Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государственной или муниципальной собственности (Ю.В.Романец, "Законодательство", N 1, январь 2001 г.)

Участие в гражданском договоре субъектов,
основанных на государственной или муниципальной собственности


В любом обществе государство как публичное образование является участником гражданских правоотношений. Степень участия государства в товарно-денежных отношениях зависит от многих экономических и политических факторов. Однако всегда необходимо стремиться обеспечить такое влияние государства на товарно-денежные отношения, которое обеспечивало бы эффективное развитие экономики и надлежащее выполнение задач, возложенных на государство. Во всяком случае, государство и общество всегда должны иметь более или менее четкое представление о том, какие масштабы существования государственной собственности являются оптимальными для данных конкретных условий*(1).

Современное российское гражданское законодательство исходит из того, что режим, предусмотренный для различных форм собственности, в условиях рынка должен быть в своей основе единым*(2). В пункте 1 ст.124 ГК РФ, в частности, сказано, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования вступают в гражданские правоотношения на равных началах с другими участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.

В то же время специфика задач, стоящих перед государством как участником гражданского оборота, и особенности публичной собственности как таковой требуют установления специальных правил. Данную проблему приходится решать всем странам. К примеру, американские специалисты, классифицируя гражданские договоры, выделяют группу обязательств, в которых так или иначе участвуют государственные средства, государственное имущество. Регламентация подобных договоров имеет некоторые особенности*(3).

Специфика участия государства в гражданских правоотношениях проявляется в двух аспектах.

Во-первых, в силу того, что государство должно обеспечивать определенные потребности всего общества, необходим правовой механизм, позволяющий ему планировать свое участие в гражданских обязательствах и добиваться выполнения этих планов.

Во-вторых, поскольку государственная собственность создается на публичные средства и используется на публичные цели, необходим особый контроль за ее созданием и использованием. Потребность в таком контроле усугубляется тем, что, в отличие от частной, государственная собственность - всегда собственность как бы без хозяина, вследствие чего создаются условия для всевозможных злоупотреблений со стороны недобросовестных государственных чиновников. Между тем общество не должно страдать от ненадлежащей деятельности отдельных должностных лиц. Эта проблема существовала всегда. Д.И.Мейер отмечал, что государственные органы, заключающие договоры от имени казны, "не только не имеют интереса охранять ее выгоды, но даже из личных, корыстных побуждений могут действовать прямо к ее ущербу"*(4)

Иными словами, в правовом регулировании гражданских отношений, связанных с государственной собственностью, должно быть четко выражено публичное начало, обеспечивающее надлежащее выполнение тех задач, которые возложены на государство.

Как же решены данные проблемы в действующем гражданском законодательстве?

Прежде всего, в ГК РФ сформулировано немало унифицированных норм, применимых к любым типам (видам) договоров, в которых участвует государственная (муниципальная) собственность*(5). Эти правила касаются различных элементов правового механизма.

Субъекты обязательства. Государство может участвовать в гражданских правоотношениях непосредственно и опосредованно (через свои предприятия и учреждения). Особенности непосредственного участия государства в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, отражены в гл.5 ГК РФ.

Опосредованное участие государства в гражданских правоотношениях осуществляется путем создания государственных учреждений, унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также путем участия в различных коммерческих организациях (акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью).

Правовой механизм, направленный на установление государственного контроля за совершением наиболее значимых сделок некоторыми видами акционерных обществ, установлен в Федеральном законе от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации"*(6). В статье 5 данного акта сказано, что в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Правительство РФ, органы государственной власти субъектов РФ или органы местного самоуправления при преобразовании государственных и муниципальных унитарных предприятий в открытые акционерные общества либо принятии решений о продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ могут принимать решения об использовании в отношении указанных акционерных обществ специального права на управление ими ("золотая акция"). "Золотая акция" предоставляет, в частности, право вето при принятии общим собранием решений о заключении крупных сделок и сделок открытого акционерного общества, в совершении которых имеется заинтересованность.

В Типовом уставе акционерного общества открытого типа, утвержденном Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721*(7), предусмотрено, что акционерное общество, одним из акционеров которого является государство, вправе совершать определенные сделки лишь с согласия совета директоров. Это относится к сделкам следующих типов:

а) в которых одной стороной выступает акционерное общество, а другой - любой акционер, владеющий пакетом акций, составляющим не менее 5% уставного капитала, член Совета директоров, член Правления или должностное лицо общества;

б) касающимся получения и выдачи ссуд, займов, кредитов, гарантий*(8) решений об осуществлении капиталовложений, размер которых превышает 10% годового оборота общества в предшествующем году;

в) с активами акционерного общества, размер которых превышает 20% квартального оборота общества в предшествующем квартале.

Во всем остальном государство, обладающее акциями акционерного общества, имеет те же права по управлению акционерным обществом и контролю за его деятельностью, что и любые другие акционеры.

В такой ситуации можно говорить о необходимости существенного совершенствования законодательства, направленного на создание системы контроля за совершением сделок акционерными обществами, в которых часть акций принадлежит государству.

Думается, что государство должно вкладывать свою собственность в приобретение акций только тех акционерных обществ, деятельность которых значима для государства. Соответственно, если в акционерное общество вложена государственная собственность, государство должно иметь законодательную возможность эффективно контролировать деятельность этого акционерного общества. Приобретение незначительного количества акций, не позволяющего надлежаще контролировать деятельность акционерного общества, думается, лишено смысла.

Специфика унитарных предприятий и учреждений как субъектов гражданского права регламентирована в § 4 и 5 гл.4 ГК РФ.

Для государственных предприятий и учреждений в законе предусмотрены ограничения по распоряжению собственностью. Причем характер этих ограничений зависит от вида юридического лица.

Так, согласно п.2 ст.295 ГК РФ, государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, не вправе продавать это имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться им без согласия собственника. Остальным имуществом (не являющимся недвижимостью) предприятие, по общему правилу, распоряжается самостоятельно.

Казенное предприятие, основанное на праве оперативного управления, в соответствии со ст.297 ГК РФ вправе самостоятельно реализовывать производимую им продукцию, однако распоряжение закрепленным за ним имуществом (движимым и недвижимым) и порядок распределения доходов определяются собственником.

Согласно ст.298 ГК РФ, учреждение, которому имущество принадлежит на праве оперативного управления, не вправе распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

Представляется, что тот принцип контроля за совершаемыми сделками, который предусмотрен в отношении казенных предприятий и учреждений, весьма эффективен. Важно только последовательно применять его на практике и не допускать размывания его подзаконными актами*(9).

В то же время, думается, те ограничения, которые установлены в ст.295 ГК РФ применительно к предприятиям, основанным на праве хозяйственного ведения, не позволяют обеспечить надлежащего контроля за использованием и распоряжением государственной собственностью.

Во-первых, такой контроль возможен лишь в том случае, когда закон требует получения согласия собственника на совершение каждой конкретной сделки. Между тем, редакция п.2 ст.295 ГК РФ не позволяет однозначно толковать его именно таким образом. Неконкретные формулировки данной нормы становятся основанием для утверждения о том, что закон допускает предварительное одобрение неопределенного количества сделок, выделенных по тому или иному критерию. Как следствие этого устанавливается практика, при которой уполномоченный представитель собственника дает предварительное согласие на совершение неопределенного количества сделок. Это создает условия для бесконтрольного распоряжения государственным имуществом и безответственности должностных лиц. Одно дело, когда надлежащий представитель собственника дает согласие на совершение конкретной сделки, и совсем другая ситуация, когда это согласие носит абстрактный и поэтому ни к чему не обязывающий характер*(10).

Таким образом, для надлежащего контроля за распоряжением государственным имуществом целесообразно исключить практику предварительного согласования неопределенного количества сделок в отношении государственной собственности.

Во-вторых, в ГК РФ принят за основу критерий движимости-недвижимости имущества: движимым имуществом предприятие вправе распоряжаться самостоятельно, а недвижимым - лишь с согласия собственника*(11). В то же время многие движимые вещи по своей ценности могут значительно превосходить некоторые объекты недвижимости. В результате создается ситуация, при которой собственник в большей степени контролирует распоряжение дешевой недвижимостью, оставляя без должного внимания распоряжение дорогим имуществом, не являющимся недвижимостью*(12).

Полагаю, что степень контроля за распоряжением государственным имуществом должна определяться ценностью данного имущества. Установление особого контроля может обусловливаться различными факторами. Одним из них является специфика недвижимости, значимость которой выражается не только в стоимости строения, но и в неразрывной его связи с землей. Существуют и другие критерии оценки государственного имущества, требующие установления особого порядка распоряжения им. Таким критерием, в частности, может служить функциональное назначение имущества. Кроме того, думается, значение должна иметь и стоимость имущества. Поэтому в дополнение к тем ограничениям, которые содержатся в ст.295 ГК РФ в отношении недвижимого имущества, в Кодексе следовало бы предусмотреть четкие ограничения по распоряжению движимым имуществом, имеющим определенную ценность.

Большое значение для надлежащего регулирования рассматриваемых правоотношений имеет то обстоятельство, что государственные юридические лица наделены не общей, а специальной гражданской правоспособностью. Так, в п.1 ст.113 ГК РФ указано, что государственное унитарное предприятие вправе заниматься лишь теми видами деятельности, которые соответствуют предмету и целям, закрепленным в его уставе. Принцип специальной (целевой) правоспособности означает не только то, что юридическое лицо имеет право заниматься лишь определенными видами деятельности, но и то, что оно не вправе совершать сделки, лишающие его возможности заниматься той деятельностью, для осуществления которой это юридическое лицо было создано. Наделение государственных юридических лиц специальной правоспособностью, с одной стороны, способствует решению тех экономических задач, для выполнения которых они основываются, и, с другой стороны, предотвращает ненадлежащее и бесконтрольное использование государственной собственности*(13).

В то же время необходимо отметить, что для акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, в которых участвует государство, предусмотрена не специальная, а общая правоспособность.

Лица, заключающие сделки от имени юридических лиц, основанных на государственной собственности. Эффективное участие государства в гражданском обороте непосредственно зависит от того, насколько добросовестно должностные лица соблюдают государственные интересы при заключении гражданских договоров. К сожалению, практика свидетельствует о том, что во многих случаях руководители государственных органов и юридических лиц руководствуются отнюдь не интересами государства.

В связи с этим возникает необходимость в установлении особого правового механизма, направленного на то, чтобы должностные лица, представляющие государство при заключении гражданских договоров, действовали исключительно в государственных интересах.

Как решена данная проблема в действующем законодательстве?

Нормативные акты Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований устанавливают порядок и полномочия государственных органов по распоряжению денежными средствами соответствующих бюджетов. В тех случаях, когда государственный орган выходит за пределы своей компетенции, совершенная им сделка является ничтожной.

Об ограничениях полномочий руководителей унитарных предприятий и учреждений, а также акционерных обществ, акционером которых является государство, говорилось ранее.

Представляется, что существующая система законодательного контроля за деятельностью должностных лиц по распоряжению государственной собственностью является недостаточно эффективной. В частности, она не позволяет обезопасить государственную собственность от злоупотреблений недобросовестных государственных чиновников, которые иногда идут на должностной подлог и, будучи лишенными права на заключение договоров, подписывают их "задним числом"*(14). Поэтому необходим правовой механизм, который бы пресекал возможность совершения юридически значимых действий государственными должностными лицами, лишенными соответствующих полномочий.

На мой взгляд, одним из основных направлений совершенствования системы распоряжения государственной собственностью должно быть создание организационных условий, препятствующих недобросовестным должностным лицам совершать незаконные сделки. Возможно, необходимо ограничить единоличное заключение договоров по распоряжению государственной собственностью.

Предмет договора. В действующем законодательстве больше внимания обращается на вещественный состав государственной собственности (предприятия, здания, сооружения, оборудование, сырье, материалы и т.д.) и значительно меньше - на деньги. Между тем отсутствие четкого регулирования в денежной сфере, в том числе в сфере обязательственных отношений, и приводит к тому, что государственные денежные средства по ходу их движения "перехватываются" частными структурами и используются в обязательственно-правовом обороте в качестве источника увеличения уже частных накоплений.

Данный тезис подтверждает судебно-арбитражная практика. Так, Минстрой РФ на основании постановления Правительства РФ от 21 мая 1995 г. N 176 заключил с ООО договор о проведении строительно-восстановительных работ на объектах жилья, здравоохранения, просвещения в г.Грозном. Оплата данных работ должна была осуществляться из федерального бюджета. ООО, в свою очередь, заключило договор субподряда на выполнение того же объема работ с АООТ "К", АООТ "К" - с АО "К-М", а АО "К-М" - с производственным кооперативом. Таким образом, непосредственным исполнителем работ, заказанных Минстроем РФ, был кооператив. Тем не менее ООО, АООТ "К" и АО "К-М", заключая договоры субподряда как заказчики, предусмотрели в них удержание в свою пользу части денежных средств, поступающих из федерального бюджета*(15). На этом примере хорошо видно, как создаются договорные цепочки, посредством которых часть бюджетных денежных средств по пути к их конечному получателю расходуется не по назначению.

Существующая система гражданских договоров не содержит запрета на формирование подобных обязательственных отношений. И, если речь идет о частных субъектах, такая практика может быть признана нормальной. Однако она неприемлема там, где участвуют государственные денежные средства. Искусственные посреднические звенья в договорных отношениях с участием государства недопустимы. В правоотношениях по поводу государственных денег могут фигурировать лишь такие посредники, которые действительно оказывают услуги, необходимые государству. Причем договор должен содержать четкое определение данных услуг и размера их оплаты. Данная специфика обязательств, оплачиваемых из государственного кармана, должна быть отражена в законе.

В последнее время приняты некоторые нормативные акты, которые упорядочивают поступление денежных средств, получаемых от использования государственного имущества. Так, постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 685 "О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества"*(16) с 1 августа 1998 г. установлен новый порядок внесения арендных платежей за пользование федеральным недвижимым имуществом. Теперь арендатор должен перечислять арендную плату не балансодержателю, а соответствующему территориальному органу Мингосимущества (на его лицевой счет). Введение такого правила, думается, будет способствовать исключению злоупотреблений со стороны балансодержателей по расходованию государственных денежных средств.

Формирование договорных условий. Поскольку договоры с участием государственной собственности преследуют публичные интересы, закон должен предусматривать юридический механизм, обеспечивающий контроль за соблюдением этих публичных интересов. В частности, свобода усмотрения государственного чиновника при определении условий договора должна быть сведена к минимуму. Необходимо, чтобы законодательство содержало императивные нормы, регулирующие условия таких договоров (цена, порядок оплаты, сроки выполнения обязательства, имущественная ответственность, условия и порядок прекращения договора и т.д.).

Подобное регулирование было хорошо отработано в дореволюционном гражданском праве*(17). А в современном российском гражданском законодательстве данные вопросы более или менее подробно отражены лишь применительно к весьма узкой области наиболее значимых для государства правоотношений поставки и подряда для государственных нужд. В отношении подавляющего большинства договоров, заключаемых по поводу государственной собственности, подобное регулирование отсутствует, что, безусловно, отрицательно сказывается на обеспечении публичных интересов в гражданском обороте.

Помимо обычных правоотношений с участием государственной собственности существует группа обязательств, имеющих особое значение для государства, для поддержания нормального существования общества. Это касается создания государственного резерва, поддержания необходимого уровня обороноспособности страны, обеспечения экспортных поставок для выполнения международных обязательств, реализации федеральных и региональных целевых программ и т.д.

Значимость данных правоотношений обусловила специфическое правовое регулирование, способствующее решению нескольких задач. Во-первых, оно должно обеспечивать государственное влияние на заключение и исполнение договоров, заключаемых для удовлетворения государственных нужд. Во-вторых, поскольку государство действует в условиях нормальных товарно-денежных отношений, а не жесткой административно-командной системы, необходима такая регламентация, которая стимулировала бы принятие заказа государства. В-третьих, правовой механизм должен предотвращать злоупотребления при заключении и исполнении таких договоров.

Действующее законодательство содержит весьма обширное регулирование рассматриваемых правоотношений. В основном оно привязано к конкретным типам гражданских договоров (купле-продаже, подряду и т.д.).

Регламентации соответствующих отношений купли-продажи посвящен институт поставки для государственных нужд (§4 гл.30 ГК РФ). Кроме того, действуют несколько федеральных законодательных актов, применяемых в части, не противоречащей нормам ГК РФ. Это Федеральные законы от 2 декабря 1994 г. N 53-ФЗ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд", от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ "О поставках продукции для федеральных государственных нужд", от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ "О государственном материальном резерве", от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ "О государственном оборонном заказе", Указ Президента РФ от 8 апреля 1997 г. N 305 "О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупок продукции для государственных нужд"*(18).

Отношения по выполнению подрядных работ для государственных нужд регулируются нормами §5 гл.37 ГК РФ. Как следует из текста ст.768 ГК РФ, к отношениям по государственным контрактам на выполнение подрядных работ для государственных нужд в части, не урегулированной ГК РФ, применяется закон о подрядах для государственных нужд. Правовое регулирование соответствующих договоров дополняется рядом законодательных актов, распространяющихся как на поставку, так и на подряд. Это Федеральные законы "О поставках продукции для федеральных государственных нужд", "О государственном оборонном заказе", упомянутый Указ Президента РФ от 8 апреля 1997 г. N 305. Кроме того, к рассматриваемым правоотношениям применяются Основные положения порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд, утвержденные постановлением Правительства РФ от 14 августа 1993 г.*(19), Временное положение о финансировании и кредитовании строительства на территории Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 21 марта 1994 г.*(20), а также некоторые другие подзаконные акты.

Некоторые вопросы хранения государственного резерва и перевозок материальных ценностей государственного резерва урегулированы Федеральным законом "О государственном материальном резерве.

Давая общую характеристику правового регулирования, обусловленного особой значимостью гражданского обязательства для государства, необходимо отметить следующее.

Во-первых, данный нормообразующий признак послужил основой для формирования унифицированных правил, применимых к обязательствам различных типов.

Так, в ст.765 ГК РФ сказано, что основания и порядок заключения государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд определяются в соответствии с положениями ст.527 и 528 ГК РФ, посвященных договору поставки товаров для государственных нужд. Большое количество унифицированных положений содержится в указанных ранее законах и подзаконных актах, применимых как к поставке, так и к подряду.

В то же время, думается, унификация проведена законодателем не в полной мере. Прежде всего, помимо отмеченных существуют и некоторые другие нормы, обусловленные рассматриваемым системным признаком как таковым, на которые не влияет направленность обязательства. Подобной оценки заслуживает, к примеру, ст.533 ГК РФ, регламентирующая возмещение убытков исполнителю в связи с выполнением им государственного контракта. Кроме того, унификация проведена только в отношении двух типов договоров (купли-продажи и подряда), в то время как некоторые положения могли бы применяться и к другим договорам (в частности, к хранению, перевозке).

Во-вторых, в правовом регулировании обязательств, имеющих особую значимость для государства, существенную роль играют нормы, отражающие действие данного признака в контексте конкретных договорных типов.

В-третьих, рассматриваемый нормообразующий признак послужил основой для создания в ГК РФ особого правового регулирования лишь применительно к договорам купли-продажи и подряда (более того, из ст.763 ГК РФ следует, что § 5 гл.37 ГК РФ распространяется не на любые подрядные правоотношения, а лишь на строительные, проектные и изыскательские работы). В статье 778 ГК РФ сказано, что институт подряда для государственных нужд применим к государственным контрактам, связанным с выполнением научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ для государственных нужд. М.И.Брагинский полагает, что, несмотря на отсутствие такой же отсылки в гл.39 ГК РФ, нормы § 5 гл.37 ГК РФ в силу аналогии закона должны применяться и к государственному контракту о возмездном оказании услуг для государственных нужд*(21).

В то же время особо значимыми для государства могут быть и другие типы договоров (например, заем, аренда, хранение, перевозка). Однако ГК РФ не содержит соответствующих правовых норм*(22). Эти пробелы отрицательно сказываются на полноте и качестве законодательного регулирования. Их невозможно исчерпывающе восполнить путем применения унифицированных норм в порядке аналогии закона, поскольку направленность обязательства оказывает существенное влияние на правила, обусловленные рассматриваемым признаком. Нормы, регулирующие, к примеру, подряд для государственных нужд, должны существенно отличаться от хранения или перевозки для государственных нужд.

Поэтому, на мой взгляд, законодательное регулирование, отражающее особую значимость обязательства для государства, нуждается в совершенствовании. Необходимо формирование соответствующих правил применительно ко всем типам договоров, в рамках которых проявление рассматриваемого фактора требует законодательного закрепления.

При рассмотрении судебно-арбитражных споров нередко возникает вопрос о том, как практически отличить поставку товаров для государственных нужд от обычной поставки (осуществляемой в том числе государственным юридическим лицом), а подряд для государственных нужд - от обычного договора подряда.

Формирование специального правового режима для рассматриваемой категории обязательств обусловлено особой их значимостью для государства, целью удовлетворения государственных нужд. Однако сама по себе цель является категорией абстрактной и потому, опираясь только на нее, суду весьма затруднительно квалифицировать договор. Поэтому значимость обязательства для государства, требующая подчинения его особому правовому режиму, должна иметь объективное выражение, которое бы подтверждало признание конкретного правоотношения особо значимым для удовлетворения государственных нужд.

В статьях 525 и 763 ГК РФ, содержащих легальные определения поставки и подряда для государственных нужд, выделены три признака:

1) целью данных правоотношений является удовлетворение государственных нужд, под которыми понимаются потребности Российской Федерации или субъектов Российской Федерации;

2) выполнение договоров обеспечивается за счет средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования;

3) обязательство оформляется государственным контрактом. Думается, что критерием может служить заключение контракта на основании выданного в установленном порядке государственного заказа, имеющего необходимое финансовое обоснование (решение компетентных органов о выделении государственных денежных средств для оплаты по конкретному контракту).


Ю.В.Романец,

кандидат юрид. наук, председатель

Федерального арбитражного суда

Северо-Кавказского округа


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См.: Яковлев В.Ф.Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 6. С.134.

*(2) См.: Садиков О.Н.О системе норм гражданского кодекса // Журнал российского права. 1998. N 1. С.14.

*(3) См.: Яковлев В.Ф.Указ. соч. С.135.

*(4) Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. С.298.

*(5) В дальнейшем под понятием "государственная собственность" будет подразумеваться собственность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

*(6) СЗ РФ. 1997. N 30. Ст.3595.

*(7) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 1. Ст.3.

*(8) См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 13 октября 1998 г. N 662/98.

*(9) Так, по одному из дел возник вопрос о праве Морской администрации порта, являющейся государственным учреждением, сдавать в аренду недвижимое имущество. Делая вывод о незаконности договоров аренды, заключенных Морской администрацией порта, Федеральный арбитражный суд округа указал следующее.

В соответствии с постановлением Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 г. N 3020 полномочия собственника в отношении объектов федеральной собственности осуществляет Правительство РФ. Постановлением Правительства РФ от 10 февраля 1994 г. "О делегировании полномочий Правительства РФ по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности" данные полномочия были переданы Комитету по управлению государственным имуществом. Распоряжением от 2 февраля 1994 г. N 240-р Госкомимущество РФ предоставило морским администрациям портов право сдавать в аренду имущество, находящееся на их балансе. Однако ст.298 ГК РФ ограничила право учреждений на распоряжение закрепленным за ними имуществом. Поскольку распоряжение N 240-р о наделении морских администраций портов противоречит ГК РФ, оно не должно применяться. Соответственно морские администрации портов не вправе распоряжаться закрепленным за ними имуществом (см.: Дело Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа N Ф08-1948/99).

*(10) Между отделением железной дороги и акционерным обществом был заключен договор аренды, в соответствии с которым акционерному обществу был передан в аренду на срок 50 лет гостиничный комплекс площадью 999,5 кв. м.

Впоследствии отделение железной дороги обратилось в арбитражный суд с иском о признании данного договора незаключенным и недействительным. В обоснование иска указывалось, в частности, на то, что спорное имущество является федеральной собственностью и для сдачи его в аренду необходимо согласие федерального органа управления железнодорожным транспортом.

Суд в иске отказал, отметив следующее. Пунктом 1.3 Указаний Министерства путей сообщения РФ от 29 декабря 1995 г. N 996-у "О порядке сдачи в аренду недвижимого имущества" уполномоченный представитель собственника разрешил предприятиям железнодорожного транспорта сдавать в аренду недвижимое имущество, за исключением помещений площадью свыше 1000 кв. м, по которым необходимо специальное согласование по каждому договору. Поскольку площадь помещений, переданных в аренду по оспариваемому договору, меньше 1000 кв. м (она составляет 999,5 кв. м), порядок распоряжения федеральной собственностью не нарушен.

Данный спор наглядно иллюстрирует не только сомнительность практики предварительного одобрения неопределенного количества сделок, но и неприемлемость формальных критериев для определения порядка распоряжения государственной собственностью (см.: дело Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа N Ф08-2721/99).

*(11) Ограничения по распоряжению движимым имуществом установлены лишь для тех государственных и муниципальных унитарных предприятий, в отношении которых принято решение об их преобразовании в открытые акционерные общества, 100% акций которых находится в государственной или муниципальной собственности. В пункте 12 ст.20 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" сказано, что со дня принятия решения о его преобразовании и до момента его государственной регистрации унитарное предприятие не вправе без согласования с соответствующими органами по управлению имуществом совершать сделки с движимым имуществом, стоимость которого превышает 10 процентов балансовой стоимости активов предприятия на дату утверждения его последнего балансового отчета (см.: СЗ РФ. 1997. N 30. Ст.3595).

*(12) Эта проблема отчетливо проявляется в судебной практике. См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 12 октября 1999 г. N 2061/99 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 1.

*(13) Актуальность данного принципа неоднократно подтверждалась на практике. См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 2 февраля 1999 г. N 4841/98 // Там же. 1999. N 5.

*(14) По одному из дел был предъявлен иск о признании незаключенным договора о сдаче государственного имущества в аренду на длительный срок на том основании, что в договоре не были согласованы его существенные условия: о составе арендованного имущества, сроке аренды, размере арендной платы. К моменту предъявления иска руководитель, подписавший договор, был уволен. При рассмотрении дела ответчик представил подлинники приложений к договору, в которых все необходимые условия были согласованы предыдущим руководителем. Конкретные обстоятельства позволяли со значительной долей уверенности говорить о том, что эти приложения были подписаны чиновником уже после его увольнения. Однако бесспорных доказательств этого представлено не было. В результате в иске о признании договора незаключенным было отказано.

*(15) Дело Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа N Ф08-1487/99.

*(16) СЗ РФ. 1998. N 27. Cт.3200.

*(17) Подробнее об этом см.: Брагинский М.И. Указ. соч. С.184-187.

*(18) СЗ РФ. 1994. N 35. Ст.3540; 1995. N 1. Ст.3; N 32. Ст.3303; 1996. N 1. Ст.6; 1997. N 15. Ст.1756.

*(19) Там же. 1993. N 34. Ст.3120.

*(20) Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1994. N 13. Ст.996.

*(21) Брагинский М.И. Указ. соч. С.183-184.

*(22) Та фрагментарная регламентация хранения и перевозки, которая содержится в Федеральном законе "О государственном материальном резерве", не отвечает потребностям эффективного правового регулирования.



Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государственной или муниципальной собственности


Автор


Ю.В.Романец - кандидат юрид. наук, председатель Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 1


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение