Новые английские правила гражданского судопроизводства (структура, основное содержание, сфера применения) (Е.В. Кудрявцева, "Законодательство", N 12, декабрь 2000 г.)

Новые английские правила гражданского судопроизводства
(структура, основное содержание, сфера применения)


Российским юристам хорошо известны затруднения и теоретические споры, связанные с разработкой структур новых гражданского и арбитражного процессуальных кодексов РФ. Нет единого или даже господствующего мнения относительно внутренней системы каждого проекта - наиболее рационального деления проектов на разделы, подразделы и главы, наименования и расположения указанных частей, а равно распределения между ними конкретных статей и норм.

Составители английских Правил гражданского судопроизводства (Civil Procedure Rules) 1998 г. (далее - ПГС 1998 г.) применили своеобразный, хотя и известный мировой практике метод законодательной техники*(1). Основной текст названного документа разбит только на части (parts), последовательно пронумерованные арабскими цифрами и снабженные заголовками. Каждая часть состоит из правил (rules)*(2), имеющих свои номер и наименование, многие из которых, в свою очередь, подразделены на пункты и подпункты, обозначенные соответственно порядковыми номерами и буквами*(3).

На 26 апреля 1999 г., момент вступления в силу ПГС 1998 г. и начала их применения судами Англии и Уэльса, указанные Правила насчитывали 51 часть, большинство из которых дополняли так называемые практические указания (practice directions), и два приложения (schedules).

Отказ от какого-либо объединения частей, составляющих ПГС 1998 г., свидетельствует об отходе законодателя от прежних английских традиций процессуального нормотворчества. Для сравнения укажем, что 115 разделов (orders) Правил Верховного Суда (Rules of the Supreme Court) 1965 г. (далее - ПВС 1965 г.) составили шесть неодинаковых по объему подразделений.

Каждое из шести подразделений ПВС 1965 г. имело свое наименование.

1. Разделы 1-3, составившие "Вступительные положения" (Preliminary), содержали нормы о применении и толковании правил данного акта, о последствиях их несоблюдения, об исчислении сроков совершения процессуальных действий.

2. Разделы 4-44 под общим названием "Начало и движение производства" (Commencement and progress of proceedings) регламентировали различные формы возникновения дел (судебный приказ, исковое извещение и т. п.), содержание иска и возражений, статусы сторон и третьих лиц, подготовительную стадию (обмен так называемыми состязательными бумагами, раскрытие и инспектирование доказательств, письменные опросы сторон, предложения о признании фактов и т. д.), суммарное и заочное производства, порядок судебных заседаний с исследованием видов средств доказывания, вынесение решений и определений, а также многое другое. Таким образом, здесь было сосредоточено множество важнейших по смыслу и практической значимости судопроизводственных норм, вполне адекватно фиксировавших поступательное развертывание гражданских дел.

3. Разделы 42-62 составили группу, названную "Исполнение решений и определений" (Enforcement of judgements and orders). Но это наименование вводило в заблуждение, так как не полностью отражало суть норм подразделения. Принудительную реализацию различных судебных актов и обращение взыскания на конкретные объекты имущества должников (денежные средства, ценные бумаги, недвижимость и т. д.) регулировали только статьи, входившие в 45-54 разделы.

Нормы 55-61 разделов применялись к разнообразным формам апелляционного производства, включая обжалование постановлений ряда трибуналов. А раздел 62 вместе с немалым количеством приложений был целиком посвящен уплате и возмещению судебных расходов (costs).

4. Разделы 63-68 были объединены именем "Общие и административные положения" (General and administrative provisions). Они состояли преимущественно из норм технического, делопроизводственного характера, касавшихся департаментов судебных канцелярий, должностей и функций чиновников, регистрации поступающих документов, их пересылки и вручения адресатам, графиков судебных заседаний, стенографирования и т. д. вплоть до установления качества и форматов бумаг.

5. Правила 69-74 разделов были включены в "Положения, касающиеся иностранных производств" (Provisions as to foreign proceedings). Объектами регулирования здесь выступали отношения, затрагивающие те или иные аспекты зарубежного судопроизводства. Данное подразделение сосредоточивало, хотя и далеко не полностью, процессуальные нормы международного частного права. Они предусматривали вручение на территории Англии поступавших из-за границы юридических документов, реализацию судебных поручений по собиранию доказательств, взаимное признание и исполнение актов правосудия. Большинство норм конкретизировало применительно к своим моделям судопроизводства различные межгосударственные конвенции и соглашения.

6. Наконец, в разделах 75-115 ПВС 1965 г., составивших заключительное подразделение (Special provisions as to particular proceedings), закреплялись главным образом особенности разбирательства и разрешения отдельных разновидностей дел (морских, административных, с участием короны, об утверждении завещаний, о недееспособности, клевете, ипотеке и т. п.). Некоторые разделы обеспечивали применение статутов, содержавших наряду с материальными также процессуальные нормы (например, законы о потребительских кредитах, лизинге, инвестициях, местном самоуправлении, наследовании, товарных знаках, компаниях, патентах, благотворительности).

Можно констатировать, что в судопроизводственных отраслях в гораздо большей степени, чем в отраслях права материального, структура ведущих нормативных актов класса кодексов непосредственно зависит от объективной специфики предмета регулирования. Такая специфика достаточно стабильна в современных юридических системах, а ее главная черта - поступательное развитие каждого гражданского дела с момента его возникновения и до полного завершения. При этом одни процессуальные отношения логически последовательно уступают место другим, и в соответствующем порядке должны располагаться также предусматривающие их правила.

Конечно, в процессуальном праве всегда есть немало институтов и форм, подлежащих учету и применению на всех или нескольких узловых этапах и стадиях процесса. Они образуют своего рода общую часть и формально находятся как бы за рамками движения дела. Кроме того, каждой юрисдикции известны разновидности дел, рассмотрение и разрешение которых имеет особенности, не укладывающиеся в стандартную схему производства по типичным исковым спорам из договоров займа, купли-продажи, подряда, хранения и т. п.

Применительно к двум обозначенным ситуациям выбор места расположения разделов или глав, содержащих соответственно общие или специфические институты или правила, в актах уровня процессуальных кодексов в значительно большей степени зависит от воли законодательных органов и исторических традиций нормотворчества. Для подтверждения этого тезиса достаточно сравнить структуры ГПК РСФСР, проекта ГПК РФ, УГС ФРГ, ГПК Франции, а также английских ПВС 1965 г.

Британские юристы не склонны анализировать и так или иначе оценивать ПГС 1998 г., сравнительно недавно вступившие в силу. Правда, встречаются замечания о том, что последовательность частей этого акта напоминает порядок старых разделов в Белой и Зеленой книгах*(4) (т. е. соответственно в ПВС 1965 г. и Правилах судов графств 1981 г. (County Court Rules) (далее - ПСГ 1981 г.)). Правильность замечания сомнительна, но анализировать его на конкретном материале и, тем более, с чисто догматических позиций критиковать логику очередности частей и составляющих их статей в зарубежном нормативном документе вряд ли рационально и корректно, как бы необычно ни выглядело отсутствие внутренних рубрикаций, привычных для многих юристов.

Однако осветить содержание основных блоков, составленных из частей ПГС 1998 г., все же стоит, так как эта информация может оказаться полезной для отечественных теоретиков и практиков особенно при ведении процессов в органах английского правосудия.

Составители и комментаторы ПГС 1998 г. особо выделяют небольшую по объему и количеству статей (их четыре) часть 1, где сосредоточены нормы принципиального значения. Основной целью (overriding objective) правосудия объявляется справедливое разбирательство и разрешение дел, судам и участникам процессов предписано действовать согласованно и неизменно учитывать критерий справедливости при применении и интерпретации любых конкретных правил судопроизводства.

К части 1 органически примыкает часть 3, перечисляющая в общей форме полномочия суда по управлению движением процесса (The court's case management powers).

Части 4-7 состоят из статей, в которых идет речь о формах, подготовке, содержании, разнообразных методах вручения адресатам процессуальных документов, особенно исковых заявлений (claim form)*(5). Несоблюдение этих предписаний обычно влечет применение к неисправной стороне санкций в форме дополнительных судебных издержек, объявления документа недействительным или даже приводит к проигрышу дела.

Части 7-13 объединяют нормативные положения, которые, если весьма условно сопоставить их с российскими процессуальными конструкциями, частично регулируют стадии возникновения производства, подготовки дела к судебному разбирательству и даже самого разбирательства в предусмотренных случаях (например, когда нет существенного спора о фактах). Официальный момент начала процесса - дата так называемого выпуска (issue) судом искового заявления, причем его содержание может ограничиваться только изложением предъявляемого требования и формы защиты с идентифицирующими их подробностями*(6). После выпуска искового заявления происходит его вручение (service) ответчику с приложением подлежащих заполнению и возврату в суд бланков о намерении защищаться по существу, о признании требования и о признании вручения. Если ответчик не совершает регистрации признания о вручении или не представляет в установленные сроки возражений против иска, включая оспаривание компетенции суда, выносится заочное решение (default judgement)*(7).

Объединение в одну группу частей 14-25 может быть обосновано тем, что составляющие их нормы применимы преимущественно на этапе подготовки дела к разбирательству. Но это не абсолютно однозначный критерий, поскольку немало действий, аналогичных описанным здесь, совершается также в ходе судебного заседания, а некоторые из них (к примеру, упомянутые в нормах о реализации таких промежуточных средств защиты, как арест, сохранение, изъятие образцов, продажа скоропортящегося имущества) - даже до официального начала производства. Наибольшее количество правил из указанных частей ПГС 1998 г. регулирует накопление письменных объяснений сторон, которые включают взаимные признания, развернутые исковые заявления, объяснения ответчиков, контрвозражения истцов, время представления и допустимость корректировок этих документов, истребование и получение недостающей информации*(8). Целям подготовки служат также нормативные предписания, касающиеся дополнения и замены сторон, соучастия, завуалированного привлечения третьих лиц*(9), судебного представительства детей и психически больных*(10), предъявления встречных исков, организации групповых процессов. Наконец, здесь же регламентирована широко используемая на практике процедура упрощенного производства. Она завершается без формального судебного заседания вынесением решения (summary judgement) против стороны, не имеющей, исходя из собранных материалов, реальной перспективы на успех.

Юридическую характеристику частей 26-30, бесспорно, нужно начать с тезиса о том, что закрепленные в них процессуальные формы гражданского судопроизводства являются абсолютно новыми и определяют одно из главнейших направлений реформы английского правосудия. Центральный элемент новеллы - разделение гражданских споров на три группы, для каждой из которых установлен свой режим движения дел. Это решение не означает дробления единого процесса на три самостоятельных, поскольку их объединяют ведущие принципы и многие конкретные институты отрасли. Вместе с тем каждая форма имеет немало процедурных особенностей. Главный, но не единственный критерий распределения дел - величина суммы требования. Так, при сумме до 5000 ф. ст. (по делам о возмещении вреда личности и некоторым другим - до 1000 ф. ст.) применяется порядок рассмотрения малых исков (small claims track); при сумме от 5000 до 15 000 ф. ст. - ускоренный порядок рассмотрения дел (fast track); при сумме свыше 15 000 ф. ст. - универсальный (нормальный) порядок рассмотрения дел (multi-track). Изложение и анализ этих порядков в данной статье не приводятся. Это тема для отдельной работы, причем тема актуальная, так как поиски российской юриспруденцией более простых методов разрешения некоторых типов правовых конфликтов (особенно в связи с составлением проектов новых ГПК и АПК РФ все еще не закончены.

Представлению, исследованию, оценке доказательств посвящены многочисленные статьи частей 31-35. Здесь довольно подробно регламентированы вопросы о роли суда в сфере доказывания и использования таких носителей информации, как документы, свидетельские показания, заключения экспертов. Однако не отменены и продолжают действовать статуты о доказательствах в гражданском судопроизводстве (Civil Evidence Acts) 1968 г., 1972 г. и 1995 г.

Части 36-41 можно объединить в одну группу исходя из того, что составляющие их нормы регулируют процессуальные отношения, складывающиеся на завершающем этапе производства в суде первой инстанции. Прежде всего, ничто не мешает сторонам самим урегулировать спор любыми правомерными способами (такими, как отказ от исковых требований, мировое соглашение или сходная с ним не по форме, а по содержанию схема: истец вносит в суд денежную сумму, естественно, меньшую по сравнению с первоначальной ценой иска, и если ответчик согласен ее принять, производство прекращается, если нет - процесс продолжается). Далее сформулированы различные положения, относящиеся к слушаниям по отдельным вопросам (hearings) и судебным заседаниям (trials). Наконец, немало норм отведено содержанию, составлению, вручению, исправлению, началу действия решений (judgements) и определений (orders) судов, в том числе согласованных между сторонами решений (consent judgements), близких по своей природе к компромиссам.

Английское процессуальное право традиционно до мельчайших деталей регламентировало институт судебных расходов. Эту традицию исправно продолжили части 43-48 ПГС 1998 г.

Часть 49 "Специализированные производства" (Specialist proceedings) устанавливает в самой общей форме порядок нормального регулирования разбирательства и разрешения ряда категорий гражданских дел. Полный перечень таких дел содержит ст.49 (2).

Заключительная 51 часть "Переходные положения" (Transitional arrangement) состоит из одной краткой статьи (ст. 51.1), допускающей в общей форме применение нового акта в процессах, возникших до 26 апреля 1999 г. Сопровождающее эту часть весьма обширное практическое указание, по содержанию аналогичное российским вводным законам к новым кодексам, подробно регламентирует порядок продолжения гражданских процессов, возникших до 26 апреля 1999 г., с учетом этапа, на котором каждый из них застало появление ПГС 1998 г. Нет необходимости останавливаться на деталях перехода от прежних процедур к модернизированным. Укажем лишь, что все процессуальные действия, совершенные в соответствии с существовавшими ранее нормативными актами, считались правомерными, а новые должны были подчиняться ПГС 1998 г.

Предложенное распределение частей ПГС 1998 г. на группы с учетом связей между объектами регулирования и логической последовательностью их расположения имеет определенный предмет и временной ориентир. Это тексты статей нового нормативного акта без немалого количества практических указаний и двух приложений на момент его вступления в силу 26 апреля 1999 г.*(11) Возможно, не все согласятся с изложенной точкой зрения автора настоящей работы, в любом случае дискуссии и конструктивная критика могли бы принести пользу.

Но совершенно очевидно, что ПГС 1998 г. не полностью отвечали предписаниям Закона о гражданском судопроизводстве (Civil Procedure Act) от 27 февраля 1997 г. (далее - Закон 1997 г.). Согласно ст. 1-(1) этого закона, надлежало создать единый процессуальный регламент для судов графств, Высокого суда и гражданского отделения Апелляционного суда. В составе же ПГС 1998 г. первоначально не было норм и институтов, относящихся, например, к апелляционному производству, исполнению решений внутренних и иностранных судов и арбитражей, юридической помощи малоимущим, рассмотрению особых категорий споров, предусмотренных отдельными законами. Кроме того, ст. 2.1(2) исключала применение ПГС 1998 г. (если иное не предусмотрено какими-либо статутами) в процессах по делам о несостоятельности, утверждении завещаний, психическом здоровье человека, об усыновлении, а также по призовым*(12) и семейным делам. Для каждого из перечисленных видов дел уже существуют или будут созданы специальные правила производства.

Британские комментаторы учитывали эти особенности. Но они справедливо отмечали, что ПГС 1998 г. урегулировали порядок рассмотрения по существу типичных, количественно преобладающих на практике правовых конфликтов. Отсюда и возникла доктринальная оценка ПГС 1998 г. как базиса, ядра всего английского процессуального права*(13). Дополнительным, хотя вряд ли достаточно обоснованным, аргументом, подкрепляющим подобную трактовку, послужил вывод, согласно которому статьи нового акта не перегружены деталями процедуры подобно ПВС 1965 г. или ПСГ 1981 г. Значит, вполне логично считать ПГС 1998 г. гражданским процессуальным кодексом, а прикрепляемые к частям Правил практические указания - надлежащим местом для указания деталей процедуры.

Образованный в соответствии с Законом 1997 г. постоянный Комитет по правилам гражданского судопроизводства (Civil Procedure Rule Committee) после вступления в силу ПГС 1998 г. занялся подготовкой проектов их дополнений и изменений. Эта деятельность принесла конкретные результаты.

Во-первых, ПГС 1998 г. расширились за счет включения в них новых частей: 52 (Апелляция) и 53 (Иски о клевете).

Во-вторых, много статей и целых институтов было добавлено в части, составлявшие ПГС 1998 г. изначально. И поскольку построение крупных юридических источников подчинено логике удобства обнаружения и применения соответствующих конкретной ситуации процессуальных норм, некоторые части ПГС 1998 г. - вследствие пополнения их новыми институтами и процедурами - были разделены на группы, получившие собственные наименования.

Так, часть 19 теперь состоит из трех разделов (I. Дополнение и замена стороны, II. Уполномоченные стороны, III. Групповые процессы); часть 25 - из двух (I. Промежуточные средства защиты, II. Обеспечение возмещения судебных расходов); часть 40 - из двух (I. Решения и определения, II. Продажа недвижимости и советник суда по операциям с недвижимостью). Дополнительно включенная часть 52 сразу поделена на два раздела (I. Общие правила апелляции, II. Специальные положения, применяемые в апелляционном суде).

Для определения последовательности групп в частях ПГС 1998 г. использованы римские цифры. Группы имеют собственные заголовки, но их номера (которые следовало бы проставить, ориентируясь на общепринятые, по сути, приемы внутренней структуризации кодексов на книги, разделы, подразделы, секции, подсекции и т. д., яркий пример чему ГПК Франции) не обозначены*(14). Правда, в некоторых официальных документах встречается термин "section", который можно считать адекватным русскому понятию "раздел".

Вообще следует запомнить, что при обращении к ПГС 1998 г. проще и надежнее всего указывать номер искомой статьи.

Постепенное увеличение объема английских ПГС 1998 г. служит еще одним доказательством распространения особого приема законодательной техники: лидирующие в той или иной сфере отношений нормативные акты разрабатываются и начинают действовать не сразу в полностью завершенном виде, а последовательно, более или менее крупными блоками. Ведь именно таким методом формировался новый ГПК Франции 1975 г.*(15) Есть примеры и из российской законодательной практики. Так, первая часть ГК РФ применяется с 1 января 1995 г., вторая - с 1 марта 1996 г., третья - еще на этапе разработки. Первая часть Налогового кодекса РФ вступила в силу 1 января 1999 г., вторая начнет действовать 1 января 2001 г. (с рядом исключений).

При таком методе обновления секторов юридической надстройки дополнительную актуальность и сложность приобретают вопросы о том, какие прежние нормативные акты или их отдельные положения аннулируются либо продолжают действовать. Эти важные для практики вопросы далеко не всегда определенно и исчерпывающе разрешаются новыми, заменяющими прежние, актами или вводными к ним законами. К тому же характер разрешения немало зависит от конкретной правовой системы и даже отдельных ее областей.

Гражданское процессуальное право Англии имеет сложную и разветвленную систему источников разного уровня и юридической силы (от статутов парламента до указаний судейских чиновников по конкретным деталям делопроизводства). Указанные источники и субординационные связи между ними - тема для отдельной работы, однако заметим, что для такого исследования есть вполне определенный исходный пункт.

Как было сказано ранее, первоначально ПГС 1998 г. содержали нормы, регламентировавшие, притом с немалыми пробелами, разбирательство и разрешение наиболее типичных правовых конфликтов (споры из договоров, деликтов и т. п.), и лишь судами первой инстанции. Естественно, еще при завершении подготовки проекта нового акта возникли вопросы о том, какими нормами заполнить имеющиеся пробелы, какими положениями регулировать апелляционное производство, производство по реализации внутренних и зарубежных судебных постановлений, производство по делам, требующим отступления от стандартной процедуры.

Центральной оказалась проблема определения судьбы долгое время действовавших главных источников процессуального права, а именно ПВС 1965 г. и ПСГ 1981 г. Избранное компетентными английскими органами решение, зафиксированное в ст.50.1 ПГС 1998 г., довольно оригинально и логично. Оба названные источника не были немедленно и целиком аннулированы. В несколько ином виде (изменения коснулись и объема, и самих формулировок документов) их поместили в ПГС 1998 г. соответственно под номерами 1 и 2 в качестве приложений (schedules). Первоначально (с 26 апреля 1999 г.) продолжали действовать полностью или частично 57 из 115 разделов ПВС 1965 г. и 35 из 49 разделов ПСГ 1981 г.

К сожалению, как отмечают английские комментаторы, из-за нехватки времени не удалось довольно сложный юридический язык приложений упростить настолько, чтобы довести до уровня более ясного стиля ПГС 1998 г., по той же причине не была стандартизирована терминология. Встречаются и отдельные нестыковки, к примеру, статья 7 раздела 77 ПВС 1965 г., сохраненного в приложении 1, содержит отсылку к статье 1 отмененного раздела 86 ПВС 1965 г. Но есть надежда на то, что подобного рода недостатки будут со временем устранены*(16).

И такие перспективы вполне реальны. Главным способом решения проблемы является увеличение базовой основы ПГС 1998 г. Ранее отмеченные включение частей 52 и 53 и дополнение ряда прежних частей новыми нормами и институтами синхронно привело к полной или частичной отмене 19 разделов ПВС 1965 г. из приложения 1 и 5 разделов ПСГ 1981 г. из приложения 2. Логично предположить, что, поскольку упоминавшийся постоянный Комитет по правилам гражданского судопроизводства работу продолжает, каждое грядущее расширение самих ПГС 1998 г. будет автоматически сужать объемы приложений, очевидно с перспективой их окончательной ликвидации*(17). Все это внешне очень сходно с приемами модернизации ГПК Франции, да и ГК РФ.

И, наконец, упомянем о третьем органическом элементе ПГС 1998 г. - практических указаниях (practice directions), сопровождающих большинство частей этого нового акта. Некоторые английские авторы рекомендуют практикующим юристам исходить из следующего утверждения: Правила закрепляют общие принципы (general principles), а детали их применения содержат практические указания*(18). Данная рекомендация не выдерживает критики, даже если учитывать существенные различия англосаксонской и российской трактовок "общих принципов"*(19). Дело в том, что даже при беглом ознакомлении с ПГС 1998 г. легко обнаружить множество статей, содержащих как раз мелкие "детали" производства, и они ни в какой конкретизации не нуждаются.

Далее. Любой "общий принцип" оставляет довольно широкий простор для его реализации с помощью конкретных норм. Подобных норм немало в практических указаниях, нередко превышающих по объему те части ПГС 1998 г., к которым они прикреплены. Поэтому гораздо реалистичнее позиция других английских юристов. Они хотя и считают статьи ПСГ 1998 г. "костяком" (bare bones) процессуального права, а положения практических указаний - средствами его осуществления, но призывают к осторожности при их сопоставлении*(20).

Доминирующий постулат, согласно которому нормы ПГС 1998 г. имеют бoльшую юридическую силу по сравнению с нормами практических указаний, имеет одно довольно значительное исключение. Часть 49 ПГС 1998 г. предусматривает обратное соотношение применительно к разбирательству и разрешению ряда категорий дел. К их числу ст.49(2) относит производство по спорам: морским, арбитражным, торговым, патентным (патенты, товарные марки, олимпийская символика), технологическим и строительным, о завещаниях, а также возникающих при нарушении законодательства о компаниях. В каждом из таких процессов лидирующую роль играют именно уже существующие или подлежащие изданию в ближайшем будущем практические указания, а положения ПГС 1998 г. должны применяться субсидиарно.

Все изложенное позволяет сформулировать некоторые заключительные выводы. Предписание ст.2(7) Закона 1997 г. о создании одновременно и простых, и ясно сформулированных правил судопроизводства можно считать реализованным, но только по сравнению с громоздкими конструкциями ПВС 1965 г. и ПСГ 1981 г. В целом же упрощения всего английского процессуального права до уровня, доступного пониманию многих, даже образованных, граждан, не произошло. Закоренелый порок судопроизводства - его сложность - продолжает препятствовать реализации идеи о необходимости обеспечить для всех доступность правосудия.


Е.В. Кудрявцева,

кандидат юрид. наук, доцент кафедры

гражданского процесса МГУ им. М.В. Ломоносова


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См., напр.: Законы и правила гражданского судопроизводства штата Нью-Йорк (The New York Civil Practice Law and Rules) 1962 г.

*(2) Слово "rule" (в дословном переводе - "правило") в контексте ПГС 1998 г. и с учетом российской юридической терминологии синонимично слову "статья".

*(3) Номер каждой статьи состоит из номера части и порядкового номера статьи в данной части, начиная с единицы (например: 1.1). Статьи более сложной структуры содержат пункты и подпункты, заключенные в скобках (например: 21.6 (3) (d)). Поэтому общее количество статей в ПГС 1998 г. можно подсчитать только путем сложения их количества во всех частях этого нормативного акта.

*(4) См., напр.: Grainger I., Fearly M. Introduction to the New Civil Procedure Rules.L.,1999. P. 4.

*(5) Новый термин "claim form" равнозначен применявшемуся ранее выражению "statement of claim".

*(6) Подобного рода заявление напоминает ранее применявшуюся категорию того варианта судебного приказа (writ of summons), индоссирование которого было ограничено кратким изложением содержания притязания и способа защиты (ПВС 1965 гг. O.6, r. 6, 2-1(a)).

*(7) Аналогичные последствия наступали в силу ранее действовавших ПВС 1965 г., если ответчик не сообщал о намерении вести защиту или не представлял объяснений по существу спора (ПВС. О.13, r. 1-5; O.19, r. 2-5).

*(8) Совокупность перечисленных действий долгое время именовалась обменом состязательными бумагами или плидированием (pleadings). ПГС 1998 г. оперируют понятием "заявления по делу" (statements of case).

*(9) ПГС 1998 г., в отличие от ПВС 1965 г. (О.15), не используют термин "третье лицо" (third party).

*(10) Было бы вполне логично переместить сюда часть 42, предусматривающую основания и порядок замены первоначально избранного солиситора другим адвокатом.

*(11) Юридическая природа таких практических указаний и приложений будет рассмотрена далее.

*(12) Высокий суд выступает как Призовой суд по закону (Prize Courts Act) 1894 г. при возникновении споров, связанных с захватом неприятельского имущества во время военных действий.

*(13) См., напр.: Turner R.I. The foreword // The Civil Procedure Rules 1998. L., 1999. P.VII; Grainger I., Fearly M. Op. сit. P. 3.

*(14) Аналогично в разделе II ГПК РСФСР "Производство в суде первой инстанции" не обозначены номера его подразделений: "Исковое производство" (1), "Производство, возникающее из административно-правовых отношений" (2) и "Особое производство" (3).

*(15) Краткое изложение истории создания ГПК Франции см.: Пучинский В.К. Понятие и источники гражданского процессуального права Англии, США, Франции. М.,1988. С. 33-34.

*(16) См., напр.: The Civil Procedure Rules. A White Book Service. L., 1999. P. 525.

*(17) Есть основание полагать, что дополнение ПГС 1998 г. частью 53 (иски о клевете) свидетельствует о начале расширения этого нормативного акта частями, фиксирующими специфические черты производств по особым категориям гражданских дел, как это имело место в заключительном подразделении ПВС 1965 г.

*(18) См., напр.: Turner R.I. Op. cit. P.VII.

*(19) Подробнее см.: Кудрявцева Е.В. Реформа английского гражданского судопроизводства // Законодательство. 2000. N 1. С.80.

*(20) См., напр.: Grainger I., Fearly M. Op. cit. P. 3.



Новые английские правила гражданского судопроизводства (структура, основное содержание, сфера применения)


Автор


Е.В. Кудрявцева - кандидат юрид. наук, доцент кафедры гражданского процесса МГУ им. М.В. Ломоносова


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 12


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.