Доступность судебного решения (А. Горбуз, "Российская юстиция", N 1, январь 2001 г.)

Доступность судебного решения


Одной из серьезных, не вполне осознанных практикой проблем деятельности суда в Российской Федерации является проблема транспарентности судебной деятельности. Отмечу, что в русском языке, вероятно, самым удачным было бы использование термина "публичность", однако в гражданском и уголовном процессах под этим принципом традиционно понимается государственное начало судебного процесса в отличие от принципа диспозитивности, связываемого с участием человека. Термин "открытость", на мой взгляд, в большей степени применим к судебному решению, с одной стороны, и деятельности суда в качестве государственного органа, - с другой. Понятие "гласность" опять-таки скорее применимо к судебному процессу. В этих условиях предпочтительным представляется использование термина "транспарентность", или его буквального перевода на русский язык "прозрачность" либо термина "доступность".

Требование о транспарентности судебной деятельности является неотъемлемой частью более общего принципа демократического правового государства - его транспарентности как целого. Применительно к судебной власти требование открытости было сформулировано как одно из представлений естественного справедливого правосудия, нашедшее отражение в значительном числе международных документов, регулирующих вопросы организации и осуществления судебной власти (см., например, ст.ст.10-11, 19, 29 Всеобщей Декларации прав человека и ст.ст.14, 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.13 Конвенции о правах ребенка и п.8 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, ст.ст.6, 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Рекомендации Комитета Министров Совета Европы NR (95) 11 относительно отбора, обработки, предоставления и архивации судебных решений в правовых информационно-поисковых системах, пп.I (5.16), II (9.1) и (10.1) Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, п.II (28.9) Документа Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, материалы Парижской хартии для Новой Европы и др.).

В настоящей статье считаю целесообразным обратить внимание на следующие аспекты транспарентности деятельности судов в процессе осуществления ими правосудия. Прежде всего требование прозрачности судебной деятельности в ее процессуальном аспекте в той или иной мере урегулировано российским законом. Речь идет о таком фундаментальном институте, как открытость или гласность судебного разбирательства. Понятие открытости (гласности) в российском законодательстве не дифференцировано. Законодатель установил лишь общее правило: разбирательство дел во всех судах является открытым; в случаях, предусмотренных федеральным законом, допускается проведение закрытых судебных разбирательств (ст.123 Конституции РФ). Проведение закрытых судебных процессов допускается согласно ст.9 ГПК РСФСР в интересах охраны государственной тайны, предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в процессе лиц, а также обеспечения тайны усыновления. Закрытое слушание дел в судах арбитражной юрисдикции допускается в интересах сохранения государственной тайны, а также сохранения коммерческой тайны, в иных случаях, если они специально установлены федеральным законом (ст.9 АПК РФ). Интересом сохранения государственной тайны руководствуется и суд общей юрисдикции при рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании. Кроме того, ст.18 УПК РСФСР допускает проведение закрытого судебного заседания и по уголовным делам о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участников процесса.

Представления об общей (доступность залов судебных заседаний для публики), специальной (доступность для представителей СМИ и т.п.) и профессиональной (доступность для лиц, профессионально интересующихся процессом, например, ученых-юристов, студентов-юристов, психологов, медиков и т.п.) публичности в российском праве не применяются. Исключение составляет правило ст.9 ГПК РСФСР, согласно которому в зал судебного заседания не допускаются лица, не достигшие 16-летнего возраста (конечно, это не распространяется на несовершеннолетних участников процесса). Присутствие на процессе представителей СМИ также урегулировано лишь в общем виде, за исключением специальных правил использования видео-, аудио-, кино- и иной техники.

Иные формы транспарентности, связанные с обеспечением доступности залов судебных заседаний: доступность информации о будущих судебных процессах; возможность ознакомления с материалами судебных процессов; с архивными материалами, а также представления о возможных пределах ограничения транспарентности пока не нашли своего законодательного решения.

Однако применительно к анализируемой теме, повышенный интерес вызывает еще один аспект проблемы транспарентность итогового судебного решения. В российском законодательстве сегодня существует только одно императивное требование, касающееся прозрачности судебного решения, - правило, согласно которому все судебные решения оглашаются публично (ст. 31 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", ст.ст.9 ГПК, 134 АПК, 18 УПК). Это правило распространяется и на случаи проведения закрытых судебных процессов. Более детальный анализ указанных норм, однако, приводит к выводу о том, что под публичностью в данном случае понимается оглашение судебного решения в зале судебного заседания в присутствии участников (в самом широком смысле этого слова) конкретного процесса. Далее закон содержит правила изготовления текста судебного решения и предоставления его сторонам. Каких бы то ни было правил законодательного характера, устанавливающих процедуры или создающих механизмы доступа к текстам судебных решений иных лиц, а тем более публикации их в Российской Федерации не существует. Оригинал судебного решения (как правило, рукописный) и его печатная копия становятся частью конкретного тома судебного дела. По просьбе заинтересованных лиц могут быть сделаны дополнительные копии (например, в целях исследования судебной практики, для представителя СМИ и т.п.), однако на практике для получения доступа к ним обычно необходимо специальное разрешение судьи, иногда председателя суда. Для опубликования решения целиком или в части так же, как правило, требуется специальное разрешение.

Представление о необходимости свободного доступа (публики, заинтересованных профессионально и т.п.лиц) ко всем судебным решениям, в том числе и в форме публикаций в СМИ (общих или профессионально ориентированных), либо о депонировании в электронной форме и свободном использовании судебных решений в Российской Федерации сегодня не является господствующим не только среди представителей судейского корпуса, но и научного сообщества. Соответственно не существует каких-либо правил законодательного характера относительно требований (таких, как способ и пределы опубликования, способы принятия решений о характере ограничений и/или отборе судебных решений и т.д.), предъявляемых к публикуемым судебным решениям. В равной мере отсутствует и регулирование формы публикации, не выработаны представления о возможностях и условиях применения ограничительных, фабульных публикаций и т.п., хотя некоторые правила все же содержатся в законодательстве о СМИ, например, в нормах Закона РФ "О средствах массовой информации" и Федерального закона "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации".

Вместе с тем определенные возможности существуют. Остановимся более подробно на каждой из них.

Первой, наиболее широко распространенной и информативной формой распространения судебных решений является опубликование обобщений или обзоров судебной практики (судебных решений), иногда - информационных писем руководителей системы арбитражных судов. Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и крупные суды областного уровня регулярно проводят изучение судебной практики нижестоящих судов по той или иной категории судебных дел. Результатом становится материал аналитического характера, часто проиллюстрированный конкретными примерами (судебными решениями). Эти материалы публикуются в специализированных периодических изданиях. В последующей деятельности судьи ориентируются на выводы и оценки, содержащиеся в них. Императивного законодательного правила следовать этим материалам не существует. Но, учитывая, что обобщения проводит вышестоящий суд, подобные материалы в какой-то степени формируют процесс судебного правоприменения в России.

Во-вторых, судебные решения, лежащие в основе обобщений судебной практики, косвенным образом могут быть опубликованы и в форме постановлений пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, посвященных одной или нескольким категориям дел. Как правило, упомянутые постановления принимаются также на основе обобщения судебных решений. Но если обобщения могут быть вызваны различными потребностями, то постановления обычно принимаются в связи с возникшими на практике проблемами: различным толкованием нормы, принятием новой нормы, существенно изменяющей уже имеющуюся, множественностью судебных ошибок и т.п.Именно в этой форме реализуется правило ст.ст.126 и 127 Конституции РФ, наделяющее Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. В юридической науке этот вид судебных актов трактуется различно. По своей правовой природе эти акты более близки к нормативному акту, чем к прецеденту в его строгом понимании, поскольку содержат правила общего характера, но в отличие от первого и второго, а равно и от иных источников права эти постановления не обладают юридической силой и не являются обязательными для нижестоящих судов. Тем не менее судьи, конечно же, ориентируются на правила, содержащиеся в этой группе судебных актов. Еще раз отметим, что публикация конкретных судебных решений в этой форме носит весьма опосредованный характер.

Третьей формой распространения конкретных судебных решений является фактическое их опубликование в СМИ. Как уже отмечалось, тотальной публикации судебных решений в России пока нет. Верховный и Высший Арбитражный Суды соответственно в "Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации" и "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации", реже в "Российской юстиции", публикуют отдельные наиболее яркие и показательные судебные решения как нижестоящих судов, так и свои собственные. Некоторые суды, например, Санкт-Петербургский федеральный арбитражный суд, имеют собственные периодические издания. В последнее время после создания Гильдии судебных репортеров и издания ею с 1998 года "Бюллетеня Агентства судебной информации (обозрение судебных новостей)" появился еще один источник распространения судебных решений. На практике Гильдия столкнулась с рядом проблем: нежеланием судей предоставлять для публикации тексты решений; нежеланием публиковать решения судов первой инстанции вплоть до решения суда второй инстанции по конкретному делу; отрицательным отношением к комментариям журналистов по поводу публикуемого решения; несогласием с избранной формой (адаптированием на массового читателя) и некоторыми другими. С подобными проблемами сталкивается и другая общественная организация - Фонд "Гласность", осуществляющая среди прочих проекты по расширению взаимодействия судов и СМИ. С течением времени взаимоотношения судов и СМИ становятся более терпимыми, находятся точки взаимной заинтересованности. Серьезным показателем в этой сфере стало заседание Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия в декабре 1998 г., посвященное проблемам взаимодействия судов РФ и СМИ.

Необходимо отметить, что публикация судебных решений в СМИ носит выборочный характер, критерии которого в одном случае определяют сами судьи, в другом - журналисты, реже - по взаимной договоренности, но в любом случае критерии носят скорее субъективный, чем объективный характер.

Опубликованные в этой форме судебные решения также становятся ориентиром для последующей судебной деятельности, однако опять-таки законодательного правила, обязывающего суды и иные государственные или общественные институты следовать им, не существует. Но, поскольку и в этом случае отбор, как правило, ведется вышестоящим судом, нижестоящие суды обычно видят в самом факте опубликования того или иного решения проявление одобрения, положительной оценки первыми конкретных подходов к возникающим проблемам.

Особое место в ряду проблем, связанных с транспарентностью судебных решений, занимает проблема опубликования их в электронном виде. Всеобъемлющей электронной базы судебных решений в России пока не существует. Попытки создания электронных баз судебных решений предпринимались неоднократно как со стороны государства, так и со стороны общественных организаций.

Конституционный Суд РФ имеет тотальную текстовую базу своих решений с контролируемым доступом. Так называемые коммерческие базы данных (системы "Кодекс", "Гарант" и некоторые другие) содержат в своем составе банки только опубликованных решений Конституционного Суда РФ.

В судах арбитражной юрисдикции в настоящее время идет процесс формирования электронных баз судебных решений. В первую очередь это касается решений Высшего Арбитражного Суда РФ и федеральных окружных арбитражных судов. Базы, как правило, носят локальный характер и имеют контролируемый доступ. В некоторых судах базы уже сформированы и открыты для свободного доступа (Московский, Санкт-Петербургский, Уральский федеральные окружные арбитражные суды).

Суды общей юрисдикции в отличие от других судов почти полностью некомпьютеризированы. В стадии формирования находится электронная база решений Верховного Суда РФ, базы решений судов областного уровня, скорее как исключение - базы судов районного уровня (тип: локальные, контролируемый доступ). В ряде регионов осуществляются исследовательские проекты по созданию тотальных баз открытого доступа. Так, Гильдия судебных репортеров при поддержке Фонда "Евразия" разворачивает такой проект в Нижнем Новгороде. Проекты по формированию баз судебных решений в том или ином виде реализуются и иными общественными организациями.

В целом процесс по созданию тотальных электронных баз судебных решений с открытым доступом явно находится в начальной стадии.

Следующей (четвертой) формой распространения судебных решений является их воспроизведение в научных работах в качестве непосредственных объектов исследования или иллюстративного материала. Подобная форма публикации не является оперативной и рассчитана, как правило, на специального читателя, поэтому ее можно классифицировать как дополнительную.

В заключение отмечу, что рассмотренная практика распространения судебных решений выработала несколько основных требований, предъявляемых к публикации. Это, конечно, в первую очередь относится к собственно публикации (третья форма) и к публикации обобщений (обзоров и т.п.) судебной практики. В случае опубликования судебного решения в СМИ, которое осуществляется по инициативе и под контролем суда, решение, как правило, обезличивается и фабулизируется: из текста исключаются конкретные наименования судов (сохраняется указание на уровень и характер процесса - первой или второй инстанции), фамилии судей и участников процесса (в равной мере это касается коллективных участников процесса - юридических лиц, общественных объединений); излагается именно фабула дела, детали исключаются. И, наконец, в некоторых случаях используются приемы ограничительной публикации - опускаются наиболее шокирующие, откровенные, другие подобные, хотя бы и первостепенные, элементы дела.

В упомянутых опытах Высшего Арбитражного Суда РФ, Московского, Санкт-Петербургского и Уральского федеральных окружных арбитражных судов, а также в опытах электронных баз эти приемы не применялись.

В отношении иных форм общих правил публикации также не существует, хотя в научной и учебной литературе чаще всего судебные решения обезличиваются (если, конечно, работа не посвящена критическому анализу деятельности конкретного судьи или суда) и фабулизируются.


А. Горбуз,

юрист



Доступность судебного решения


Автор


А. Горбуз - юрист


"Российская юстиция", 2001, N 1, стр. 36


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.