Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом (А. Шамардин, "Российская юстиция", N 2, февраль 2001 г.)

Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения
должны утверждаться судом


Неотъемлемым диспозитивным правом обвинителя в состязательном уголовном процессе должна быть возможность отказаться об обвинения. Потерпевший как частный обвинитель может пользоваться и таким специфическим выражением этого права как возможность примирения с обвиняемым или подсудимым. Если нарушенное право принадлежит тому или иному лицу, оно должно иметь возможность в силу общеправового принципа диспозитивности отказаться от его защиты с помощью государственных органов. Вместе с тем к наличию у потерпевшего этой возможности нужно подходить дифференцированно, в зависимости от формы уголовного преследования - частного, частнопубличного или публичного с учетом объекта преступного посягательства, его частной или публичной природы, определяющей характер спорного (нарушенного) правоотношения. Кроме того, для примирения как основания к прекращению уголовного дела законом должны быть поставлены определенные условия, обеспечивающие соблюдение прав потерпевших.

В настоящее время в российском уголовном процессе не существует единого института примирения сторон. Правовая регламентация примирения потерпевшего с обвиняемым регулируется двумя нормами УПК РСФСР. Двойственность эта сохранена и в проекте УПК РФ. Во-первых, согласно п.6 ст.5 действующего УПК уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения. Примирение обязательно для государственных органов и должностных лиц, ведущих процесс. Такая императивность оправданна: ведь по делам частного обвинения преступлением затронут лишь интерес потерпевшего, а не государства или общества, а значит, потерпевшему решать - продолжать обвинение или заявить о соглашении с обвиняемым. Продолжение процесса в данном случае против воли потерпевшего означало бы подмену его интересами государства, превращение уголовного процесса в неуправляемую машину репрессии, чуждую интересам личности и цели защиты прав человека. Но для нашего законодателя - это отнюдь не очевидная парадигма. Даже при столь незначительном круге дел частного обвинения, который существует сейчас, он допускает лишение потерпевшего права на примирение с обвиняемым, если этого требует охрана государственных или общественных интересов, если дело имеет особое общественное значение, когда в деле участвует прокурор, в том числе и возбуждение им уголовного дела вопреки интересам потерпевшего. Это необоснованное и грубое вмешательство государства в сферу интересов личности, противоречащее ст.55 Конституции РФ и тем основаниям, по которым допустимо ограничение прав человека. Кроме того, по делам частнопубличного обвинения, которые также возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, примирение потерпевшего с обвиняемым в порядке п.6 ст.5 УПК не допускается.

Второй вид уголовно-процессуального примирения появился в нашем законодательстве вместе с новым УК РФ, в ст.76 которого записано: "Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред". Итак, УК связывает возможность примирения обвиняемого с потерпевшим не с формой уголовного преследования, а с тяжестью совершенного преступления, максимальное наказание за которое не превышает двух лет лишения свободы. При этом более 150 составов преступлений в УК являются преступлениями небольшой тяжести. Норма ст.76 УК была фактически продублирована в ст.9 УПК, которая действует в настоящее время параллельно с нормами, закрепленными в ст.27 и п.6 ст.5 УПК, регулирующими прекращение уголовного дела в связи с примирением по делам частного обвинения. Гуманность нашего законодателя в принципе заслуживает одобрения, но нормы ст.ст. 76 УК и 9 УПК необходимо пересмотреть. Ведь на основании этих норм может быть прекращено за примирением обвиняемого с потерпевшим производство по преступлению, объектом которого является не только личность или собственность, но и общественный порядок и безопасность, здоровье населения и общественная нравственность, экологическая безопасность, безопасность движения и эксплуатации транспорта и т.д. Наличие потерпевшего по этим делам никак не исключает того, что данные преступления создают угрозу для населения в целом, а не только для частных лиц. Следовательно, прекращение уголовного дела только на основании соответствующего волеизъявления потерпевшего и обвиняемого по таким делам нельзя признать справедливым. Следует ограничить перечень преступлений, по которым возможно освобождение от уголовной ответственности за примирением обвиняемого с потерпевшим лишь теми деяниями, которые не затрагивают публичных интересов, одновременно расширив круг дел частного обвинения.

Исходя из этого, институт примирения должен быть единым и закрепляться в одной статье УПК. При этом важно более четко отразить в законе условия и порядок примирения как основания к прекращению уголовного дела. В настоящее время п.6 ст.5 УПК не содержит ни того, ни другого. Эта норма устанавливает лишь обязанность лишь органов и лиц, ведущих процесс, прекратить уголовное дело за примирением потерпевшего с обвиняемым, не раскрывая признаков понятия "примирение". В этом смысле более точно суть института примирения отражена в ст.9 УПК, устанавливающей возможность прекращения уголовного дела о преступлении небольшой тяжести в связи с примирением, где указаны три условия такого примирения (как и в ст.76 УК): лицо примирилось с потерпевшим, загладило причиненный потерпевшему вред и имеется соответствующее заявление потерпевшего. Существующая в настоящее время двойственность института порождает разнобой в судебной практике. 66 из 100 изученных автором дел частного обвинения были прекращены в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Из них 60 - в порядке ст.9 УПК и 6 - по п.6 ст.5 УПК.

Кроме примирения, дела частного обвинения в настоящее время подлежат прекращению за отсутствием жалобы потерпевшего (при изменении квалификации на статьи УК, по которым производство ведется в порядке частного обвинения), а также при неявке потерпевшего без уважительных причин в судебное заседание. Проект УПК предусматривает в качестве основания прекращения уголовных дел частного обвинения отказ потерпевшего от обвинения. Это представляется правильным, поскольку потерпевший, выражая свое волеизъявление о прекращении уголовного преследования, осуществляет свое субъективное право, как и в случае его неявки в судебное заседание без уважительных причин. Если неявка - пассивный отказ от обвинения, то закон, следовательно, должен предусматривать активный отказ, выраженный в явном волеизъявлении потерпевшего, что было закреплено в Уставе уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года. Но ни действующий УПК, ни его проект не знают такого основания к прекращению дел частного обвинения.

В проекте УПК закреплено (как и в действующем УПК) правило, согласно которому неявка частного обвинителя или его представителя в судебное заседание без уважительных причин влечет прекращение дела, однако по ходатайству подсудимого дело может быть рассмотрено по существу и в их отсутствие. Представляется, что данная норма весьма неудачна. Если ни частный обвинитель, ни его представитель не являются в судебное заседание, а оно может продолжиться в их отсутствие, то непонятно, кто в данном случае будет поддерживать обвинение. Неявка потерпевшего или его представителя без уважительных причин свидетельствует об отсутствии заинтересованности обвинителя в продолжении процесса, а поскольку обвинение есть движущая сила процесса, то в соответствии с принципом диспозитивности судебное разбирательство и уголовное дело подлежат прекращению.

Чтобы защитить интересы потерпевшего от незаконного воздействия на него со стороны подсудимого, необходима судебная проверка того, не нарушает ли примирение или отказ от обвинения прав и законных интересов сторон. Примирение и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом.


А. Шамардин,

преподаватель юридического факультета

Оренбургского государственного

аграрного университета



Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом


Автор


А. Шамардин - преподаватель юридического факультета Оренбургского государственного аграрного университета


"Российская юстиция", 2001, N 2, стр.60


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение