Обжалование действий судебных приставов-исполнителей (Е. Богданов, "Российская юстиция", N 2, февраль 2001 г.)

Обжалование действий судебных приставов-исполнителей


С принятием Федерального закона от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве" ожидалось, что многие спорные вопросы исполнения судебных актов, в обилии накопившиеся к этому моменту, будут разрешены. Однако практика применения названного Закона показала, что в исполнительном производстве к уже имеющимся проблемам добавились новые. Так, возник вопрос о правовой природе срока на обжалование действий судебных приставов-исполнителей. В соответствии со ст.90 Закона на такое действие может быть подана жалоба в арбитражный суд в десятидневный срок со дня его совершения. Возникает вопрос - является ли он пресекательным сроком, сроком исковой давности или же это процессуальный срок. От его решения зависит возможность восстановления пропущенного срока. Пресекательные сроки, по общему правилу, не восстанавливаются: их восстановление возможно лишь в случаях, прямо указанных в законе. Сроки исковой давности, согласно ст.205 ГК РФ, не восстанавливаются в отношении юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей. Наконец, процессуальные сроки (на подачу апелляционной, кассационной жалобы и т.д.) могут быть восстановлены при наличии предусмотренных в законе оснований.

В отношении срока, предусмотренного ст.90 Закона "Об исполнительном производстве", уже высказаны различные суждения. Так, Т. Кулешова утверждает о недопустимости квалификации данного срока в качестве пресекательного. Более того, анализируя опыт работы ряда арбитражных судов, она отмечает, что "...на сегодняшний день суды не придают существенного значения соблюдению этого срока и принимают жалобы на действия приставов-исполнителей, даже не выясняя причины пропуска десятидневного срока для обращения с жалобой в арбитражный суд" (<%25>Кулешова Т.В. Некоторые вопросы исполнительного производства по судебным актам арбитражных судов // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 5. С. 93).

А. Березий и И. Подвальный квалифицируют анализируемый срок в качестве "срока исковой давности по административному иску взыскателя (должника)..." и допускают возможность его восстановления (Березий А.Е., Подвальный И.О. О практике применения ст.90 Закона Российской Федерации "Об исполнительном производстве" в арбитражном процессе // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 9. С. 71). Авторы упускают из вида, что, согласно ст.205 ГК, сроки исковой давности не подлежат восстановлению в отношении организаций и индивидуальных предпринимателей. Если даже согласиться с ними в отношении природы данного срока, то участникам арбитражного процесса не следует рассчитывать на возможность его восстановления. Пропуск срока при заявленном требовании о применении исковой давности (ст.1999 ГК) повлечет безусловный отказ заявителю в удовлетворении его жалобы на действия пристава-исполнителя только по формальному основанию, без рассмотрения жалобы по существу.

Если бы отмеченное различие во взглядах исследователей на природу данного срока ограничивалось только теоретической дискуссией, это не сказывалось бы сколько-нибудь существенно на правоприменительной деятельности арбитражных судов. Но проблема в том, что противоречивые позиции разных авторов отражают такую же противоречивую судебную практику. В этом плане представляет интерес следующее дело. Судебный пристав-исполнитель подразделения судебных приставов Чернянского района Белгородской области арестовал пруд с гидросооружениями, находившийся на балансе ОАО "Рассвет", и выставил его на продажу. В свое время пруд был создан на реке, представляя собой по сути водохранилище с размерами водного зеркала порядка 112 гектаров. Он является проточным, имеет гидравлическую связь с другими поверхностными водными объектами. Следовательно, такой водный объект, согласно ст.22 Водного кодекса РФ, подлежит изъятию из гражданского оборота. Каким образом пруд оказался на балансе ОАО "Рассвет", достаточной информации в деле нет. Это очевидное недоразумение эпохи приватизации. Согласно ст.35 Водного кодекса РФ подобные водные объекты находятся в государственной собственности и не подлежат передаче в собственность муниципальным образованиям, гражданам и юридическим лицам. В собственности граждан и юридических лиц могут находиться лишь обособленные водные объекты (замкнутые водоемы) - небольшие по площади и непроточные искусственные водоемы, не имеющие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами (ст.40 Водного кодекса РФ). При этом следует особо отметить, что согласно ст.58 Закона "Об исполнительном производстве" имущество, изъятое из гражданского оборота или ограниченное в обороте, не подлежит аресту.

Кроме того, пристав-исполнитель арестовал также гидросооружения пруда - имущество третьей очереди, в то время как на момент ареста должник обладал имуществом как первой, так и второй очереди: акции, легковой автотранспорт, большое количество различного зерна, которого было достаточно для исполнения судебного решения. Наконец, пристав-исполнитель грубо нарушил требование ст.60 Закона "Об исполнительном производстве", поскольку имущество третьей очереди было выставлено на продажу без уведомления соответствующего органа по делам о несостоятельности (банкротстве).

Несмотря на обилие нарушений в действиях пристава-исполнителя, арбитражный суд Белгородской области отказал в удовлетворении жалобы ОАО "Рассвет" в связи с пропуском срока на обжалование. Мотивировав это буквально тем, что десятидневный срок на обжалование действий пристава-исполнителя "является сроком исковой давности по административному иску должника (взыскателя).., а действующий ГК РФ не предусматривает возможности восстановления срока исковой давности для юридических лиц".

Иначе говоря, позиция суда совпала с мнением А. Березий и И. Подвального. Он посчитал срок на обжалование сроком исковой давности, уточнив, однако, о невозможности его восстановления. При этом суд никак не реагировал на все перечисленные нарушения, ограничившись лишь формальным основанием - пропуском срока. Впоследствии апелляционная инстанция арбитражного суда Белгородской области отменила определение, направив жалобу для рассмотрения в суд первой инстанции.

Квалификация указанного срока в качестве пресекательного или срока исковой давности является ошибочной. И вот почему. Исполнительное производство, как известно, представляет собой заключительную стадию гражданского процесса, и его цель - реализация судебного акта. Поэтому Закон "Об исполнительном производстве" следует рассматривать как процессуальный закон, и сроки, предусмотренные в нем, являются процессуальными сроками, которые могут быть восстановлены.

Практика свидетельствует также, что приставы-исполнители нередко арестовывают и выставляют на торги имущество с нарушением очередности, установленной ст.59 Закона "Об исполнительном производстве". Между тем данная норма является императивной, она не допускает каких-либо отклонений от установленной очередности. И все же очень часты случаи произвольного применения соответствующих правил. Как видно из материалов приведенного дела, пристав-исполнитель, невзирая на наличие имущества первой и второй очереди, арестовал и выставил на торги имущество третьей очереди, т.е. имущество, предназначенное для непосредственного участия в производстве. В итоге пруд с гидросооружениями был продан с аукциона. Когда ОАО "Рассвет" попыталось отстоять свои права уже в рамках искового производства, подав в арбитражный суд иск о признании недействительным аукциона и заключенного на нем договора купли-продажи, арбитражный суд первой инстанции в иске отказал, сославшись на п.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 марта 1999 г. "О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции", и указал: "Окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем". Суд почему-то не обратил внимания, что этот пункт касается ареста и реализации имущества первой очереди, когда у должника наряду с прочим имуществом имеются также акции. Упущен из вида и п.3 постановления, в соответствии с которым обращать взыскание на имущество, от которого непосредственно зависит производственная деятельность, возможно лишь при крайней необходимости.

Изложенное свидетельствует, что судебные приставы-исполнители в ряде случаев любой ценой, в том числе с нарушением действующего законодательства, исполняют судебные акты, а суды демонстрируют свою неготовность к тому, чтобы эффективно контролировать их деятельность.

Думается, практика применения Закона "Об исполнительном производстве" должна находиться под пристальным контролем Высшего Арбитражного Суда РФ. Кроме того, желательно дополнить ст.90 этого Закона указанием на возможность восстановления срока на обжалование.


Е. Богданов,

доктор юридических наук (г. Белгород)



Обжалование действий судебных приставов-исполнителей


Автор


Е. Богданов - доктор юридических наук (г. Белгород)


"Российская юстиция", 2001, N 2, стр.35


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.