Официальное признание и исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам внутри Европейского союза (О.А. Папкова, "Законодательство", N 2, февраль 2001 г.)

Официальное признание и исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам внутри Европейского союза


Проблема признания и исполнения иностранных судебных решений является значимой для любого государства. Широко известны два правовых механизма ее решения.

Первый состоит в установлении контроля за иностранным судебным решением со стороны суда государства, в котором его следует исполнить. Под указанным контролем понимается признание за иностранным судебным решением юридической силы (так называемая выдача экзекватуры). Возможность выдачи экзекватуры регулируется международными договорами. Порядок ее получения определяется в национальном законодательстве государства, на территории которого иностранное судебное решение должно быть исполнено.

Суть второго механизма - в исполнении решения иностранного суда в том же порядке, который действует для решений собственных судов, но без придания такому решению юридической силы страной, в которой оно должно исполняться. Подобный порядок устанавливается некоторыми региональными международными договорами. Наибольшее распространение упрощенный механизм признания и исполнения иностранных судебных решений получил на территории государств - участников Европейского союза (далее - ЕС, Европейский союз).

Российская Федерация сотрудничает с государствами - членами Европейского союза с 1994 г. Возможно, что одним из результатов такого международного общения станет упрощение процедур признания и исполнения иностранных судебных решений.

Необходимо иметь в виду, что Договор о создании Европейского союза от 3 февраля 1992 г., заключенный 12 государствами, содержит установление о том, что государства Европейского союза должны полностью придерживаться правила acquis communautaire, в соответствии с которым все страны-члены подчиняются праву ЕС, существовавшему на момент их вступления в названную организацию (ст."B" раздела I). Право Европейского союза имеет прямое действие на территории всех договаривающихся государств.

Наибольшее количество международных процессуально-правовых норм в области признания и исполнения постановлений иностранных судов, применяемых в Европейском союзе, относится к спорам, вытекающим из гражданских и торговых правоотношений. 27 сентября 1968 г. в Брюсселе была заключена Европейская конвенция о судебной юрисдикции и принудительном исполнении судебных решений в области гражданского и торгового права (далее - БК, Брюссельская конвенция). Она была принята не с целью унифицировать нормы гражданского процессуального права, а для того, чтобы разграничить судебную юрисдикцию внутри Европейского союза применительно к процессу разрешения дел, вытекающих из гражданских и торговых правоотношений, и облегчить процесс исполнения судебных решений по данным категориям дел.

Таким образом, область применения Брюссельской конвенции ограничена гражданскими и торговыми правоотношениями. Результатами принятия Брюссельской конвенции являются: разделение юрисдикции между судами внутри ЕС; неформализованное исполнение судебных решений на территории государств - членов ЕС.

Нормы о международной судебной юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений в области гражданского и торгового права внутри Европейского союза в настоящее время пересматриваются в целях их унификации и гармонизации. В этот процесс вовлекаются и государства, не входящие в состав ЕС. 16 сентября 1988 г. в г. Лугано была подписана Конвенция о подсудности и принудительном исполнении судебных решений в области гражданского и торгового права между государствами - членами ЕС и государствами - членами EFTA*(1) (далее - Луганская конвенция).

Текст Луганской конвенции практически идентичен тексту Брюссельской конвенции, поэтому первую называют также "параллельной конвенцией". Но в отличие от Брюссельской Луганская конвенция открыта к присоединению для государств, не являющихся членами ЕС или EFTA.

Нормы об официальном признании и принудительном исполнении решений иностранных судов на территории действия Брюссельской конвенции содержит глава III БК.

Статья 25 Брюссельской конвенции устанавливает, что судебное решение в смысле данной конвенции - это любое решение независимо от его названия, вынесенное судом или трибуналом Договаривающегося государства.

Термин "судебное решение" был истолкован в постановлениях ECJ*(2).

В решении по делу Solo Kleinmotoren v. Boch ECJ провозгласил: чтобы постановление было судебным решением в смысле Брюссельской конвенции, необходимо, чтобы: а) решение исходило от судебного органа; б) судебный орган находился на территории Договаривающегося государства; в) судебный орган был наделен властными полномочиями; г) властные полномочия распространялись на разрешение споров между сторонами.

Данным условиям не соответствует, например, урегулирование спора сторонами, даже если оно произошло в суде Договаривающегося государства и привело к прекращению дела, поскольку: а) соглашения, заключаемые в суде, зависят от намерений сторон, а не суда; б) нормы об исполнении соглашений сторон не попадают под действие ст.26 БК, а содержатся в иной статье (ст.51 БК)*(3).

В Брюссельской конвенции предусмотрена специальная процедура для официального признания и исполнения судебных решений, вынесенных: а) по делам, рассматриваемым согласно нормам Брюссельской конвенции, в силу ст.14; б) судебным органом, находящимся на территории Договаривающегося государства.

Соответствующие положения содержатся в ст.26 et sequitur Брюссельской конвенции.

Первоначально обратим внимание на следующий тезис: решение суда Договаривающегося государства, вынесенное в целях получения разрешения на официальное признание или исполнение иного решения, вынесенного судом государства, не присоединившегося к Брюссельской конвенции, не может быть признано или исполнено по нормам БК.

Вместе с тем из решения ECJ по делу Owens bank Ltd v. Bracco с очевидностью вытекает, что, если решение германского суда, исполненное во Франции, необходимо снова исполнить, но уже в Нидерландах, процедура, предусмотренная Брюссельской конвенцией, также подлежит применению нидерландским судом*(5).


Официальное признание иностранных судебных решений


Общее правило Брюссельской конвенции гласит, что решение, вынесенное судом Договаривающегося государства, должно быть признано другим Договаривающимся государством без соблюдения какой-либо специальной процедуры. В том случае, если против признания были высказаны возражения, то сторона, заинтересованная в признании судебного решения, имеет право обратиться к нормам о принудительном исполнении. Если на решение, в отношении которого требуется официальное признание, по месту его вынесения принесена апелляционная жалоба, то суд, в который поступило решение на признание, может приостановить процедуру признания (ст.30 БК).

Понятие "официальное признание" не определено Брюссельской конвенцией. Оно было истолковано в "The Jenard report" следующим образом: судебные решения должны обладать той же силой и иметь то же действие на территории иностранного государства, что и в государстве, в котором данное решение вынесено. Данное понятие разъяснил и ECJ, который в постановлении по делу Hoffmann v. Krieg указал: решение, вынесенное в Договаривающемся государстве D, должно иметь такое же действие в государстве R*(6).

Таким образом, без данного правила Брюссельской конвенции решение, вынесенное в государстве D, могло бы иметь большую силу на территории государства R по сравнению с решениями, вынесенными национальными судами государства R*(7).


Основания для отказа в официальном признании судебного решения, вынесенного в иностранном государстве


Такие основания содержатся в ст.27 и 28 БК. Данные статьи подлежат применению по усмотрению суда того государства, в котором решение требуется признать.

Статья 27 БК предусматривает следующие пять оснований для отказа в официальном признании иностранных судебных решений.

1.Создание угрозы международной общественной безопасности (ст.27(1) БК).

Остановимся на важных особенностях применения данного основания.

Во-первых, Брюссельская конвенция не указывает, какие условия международной общественной безопасности могут быть нарушены.

Во-вторых, создавать угрозу международной общественной безопасности должно именно официальное признание судебного решения, поскольку само содержание постановления суда не может быть пересмотрено судебным органом другого государства (ст.29 БК).

В-третьих, ECJ в ряде решений раскрыл собственное понимание данной нормы. Суд разделяет мнение "The Jenard report", согласно которому противоречие принципам международной общественной безопасности должно оцениваться отдельно в каждом конкретном случае.

В-четвертых, ст.27(1) БК не действует в случае, если подлежит применению другой параграф той же статьи.

2.Имеется ситуация, когда по делу было вынесено решение в отсутствие ответчика, которому не были надлежащим образом доставлены документы о возбуждении гражданского дела и который не обладал достаточным временем для подготовки защиты (ст.27(2) БК).

При применении данного основания необходимо учитывать следующие положения.

Во-первых, Брюссельская конвенция не содержит перечня документов о возбуждении гражданского дела в смысле ст.27(2). Истолковывая данную норму конвенции, ECJ относит к данной категории документ или документы, которые должны быть своевременно доставлены ответчику (либо последний должен быть уведомлен о них) и которые дают ответчику возможность защитить свои права до вынесения решения судом*(8).

Во-вторых, ECJ в своем постановлении указал, что отказ в официальном признании на основании ст.27(2) БК возможен только в случае, если ответчик не явился на первичное судебное слушание по делу*(9).

В-третьих, если решение суда государства D должно было быть вынесено в отсутствие ответчика и суд государства D в силу ст.20 БК проверил, подсудно ли ему данное дело согласно нормам Брюссельской конвенции, были ли документы о возбуждении дела надлежащим образом доставлены ответчику и имел ли ответчик достаточно времени для подготовки защиты, тем не менее повторная проверка этих обстоятельств судом государства R в силу ст.27(2) БК все равно необходима.

Следует обратить внимание на то, что для проведения подобной проверки Брюссельской конвенцией установлены определенные правила.

Суд государства R должен определить, поступили ли к ответчику надлежащие документы, были ли они доставлены надлежащим образом и имелось ли достаточно времени для подготовки защиты. Вместе с тем суд государства R связан теми обстоятельствами, которые были установлены в отношении неявки ответчика судом государства D.

ECJ в решении по делу Lancray v. Peters установил, что суд государства R обязан основывать оценку данных фактов и свое решение о надлежащей доставке документов ответчику на нормах, которые применялись судом государства D, включая любой международный договор, действующий на территории государства D*(10).

Согласно ст.27(2) БК ответчику должно быть предоставлено достаточно времени для подготовки защиты против предъявленных истцом требований. Достаточность времени оценивается судом государства R по собственному усмотрению независимо от соответствующих правил, существующих в государстве R и государстве D*(11).

Наиболее важной гарантией защиты прав ответчика в случае его неявки на процесс является надлежащее извещение ответчика о поданном иске. ECJ по делу Minalmet GmbH v. Brandeis Vlas постановил, что решение английского суда, вынесенное в отсутствие ответчика, не может быть признано в Германии, поскольку повестка не была доставлена стороне, проживающей в Германии. В соответствии с требованиями германского права такое решение не могло бы быть признано, даже если бы эта сторона была позже извещена о вынесении решения английским судом в отсутствие ответчика и могла бы подать апелляцию на данное решение, но не сделала этого. Согласно позиции ECJ, принесение апелляции на судебное решение неравнозначно защите ответчика против предъявленных к нему истцом требований. В любых обстоятельствах извещение ответчика должно быть надлежащимм*(12)..

3.Если решение суда государства D противоречит решению, вынесенному судом государства R по спору между этими же сторонами, то первое решение не может быть официально признано (ст.27(3) БК).

Заметим, что вопрос о противоречии между вынесенными судебными постановлениями разрешается только в связи с необходимостью официального признания решения суда.

В процессе применения данного основания следует учитывать определенные требования.

Первоначально надо установить, существует ли противоречие между решениями судов. Для этого определяется, в отношении какого судебного постановления испрашивается официальное признание. Так, решение суда государства R может быть вынесено в другой судебной инстанции, чем решение суда государства D.В данном случае между ними не будет противоречия. ECJ в решении по делу Solo Kleinmotoren v. Boch отдал предпочтение ограничительному толкованию термина "судебное решение", содержащемуся в ст.27(3) БК. Данный термин должен быть идентичен по своему толкованию термину, применяемому в ст.25 БК (напомним, что, согласно ст.25 БК, судебное решение в смысле данной конвенции - это любое решение независимо от его названия, вынесенное судом или трибуналом Договаривающегося государства)*(13).

4.Решение, вынесенное судом государства D, не может быть официально признано, если суд государства D для вынесения постановления по делу разрешил предварительные вопросы, касающиеся гражданского состояния, правоспособности или дееспособности физических лиц, прав собственности, возникающих из супружеских отношений, отношений по завещанию и наследственных отношений в случае отсутствия завещания, чем нарушил нормы международного частного права, подлежащие применению судом государства R.Данное основание не применяется в том случае, если решение суда государства D и решение суда государства R, вынесенные на основании норм международного частного права, применяемых государством R, являются одинаковыми (ст.27(4) БК).

Остановимся подробнее на применении данного основания.

Оно касается ситуации, в которой суд государства D разрешил вопросы, подлежащие рассмотрению не по нормам Брюссельской конвенции, а по нормам международного частного права, действующим в отдельной стране согласно ст.1(1) БК, однако в результате был разрешен основной спор, на урегулирование которого нормы Брюссельской конвенции распространяются.

Приведем пример подобного положения. Суд государства D рассматривает спорное правоотношение, вытекающее из договора международной купли-продажи, в котором одной из сторон выступает физическое лицо, воспринимаемое судом в качестве несовершеннолетнего. Вместе с тем на вопрос о том, является ли данное физическое лицо несовершеннолетним, можно ответить исходя из норм международного частного права, применяемых в конкретной стране. Причем в зависимости от правовой системы государства нормы международного частного права при урегулировании данного вопроса могут отсылать: а) к нормам права страны национальной принадлежности физического лица либо б) к нормам права страны его проживания.

Решение, вынесенное по делу, вытекающему из договора международной купли-продажи, подпадает под действие Брюссельской конвенции и может быть позднее официально признано в государстве R.Суд государства R должен будет проверить, применял ли суд государства D нормы международного частного права, применяемые судом государства R к лицам, не достигшим совершеннолетия, в целях определения законности заключенного договора международной купли-продажи.

В официальном признании вынесенного судом государства D решения не может быть отказано государством R, если:

а)суд государства D для признания лица несовершеннолетним применил те же нормы права, что применялись бы судом государства R;

б)суд государства D применил нормы национального права, но данное физическое лицо считается несовершеннолетним по нормам международного частного права, действующим и в государстве D, и в государстве R.

5.Решение, вынесенное судом государства D, не может быть признано, если оно противоречит принятому ранее решению по делу между теми же сторонами и о том же предмете судом не Договаривающегося государства и вынесено с целью быть официально признанным в государстве R (ст.27(5) БК).

Рассмотрим основные характеристики данного основания.

Во-первых, первичное решение должно быть вынесено судом не Договаривающегося государства.

Во-вторых, оно должно быть принято ранее, нежели решение суда государства D.

В-третьих, оба решения должны быть вынесены по спору между теми же сторонами, о том же предмете.

Четвертая характеристика касается ситуации, при которой решение суда не Договаривающегося государства может быть признано государством R.В том случае, если судебное постановление, вынесенное в не Договаривающемся государстве, направляется для официального признания в государство R и противоречит решению суда государства D, вынесенному позднее и направленному на признание также в государство R, то предпочтение отдается ранее вынесенному судебному решению.

Статья 28 БК содержит следующие два основания для отказа в официальном признании судебного решения, вынесенного в иностранном государстве.

1. Наличие противоречий положениям глав 3, 4 и 5 раздела II (договоры о страховании и потреблении и статья 16 - исключительная подсудность). Если суд государства D рассмотрел дело с нарушением правил исключительной подсудности, то решение не может быть признано государством R.

2. Если Договаривающееся государство R имеет перед не Договаривающимся государством обязательство, вытекающее из любой конвенции, не признавать решения судов, основанные на forum actoris, то решение, вынесенное судом Договаривающегося государства, в случае проживания ответчика на территории не Договаривающегося государства, согласно ст.4 БК, не может быть признано государством R (ст.59 БК).

Рассмотрим данные основания подробнее.

При применении ст.28 БК суд государства R должен проверить соблюдение судом государства D норм об юрисдикции. Данная проверка возможна лишь в отношении фактов и подсудности, упомянутых в ст.28 БК. В остальном проверка соблюдения правил о юрисдикции запрещена. В случае рассмотрения вопроса о признании решения государством R судебная юрисдикция, неправильно установленная судом государства D, не может задерживать официальное признание по основаниям, которые не содержатся в ст.28 БК.


Исполнение решений судов иностранных государств на территории Европейского союза


Статья 31 et sequitur Брюссельской конвенции устанавливает, что решения, вынесенные судом государства D и исполняемые на территории данного государства D (причем они могут не обладать свойством res judicata), могут быть исполнены на территории другого Договаривающегося государства R, если исполнение данных решений уже допустимо.

В Брюссельской конвенции содержатся нормы о процессуальном документе с просьбой об исполнении судебного решения, о судебной юрисдикции по рассмотрению данного процессуального документа, а также нормы, посвященные отказу в принудительном исполнении.

Процессуальным документом, в котором выражается просьба о принудительном исполнении решения суда, является заявление. Заявление о принудительном исполнении должно отвечать определенным установленным требованиям.

Во-первых, ст.33 БК гласит, что в нормах права государства исполнения устанавливается процедура принесения заявления об исполнении. В национальном законодательстве Договаривающегося государства должно быть указано, какие положения действуют применительно к названной процедуре.

Так, в Нидерландах требования, связанные с принесением подобного заявления, устанавливает Закон об исполнении Брюссельской конвенции. Причем в данном отношении нормы Гражданского процессуального кодекса Нидерландов не применяются. В Англии указанные положения содержатся в секции 4(1) Закона о подсудности гражданских дел и судебных решениях 1982 г. (Civil Jurisdiction and Judgment Act 1982 and 1991) и в оrd. 71, прав. 25-34 Правил Верховного Суда 1995 г. (Rules of Supreme Court 1995).

ECJ в решении по делу De Wolf v. Cox постановил, что невозможно рассматривать вопрос об исполнении судебного решения, вынесенного в Договаривающемся государстве в соответствии со ст.1 БК, иначе, нежели согласно нормам Брюссельской конвенции. Запрещается возбуждать новое дело в суде государства R по тому же спору между теми же сторонами в целях исполнения решения на территории государства R*(14).

Во-вторых, определенные требования предъявляются к форме заявления.

Проситель в заявлении о принудительном исполнении решения суда должен указать:

а) адрес, необходимый для процесса исполнения решения, в пределах территории деятельности суда, в который направлено заявление, либо

б) представителя ad litem, если право государства исполнения не предусматривает возможности определения подобного адреса.

Кроме того, к заявлению должны быть приложены определенные документы, а именно:

а) заверенная копия судебного решения;

б) если решение вынесено в отсутствие ответчика: документ, подтверждающий, что ответчику были доставлены документы о возбуждении гражданского дела. Если данные документы не могут быть представлены, то применяется ст.48 БК, которая наделяет суд правомочиями предоставить заявителю дополнительное время для принесения соответствующих документов, принять эквивалентные документы или вынести решение об их непредставлении в суд (в том случае, если сочтет имеющуюся у него информацию достаточной);

в) документ, подтверждающий возможность исполнения (исполнимость) судебного решения;

г) документ, подтверждающий тот факт, что заявителю предоставлена юридическая помощь. Если надлежащий документ не может быть представлен, то подлежит применению ст.48 БК.

Суд, в который поступило заявление, может требовать перевода документов, упомянутых в ст.46 и 47 БК (ст.48 (2) БК), но лишен права требовать соблюдения процедуры легализации либо ее аналогов в отношении указанных документов (ст.49 БК).

Статья 32 БК устанавливает надлежащий суд Договаривающегося государства, в который направляется заявление о принудительном исполнении.

Так, в Нидерландах заявление о принудительном исполнении рассматривается президентом районного суда того района, в котором проживает должник. В Германии - председательствующим судьей отделения соответствующего суда Земли. В Англии и Уэльсе заявление должно быть направлено в Высокий суд (решения по делам о содержании - в Суд магистрата через секретаря государства).

В том случае, если сторона-должник не проживает на территории государства, в котором решение подлежит исполнению, заявление о принудительном исполнении направляется в суд по месту принудительного исполнения.

Основания для отказа в принудительном исполнении судебного решения, вынесенного в иностранном государстве, указаны в ст.27 и 28 БК. Это означает, что применяются те же правила, что и в отношении отказа в его официальном признании.


Процедура вынесения судебного постановления об исполнении решений
судов иностранных государств в Европейском союзе


Статья 34 БК обязывает суд, в который поступило заявление о принудительном исполнении, вынести постановление без задержки.

Должник извещается о процессе рассмотрения заявления и вынесении постановления о принудительном исполнении и вызывается в суд. В том случае, если он не является на судебное заседание, то, независимо от его проживания на территории любого Договаривающегося государства, применяются ч.2 и 3 ст.20 БК, происходит приостановление процедуры рассмотрения заявления (ст.40 БК).

В соответствии со ст.35 БК суд должен без задержки известить заявителя о решении, принятом по заявлению о принудительном исполнении. Процедура рассмотрения заявления предусмотрена правом государства исполнения (R) и различается в некоторых странах. В Нидерландах, например, данная процедура закреплена в норме ст.3(4) Закона об исполнении Брюссельской конвенции, согласно которой достаточным является извещение заявителя письмом.

Должник может подать жалобу на постановление суда о принудительном исполнении в течение одного месяца со дня его оповещения о вынесении решения. Срок на принесение жалобы может составлять два месяца в том случае, если должник проживает на территории Договаривающегося государства, но не в государстве, в котором вынесено постановление о принудительном исполнении (ст.36 БК). Срок на обжалование решения суда о принудительном исполнении исчисляется с даты оповещения должника лично либо с даты доставления оповещения по адресу его места жительства. Увеличение сроков не разрешается.

Статья 37 БК устанавливает, что апелляция на постановление о принудительном исполнении должна быть принесена в соответствии с нормами о состязательном судопроизводстве в суд, указанный в ст.37 БК. Национальные особенности при применении данной статьи Брюссельской конвенции состоят в том, что в Нидерландах, Бельгии, Италии, Люксембурге и Франции жалоба может быть подана в кассационную инстанцию, в Англии же обжалованию подлежат лишь вопросы права.

ECJ в ряде постановлений подчеркивал, что толкование ст.37(2) БК должно быть буквальным. Например, в решении по делу Sonntag v. Waidmann от 21 апреля 1993 г.15 ECJ установил, что заинтересованная третья сторона не может принести апелляционную жалобу на постановление, вынесенное в соответствии со ст.36 БК. Это означает, что только должник в исполнительном производстве может обжаловать решение суда и, следовательно, только он может в случае отказа в удовлетворении жалобы обжаловать постановление о принудительном исполнении. Здесь не играют роли нормы национального права, которые позволяют заинтересованной третьей стороне приносить апелляционную жалобу, как это было, например, в деле Sonntag v. Waidmann. В приводимом примере заинтересованная третья сторона обжаловала решение суда первой инстанции согласно применяемому германскому праву.

Статья 38 БК содержит нормы о процедуре, посредством которой по просьбе стороны, обжалующей постановление о принудительном исполнении, процесс рассмотрения жалобы может быть приостановлен, поскольку в государстве рассмотрения дела была принесена жалоба на первичное решение суда. Суд может признать исполнение условным, основываясь на принятии мер обеспечения. Статья 38 БК предлагает судье разрешить данный вопрос по своему усмотрению.

ECJ в решении по делу Van Dalfsen v. Van Loon постановил, что обжалованию в кассационную инстанцию подлежит только решение, вынесенное в результате рассмотрения апелляционной жалобы. Постановления, вынесенные судом в случае применения ст.38 БК (приостановление производства и принятие мер обеспечения), которые могут позднее стать составной частью решения по делу, не подлежат обжалованию в кассационном порядке*(16).

В течение срока, определенного для принесения апелляционной жалобы в силу ст.36 БК, и до принятия решения по апелляционной жалобе могут быть предприняты обеспечительные меры в отношении собственности должника (ст.39 БК). Процедура, предусмотренная ст.24 БК 17, в данном случае не применяется.

Право на обжалование решения суда об отказе в исполнении предусмотрено и для заявителя по нормам ст.40, 41 БК.


О.А. Папкова,

кандидат юрид. наук


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Образование Европейской свободной торговой ассоциации (European Free Trade Association, сокращенно EFTA) было вызвано тем обстоятельством, что в 50-х годах Объединенное Королевство, предпочитая оставаться в стороне от Европейского экономического сообщества (ЕЭС), предложило создать условия для более свободной и обширной торговли. Когда данное предложение было отвергнуто шестью государствами - членами ЕЭС, Объединенное Королевство в 1961 г. основало EFTA с оставшимися шестью членами ЕЭС: Норвегией, Швецией, Австрией, Швейцарией, Данией, Португалией. К 1988 г. членами EFTA являлись: Финляндия, Норвегия, Австрия, Исландия, Швеция, Швейцария и Лихтенштейн (но последняя страна не подписала Луганскую конвенцию).

Финляндия, Австрия и Швеция 1 января 1995 г. вступили в Европейский союз и более не являются членами EFTA.

*(2) ECJ - это судебный орган, находящийся в Люксембурге, один из наиболее важных институтов интеграции Европейского союза. Официально он называется European Court of Justice (п.1 ст.4 Договора о создании ЕЭС). В переводе на русский язык данный институт именуется и как "Суд справедливости", и как "Суд правосудия", и как "Суд европейских сообществ". Однако в мировом сообществе уже сложилась традиция именовать данный судебный орган как "ECJ". Причем это название широко используется юристами различных национальностей, разной языковой принадлежности.

*(3) ECJ. 02. 06. 1994. Case 414/92 [1994] ECR I-2237, NILR 1994. Р. 359 note Vlas.

*(4) Статья 1 БК гласит, что данная конвенция применяется в случае рассмотрения любым судом или трибуналом дел, вытекающих из гражданских или торговых правоотношений. Таким образом, сфера действия Брюссельской конвенции ограничена областью конкретных правоотношений.

В соответствии с постановлением ECJ термин "гражданские или торговые правоотношения" основывается только на положениях Брюссельской конвенции. Данная конвенция не устанавливает перечня правоотношений, которые являются гражданскими или торговыми, и не дает определений этих правоотношений. В каждом конкретном случае вопрос о наличии или отсутствии гражданских или торговых правоотношений решается судом отдельно.

Так, ECJ своим решением установил, что иск о возмещении вреда, предъявленный физическим лицом в уголовном судопроизводстве преподавателю государственной школы, который в течение школьного путешествия причинил вред ученику вследствие преступной небрежности, подпадает под действие Брюссельской конвенции. Эта конвенция также применяется в том случае, если возможно применение норм публичного права.

Однако ч.2 ст.1 БК содержит перечень спорных правоотношений, которые не являются гражданскими и торговыми, следовательно, на их урегулирование Брюссельская конвенция не распространяется. Это правоотношения в области: гражданского состояния или правоспособности и дееспособности физических лиц; прав собственности, возникающих из супружеских отношений, отношений по завещанию и наследственных отношений в случае отсутствия завещания (однако иски о содержании попадают в сферу действия конвенции); банкротства, соглашений должника с кредитором или аналогичных процедур (иски, прямо не вытекающие из правоотношений банкротства, но непосредственно относящиеся к нему также не попадают под действие конвенции); общественной безопасности; третейского разбирательства.

*(5) ECJ. 20.01.1994. Case 129/92 [1994], ECR 117, All E.R., 2 February 1994. Р. 336, note Toulmin.

*(6) Здесь и далее: D - государство, в котором было вынесено решение; R - государство, в котором оно должно быть официально признано.

*(7) ECJ. 04.03.1988. Case 145/86.

*(8) ECJ. 13.07.1995. Case 474/93, Hengst Import BV v. Camese.

*(9) ECJ. 1993. Sonntag v. Waidmann, ECR 21 апреля 1993 г., Case 172/91 [1993] ecr 1963, nilr 1994. Р.333 note Vlas.

*(10) ECJ. 03.07.1990. Case 305/88.

*(11) ECJ. 11.06.1985. Case 49/84 (Debaecker v. Bouwman).

*(12) ECJ. 12.11.1992. Case 123/91, TVVS 1993/11. Р. 307 note Vlas.

*(13) ECJ. 1994.

*(14) ECJ. 30. 11. 1976. Case 42/76.

*(15) ECJ. 1993. Sonntag v. Waidmann, ECR 21 апреля 1993 г., Case 172/91 [1993] ecr 1963, nilr 1994. Р.333 note Vlas.

*(16) ECJ. 04. 10. 1991. Case 183/90.

*(17) Статья 24 БК: "заявление о принятии мер обеспечения может быть направлено в суды Договаривающегося государства по правилам, которые предусмотрены в праве этого государства, даже в том случае, если, согласно Брюссельской конвенции, суды другого Договаривающегося государства обладают юрисдикцией по принятию данных мер обеспечения".



Официальное признание и исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам внутри Европейского союза


Автор


О.А. Папкова - кандидат юрид. наук


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 2


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение