Реабилитация иностранцев, осужденных за военные преступления (А. Епифанов, "Российская юстиция", N 1, январь 2001 г.)

Реабилитация иностранцев,
осужденных за военные преступления


После принятия Закона РФ от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" (с последующими изменениями и дополнениями) органами военной прокуратуры разрешено более 12 тыс. обращений граждан Германии, большинство из которых привлечены к ответственности за деяния, совершенные в годы Великой Отечественной войны. По пересмотренным делам реабилитировано 8 тыс. немцев, отказано в реабилитации 3 тыс. (данные на январь 2000 г.).

По имеющимся данным, с 1943 по 1952 год советскими военными судами по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. "О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев... " (далее - Указ от 19 апреля 1943 г.) к ответственности было привлечено не менее 25 209 иностранцев (при общем количестве осужденных данной категории в 40 тыс.), главным образом немецких граждан из числа военнопленных и интернированных. Проблемы реабилитации немцев неоднократно обсуждались на самом высоком межгосударственном уровне. 16 декабря 1992 г. Президент России Б. Ельцин и Федеральный канцлер Г. Коль в совместном заявлении по вопросам пересмотра дел безвинно пострадавших германских граждан высказались за ускоренное продолжение реабилитационной деятельности.

В последние годы большинство обращений с ходатайствами о реабилитации немецких граждан, осужденных ранее по обвинению в военных преступлениях, поступают через Посольство ФРГ. Около 800 обращений передано руководством Социал-демократической партии Германии. На оздоровление обстановки в рассматриваемой сфере были направлены и иные шаги германской стороны, в частности официальное извинение, с которым Президент ФРГ обратился от имени немецкого народа ко всем пострадавшим от национал-социализма, а также компенсации, выплачиваемые жертвам гитлеровского режима заинтересованными структурами Германии.

Необходимо отметить, что некоторые инициативы, например подобные той, что поступила от западногерманского правозащитника А. Дреггера, российской стороной не приветствуются. В 1992 году он предложил реабилитировать всех осужденных немецких военнопленных, в том числе за зверства и злодеяния на оккупированной территории СССР, одним актом Президента РФ. Такой подход Россией признан неприемлемым. Реабилитация как российских, так и иностранных граждан осуществляется строго на индивидуальной основе, согласно действующему законодательству.

Законом от 18 октября 1991 г. разрешение вопросов, связанных с пересмотром уголовных дел лиц, репрессированных в судебном и несудебном порядке по обвинению в военных преступлениях, отнесено к компетенции военных судебных и прокурорских органов. Основная роль здесь принадлежит Главной военной прокуратуре и ее специализированным подразделениям, в частности специальному 7-му управлению. Организация и деятельность последнего регулируется Положением, утвержденным Главным военным прокурором 15 февраля 1999 г.

Управление рассматривает обращения иностранцев, зарубежных организаций и ведомств по вопросам, связанным с реабилитацией и признанием лиц пострадавшими от политических репрессий, в том числе по обвинению в военных преступлениях, проверяет дела в отношении лиц, которые по политическим мотивам были осуждены военными судами; подверглись уголовному репрессированию по решениям органов внутренних дел, госбезопасности, прокуратуры, особого совещания и иных, "осуществлявших судебные функции", необоснованно помещены в психиатрические учреждения на принудительное лечение; привлечены к ответственности с последующим прекращением их дел по нереабилитирующим основаниям; признаны социально опасными по политическим мотивам и подвергнуты лишению свободы.

Принятие решений о реабилитации необоснованно осужденных за военные преступления осуществляется индивидуально, исходя из конкретных материалов архивных уголовных дел в срок до 3 месяцев. Если принимается положительное решение, то изучивший дело военный прокурор составляет об этом заключение, которое утверждается начальником управления, его заместителем либо начальником соответствующего отдела.

В случае принятия решения о невозможности реабилитации заявителя дело с заключением, утвержденным Главным военным прокурором или его заместителем, направляется в суд для принятия окончательного решения. Суд вправе согласиться с предложением прокуратуры, а может не согласиться и реабилитировать заявителя. Решение суда может быть обжаловано заинтересованными лицами в вышестоящий суд либо опротестовано прокурором. Подсудность и порядок судебного рассмотрения дел данной категории определяется ст.9 Закона от 18 октября 1991 г. и действующим УПК. При этом наибольшее их количество рассматривается окружными военными судами и Военной коллегией Верховного Суда РФ.

Несмотря на то что, действуя в рассматриваемой сфере, органы военной прокуратуры на первый взгляд никого не признают виновными, очевидно, они все же присваивают себе в значительной степени прерогативы судебной власти, поскольку разрешают, по существу, вопрос о виновности, ранее признанной судом. Представляется, что положения и практика реализации Закона от 18 октября 1991 г. находятся в противоречии с Конституцией РФ (ст.ст.49, 118). Замечу, что после принятия постановления Президиума Верховного Суда РФ от 21 января 1998 г. (о нем речь пойдет ниже) дела рассматриваемой в настоящей статье категории пересматриваются не в соответствии с названным Законом, а по правилам действующего УПК, однако в отношении других категорий он продолжает применяться. В этой связи предлагаю внести в указанный Закон изменения и изложить его в такой редакции, которая предусматривала бы разрешение вопроса о реабилитации лиц, осужденных судебными органами, только в судебном порядке.

Статья 4 Закона от 18 октября 1991 г. предусматривает ограничения, согласно которым не подлежат реабилитации лица, обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые уголовному наказанию по решению внесудебных органов, в том числе и по обвинению в военных преступлениях. Поэтому каждое дело в процессе его пересмотра глубоко изучается военными прокурорами с целью проверки наличия необходимых доказательств и обоснованности предъявленного обвинения. Практика показывает, что за редкими исключениями в силе остаются судебные решения по делам тех военных преступников, которые были рассмотрены на открытых процессах военно-полевых судов и военных трибуналов. Впрочем, проводящиеся изучения дел показывают, что немало виновников злодеяний понесли заслуженное наказание от военных трибуналов и Особого совещания и в закрытых заседаниях.

Нередко сотрудникам органов военной юстиции приходится исправлять судебные ошибки, связанные с неправильной квалификацией деяний рассматриваемой категории, в остальном оставляя приговоры в силе. Так, не подлежащим реабилитации был признан П. Фар, 22 октября 1946 г. осужденный по ст.58.2 УК РСФСР военным трибуналом (оккупационным) провинции Саксония. Обвиняемому, являвшемуся в 1942-1944 гг. сельхозкомендантом одного из оккупированных районов Крыма, при этом обоснованно вменялось избиение советских граждан, что, однако, не подпадало под действие указанной статьи, предусматривавшей ответственность за вооруженное восстание или вооруженное вторжение на советскую территорию. Действия осужденного были переквалифицированы на пп."b" и "с" ст.2 Закона Контрольного Совета в Германии N 10 от 20 декабря 1945 г. (предусматривающие ответственность за военные преступления и преступления против человечности). В остальной части приговор оставлен без изменений.

Практика пересмотра дел военных преступников свидетельствует, что значительное число обвиняемых по ним привлекались к уголовной ответственности необоснованно. В силу различных обстоятельств в число подозреваемых, а затем и осужденных попало много людей, не совершавших тех действий, которые вменялись им в вину. Нередко основой для вынесения неправосудных приговоров служили ложные доносы либо признательные показания самих подсудимых, полученные с применением физического и психического насилия.

К сожалению, анализ нынешней практики органов военной юстиции по делам рассматриваемой категории показывает, что некоторые из них и поныне не избавились в своей деятельности от пережитков ушедшей эпохи. В свою очередь порой это влечет досадные судебные ошибки и как следствие неблагоприятные осложнения, в том числе международного характера. Так, в мае-июне 1997 г. одним из окружных военных судов признан не подлежащим реабилитации бывший эсэсовец, гражданин Австрии А. Браунштеттер. 26 декабря 1949 г. Военный трибунал войск МВД Днепропетровской обл. осудил его к 25 годам исправительно-трудовых лагерей по ст.20 УК УССР (соучастие. - А.Е.) и ст.1 Указа от 19 апреля 1943 г. Отсутствие "законных оснований" для пересмотра дела было усмотрено в том, что тот служил в войсках СС и участвовал в чинимых ими зверствах и насилиях над мирными советскими гражданами, за что был награжден фашистским командованием. Определение указанного военного суда вынесено на основании голословных утверждений процессуальных материалов архивного уголовного дела, небрежно и с грубыми фактическими ошибками. При этом никаких данных о злодеяниях на оккупированной территории как самого обвиняемого, так и его подразделения по делу установлено не было (в том числе и по запросам в архивы). Тем временем заявитель продолжал настаивать на своей полной реабилитации, особо упирая на то, что главной ее целью является "подтверждение дистанцирования современной России от сталинского судопроизводства мести". Наконец, в апреле 1999 г. по протесту ГВП Военной коллегией все прежние судебные решения в отношении Браунштеттера отменены, а его дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Отмечу, что практика пересмотра дел, возбужденных по ст.1 Указа от 19 апреля 1943 г. в отношении иностранцев, за последнее время претерпела существенные изменения. Президиум Верховного Суда РФ в постановлении от 21 января 1998 г. пришел к выводу о том, что действие Закона от 18 октября 1991 г. на лиц, осужденных с применением такового, не распространяется, так как предусмотренные им деяния к числу государственных или иных преступлений, совершенных по политическим мотивам, законом прямо не отнесены. С учетом этого судебные решения по делам данной категории при отсутствии доказательств обвинения опротестовываются не в рамках реабилитационного законодательства, а по обычным уголовно-процессуальным нормам на предмет прекращения дел за отсутствием состава преступления. В тех случаях, когда вина осужденных объективно подтверждается материалами дела и оснований для опротестования приговора не усматривается, составляются заключения об отказе в удовлетворении ходатайств.

Разумеется, для граждан зарубежных государств, проживающих за пределами России, реабилитация имеет главным образом морально-нравственное значение. Как правило, ни на какое возмещение ущерба они не претендуют. Что же касается их национального законодательства, то, как это следует из справки министерств юстиции, финансов, внутренних дел, занятости и социального порядка ФРГ от 17 августа 1993 г., решения российских реабилитационных органов имеют для германских граждан довольно существенные последствия. Так, согласно Закону ФРГ "О собственности" при их наличии они вправе претендовать на возврат имущества, конфискованного по приговорам советских трибуналов. Реабилитация бывших интернированных гражданских лиц имеет значение при подсчете размеров пенсии. Если доказана беспочвенность обвинений в военных преступлениях гражданских лиц, репрессированных советскими оккупационными властями после окончания военных действий, то в случае повреждения в заключении здоровья, они могут получить компенсации для его восстановления.

Чтобы получить представление об итогах реабилитационной работы, в частности по делам осужденных по Указу от 19 апреля 1943 г., автором статьи просмотрены все надзорные производства (НП) по делам, изученным в 7-м управлении ГВП за 1995 год. Выявлены 145 НП в отношении 207 иностранных граждан (в основном немцев), осужденных по Указу. По 96 (в отношении 118 человек) вынесены решения о реабилитации. 89 осужденным (49 НП) в реабилитации отказано.


А. Епифанов,

докторант Академии управления МВД России,

кандидат юридических наук, доцент



Реабилитация иностранцев, осужденных за военные преступления


Автор


А. Епифанов - докторант Академии управления МВД России, кандидат юридических наук, доцент


"Российская юстиция", 2001, N 1, стр. 21


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.