Назначение наказания при вынесении вердикта о снисхождении (Р. Хушт, "Российская юстиция", N 3, март 2001 г.)

Назначение наказания при вынесении вердикта о снисхождении


В соответствии с ч.1 ст.65 УК РФ срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Таким образом, закон дает присяжным право повлиять на решение председательствующим вопроса о наказании, которое следует назначить лицу, признанному виновным в совершении преступления. Причем на ответ присяжных о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения (особого снисхождения), влияют различные факторы, начиная от раскаяния подсудимого и заканчивая слишком суровой, по мнению присяжных, санкцией уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за то или иное общественно опасное деяние.

При назначении наказания лицам, признанным присяжными заслуживающими снисхождения, судьи руководствуются нормами УК, а также разъяснениями, содержащимися в постановлении N 40 Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами уголовного наказания" от 11 июня 1999 г.

В названных актах наибольший интерес представляют правила назначения наказания лицам, признанным виновными в преступлениях, за совершение которых может быть назначена смертная казнь или пожизненное лишение свободы. В соответствии с УК в случае признания таких лиц заслуживающими снисхождения к ним данные виды наказания не применяются. До принятия постановления N 40 единой практики в применении указанной нормы не существовало. С принятием же его установлено, что названные лица не только не приговариваются к смертной казни или пожизненному лишению свободы, но и осуждаются к лишению свободы с существенным снижением верхнего предела наказания в виде лишения свободы. Между тем из содержания ч.1 ст.65 УК такого толкования однозначно не вытекает. Полагаю, что при разработке проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ исходили из сравнительного анализа ч.1 ст.65 УК и ч.2 ст.460 УПК РСФСР. В последней норме содержится прямое указание о том, что по делам о преступлениях, за которые уголовный закон предусматривает применение смертной казни, признание подсудимого заслуживающим снисхождения не позволяет председательствующему назначить смертную казнь, но не препятствует назначению наказания в виде лишения свободы в пределах санкции соответствующей статьи УК. Сопоставив правила ст.65 УК и ст.460 УПК РСФСР, разработчики постановления, вероятно, пришли к выводу, что если в УК РФ не содержится такого прямого указания, значит, допустимо применение сниженного верхнего предела наказания в виде лишения свободы и к лицам, признанным виновными по статьям с исключительной мерой наказания. Видимо, учитывалась и предшествующая практика Президиума Верховного Суда РФ, неоднократно изменявшего приговоры в отношении лиц, получивших снисхождение присяжных и осужденных судом к лишению свободы в пределах санкции соответствующей "расстрельной" статьи.

Учитывая изложенное, следует также заметить, что закрепленное в постановлении N 40 толкование ч.1 ст.65 УК не противоречит буквальному содержанию анализируемой нормы, для устранения любых разночтений необходимо изменить ее текст. Соответствующее предложение новой редакции ст.65 УК уже было сделано на страницах "Российской юстиции" (2000. N 5. С. 5). Однако оно направлено в сторону ухудшения положения лиц, признанных виновными по статьям, предусматривающим смертную казнь или пожизненное лишение свободы. Позиция Пленума Верховного Суда РФ, напротив, ориентирует судебную практику в сторону улучшения положения таких лиц.

Суть рассматриваемой проблемы состоит в необходимости реального обеспечения права присяжных влиять на наказание в отношении лица, признанного ими виновными в совершении преступления.

В соответствии со ст.451 УПК РСФСР председательствующий в напутственном слове сообщает присяжным содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый, т.е. доводит до их сведения диспозицию и санкцию соответствующей статьи УК. В обязанности судьи также входит разъяснение присяжным предусмотренных уголовным законом последствий признания лица заслуживающим снисхождения или особого снисхождения, если его вина будет доказана. Совершенно очевидно, что если бы судьи разъясняли присяжным наряду с этими нормами также положения, содержащиеся в анализируемом постановлении (адресованном профессиональным юристам, в первую очередь, самим судьям), то лица, признанные виновными в совершении преступлений, за которые предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, получали бы снисхождение присяжных значительно реже.

В этом смысле вполне справедливы замечания о том, что вердикты присяжных о снисхождении зачастую основаны исключительно на стремлении воспрепятствовать возможному применению профессиональным судьей смертной казни, желании сохранить подсудимому жизнь.

В связи с изложенным представляется, что в текст ч.1 ст.65 УК необходимо внести изменения с учетом позиции высшей судебной инстанции (редакцию считаю возможным позаимствовать из п.19 постановления N 40). Тем самым на профессионального судью ляжет обязанность довести до сведения присяжных все последствия признания виновного лица заслуживающим снисхождения.


Р. Хушт,

адвокат Краснодарской краевой

коллегии адвокатов



Назначение наказания при вынесении вердикта о снисхождении


Автор


Р. Хушт - адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов


"Российская юстиция", 2001, N 3, стр.36


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.