Преступления против собственности в законодательстве Латвии, Белоруссии, Азербайджана (С.М. Кочои, "Законодательство", N 2, февраль 2001 г.)

Преступления против собственности в законодательстве Латвии,
Белоруссии, Азербайджана


Посягательства на собственность, как известно, составляют значительную часть ежегодно регистрируемых в России преступлений. Их доля стабильно превышает 50%*(1). Однако кражи, грабежи, разбои, мошенничества и вымогательства превалируют в общей массе совершаемых преступлений не только в нашей стране. Как показывают данные международных организаций, подобная картина типична для большинства государств*(2). В данной работе мы коснемся регламентации вопросов ответственности за посягательство на собственность в уголовном законодательстве трех бывших советских республик.

Уголовный закон Латвийской Республики (далее - УЗ Латвии), был принят 8 июля 1998 г. и вступил в силу 1 апреля 1999 г. Глава XVIII УЗ Латвии называется "Преступные деяния против собственности". Открывающая ее ст.175 определяет кражу как "тайное или открытое похищение чужого движимого имущества" (ч.1). Таким образом, из числа объектов кражи исключается недвижимое имущество.

К предметам кражи отнесены, в частности, наркотические, психотропные, сильнодействующие, ядовитые, радиоактивные и взрывчатые вещества, а также огнестрельное оружие и боеприпасы. Кража этих предметов квалифицируется как преступление против собственности, а не против общественной безопасности или здоровья населения (как сделано, например, в российском УК). Аналогично в УЗ Латвии решен вопрос в случае разбоя, связанного с похищением перечисленных предметов, мошенничества, связанного с их получением, а также присвоения таких предметов*(3). При этом указанное преступление считается совершенным с особо отягчающими обстоятельствами.

Надо сказать, что определение кражи, содержащееся в УЗ Латвии, не отличается оригинальностью. Только движимое имущество признается предметом кражи в уголовных кодексах многих государств (Испании, Польши и др.)*(4). В понятие кражи (воровства) открытое похищение имущества включалось, например, в Уголовном уложении Российской империи 1903 г. (как известно, его нормы о преступлениях против собственности в силу так и не вступили), а также в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об усилении охраны личной собственности граждан".

Очевидно, открытое похищение имущества квалифицируется как кража, если при его совершении насилие не применяется. Применение любого насилия охватывается понятием "разбой". Согласно ч.1 ст.176 УЗ Латвии, разбой - это "похищение чужого движимого имущества, соединенное с насилием или угрозой насилия". Данное определение не оставляет сомнений в том, что разбой представляет собой "имущественное" преступление, которое является оконченным с момента похищения*(5)

Мошенничество в УЗ Латвии определяется как "получение чужого имущества или прав на такое имущество путем злоупотребления доверием или обмана" (ст.177, ч.1). Из данного определения вытекает, что мошенничество хищением (похищением) не является.

В УЗ Латвии сконструирован также самостоятельный состав "страхового мошенничества". Под ним ст.178 понимает "умышленные уничтожение, повреждение или сокрытие своего имущества с целью получения страховой суммы" (ч.1). Эта же статья предусматривает ответственность за "принуждение или уговоры другого лица уничтожить, повредить или сокрыть застрахованное имущество или иное воздействие с той же целью, совершенное собственником имущества с целью получения страховой суммы" (ч.2).

Под присвоением в УЗ Латвии (ч.1 ст.179) понимаются "противоправные приобретение или растрата чужого имущества, совершенные лицом, которому это имущество было вверено или в ведении которого находилось (присвоение)". Отсюда следует, что растрата рассматривается лишь как один из признаков присвоения. К самостоятельным составам преступлений против собственности (как, например, предусмотрено в ст.160 УК РФ) она не относится.

Если кража, мошенничество или присвоение совершены в некрупных размерах, то ответственность наступает по ст.180 УЗ Латвии, как за менее опасные преступления. Однако это правило не распространяется на случаи совершения указанных преступлений в отношении наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, радиоактивных или взрывчатых веществ либо огнестрельного оружия или боеприпасов. Статья 180 не распространяется также на разбой (даже при условии некрупного размера изъятого имущества).

Если понятия крупного или некрупного размеров кражи, мошенничества и присвоения в УЗ Латвии не раскрываются, то понятие повторного их совершения предлагается непосредственно в ст.181.

Понятие вымогательства в ч.1 ст.183 УЗ Латвии в целом совпадает с его определением в УК РФ. Среди квалифицирующих признаков заслуживает внимания признак "вымогательство, совершенное с применением оружия или взрывчатых веществ" (ч.2 ст.183). Однако вымогательство организованной группой квалифицируется по самостоятельной статье - ст.184*(6).

Уголовный кодекс Республики Беларусь был принят в 1999 г. Его вступление в силу ожидается во второй половине 2000 г. одновременно с Уголовно-процессуальным и Уголовно-исполнительным кодексами.

Раздел VIII "Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности" открывается главой 24 "Преступления против собственности". В самом начале главы расположены шесть примечаний.

Согласно примечанию 1, под хищением в главе 24 понимается "умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники". В данном определении, если его сравнивать с понятием хищения в УК РФ, названа форма вины хищения (умысел), что, по нашему мнению, излишне, поскольку неосторожного хищения не бывает. Можно считать оправданным использование одного термина ("завладение") для характеристики действия, совершаемого при хищении (в УК РФ использованы термины - "изъятие и (или) обращение", что создает неверное впечатление о том, что хищение содержит сложный состав преступления).

В примечании 1 ничего не сказано о последствии хищения (по УК РФ - это причинение ущерба), но оно подразумевается, поскольку использовано слово "завладение".

Интересным представляется и решение вопроса о способах хищения. К таковым отнесены, в частности, вымогательство, злоупотребление служебными полномочиями и использование компьютерной техники. Все эти способы в УК РФ не упоминаются.

Примечание 2 содержит определение повторного хищения, а примечание 3 характеризует понятия значительного, крупного и особо крупного размеров хищения (причем закон отождествляет такие понятия, как "размер хищения" и "ущерб, причиненный преступлением").

В примечании 4 предусмотрена возможность привлечения к административной ответственности за хищение в сумме, не превышающей десятикратного размера минимальной заработной платы (мелкое хищение). Однако это правило не распространяется на случаи хищения путем грабежа, разбоя, вымогательства и использования компьютерной техники. Кроме того, административная ответственность возможна только при условии принадлежности предмета преступления юридическому лицу (хищение имущества физического лица независимо от суммы, совершенное путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения или растраты, влечет уголовную ответственность)*(7). Следует вместе с тем заметить, что повторное мелкое хищение подлежит квалификации по ст.213 УК Беларуси.

Примечание 5 к главе 24 УК Беларуси содержит, на наш взгляд, важную норму стимулирующего характера. Она допускает освобождение от уголовной ответственности за хищение путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения или растраты, совершенные без отягчающих обстоятельств, если виновное лицо "явилось с повинной, активно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб".

Заслуживает внимания также положение, закрепленное в примечании 6. Согласно ему, уголовное преследование "близких" потерпевшего*(8), совершивших кражу, мошенничество, присвоение или растрату без отягчающих обстоятельств, возбуждается только по заявлению потерпевшего.

Трактовка понятий кражи (ч.1 ст.205) и грабежа не отличается от приведенной в УК РФ. Хотя следует отметить, что насильственного грабежа УК Беларуси не упоминает. Насилие при хищении - признак разбоя. Кстати, сам разбой определяется как "насилие либо угроза применения насилия с целью непосредственного завладения имуществом" (ч.1 ст.207). Одним из квалифицирующих признаков кражи, грабежа и разбоя является их совершение "с проникновением в жилище". Проникновение в помещение или иное хранилище, в отличие от УК РФ, к таким признакам не относится.

Понятия вымогательства (ч.1 ст.208), мошенничества (ч.1 ст.209), присвоения и растраты (ч.1 ст.211) также в целом традиционны (правда, незаконное безвозмездное отчуждение имущества, вверенного виновному, при отсутствии корыстной цели влечет ответственность по ст.217 "Незаконное отчуждение вверенного имущества"). Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями определяется как "завладение имуществом либо приобретение права на имущество, совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий" (ч.1 ст.210). Обязательное условие ответственности по этой статье, согласно закону,отсутствие в содеянном признаков присвоения или растраты.

Статья 212 устанавливает ответственность за хищение имущества "путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных, либо путем введения в компьютерную систему ложной информации" (ч.1)*(9). Отягчающим обстоятельством является, в частности, совершение данного преступления, "сопряженное с несанкционированным доступом к компьютерной информации" (ч.2). В России, отметим, подобные действия квалифицируются как мошенничество и дополнительно как преступление в сфере компьютерной информации (при наличии признаков его состава).

Причинение ущерба в значительном размере посредством извлечения имущественных выгод в результате "обмана, злоупотребления доверием или путем модификации компьютерной информации при отсутствии признаков хищения" влечет ответственность по ст.216 УК Беларуси.

Статья 214 белорусского УК предусматривает ответственность за угон, под которым понимается "неправомерное завладение автодорожным механическим транспортным средством или маломерным водным судном и поездка на нем без цели хищения"*(10). Данным определением, по сравнению с УК РФ, вводится такой признак угона, как поездка на транспортном средстве, а к возможному его предмету относится маломерное водное судно.

В УК Беларуси сохранена ответственность за присвоение "найденного заведомо чужого имущества или клада"*(11), если оно совершено в особо крупном размере (ст.215), однако специальной статьи, подобной ст.164 УК РФ ("Хищение предметов, имеющих особую ценность"), в нем нет.

УК Беларуси устанавливает ответственность также за умышленное и неосторожное уничтожение либо повреждение имущества (ст.218, 219), и, кроме этого, недобросовестную охрану имущества (ст.220)*(12).

УК Азербайджанской Республики был принят 30 декабря 1999 г. и вступил в силу 1 сентября 2000 г.*(13)

Глава 23 "Преступления против собственности" УК Азербайджана входит в раздел IX "Преступления в сфере экономики".

Понятия и квалифицирующие признаки кражи (ст.177), мошенничества (ст.178), присвоения или растраты (ст.179), грабежа (ст.180), разбоя (ст.181), вымогательства (ст.182), хищения предметов, имеющих особую ценность (ст.183), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.184), неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.185), умышленного и неосторожного уничтожения или повреждения имущества (ст.186, 187) во многом совпадают с аналогичными понятиями и признаками, содержащимися в УК РФ. При этом в трех примечаниях к ст.177 раскрываются такие понятия, как "значительный" и "крупный ущерб", "неоднократность", "лицо, ранее судимое за хищение либо вымогательство". Кроме того, примечанием к ст.187 предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности за уничтожение или повреждение имущества по неосторожности, если лицо совершило их впервые и полностью возместило причиненный ущерб. Однако данное правило неприменимо, если указанным преступлением причинены тяжкие последствия (ч.3 ст.187).

К самостоятельным преступлениям против собственности УК Азербайджана относит также осуществление телефонных переговоров путем незаконного использования телефонной линии (ст.189) и нарушение права собственности на землю (ст.188). По нашему мнению, включение последнего преступления в главу 23 обоснованно. Если в условиях социализма земля фактически была исключена из гражданского оборота, то теперь она может быть предметом различных сделок. Поэтому распространение на нее режима уголовно-правовой охраны собственности (имущества) вполне оправданно*(14).


С.М. Кочои,

доктор юрид. наук, профессор МГЮА


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См..: Краткий анализ состояния преступности в России в 1999 г. // Российская юстиция. 2000. N 4. С.62.

*(2) См., напр.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века: Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1999. С.233-237.

*(3) В литературе позиция российского законодательства в этом вопросе представляется более приемлемой (См., напр.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000. С.88-90).

*(4) Подобное предложение имелось также в одном из проектов УК РФ (см.: Уголовный кодекс Российской Федерации (Особенная часть): Проект. М., 1994).

*(5) Представляется, что законодательное определение разбоя в УК РФ не позволяет однозначно относить его к хищению, тем более что разбой считается оконченным в момент нападения "в целях хищения".

*(6) А.И.Лукашова и Э.А.Саркисова полагают, что "уголовный закон сохранил пробел, характерный для УК Латвии, связанный с отсутствием в нем специальной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за вымогательство наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых или радиоактивных веществ, взрывчатых веществ, огнестрельного оружия или боеприпасов" (см.: Уголовный закон Латвийской Республики. Минск, 1999. С.14).

*(7) По мнению белорусских ученых, "установление различной наказуемости мелкого хищения имущества, ставящееся в зависимость от его принадлежности юридическому или физическому лицу, противоречит ч.2 ст.13 Конституции Республики Беларусь, в которой указано, что "государство... гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности" (см.: Лукашова А.И., Саркисова Э.А. Вступительная статья // Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 1999. С.27). В связи с этим спорным представляется утверждение о том, что УК РБ "последовательно придерживается установления ответственности независимо от форм собственности" (см.: Кузнецова Н.Ф. Новый Уголовный кодекс Республики Беларусь // Вестн. Моск. ун-та. Сер.11, Право. 2000. N 3. С.8).

*(8) Понятие "близкие" раскрывается в п.3 ч.2 ст.4 УК РБ.

*(9) Модельный УК для государств - участников СНГ, кстати, содержал норму (ч.1 ст.243) о хищении, совершенном "путем использования компьютерной техники" (см.: Правоведение. 1996. N 1).

*(10) Признаки автодорожного транспортного средства указаны в примечании к ст.317 УК РБ.

*(11) Понятие термина "заведомо" раскрывается в ч.14 упомянутой ранее ст.4 УК РБ.

*(12) Оценивая УК РБ, нельзя в целом не согласиться c тем, что в нем "получили отражение и конкретизацию многие положения Модельного кодекса для государств - участников СНГ, учтен опыт развития законодательства других государств, в том числе УК Российской Федерации и опыт его применения (см.: Борзенков Г.Н. Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 г. и международные стандарты // Уголовное право. 2000. N 2. С.7).

*(13) Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. Баку, 2000.

*(14) Несмотря на изменившиеся социально-экономические отношения, УК РФ не содержит подобной нормы, что можно рассматривать как законодательный пробел (см. об этом: Кочои С.М. Указ. соч. С.92-94).



Преступления против собственности в законодательстве Латвии, Белоруссии, Азербайджана


Автор


С.М. Кочои - доктор юрид. наук, профессор МГЮА


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 2


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение