Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны (И. Фаргиев, "Российская юстиция", N 1, январь 2001 г.)

Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны


Изучение практики применения уголовного закона показывает, что у судебно-следственных органов возникают трудности как в квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст.107, 108 и 113, 114 УК РФ, так и в их разграничении. Наибольшие сложности возникают при проведении четкой границы между действиями, когда в общественно опасном поведении, на первый взгляд, содержатся как признаки необходимой обороны либо причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, так и состояния аффекта.

При разграничении анализируемых составов преступлений в правовой литературе доминирующее значение придается мотиву действий виновного, считается, что при превышении пределов необходимой обороны и задержании лица, совершившего преступление, в качестве него выступает защита правоохраняемых интересов, тогда как при совершении преступления в состоянии аффекта мотивом является месть.

Существует также мнение, что в содержание побудительных сил лица, превышающего пределы необходимой обороны, может входить не только мотив защиты, но и мотив мести, поэтому основное различие между составами преступлений, предусмотренными ст.ст.107, 114 УК и ст.ст.108, 113 УК, должно производиться по факту оконченности посягательства со стороны потерпевшего.

Критерием разграничения указанных преступлений, как полагают некоторые юристы, следует считать характер насилия, примененного потерпевшим.

Каждое из высказываний в правовой литературе по данному вопросу содержит рациональное зерно и может служить одним из критериев разграничения анализируемых статей УК. Однако в судебной практике при рассмотрении конкретных уголовных дел порой бывает недостаточно проводить грань между действиями, совершенными в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, по одному, отдельно взятому, признаку субъективной стороны состава в виде цели или мотива преступления либо же по единичным признакам объективной стороны состава, таким как оконченность общественно опасного посягательства или характер насилия, примененного потерпевшим. Поэтому оценивать всегда приходится в совокупности как объективные, так и субъективные признаки содеянного.

Из ч.1 ст.37 УК следует, что оборона признается правомерной при наличии совокупности объективных и субъективных признаков, характеризующих посягательство и защиту. Отсутствие хотя бы одного из них либо исключает состояние необходимой обороны, либо свидетельствует о превышении ее пределов.

Важнейшим условием правомерности обороны является общественно опасный характер посягательства. Закон не требует, чтобы оно было обязательно преступным. Защита (оборона) возможна и против таких действий, которые подпадают под признаки уголовно наказуемых по одним лишь объективным признакам (против нападения со стороны невменяемого либо со стороны лица, действовавшего при наличии ошибки, устраняющей его вину, и т.п.).

Законодатель (ч.1 ст.38 УК) не признает преступным и причинение лицу вреда при его задержании, для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Закон (ст.24 УК) виновным в преступлении признает лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности, поэтому установлению содержания мотива и цели действий виновного при превышении пределов необходимой обороны, превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление в состоянии сильного душевного волнения, следует уделить особое внимание.

Признавая причинение вреда лицу, совершившему преступление, и необходимую оборону правомерными действиями, законодатель полагает, что мотивами и целями в первом случае выступают задержание преступника, доставление его в органы власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений, а во втором - защита объектов уголовно-правовой охраны от реально осуществляемого либо готовящегося общественно опасного посягательства. Если лицо одновременно находилось в состоянии сильного душевного волнения, этот факт не имеет самостоятельного уголовно-правового значения в связи с тем, что есть обстоятельство, исключающее преступность деяния, предусмотренное ч.1 ст.37 или ч.1 ст.38 УК. По такому же пути идет и судебная практика.

С. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта. Престарелый С. пришел домой к братьям К., Владимиру и Василию, с просьбой оказать содействие во вспахивании его огорода. В это время пьяный Владимир беспричинно стал придираться, оскорблять и избивать С. Повалив С. на пол, он сел на него, ударил коленом по лицу, ручкой кухонного ножа - по голове, вырвал клок волос, приставлял нож к горлу и угрожал расправой.

Затем Владимир, приставив нож к спине С., повел его к выходу из дома. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук нож и нанес им Владимиру два ранения, чем причинил ему тяжкий вред здоровью.

По протесту заместителя Генерального прокурора РФ Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении С. отменила, а уголовное дело прекратила. При этом она, не придавая самостоятельного юридического значения состоянию сильного душевного волнения С., указала в определении, что осужденный правомерно защищал свою жизнь и здоровье от нападения братьев К., сопряженного с насилием и непосредственной угрозой применения насилия, и он находился и действовал в состоянии необходимой обороны и ее пределов не превысил (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 6. С. 12).

Совершение действий, предусмотренных нормами Особенной части УК, в состоянии аффекта при отсутствии признаков необходимой обороны и причинении вреда лицу, совершившему преступление, являются уголовно наказуемыми. Закон предусматривает лишь смягчение наказания, если преступление совершено под влиянием сильного душевного волнения.

В преступлениях, предусмотренных ст.ст.107, 113 УК, обязательным признаком, относящимся к объективной стороне, является обстановка, которая характеризуется насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Внешне такое поведение потерпевшего выглядит как "провокация" преступления. Рассматриваемые преступления совершаются в результате фактически учиненных или уже оконченных противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего, перечисленных в законе.

Обстановка в смысле ст.ст.108, 114 УК порождает состояние необходимой обороны, которая отличается общественно опасным характером и степенью посягательства со стороны потерпевшего. В частности, такую обстановку может вызывать посягательство, состоящее в возможности немедленно причинить вред личности и правам обороняющегося или других лиц, охраняемых законом, интересам общества или государства. Совершение этих преступлений всегда связано с нахождением виновного в обстановке посягательства; следует иметь в виду, что она возможна не только, когда нападающий замахивается, наносит удары, продолжает избиение или иное насилие, но и в случаях возникновения и сохранения реальной опасности нападения. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно несоответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Для ответственности за преступления, совершенные при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, характерно явное несоответствие мер задержания характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Поэтому по чч.2 ст.ст.108, 114 УК, в зависимости от условий и обстановки задержания, надлежит квалифицировать соответственно лишение жизни, причинение тяжкого или средней тяжести вреда при задержании лица, совершившего соответственно особо тяжкое, тяжкое, средней или небольшой тяжести преступление, а также осужденного за такие преступления, когда эти лица ставят под угрозу безопасность третьих лиц или оказывают сопротивление тем, кто осуществляет их задержание и правомерно применяет насилие, однако при этом допускает превышение мер, необходимых для задержания указанных лиц.

В судебной практике встречаются случаи, когда лицо, отражая с превышением пределов необходимой обороны посягательство на объекты уголовно-правовой охраны, одновременно находится в состоянии аффекта. Такие действия порой получают неоднозначную юридическую оценку в судебной практике, в том числе и высших судебных органов страны.

Таким образом, разграничение преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 и 108, 114 УК, следует проводить с учетом всех объективных и субъективных признаков содеянного. Считаю, что Пленуму Верховного Суда РФ целесообразно было бы дать разъяснения как по вопросам, затронутым в настоящей статье, так и по обстоятельствам, исключающим преступность деяния, принимая во внимание, что такие разъяснения последний раз давались правоприменителю более 15 лет назад в период действия УК 1960 года.


И. Фаргиев,

судья Северо-Кавказского

окружного военного суда,

кандидат юридических наук



Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны


Автор


И. Фаргиев - судья Северо-Кавказского окружного военного суда, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 1, стр. 55


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.