Интервью с Л.А.Окуньковым, кандидатом юридических наук, директором Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ ("Законодательство", N 1, январь 2001 г.)

Интервью с Л.А.Окуньковым, кандидатом юридических наук,
директором Института законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве РФ


Лев Андреевич, возглавляемому Вами Институту недавно исполнилось 75 лет. Редакция журнала "Законодательство" поздравляет весь ваш коллектив с этой знаменательной датой. Расскажите, пожалуйста, немного об истории Института и о том, чем он занимается сейчас.

Семидесятипятилетний юбилей - это, конечно, неординарное событие в жизни российского научного учреждения. Ведь в нашей стране долгие годы наука развивалась преимущественно в университетах, где профессура, как правило, и занималась научными разработками, а специализированных научно-исследовательских институтов не было.

Наш Институт был создан лишь в 1925 г. Он начал свою деятельность с уголовной тематики: изучались уголовная среда, преступность, различные проблемы уголовно-правового характера. Но постепенно профиль его менялся, и уже в 1936 г. он стал комплексным научно-исследовательским учреждением - Всесоюзным институтом юридических наук. Аббревиатуру ВИЮН знали все, она и сейчас известна любому юристу, читающему научную литературу. Именно в тот период сформировалась знаменитая школа ВИЮНовских цивилистов. В Институте работали такие авторитетные ученые, как Л.А.Лунц, Е.А.Флейшиц, М.Н.Гернет, А.А.Пионтковский, Н.Г.Александров, И.Б.Новицкий, М.М.Исаев, С.Н.Братусь. После войны пришли талантливые молодые ученые, аспиранты, ставшие впоследствии достойными продолжателями традиций своих учителей: М.И.Брагинский, О.Н.Садиков, И.С.Самощенко, Н.С.Клейн, А.Л.Маковский, В.А.Рахмилович и другие. Из специалистов других научных отделов хочу назвать проф. А.И.Ставцеву, Н.И.Марышеву, Д.А.Ковачева, которые около полувека отдали нашему Институту.

А в 70-х годах нашим специалистам была поручена разработка новой проблематики, связанной с кодификацией и систематизацией законодательства. Практически все ведущие научные сотрудники в тот период занимались созданием основ гражданского, семейного, трудового, уголовного и других отраслей законодательства. Надо сказать, что в данной области Институт достиг значительных успехов, и, главное, бесценный опыт законотворческой работы очень пригодился затем при подготовке соответствующих комментариев и учебников.

В настоящее время Институт законодательства и сравнительного правоведения является одним из немногих научных учреждений России, которые занимаются проблемами законотворчества и разработкой концепций развития законодательства, специализируются на подготовке комментариев к действующему законодательству. А согласно Уставу, утвержденному Правительством, Институт осуществляет и правовое обеспечение деятельности Правительства, Администрации Президента, палат Федерального Собрания. Кроме того, на Институт возложена обязанность проводить экспертизу законопроектов.

Говоря о развитии законодательства, хочу отметить следующее. Несмотря на большое количество принятых законов, систематизированного законодательства в нашей стране, к сожалению, пока нет. Так, в настоящее время продолжают действовать несколько сотен законов, которые в какой-то части не утратили силу еще с советских времен. Также многие российские законы, принятые в период 1990-1993 гг., не соответствуют Конституции 1993 г., но, тем не менее, не отменены. Для систематизации законодательства крайне важно в кратчайшие сроки провести тщательную инвентаризацию и оценку этих нормативных актов.

Мы считаем, что необходимо вплотную заняться созданием Свода законов Российской Федерации. Этот Свод должен стать настольной книгой не только для каждого практикующего юриста, но и для всех научных работников и служащих госаппарата. Институт занимался этой проблематикой еще в советское время (тогда были подготовлены своды законов СССР и Российской Федерации), поэтому можно использовать полученный опыт, избежать недостатков прошлых сводов, сделав новый более компактным и удобным для пользователя. Полагаю, что данную задачу можно было бы осуществить даже при отсутствии у государства финансовых средств.

Затягивание, откладывание этой работы, к сожалению, наносит колоссальный вред всей правовой системе. Желательно, чтобы был издан специальный закон, посвященный организации работы по систематизации российского законодательства. Кстати, такой закон был внесен в Государственную Думу Президентом РФ Б.Н.Ельциным еще в 1995 г., правда, очередь до него до сих пор не дошла. Он даже не вынесен на первое чтение. Но и без принятия законодательного акта, касающегося Свода, юристы, по-настоящему болеющие за это дело, могли бы организовать некий фонд и начать совместную работу в рамках научных учреждений Москвы и других городов с участием информационно-поисковых систем ("Гарант", "Консультант" и др.), иначе говоря, образовать профессиональную группу, которая могла бы подготовить научную версию Свода законов России.

Самая существенная часть этой работы состоит в том, чтобы провести квалифицированную экспертизу всего законодательного массива. Для этого необходимо собрать группы опытных юристов, специализирующихся в разных отраслях законодательства, которые должным образом оценили бы все законы, указы и постановления Правительства, изданные до принятия действующей Конституции. Необходимо также подготовить схему Свода, что, кстати, сделать не так уж сложно, учитывая, что наработки в этой области уже есть. После этого можно было бы приступить к практическому созданию документа.

Мне кажется, что сейчас самое подходящее для этого время, поскольку в большинстве отраслей законодательства уже имеются или будут приняты в ближайшее время основополагающие кодифицированные акты. Это значительно облегчит работу создателям Свода.

К сожалению, некоторые правоведы еще недооценивают важность такой работы, считают, что, пока законодательство нестабильно, нельзя принимать Свод законов. По-моему, это неверно: как раз сейчас есть возможность дать России систематизированное законодательство, которое реально способствовало бы созданию единого правового поля. С изданием Свода легче стало бы решать проблемы коллизий актов законодательства.

Но нужно, конечно, учесть и то, что для выполнения задачи кодификации и систематизации российских законов требуются серьезные профессиональные навыки и опыт. Это требование, кстати, касается не только собственно кодификации, а и всех стадий подготовки законопроектов. Мы стараемся посильно помочь этому процессу и в последние годы участвовали в принятии ряда важных актов по организации законопроектной работы в органах исполнительной власти.


Не могли бы Вы привести конкретные примеры?

Могу назвать, в частности, методическое пособие, которое недавно подготовило Министерство юстиции РФ совместно с нашим Институтом. Данный документ содержит правила организации законопроектной работы федеральных органов исполнительной власти. Хотя он адресуется только этим органам, многие его положения вполне пригодны и для использования органами законодательной власти и другими государственными учреждениями и организациями.

Такие методические правила действительно необходимы, поскольку помогают не допустить при подготовке законов ошибок прежде всего юридико-технического характера. Многие юристы, увы, не знакомы с элементарными требованиями, которые следует соблюдать при подготовке текста законопроекта, а из пособия они узнают, какие материалы прилагаются к законопроекту, как готовятся заключения, официальные отзывы и поправки к законопроектам, и т.д. Это практическое пособие полезно каждому юристу, занимающемуся в органах государственной власти подготовкой нормативных актов.

Мы надеемся, что эти рекомендации можно использовать при подготовке не только законов, но и указов, постановлений Правительства, а также ведомственных нормативных актов.


Лев Андреевич, интересно было бы узнать, как планируется законопроектная работа?

Планирование законопроектной работы, безусловно, имеет большое значение, в последние годы на этот вопрос обращается особое внимание. Преимущество такого подхода состоит в том, что можно выделить более важные и второстепенные аспекты, распределить усилия, учесть перспективы развития общества.

Но здесь таится немало проблем. Так, несмотря на утверждение Государственной Думой на каждую сессию примерного перечня законопроектов, он реализуется весьма слабо. Видимо, причина в том, что эта программа перенасыщена законопроектами. Между тем, если бы федеральная программа законопроектных работ была согласована всеми заинтересованными органами (я имею в виду такие высшие федеральные структуры, как палаты Федерального Собрания, Президент, Правительство), она действительно стала бы руководством к действию при подготовке наиболее важных, приоритетных законов и планировании этой работы на перспективу.

Прежде всего речь идет о законах, которые непосредственно вытекают из Конституции РФ. Около 30 законов, которые надо было бы принять в ближайшие годы после вступления в силу Конституции, до сих пор не созданы. Так, не приняты федеральные конституционные законы, которые касаются прав граждан, земельных правоотношений, организации судебной власти, организации исполнительной власти. Этот вопрос серьезно беспокоит и правоведов, и работников, занятых практической работой в органах юстиции и других организациях.

Далее, необходимо, чтобы при работе над всеми законопроектами в состав рабочих групп обязательно включались квалифицированные юристы. Выполнение именно этого требования представляется важной составляющей успеха. На мой взгляд, основная причина дефектности законов, их неряшливого юридико-технического оформления заключается как раз в том, что в их подготовке не участвовали опытные юристы.

Нередко остро встает вопрос о недостатках самой концепции закона. На критику юристов порой отвечают успокоительными словами: "Мы учтем ваши замечания во втором чтении", хотя ясно, что сама концепция закона неудовлетворительна и принимать его нельзя. Единственный выход видится в том, чтобы на этой стадии юристы являлись равноправными партнерами. На наш взгляд, правовая сторона законопроектной работы имеет первостепенное значение для обеспечения качества наших федеральных законов, и не только законов.

Хотелось бы отметить, что большое значение имеет предварительная процедура проработки законопроектов прежде всего в тех органах государственной власти, которые являются инициаторами внесения законов. Неоднократно говорилось о том, что главным "поставщиком" законопроектов должно быть Правительство. В связи с этим следует отметить, что Правительство предприняло ряд важных мер для совершенствования законопроектной деятельности.

В постановлении Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2000 г. N 347 намечены конкретные меры по улучшению работы всех федеральных органов исполнительной власти в сфере координации законотворческого процесса. Сравнительно недавно создана специальная правительственная Комиссия по законопроектной работе, которая занимается планированием и организацией подготовки законопроектов. Главная ее задача состоит в том, чтобы обеспечить достойный уровень указанных документов, ведь Правительство должно вносить в Государственную Думу законопроект, который мог бы получить заслуженное одобрение депутатов и не нуждаться в серьезной доработке. В состав Комиссии входят руководители всех министерств и ведомств на уровне статс-секретарей и представители научных учреждений, в том числе и нашего Института. Названная Комиссия совместно с Минюстом осуществляет серьезную организационную деятельность, причем не только контролирует своевременное внесение законопроектов (а из последних решений Правительства по реализации экономической программы их вытекает немало), но и оценивает качество законопроектов. Работа организована таким образом, что после тщательной проработки в министерствах законопроекты поступают в Комиссию, где они при необходимости рассматриваются по существу.

Комиссия очень серьезно относится к фактам лоббирования в парламенте своих законопроектов министерствами и ведомствами в обход Правительства. Серьезной критике подвергаются законопроекты, в которых практически нет основополагающих правовых норм. По своему содержанию эти документы ближе к актам исполнительной власти. Степень "засорения" законодательства подобными актами очень велика. Сейчас Правительство занимает в этом вопросе достаточно жесткую позицию, и при "просеивании" законопроектов через "сито" Комиссии документы такого рода, как правило, не проходят.

Существует еще одна очень серьезная проблема: принимается много фрагментарных законов. Так, каждый второй закон - это закон о внесении изменений в определенную статью какого-либо кодекса или закона. Такое положение дел свидетельствует о том, что наше законодательство крайне несовершенно, что принятые кодекс или закон были недостаточно качественно подготовлены. Например, спешка при подготовке Налогового кодекса (части первой) привела к тому, что он в первой редакции имел грубейшие юридико-технические погрешности. Они были настолько серьезны, что затем, спустя год, была изменена вся первая часть Налогового кодекса. Это подтверждает мысль о том, что при подготовке кодексов надо привлекать самых квалифицированных юристов - как научных работников, так и юристов, хорошо знающих практику. Другой вывод: видимо, уже на стадии разработки произошло сильнейшее лоббирование коммерческих и иных структур, результаты которого потом негативно сказались на качестве Налогового кодекса. Такой метод работы законодателя вряд ли можно считать оправданным, ведь кодекс (любой, не только налоговый) - это стабильный документ, и спешка при его подготовке недопустима вообще.

Хотелось бы также отметить, что трудная судьба некоторых законов, которые проходят через наши законодательные органы, связана с тем, что в ряде случаев недостаточно ясна концепция реформирования законодательства. Это самый болезненный вопрос. Допустим, все согласны с тем, что нужно принять некий закон, но когда приступают к реализации этой идеи, выясняется, что еще нет четкого представления о том, что же писать в этом акте, какие принципы должны быть положены в его основу. Самый наглядный пример - история с Трудовым кодексом. С 1992 г. было подготовлено уже более десятка вариантов нового Трудового кодекса, которые так и остались в стадии проектов. И одна из причин неудач в том, что до сих пор не выработана четкая и согласованная концепция реформирования трудовых отношений. Кроме того, предложенные концепции были противоречивыми по некоторым принципиальным позициям и выбрать какую-то из них без согласительных процедур было бы тоже неправильно.


Будет ли, наконец, принят Трудовой кодекс в этом году? Что, на Ваш взгляд, может препятствовать этому?

Сейчас в Государственной Думе находятся несколько вариантов Трудового кодекса. Среди них имеется законопроект, подготовленный Правительством, есть версия депутатской группы Государственной Думы. Предложены также "именные" кодексы, т.е. внесенные конкретными депутатами.

Обобщая, можно сказать, что выбирать надо между тремя концепциями будущего Трудового кодекса. Первая из них больше отвечает потребностям развития так называемой либеральной, т.е. свободной рыночной, экономики и опирается в значительной мере на методы гражданского регулирования. Эта концепция в одной из редакций прослеживается очень четко. Суть ее состоит в том, что серьезной социальной поддержки наемному работнику со стороны государства не оказывается, а содержание трудовых отношений сводится в основном к договору между работодателем и наемным работником. О чем они договорятся, то и будет в основе их взаимоотношений.

Этот вариант не мог получить поддержки ни в Правительстве, ни в Думе уже по той причине, что работник и работодатель находятся в неравном положении. Работник всегда слабее работодателя, поэтому в этой сфере нельзя применять чисто правовые нормы Гражданского кодекса. Во всех цивилизованных странах предусмотрена социальная защита работника от злоупотреблений со стороны работодателя. Вполне разумно, что трудовое законодательство носит социальный характер. Специалисты, которые утверждают преимущество гражданско-правовых отношений, не учитывают, что при неразвитости наших рыночных отношений, в условиях незрелости предпринимательских объединений и слабости профсоюзов реализация предложенной схемы в конце концов приведет к утверждению полуфеодальных отношений, от которых наше законодательство уже далеко ушло.

Более приемлема другая, социально ориентированная, позиция. Она учитывает, что наше государство строится как демократическое, социальное и правовое, и исходит из того, что работник должен иметь определенные гарантии для применения своего труда и защиты от произвола администрации. Речь идет о гарантиях своевременной выплаты заработной платы, о защите от необоснованных увольнений и т.д.

Но встает еще один вопрос - о том, какую роль в системе трудовых отношений должны играть профсоюзы. Концепция профсоюзов исходит из того, что уволить работника можно только с согласия профсоюза. В правительственном варианте записано мягче: "Увольнение по инициативе работодателя производится после консультации с профсоюзом", "Увольнение работника по инициативе работодателя производится после консультации с профсоюзом". Правительственный вариант по ряду позиций ближе к реалиям современной жизни. Сейчас в России требовать обязательного согласия профсоюзов на увольнение работника во многих случаях нереально хотя бы потому, что на многих предприятиях и в организациях вообще нет профсоюзов. Видимо, следует искать компромиссный путь. Обоснованность увольнения работника по инициативе работодателя должна все-таки проверяться профсоюзами, но форму согласования с ними можно поставить в зависимость, допустим, не от норм кодекса, а от положений коллективного договора. В ряде стран эти формы согласования обозначены именно в коллективном договоре. Чем сильнее профсоюзы, тем более жестко они будут отстаивать интересы наемных работников при заключении коллективного договора, защищать их, в том числе при увольнении по инициативе администрации.

К сожалению, еще не решена главная проблема, касающаяся своевременной выплаты работнику заработной платы. А ведь этот вопрос касается не только самого работника, но и его близких. Часто бывает так, что один работник становится единственным кормильцем всей семьи. И если в течение нескольких месяцев ему не платят зарплату, то, не имея реальной возможности защитить свои права, работник и его семья обречены на полуголодное существование. Не имея средств на поддержание сил, человек просто физически не сможет работать. Вариант Трудового кодекса, который поддерживают профсоюзы, предусматривает существенные гарантии защиты права на получение зарплаты, в других же проектах кодекса этот вопрос не решен.

С учетом российских реалий Трудовой кодекс должен закрепить максимально конкретные гарантии выплаты заработной платы. Представители другой точки зрения считают, что это нереально, поскольку потребуются большие финансовые затраты со стороны государства, приводят другие серьезные экономические доводы. На мой взгляд, вопросы жизни работников все-таки более важны. По мнению Президента В.В.Путина и в общественном мнении наиболее важная проблема России сейчас заключается в том, что население страны постепенно вымирает. Не случайно в послании Президента Федеральному Собранию (2000 г.) это был первый тезис.

Замечу, что в рамках гражданско-правовых отношений эта проблема сравнительно легко решаема. Спор о неисполнении основных условий договора может быть рассмотрен в судебном порядке, и если работнику не выплачивали заработную плату полгода, то только неустойка значительно превысит размер невыплаченной суммы. Стоит серьезно задуматься над поиском аналогичных подходов и в Трудовом кодексе. Надо законом приучать руководителя государственного предприятия, организации любой другой формы собственности к тому, что выплата заработной платы является главной обязанностью любого руководителя.

Самое главное при подготовке законов - это сделать верный выбор между "когда" и "что". На мой взгляд, сейчас важнее не своевременность принятия актов (хотя это, конечно, очень желательно), а их содержание. Ведь нормативные документы создаются для того, чтобы решать в дальнейшем какие-то конкретные задачи. У нас же, к сожалению, принято очень много законов, которые на практике не работают. Это понимают не только юристы, но и многие граждане нашей страны, чьи интересы в результате оказываются ущемленными. Причина такого положения состоит в том, что многие законы не обеспечены финансированием, зато содержат много приятных обещаний. Надо сказать, что это распространенная черта не только законов, но и других нормативных актов, принимаемых субъектами федерации.

Вспомним, например, указы и законы о поддержании науки, культуры, образования. Если почитать их тексты, не зная реального состояния дел, можно лишь порадоваться тому, как успешно все складывается в России в этой сфере. На самом же деле все эти законы работают не более чем на 10%. А лозунги о том, что развитие науки, образования является приоритетной задачей государства, так и остаются нереализованными.

Слабая проработка законов, которые касаются широких слоев населения, - это, пожалуй, самое больное место в нашем законодательстве. В памяти осталась очень поучительная история, связанная с указом Президента РФ о поддержке образования в России, изданного Б.Н.Ельциным в 1991 г., сразу после выборов. Этот указ был воспринят общественностью с воодушевлением, все думали, что в образовании тут же произойдут радикальные перемены. Было обещано, что заработная плата в этой сфере поднимется до уровня средней зарплаты в промышленности, что будет улучшено пенсионное обеспечение педагогов и т.д. Результат известен - практически ни одно из этих мероприятий выполнено не было. Надо сказать прямо: чрезмерное увлечение экономическими законами, которые отвечают интересам определенных узких кругов населения, в ущерб социально ориентированной политике негативно отражается на развитии всего государства. Так, в жилищном законодательстве до сих пор не решен вопрос о поддержке молодых семей при приобретении квартир, а без этого говорить о росте рождаемости просто бесполезно. Принят закон об ипотеке, но механизм ее таков, что ни одна молодая семья не сможет позволить себе при нынешнем уровне зарплаты приобрести на предлагаемых условиях квартиру, так как ежемесячные выплаты чрезвычайно велики.


Как Вы можете прокомментировать ситуацию с Земельным кодексом?

Проблемы Земельного кодекса многогранны. Прежде всего хочу сказать, что Земельный кодекс обязательно должен быть принят в пакете с вытекающими из него федеральными законами и подзаконными нормативными актами. Чтобы по-настоящему реформировать земельные отношения, нужно создать земельные банки, осуществить оценку земли, установить приемлемый режим ипотеки, т.е. обеспечить реализацию Земельного кодекса. Все это надо делать в комплексе, иначе будут применяться только нормы о купле-продаже земли, а все остальные предписания Земельного кодекса, связанные с заботой об использовании земли по назначению, забудутся.

Вспомним, именно так получилось с приватизацией госсобственности из-за слабой подготовленности и непродуманности этих мер, что вызвало резко негативную оценку населения. Допущена масса серьезных нарушений. Например, приватизация организаций торговли и общественного питания подразумевала сохранение их профиля, однако не прошло и года, как большинство их превратилось в коммерческие фирмы, посреднические конторы и другие организации, не имеющие к торговле и общественному питанию никакого отношения. Нельзя допустить, чтобы земельная реформа привела к аналогичным последствиям. Вопрос состоит не в том, может ли земля свободно продаваться в частную собственность. Главное - как добиться того, чтобы это право реализовывалось собственником с соблюдением необходимых условий, определенных ограничений, чтобы новый хозяин стал цивилизованным пользователем земли. Принятие же Земельного кодекса без необходимой правовой и финансовой инфраструктуры может серьезно затруднить его применение на практике.

Как я уже говорил, в плане законопроектных работ предусматривается неподъемное количество актов. Нам не надо стремиться сразу охватить их все, предпочтительнее вначале сосредоточиться на ключевых законопроектах. Здесь я имею в виду прежде всего кодексы (в том числе Земельный) и непосредственно вытекающие из них федеральные законы. Сейчас сложилась благоприятная политическая ситуация для того, чтобы принять все необходимые законы, наладилось взаимодействие между ветвями власти. Однако следует "торопиться не спеша". Это особенно касается федеральных законов, которые затрагивают насущные потребности как населения страны, так и экономики в целом. Ошибки в экономике и социальной политике, закрепленные в нормах закона, могут на долгие годы законсервировать позитивные процессы, вызвать острую реакцию основных слоев населения на действия властных структур. В этом смысле социальная эффективность - главный критерий качества законов.


Какие интересные проекты реализуются в Институте в последнее время?

Важный момент, который связан с деятельностью института, - это подготовка концепции развития российского законодательства. За последние годы были подготовлены три такие концепции, впоследствии переработанные с учетом новых политических и экономических реалий. Эти концепции интересны по своему содержанию и подходам к развитию как правовой системы в целом, так и той или иной отрасли законодательства. Авторами их являются ведущие научные сотрудники Института. В концепциях не только констатируется состояние отрасли законодательства, но и анализируются нерешенные проблемы и предлагаются пути совершенствования законодательства. В этом смысле они имеют большое прикладное значение.

Например, концепция гражданского законодательства, предложенная нашими цивилистами О.Н.Садиковым, В.А.Рахмиловичем и В.Н.Литовкиным, содержит специальный раздел о законах, которые необходимо принять в ближайшей перспективе. Интересен раздел "Упрощение системы гражданского законодательства", который может быть особенно актуальным для правоприменительной практики.

Идет поиск ответов на очень острые вопросы, например, касающиеся земельного законодательства. Здесь каждый субъект федерации, пока не принят Земельный кодекс, старается "забить свои колышки" в правовом регулировании этого вопроса, принимая свои акты. Многие из этих законов неизбежно противоречат федеральному законодательству.

Центральная власть не должна оставаться в стороне от этого процесса. Интересы любого региона вполне понятны, но необходимо увязать их с интересами всего государства, всего общества и всех народов, проживающих на территории Российской Федерации.

В последние годы Институт существенно расширил направления своей деятельности. Надо отметить, что, пожалуй, ни в одном научном учреждении России нет таких комплексных научных отделов, которые одновременно изучали бы не только федеральное законодательство, но и законодательство субъектов федерации. У нас каждый научный отдел, который занимается той или иной отраслью законодательства, обязательно анализирует состояние законодательства субъектов федерации. Кроме того, все отраслевые отделы Института анализируют также законодательство государств - участников СНГ.

Помимо отделов отечественного законодательства у нас имеются и специализированные отделы зарубежного законодательства. Именно поэтому наше учреждение и называется Институтом законодательства и сравнительного правоведения. Отделы специализированы по зарубежному гражданскому, конституционному и уголовному законодательству.

Наши "зарубежники" помогают специалистам в области отечественного законодательства готовить квалифицированные заключения по законопроектам. Это актуально, поскольку разработчики часто "списывают" законы с зарубежных аналогов. Но перенимать зарубежный опыт следует с оглядкой. Прежде чем говорить о каком-то удачном законе и пользоваться идеями его создателей, надо подумать о своей стране, которая по многим фактам - социальным, экономическим и т.д. - существенно отличается от других государств. Лишь серьезный анализ позволит сделать вывод, применима ли какая-либо зарубежная модель (даже очень эффективная в другой стране) в нашем Отечестве.

С другой стороны, нельзя пренебрегать и достижениями иностранного законодательства. Хочется лишь подчеркнуть, что российская наука не является наукой "второго сорта" по сравнению с зарубежным правоведением. Невзирая на известные сложности советского периода, условия, в которых жила отечественная юриспруденция, можно утверждать, что наши правоведы, которые имеют заслуженный авторитет в науке, разбирались не только в научных постулатах Карла Маркса или произведениях Владимира Ильича Ленина. Они изучали первоисточники правовой мысли, начиная с Аристотеля и Платона, труды западноевропейских классиков - Канта, Гегеля и др. Наука развивалась и в нашем Институте, и в Московском государственном университете, и в Институте права. Мне хочется об этом сказать еще и по той причине, что обидно бывает слышать пренебрежительные мнения о научных трудах правоведов России.

Те законы, которые принимает парламент России, не могли бы родиться на пустом месте - без научного багажа, без глубоких знаний в области как частного, так и публичного права, без критического осмысления собственного опыта и опыта наших иностранных коллег. Эти знания были и остаются главной ценностью наших ученых. Пожалуй, главная их заслуга состоит в том, что они, по большому счету, оказались готовы ко всем переменам, сохранив при этом профессиональную честь и достоинство.


Лев Андреевич, спасибо Вам за интересную и очень содержательную беседу. Этот номер журнала - первый в новом году и новом тысячелетии. Поздравляем с праздниками Вас и в Вашем лице возглавляемый Вами Институт! Желаем дальнейших творческих успехов, ведь деятельность Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ в конечном итоге направлена как на развитие российской науки, так и на формирование в России правового государства.




Лев Андреевич Окуньков - кандидат юридических наук, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ


Л.А.Окуньков родился в 1941 г. в Воскресенском районе Липецкой области.

В 1965 г. окончил юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, в 1972 г. - аспирантуру НИИСЗ. Его кандидатская диссертация была посвящена правовым вопросам оплаты труда.

В 1972-1975 гг. работал в Госкомтруде СССР, заместителем начальника юридического отдела.

В 1975-1991 гг. - в аппарате Совета Министров СССР, а также заместителем начальника юридического отдела.

В 1991 г. избран Секретарем Всеобщей конфедерации профсоюзов по правовым вопросам.

С 1992 г. по настоящее время - директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ.

Увлекается русской поэзией.


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 1


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.