наказание обстоятельства, и не может учитываться при избрании меры пресечения в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого, при назначении ему вида и размера наказания".

Считаю также, что в целях недопущения фактов нарушения конституционных прав граждан не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников необходимо при наличии оснований возбуждать уголовные дела в отношении следователей и лиц, производящих дознание, по ст.302 УК РФ.


Н. Гаспарян,

член Ставропольской

краевой коллегии адвокатов




Праву не свидетельствовать против себя нужны дополнительные гарантии


Автор


Н. Гаспарян - член Ставропольской краевой коллегии адвокатов


"Российская юстиция", 2000, N 12, стр. 34


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.