Нужен федеральный закон о проверке кандидатов в судьи (М. Клеандров, "Российская юстиция", N 11, ноябрь 2000 г.)

Нужен федеральный закон о проверке кандидатов в судьи


То, что ныне существующий в нашей стране организационно-правовой механизм отбора кандидатов в судьи по морально-этическим параметрам, психофизиологическим критериям и тщательной их проверки на предмет наличия компрометирующих кандидата и его близких родственников фактов и обстоятельств несовершенен - общеизвестно. Можно даже сказать, что и механизма-то по сути дела никакого нет. Сегодня мы имеем законодательство, во-первых, совсем не содержащее требований о какой-либо проверке кандидатов в судьи по любым параметрам и критериям, а во-вторых, наоборот, содержащее фразы типа "любой", "каждый" - в контексте ст.5 Закона "О статусе судей в Российской Федерации" это означает, что любой и каждый, отвечающий минимуму формализованных требований, может начать путь к креслу судьи, барьеры же на этом пути - по любой логике естественно необходимые для многих групп, категорий и слоев людей - даже не упоминаются.

Практикующие юристы, в том числе действующие судьи, хорошо знают - в сегодняшнем судейском корпусе есть судьи, которым нельзя, не следует ни в коем случае быть судьями - страдает правосудие, не в восторге от них общество, дискредитируется судебная власть. Но разговор в данной статье не о них. Нужен механизм, гарантированно обеспечивающий, что в будущем подобных судей не будет.

Кстати, наше законодательство даже не раскрывает понятие "кандидат на должность судьи". Неясно - кандидат в судьи - это человек, лишь решивший стать судьей либо прошедший какой-то путь к судейскому креслу, или, наконец, это человек, чья фамилия включена в проект указа Президента РФ о назначении судей? Статус кандидата в судьи необходимо законодательно легализовать - видимо, кандидатом нужно считать человека, сдавшего в суд все необходимые документы и написавшего все нужные заявления - о допуске его к сдаче квалификационных испытаний, о согласии на проведение в отношении него и его родных проверки и т.д. По логике - лишь с момента признания человека кандидатом в судьи в отношении него можно проводить проверочные мероприятия. Решения нет, а новые проблемы в этой связи продолжают возникать.

Так, существенно растет количество дел, разрешаемых судьями (например, в системе арбитражных судов ежегодный рост составляет 25%, а в Тюменской области он достиг 40%). Сильно усложняются, "утяжеляются" определенные категории дел, например такие, как дела о банкротстве с иностранным элементом, налоговые, таможенные и др. Отсюда - дополнительные требования к судьям не только относительно судейского профессионализма, их высокой юридической квалификации, но и - объективно - более высокие требования к их здоровью.

Значительно возрастают процессуальные правомочия судей. Так, проектом новой редакции АПК РФ, находящимся на рассмотрении в Государственной Думе РФ, предусмотрено, что: все (за редчайшим исключением) споры и дела будут разрешаться в первой инстанции арбитражным судьей единолично; судья будет иметь право во многих случаях в судебном заседании налагать разнообразные и крупные штрафы на участников дела; по делам упрощенного производства судья сможет уже на следующий день после получения заявления вынести решение по существу, без вызова представителей сторон, только по письменным доказательствам и без права его обжалования в апелляционную инстанцию; заявления об отводе будет рассматривать и принимать по ним решение сам "отводимый" судья и т.д.

Действующим законодательством не предусмотрена какая-либо дисциплинарная ответственность судей. Фактически по отношению к судье - нарушителю норм этики, трудовой дисциплины у руководства судов и у квалификационных коллегий судей существуют лишь два рычага воздействия: уговоры и прекращение полномочий, но во втором случае - в строго очерченных законом случаях и по весьма сложной процедуре. Какие-либо реальные дисциплинарные меры к судье - волокитчику, грубияну, пьянице, если это не приобрело вопиющего характера, применить невозможно. Чуть ли не во всех странах, включая государства СНГ, законами предусмотрена широкая палитра дисциплинарной ответственности. Наши же судьи и кандидаты в судьи ситуацию хорошо осознают - со всеми вытекающими отсюда последствиями. Другими словами - резко расширяется спектр и усиливается объективная возможность злоупотреблений своими должностными правомочиями и возможностями у судьи, внутренне предрасположенному к этому.

Как известно, в ближайшее время количество судей должно существенно возрасти. Но значительное количественное пополнение судейского корпуса ни в коей мере не должно сказаться на качестве его работы. Требования к качественным характеристикам судей и их жесткое соблюдение должны быть законодательно и организационно обеспечены.

Сегодня же в действующих федеральных законах ("О статусе судей в Российской Федерации", "О судебной системе Российской Федерации", "Об арбитражных судах в Российской Федерации", "О мировых судьях в Российской Федерации"), а также в законопроектах, находящихся на рассмотрении в Государственной Думе ("Об органах судейского сообщества", "О судах общей юрисдикции", "О Верховном Суде Российской Федерации"), не предусматривается вообще никакой проверки как самого кандидата в судьи, так и его ближайших родственников на предмет наличия компрометирующих фактов и обстоятельств и совершенно не содержится каких-либо ограничений по физическому и психическому здоровью кандидатов в судьи, а тем более по тем отрицательным чертам характера и свойствам души, которые ни в коей мере не позволяют кандидату с их наличием стать судьей.

В результате сложилась исключительно "разношерстная" практика отбора и оценки руководством судов и квалификационными коллегиями судей тех или иных, доступных для поверхностной и "дилетантской" проверки, анкетных данных кандидатов в судьи. Специальную проверку по личной просьбе председателей судов на местах и - весьма поверхностно - на федеральном уровне проводят спецслужбы, но как бы в качестве одолжения, а главное, результаты такой проверки официально не оформляются. Следовательно, при наличии "компромата" председатель суда должен по невразумительным мотивам отказывать кандидату (в настоящее время - на стадии, предшествующей рассмотрению его вопроса квалификационной коллегией судей), что попросту противоправно и чревато потерей авторитета руководителями судов (а также дает основание заподозрить их в предвзятости). Проверки физического и психического здоровья вообще не проводится, нет и официально закрепленных требований к здоровью судьи. Парадокс в том, что очевидные дефекты - отсутствие глаза или ноги - объективно не препятствуют исполнению обязанностей судьи, а многие скрытые дефекты - тугоухость, болезнь гортани, вич-инфицированность, многие психические болезни хронического характера, даже устойчивая мигрень - делают крайне нежелательным наделение данного кандидата судейскими полномочиями. Выявить все эти дефекты руководству судов и квалификационным коллегиям судей самостоятельно практически невозможно. Разумеется, не будут они выявлены и на всех многочисленных этапах прохождения документов кандидатов в судьи.

Фактически то же самое можно сказать и в отношении таких, объективно определяемых специалистами, черт характера и свойств души (корыстолюбие, алчность, жестокосердие, мстительность, высокомерие, ощущение исключительной национальной, религиозной или политической значимости и т.д.), которые должны стать непреодолимым барьером на пути продвижения их обладателя к должности судьи. Однако некоторые из негативных качеств, к сожалению, проявляются уже после наделения их "носителя" судейскими полномочиями. Хорошо, если этими полномочиями он наделяется на определенный срок...

Каким образом, по какой методике руководство судебного органа сможет выявить, например, устойчивую связь кандидата в судьи с крупной компанией, у которой часты споры в данном суде и которой очень заманчиво "прикомандировать" своего человека в этот суд, тем более на должность, позволяющую вершить правосудие в интересах компании? Еще более страшно, если "своего человека" в суд внедряет преступная группировка; а то, что преступный мир имеет очень серьезный кадровый интерес к судам и судьям - несомненно. Но получить руководству суда определенный "сигнал", содержащий компрометирующие кандидата в судьи сведения, совершенно недостаточно - необходим официальный открытый документ, опираясь на который можно принять взвешенное и аргументированное решение.

Сегодня от кандидата в судьи максимум что можно получить - справку из психиатрического диспансера о том, что он не состоит в нем на учете. Ну а если состоит? Статья 5 Федерального закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" категорически запрещает дискриминацию лица лишь на основании факта наблюдения у психиатра. Значит, официально отказать психически нездоровому, стоящему на учете в психиатрическом диспансере, в праве стать судьей нельзя. Но от психиатров, в идеале, нужен даже не столько ответ на вопрос: болен или здоров кандидат; психологи должны дать заключение - предрасположен ли данный человек к занятию должности судьи или она ему противопоказана и ему психологически комфортнее быть, например, зубным врачом. Поэтому нужны разработанные и официально утвержденные показатели и противопоказания относительно требований к здоровью судей (физическому и психическому). Близко к этому "стоят" и проблемы более щекотливого свойства: на официальном федеральном уровне нужна ясность - могут ли быть судьями, например, вич-инфицированные, лица с нестандартной сексуальной ориентацией, которых, с учетом нашего менталитета, очень "удобно" шантажировать.

Обозначенный ряд проблем любой руководитель судебного органа или член квалификационной коллегии судей может продолжить. Особняком стоят проблемы, здесь попросту не затронутые, о необходимости более качественной, глубокой проверки кандидатов в судьи на предмет их юридического профессионализма.

Все это ставит на повестку дня вопрос о разработке и принятии федерального закона (а до того, может быть, Указа Президента РФ) о проверке кандидата в судьи на наличие компрометирующих его обстоятельств и фактов, по поводу его физической и психической пригодности к занятию должности судьи, а также о проверке отсутствия у него черт характера, с наличием которых данного индивида крайне нежелательно наделять судейскими полномочиями. При этом не потребуется изменения действующей Конституции РФ, так как в ее ст.119 предусмотрена возможность установления федеральным законом дополнительных требований к судьям судов Российской Федерации.


М. Клеандров,

председатель арбитражного суда

Тюменской области,

член-корреспондент РАН,

доктор юридических наук, профессор




Нужен федеральный закон о проверке кандидатов в судьи


Автор


М. Клеандров - председатель арбитражного суда Тюменской области, член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор


"Российская юстиция", 2000, N 11, стр. 51



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.