Арбитражное судопроизводство и взыскание долгов (В. Тихомиров, "Российская юстиция", N 3, март 2001 г.)

Арбитражное судопроизводство и взыскание долгов


В N 2 "Российской юстиции" за 2000 год опубликован небольшой материал под названием "Взыскать бесспорный долг - непростая задача". Тема, затронутая его автором - В. Колесниковым, - весьма актуальна для юристов-практиков, участвующих в судебном решении хозяйственных споров. Тем не менее следует отметить несколько односторонний подход автора к проблемам арбитражного судопроизводства вообще и, в частности, проблеме исполнения решений арбитражных судов.

Позиция В. Колесникова заслуживает внимания (в ней есть своя "сермяжная" правда). Но она все же основана лишь на отдельно взятом опыте юриста, участвовавшего в арбитражном процессе в качестве истца или ответчика. Поэтому хотелось бы подчеркнуть необходимость взгляда на обозначенные вопросы как бы "изнутри", т.е. глазами тех, кто работает в арбитражных судах в качестве судьи или специалиста.

В. Колесников связывает предпочтение некоторыми лицами криминального порядка взыскания долгов с длительностью этого взыскания через суд, а также с тем, что уплата госпошлины требует "живых" денег, которых у предприятий зачастую нет. Но далеко не секрет, что "услуги" криминальных структур в части урегулирования хозяйственного спора и "выбивания долга" обходятся значительно дороже, чем уплата госпошлины. Кроме того, сам этот процесс чреват тем, что по фактам незаконного давления на должника, сопровождающегося психическим и физическим насилием, может быть возбуждено уголовное дело. Поэтому не исключены ситуации, когда "заказчик" соответствующей "разборки", действительно являющийся потерпевшей стороной в гражданско-правовых отношениях с конкретным должником, способствует превращению последнего в потерпевшего уже в рамках уголовно-правовых. При этом сам заказчик может быть признан соучастником преступления и нести уголовную ответственность наряду с непосредственными "взыскателями" долга.

Следует также сказать, что заявление автора о необходимости сбора "кучи" разных документов для подтверждения обоснованности ходатайства о предоставлении отсрочки уплаты госпошлины явно преувеличено. Для этого необходим лишь подтвержденный налоговым органом перечень расчетных и иных счетов с наименованиями и адресами банков и других кредитных учреждений, в которых эти счета открыты, и подтвержденные банком (банками) данные об отсутствии на них денежных средств в размере, необходимом для уплаты госпошлины (постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 1997 г. "О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федерации о государственной пошлине").

Мнение автора о чрезвычайной затруднительности положительного решения вопроса о предоставлении отсрочки также не имеет под собой реальной базы. Об этом свидетельствуют как доступные статистические данные арбитражных судов, так и соответствующие акты Высшего Арбитражного Суда. В 1999 году удовлетворено 89% ходатайств об отсрочке уплаты госпошлины. Без ее предварительной уплаты в 1997 году разрешено 58,1% всех дел, в 1998 году - 69,3%, в 1999 году - 73,7%.

Таким образом, относительно решения вопросов по отсрочке уплаты госпошлины позицию арбитражных судов следует охарактеризовать как более чем лояльную. При этом необходимо отметить наличие ряда вопросов, которые требуют своего отдельного рассмотрения. В частности, справки, предоставляемые из налоговых органов, часто не несут в себе полной информации о всех банковских счетах заявителя.

Другим утверждением автора, вызывающим сомнение, а в плане использования эпитета "пережиток прошлого" - категорическое неприятие, является его критика необходимости предъявления иска по месту нахождения ответчика (ст.25 АПК РФ). Автор почему-то абстрагировался от такой стадии судопроизводства, как исполнение решений, а равно от ряда норм, регулирующих исполнительное производство. В частности, ст.11 Закона "Об исполнительном производстве" предусматривает, что исполнительные действия в отношении должника - юридического лица совершаются по месту нахождения его или его имущества. Исполнением решений занимается служба судебных приставов, которая не входит в арбитражно-судебную систему и имеет независимый статус. Она исполняет в основном акты суда, действующего на той же территории. Существует общее правило о том, что судебный пристав-исполнитель осуществляет свои функции строго на определенной территории.

Автор также не упомянул о существовании ст.30 АПК, устанавливающей договорную подсудность (как и других статей, позволяющих говорить не только о территориальной подсудности), что делает его утверждение об архаичности ст.25 АПК, мягко говоря, неуместным.

Относительно замечания о необходимости судиться на территории, где находится должник (и где, как известно, и "стены помогают"), следует напомнить, что законодательство обеспечивает независимость судей арбитражного суда и равенство сторон в арбитражном процессе. Если исходить из позиции автора и поддержать его предложение о рассмотрении арбитражных дел не по месту нахождения должника (ответчика), а по месту нахождения кредитора (истца), то в этом случае "стены" должны помогать истцу (кредитору).

Особо следует остановиться на позиции В. Колесникова по поводу лишения сторон права обжалования решений федеральных окружных судов в Высший Арбитражный Суд РФ. Упомянутый при этом способ защиты нарушенных прав в виде заявления о принесении протеста на решение арбитражного суда, вступившее в законную силу, и есть по своей сути форма обжалования. Относительно бесполезности "писать туда заявления с просьбой принести протест" следует сказать, что количество таких заявлений по конкретному решению не ограничено. Если заявитель недостаточно обосновал правоту своей позиции, то он может попытаться исправить это в повторном заявлении о принесении протеста.

Вряд ли можно согласиться и с тем, что положение о принятии решения и его объявлении в одном судебном заседании не способствует правосудию.

Во-первых, автор не упомянул о возможности отложения вынесения мотивированного решения (в исключительных случаях по особо сложным делам) на срок не более трех дней (ст.134 АПК). Во-вторых, ситуация, когда "сваливается" много разноречивой информации, нередко сопровождается необходимостью представления дополнительных доказательств, что в силу ст.120 АПК является основанием для отложения рассмотрения дела. В-третьих, следует помнить, что процессуальный срок (не более двух месяцев в соответствии со ст.114 АПК), в течение которого дело должно быть рассмотрено, вполне достаточен, чтобы судье хватило времени на подготовку к судебному заседанию и ознакомление с основной массой представленных документов. При этом маловероятно, чтобы в процессе рассмотрения дела был представлен очень большой объем новых доказательственных документов.

Сказанное свидетельствует о нереальности ситуации с внезапным возникновением большого объема информации в стадии рассмотрения дела. К тому же сложность спора обычно может быть понятна заранее (на стадии принятия к производству), что позволяет подготовиться к нему как силами самого судьи, так и с помощью руководства суда (в частности, ст.14 АПК предусматривает коллегиальное рассмотрение любого дела по решению председателя суда).

Кроме того, само явление, обозначенное термином "сваливается", часто возникает не по объективной необходимости и не из-за сложности спорной ситуации, а по субъективному усмотрению сторон, неподготовленных или слабо подготовленных к судебному разбирательству. Они зачастую недооценивают стадию подготовки к судебному разбирательству, в ходе которой необходимо четко определить предмет, юридические и фактические основания иска. Эта стадия предполагает выполнение и иных обязательных действий, соответствующих принципам диспозитивности и состязательности арбитражного процесса. Причем следует обратить внимание на обычно "забываемую" суть принципа диспозитивности, заключающуюся в том, что участвующие в судебном процессе стороны могут свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, а суд лишь содействует им в реализации этих прав и осуществляет контроль за законностью их действий.

Если стороны на стадии подготовки судебного разбирательства или даже еще раньше (на этапе, непосредственно предшествующем подаче иска) при формулировании выводов, изложенных в исковом заявлении, действуют профессионально (в том числе юридически), т.е. грамотно обобщают, систематизируют, обосновывают предъявленные исковые требования, то субъективная составляющая в ситуации "сваливания" большого объема информации ничтожна, степень непредсказуемости хода судебного разбирательства незначительна.

Несмотря на критические замечания, высказанные по поводу позиции В. Колесникова, следует подчеркнуть особую актуальность поставленного им вопроса для юристов, да и для всего нашего государства. Как сделать так, чтобы решение арбитражного суда стало гарантией скорого и полного взыскания присужденных сумм? Позитивный результат здесь в интересах как самих арбитражных судов, так и лиц, участвующих в арбитражном деле. Для первых это вопрос чести и один из критериев эффективности работы, а для последних (в том числе для юристов-хозяйственников) - реальная возможность защиты и восстановления с помощью арбитражного суда нарушенных прав при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.


В. Тихомиров,

начальник отдела информационного обеспечения

арбитражного суда Тюменской области,

кандидат юридических наук



Арбитражное судопроизводство и взыскание долгов


Автор


В. Тихомиров - начальник отдела информационного обеспечения арбитражного суда Тюменской области, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 3, стр.30


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.