Крупные сделки в гражданском обороте (Д.В.Ломакин, "Законодательство", N 3, март 2001 г.)

Крупные сделки в гражданском обороте


За последнее десятилетие гражданский оборот в России претерпел значительные изменения. Новым Гражданским кодексом РФ и принятыми в соответствии с ним федеральными законами предусмотрено множество новых видов сделок, не известных ранее отечественному законодательству. Особенности таких сделок обычно обусловливаются сущностью порождаемых ими субъективных прав и юридических обязанностей, а их основная классификация проводится по основаниям, сходным с критериями разграничения правоотношений, возникающих на основе сделок.

Однако развитие гражданского оборота требует разработки иных способов систематизации, созданных исходя не из особенностей порождаемых сделкой правоотношений, а из некоторых общих целей, достижение которых предопределяет нормальное развитие гражданского оборота. Например, при создании механизма надлежащей защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота в целом и участников хозяйственных обществ в частности в качестве одного из элементов этого механизма законодатель выделил так называемую группу крупных сделок и установил особый правовой режим их регулирования.

В настоящей статье анализируются крупные сделки, предусмотренные Федеральными законами от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изм. и доп. от 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г.) (далее - Закон об АО) и от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изм. и доп. от 11 июля, 31 декабря 1998 г.) (далее - Закон об ООО). Сделки, имеющие тождественное наименование, но другую правовую природу (например, указанные в п.5 ст.15 Федерального закона от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)"), здесь не рассматриваются.

Обособление крупных сделок имеет подчиненный характер по отношению к основной классификации сделок. Поэтому под определение крупной сделки при наличии соответствующих критериев могут подходить сделки различных видов: договор купли-продажи и договор дарения, договор залога и договор поручительства и т.д.

В настоящее время критерии крупной сделки, а также требования к порядку ее заключения определены в двух основных актах корпоративного законодательства - Законе об АО*(1) и Законе об ООО*(2). Первый из них предусматривает две разновидности крупных сделок.

Первую группу законодатель выделил на основе стоимостного критерия. Крупной сделкой признается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением или отчуждением либо возможностью отчуждения акционерным обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25% балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о заключении таких сделок, за исключением сделок, совершаемых в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности (п.1 ст.78 Закона об АО).

Вторая группа крупных сделок обособляется исходя из количественного критерия. В соответствии с ним крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с размещением обыкновенных акций либо привилегированных акций, конвертируемых в обыкновенные акции, составляющих более 25% ранее размещенных обществом обыкновенных акций (п.1 ст.78 Закона об АО).

В силу специфики общества с ограниченной ответственностью как организационно-правовой формы юридических лиц и невозможности в рамках этой формы осуществлять выпуск акций Закон об ООО при выделении крупных сделок ограничивается количественным критерием (п.1 ст.46).

Таким образом, крупной сделкой может являться как одна самостоятельная, так и несколько взаимосвязанных сделок. Законодатель не определяет признаки, присутствие которых указывало бы на взаимосвязь сделок. Поэтому, как справедливо отмечает Г.Е.Авилов, "только при рассмотрении конкретного дела суд может ответить на вопрос, следует ли определенные сделки считать взаимосвязанными или нет"*(3).

Возможна следующая ситуация. Генеральный директор акционерного общества Х отчуждает все акции другого акционерного общества, принадлежащие на праве собственности обществу Х, посторонним лицам. Отчуждение происходит путем заключения с этими лицами нескольких договоров купли-продажи акций. Указанные договоры - каждый по отдельности - не подпадают под понятие крупной сделки по количественному критерию, однако взятые в совокупности они ему полностью соответствуют. В чем же может проявляться взаимосвязь заключенных договоров?

Во-первых, совпадают основания сделок, заключенных генеральным директором общества. Основанием сделки является типичный для данного вида сделок правовой результат, ради достижения которого они совершаются. В нашем примере такой результат заключался в прекращении права собственности на акции у общества Х и возникновении права собственности на данные ценные бумаги у иных лиц.

Во-вторых, отчуждение акций влекло за собой не только прекращение права собственности на них у общества Х, но и потерю им статуса акционера, так как в силу п.1 ст.142 ГК РФ с передачей ценной бумаги к ее приобретателю переходят все удостоверяемые ею права в совокупности.

Наконец, в-третьих, предметом всех заключенных сделок выступало однородное имущество в виде акций.

Наличие перечисленных обстоятельств, на наш взгляд, позволяет дать утвердительный ответ на вопрос о наличии в данном случае взаимосвязи между заключенными сделками по отчуждению акций.

Для квалификации сделки в качестве крупной сделки первой группы необходимо установить, была ли она направлена на приобретение или отчуждение имущества, а также создавала ли она прямо или косвенно возможность отчуждения обществом имущества. Причем указанное отчуждение не следует понимать как простую передачу имущества иным лицам. Отчуждением является лишь передача имущества, в результате которой у общества прекращается на него право собственности либо если оно осуществляет уступку прав согласно нормам главы 24 ГК РФ, когда в виде имущества выступают имущественные права.

Так, арендодатель не может оспаривать договор аренды по основанию несоблюдения при его заключении требований закона о совершении крупных сделок, поскольку по договору аренды не происходит отчуждение имущества, оно лишь передается арендатору во временное владение и пользование (ч.1 ст.606 ГК РФ)*(4). Однако если договором аренды предусматривается возможность выкупа арендованного имущества (ст.624 ГК РФ), то такой договор, несомненно, будет являться сделкой, направленной на отчуждение имущества, ибо законодатель говорит не только о фактическом отчуждении имущества, но и о возможном.

Сделки, заключение которых позволяет отчуждать имущество, могут быть самыми разными. Например, заключение договора залога может и не повлечь за собой обращение взыскания на предмет залога и его реализацию. Но отчуждение предмета залога станет неизбежным в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства. Юридическое значение имеет создание самой возможности отчуждения имущества, а не ее фактическое осуществление. Причем не имеет значения, создается ли возможность отчуждения имущества только по воле его собственника или отчуждение станет возможным помимо его воли.

Что касается состава имущества, в отношении которого существует потенциальная возможность отчуждения, и его стоимости, то эти показатели должны определяться на основе конкретных данных, существующих на момент заключения сделки. Как справедливо отмечает Г.С.Шапкина, при этом не должны учитываться дополнительные затраты (обременения имущественного характера), которые лицо может понести в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, порожденных заключенной сделкой*(5). К таким выплатам могут быть отнесены штрафы, пени, иные меры гражданско-правовой ответственности.

Возможность изменения состава отчуждаемого имущества, увеличения его стоимости не обусловливается исключительно противоправным характером действий или бездействия общества. Примером может служить договор поручительства, который на момент его заключения обществом-поручителем может не отвечать признакам крупной сделки. Однако в соответствии с п.2 ст.363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая выплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. Ответственность поручителя, как правило, не ограничивается договором поручительства. Таким образом, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником своего обязательства по основному договору сделка поручительства по стоимостному критерию из разряда обычных сделок может перейти в разряд крупных. Но это обстоятельство, по нашему мнению, никак не должно влиять на квалификацию такой сделки в качестве обычной. В противном случае создается реальная угроза стабильности и договорных отношений, и нормального гражданского оборота. Такие опасения уже высказывались известными цивилистами*(6).

Следует отметить, что ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны крупными сделки, совершаемые обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности. Под хозяйственной деятельностью общества следует понимать его деятельность как участника гражданского оборота, направленную на производство товаров, выполнение работ, оказание услуг и осуществляемую в соответствии с уставом данного общества.

Термин "обычная" следует трактовать по-своему в каждом конкретном случае. По общему правилу хозяйственное общество как разновидность коммерческой организации обладает общей правоспособностью и может осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (абз.2 п.1 ст.49 ГК РФ). Однако обычными для конкретного общества будут далеко не все виды деятельности, которыми оно вправе заниматься. Например, если общество, изготовляющее какую-либо продукцию, отчуждает принадлежащие ему сооружения, необходимые для осуществления производственного процесса, вряд ли такую сделку можно признать совершаемой в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности. Такая сделка не только не связана с обычной хозяйственной деятельностью общества, но и может сделать невозможным осуществление самой этой деятельности. Напротив, приобретение сырья, материалов, а также сделки, направленные на реализацию готовой продукции, будут являться для такого общества совершаемыми в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности*(7).

Под сделками общества, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности, понимаются: а) сделки, являющиеся неотъемлемым элементом содержания такой деятельности, б) иные сделки, сопутствующие им. Само осуществление того или иного вида хозяйственной деятельности предполагает необходимость заключения сделок первой группы. Что касается сделок второй группы, то их главное назначение состоит в создании необходимых предпосылок для заключения и исполнения сделок первой группы, посредством которых осуществляется их связь с обычной хозяйственной деятельностью общества.

Возвращаясь к примеру с хозяйственным обществом, занимающимся изготовлением продукции, отметим, что его деятельность практически невозможна без заключения сделок по приобретению сырья, материалов, необходимых в процессе производства, а также сделок по реализации готового продукта. Такие сделки составят первую группу. Однако в ряде случаев для их осуществления общество бывает вынуждено заключать сопутствующие сделки. Например, отсутствие свободных денежных средств ограничивает возможности приобретения сырья. В подобном случае для привлечения денежных средств общество может заключить кредитный договор с банком. Данную сделку следует рассматривать как сопутствующую (относящуюся ко второй группе). Судебная практика не характеризует в качестве крупных сделок кредитные договоры, по которым обществу предоставляются денежные средства на цели, связанные с осуществлением обычной хозяйственной деятельности*(8).

Сопутствующие сделки не сводятся только к кредитным договорам, они могут быть различными. Возможность заключения тех или иных сделок в качестве сопутствующих определяется прежде всего видом хозяйственной деятельности, осуществляемой обществом.

Порядок определения стоимости имущества, являющегося предметом крупной сделки, заключаемой обществом с ограниченной ответственностью, приведен в п.2 ст.46 Закона об ООО. Стоимость отчуждаемого обществом в результате совершения крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета, а стоимость приобретаемого имущества - на основании цены предложения. Эта стоимость сравнивается со стоимостью всего имущества общества на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки. Сделка будет являться крупной, если стоимость отчуждаемого или приобретаемого по ней имущества составит более 25% стоимости имущества общества. Уставом общества с ограниченной ответственностью может быть предусмотрен более высокий процент соотношения стоимости имущества, являющегося предметом сделки, и стоимости всего имущества общества. Бухгалтерский учет, на основании данных которого определяется стоимость отчуждаемого имущества, представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации об имуществе общества (п.1 ст.1 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете"*(9)). Что касается бухгалтерской отчетности, то она определяется в качестве единой системы данных об имущественном и финансовом положении общества, о результатах его хозяйственной деятельности, составляемой на основе данных бухгалтерского учета по установленным формам (ст.2 закона "О бухгалтерском учете").

Для отражения в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности имущество общества подлежит денежной оценке в соответствии с установленными требованиями*(10). Так, оценка имущества, приобретенного за плату, осуществляется путем суммирования фактически произведенных затрат на его покупку, а имущества, полученного безвозмездно, - по рыночной стоимости на дату оприходования и т.д. Наибольшее значение для определения стоимости имущества по сделке имеют данные бухгалтерского баланса, являющегося неотъемлемой частью бухгалтерской отчетности. Именно с данными бухгалтерского баланса происходит сопоставление стоимости отчуждаемого или приобретаемого по сделке имущества. Для этих целей необходимо использовать бухгалтерский баланс, составленный за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о заключении сделки. По общему правилу коммерческие организации обязаны представлять квартальную и годовую бухгалтерскую отчетность (п.2 ст.15 закона "О бухгалтерском учете"). Таким образом, при решении вопроса о том, является ли сделка крупной, в зависимости от времени принятия решения о ее совершении следует руководствоваться данными квартального или годового бухгалтерского баланса.

В отношении порядка определения стоимости имущества, являющегося предметом крупной сделки, заключаемой акционерным обществом, нет единой позиции ни в юридической литературе, ни в судебной практике. Согласно п.2 ст.78 Закона об АО, указанное действие осуществляется советом директоров общества в соответствии со ст.77 того же акта. Таким образом, законодатель распространил на отношения, связанные с определением стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого по крупной сделке, действие норм об определении рыночной стоимости имущества.

Тем не менее возникает вопрос: о какой стоимости имущества идет речь в п.2 ст.78 Закона об АО? Говорит ли законодатель о стоимости имущества, являющегося предметом сделки, которую следует сравнивать с балансовой стоимостью активов общества на дату принятия решения о заключении такой сделки, или имеется в виду цена сделки, определяемая советом директоров уже после отнесения сделки к категории крупных? Некоторые цивилисты полагают, что законодатель распространяет действия норм об определении рыночной стоимости имущества на отношения, связанные с утверждением цены сделки*(11).

Что касается стоимости имущества, которая соотносится с балансовой стоимостью активов общества, то она должна определяться на основании данных бухгалтерского баланса. Значит, заключаемая акционерным обществом сделка будет являться крупной, если балансовая стоимость имущества, являющегося предметом такой сделки, составит более 25% балансовой стоимости активов общества.

Встречается такой подход и в судебной практике. В одном из своих постановлений Федеральный арбитражный суд Московского округа указал, что нижестоящая судебная инстанция, квалифицируя сделку в качестве крупной, неправомерно исходила из того, что для определения процентного соотношения стоимости активов общества и отчуждаемого имущества следует руководствоваться его рыночной стоимостью, определяемой в соответствии со ст.77 Закона об АО. По мнению кассационной инстанции, в соответствии со ст.78 Закона об АО совет директоров привлекается для принятия решения об определении стоимости и отчуждении имущества после квалификации сделки в качестве крупной на основе данных бухгалтерского баланса*(12).

Такая позиция далеко не бесспорна. В отличие от Закона об ООО акционерный закон не говорит о том, что при квалификации сделки в качестве крупной следует исходить из балансовой стоимости имущества, являющегося предметом сделки. В пункте 1 ст.78 Закона об АО употребляется термин "стоимость имущества", а в п.2 той же статьи уточняется, что определение стоимости имущества осуществляется по правилам ст.77 данного акта. В этой связи логичнее было бы предположить, что при квалификации сделки в качестве крупной следует руководствоваться рыночной стоимостью имущества, являющегося предметом сделки, а не его балансовой стоимостью. Кроме того, утверждение о том, что совет директоров акционерного общества определяет цену сделки после квалификации таковой в качестве крупной, на наш взгляд, не совсем корректно, поскольку большинство таких сделок являются договорами, а формирование условий договора осуществляется, как правило, обеими сторонами совместно, а не какой-то из них в одностороннем порядке. К сожалению, не вносит окончательной ясности в решение этого вопроса и Постановление N 4/8. Остается надеяться, что двоякое толкование норм акционерного закона о порядке отнесения сделок к категории крупных будет устранено самим законодателем.

Установлен особый порядок заключения крупных сделок. Согласно п.3 ст.46 Закона об ООО, решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества. Однако если в обществе образован совет директоров, то принятие решений о совершении крупных сделок, связанных с приобретением или отчуждением имущества, стоимость которого составляет от 25 до 50% стоимости имущества общества, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров. Нормы ст.46 Закона об ООО, регламентирующие порядок заключения крупных сделок, в основном носят диспозитивный характер. Уставом общества с ограниченной ответственностью может быть даже предусмотрено, что для совершения крупных сделок не требуется решения общего собрания участников общества и совета директоров (п.6 ст.46).

Напротив, соответствующие нормы акционерного закона, содержащиеся в ст.79, как правило, императивны. Решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается советом директоров общества единогласно, при этом не учитываются голоса выбывших членов совета директоров. Если единогласие совета директоров общества по вопросу о совершении крупной сделки не достигнуто, по решению совета директоров общества, принятому простым большинством голосов, этот вопрос может быть вынесен на решение общего собрания акционеров. Решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет свыше 50% балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается только общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, присутствующих на собрании.

Что касается второй группы крупных сделок, выделяемых акционерным законом по количественному критерию, то, к сожалению, порядок их заключения не получил закрепления в ст.79 Закона об АО. Разрешить эту ситуацию попыталась Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) РФ, распространив на порядок заключения крупных сделок, связанных с размещением акций, нормы, устанавливающие процедуру заключения крупных сделок по приобретению или отчуждению имущества, с той особенностью, что за основу брался процент не от стоимости имущества, а от ранее размещенных акций*(13). При этом общему собранию акционеров были предоставлены полномочия, не предусмотренные Законом об АО, что привело к искусственному расширению компетенции высшего органа управления акционерного общества. В результате соответствующее положение подзаконного нормативного акта вступило в противоречие с п.3 ст.48 Закона об АО, согласно которому общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции акционерным законом. Таким образом, с момента вступления в силу поправок к Стандартам эмиссии суды должны были игнорировать нормы подзаконного акта и руководствоваться при разрешении споров положениями акционерного закона (ст.12 ГК РФ).

Согласно п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного органа не соответствует закону, он в силу ч.2 ст.120 Конституции РФ обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения*(14). В настоящее время абз.2-4 п.4.4 Стандартов эмиссии, расширяющие компетенцию общего собрания акционеров в противоречие нормам акционерного закона, признаны Верховным Судом РФ недействительными*(15).

Следует отметить, что инициатива ФКЦБ РФ нашла отражение в проекте изменений, подготовленных для внесения в акционерный закон. Пока эти изменения не приняты, при заключении крупных сделок, связанных с размещением акций, как представляется, следует рассуждать следующим образом. Во-первых, акции являются разновидностью имущества. Поэтому при заключении сделки, связанной с размещением акций, следует руководствоваться нормами ст.79 Закона об АО, если стоимость акций составляет более 25% балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о заключении такой сделки. Во-вторых, в уставе общества целесообразно предусмотреть отнесение вопроса о заключении крупных сделок, связанных с размещением акций, к компетенции совета директоров на случай, если их нельзя будет подвести по стоимостному признаку под критерии сделок, относящихся к первой группе.

Несоблюдение порядка заключения крупных сделок может повлечь за собой различные правовые последствия. Решение хозяйственного общества о заключении крупной сделки должно быть коллективным. Поэтому действия единоличного исполнительного волеизъявляющего органа общества, направленные на заключение крупной сделки, без выражения соответствующего согласия волеобразующих органов общества (совета директоров, общего собрания) не могут рассматриваться как правомочные. Согласно п.5 ст.46 Закона об ООО, крупная сделка, совершенная с нарушением требований, установленных к порядку ее заключения, является оспоримой. Оспорить сделку может как само общество, так и его участники. Если же уставом общества предусмотрен обычный порядок заключения крупных сделок (п.6 ст.46 Закона об ООО), то вопрос об их недействительности по основаниям несоблюдения требований ст.46 Закона об ООО к порядку заключения крупных сделок ставиться не может.

Что касается крупных сделок акционерного общества, заключенных с нарушением требований акционерного закона к порядку их совершения, то такие сделки являются ничтожными. Данный вывод следует из ст.168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Акционерный закон не устанавливает ни оспоримости таких сделок, ни иных последствий нарушения.

В проекте изменений Закона об АО предусматривается рассмотрение вопроса об оспоримости крупных сделок, в отношении которых была нарушена процедура заключения. Пока же попытку устранить явную несоизмеримость нарушений процедуры заключения крупных сделок и вызванных этим последствий в виде ничтожности таких сделок предпринял Высший Арбитражный Суд РФ. Как следует из абз.2 п.14 упомянутого Постановления N 4/8, крупная сделка, заключенная с нарушением требований акционерного закона к порядку ее совершения, может быть признана судом имеющей юридическую силу, если будет установлено, что в последующем такая сделка была одобрена соответственно советом директоров либо общим собранием акционеров. Такое "толкование", по существу создающее новую норму права, привело некоторые судебные инстанции к выводу об оспоримом характере этих сделок*(16). Ошибочность данного заключения представляется очевидной. Во-первых, такой вывод не основан на законе и не следует из п.14 Постановления N 4/8. Во-вторых, ничего необычного для отечественного гражданского законодательства в возможности придать юридическую силу ничтожной сделке нет. Такая возможность существует, но это не превращает ничтожную сделку в оспоримую. В качестве примера можно привести норму, закрепленную в ст.172 ГК РФ. Однако нельзя не согласиться с мнением о том, что ценность такой "реанимации" сделки весьма сомнительна*(17).

В заключение отметим, что правовое регулирование крупных сделок должно строиться с учетом выявления оптимального соотношения охраны прав и интересов участников хозяйственных обществ и стабильности гражданского оборота. В действующем законодательстве отдан очевидный приоритет охране прав участников хозяйственных обществ. Это решение вряд ли можно считать целесообразным, поскольку на практике оно часто приводит к злоупотреблению правом. Незаслуженно забыты основные постулаты теории оборота (Verktrauenstheorie), согласно которым каждый вправе доверять волеизъявлению других, полагаться на него как на нечто серьезное и реальное; каждый должен нести ответственность за все свои действия, за все свои волеизъявления, за свое не только "быть", но и "казаться"*(18). Риск добросовестного контрагента общества, заключающийся в признании крупной сделки недействительной по основаниям несоблюдения процедуры ее заключения, должен быть жестко ограничен в целях стабилизации гражданского оборота.

Ограничение такого риска может осуществляться различными способами. Г.Е.Авилов, например, предлагает рассматривать иски общества или его участников о признании крупной сделки недействительной через призму ст.10 ГК РФ*(19). В качестве основания признания крупной сделки недействительной, помимо несоблюдения процедуры ее заключения, можно также предусмотреть причинение обществу убытков в размере, превышающем определенный процент от размера чистых активов общества. Но в любом случае законодатель должен исправить положение, при котором интересы одних участников гражданского оборота (контрагентов хозяйственных обществ) приносятся в жертву интересам других участников оборота (хозяйственным обществам и их участникам).


Д.В.Ломакин,

кандидат юрид. наук,

старший преподаватель кафедры гражданского права

юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова


"Законодательство", N 3, март 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) СЗ РФ. 1996. N 1. Ст.1.

*(2) Там же. 1998. N 7. Ст.785.

*(3) Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" / Отв. ред. Г.С. Шапкина. М., 2000. С.218.

*(4) Такого же подхода придерживается и судебная практика *(см., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 сентября 1999 г. по делу N Ф03-А59/99-1/1210).

*(5) Шапкина Г.С. Арбитражно-судебная практика применения Федерального закона "Об акционерных обществах". М.,1997. С.88.

*(6) См., напр.: Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // Гражданский кодекс России: Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С.146.

*(7) Именно такой примерный перечень сделок акционерного общества, связанных с осуществлением им обычной хозяйственной деятельности, дан в абз.3 п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (с изм. и доп. от 5 февраля 1998 г.) (далее - Постановление N 4/8) (см.: Вестник ВАС РФ. 1997. N 6; 1998. N 4).

*(8) См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 апреля 1999 г. по делу N КГ-А40/870-99; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10 апреля 2000 г. по делу N А56-29191/99.

*(9) СЗ РФ. 1996. Ст.5369.

*(10) Такие требования, в частности, установлены Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным приказом Минфина РФ от 29 июля 1998 г. N 34н (в ред. приказов Минфина РФ от 30 декабря 1999 г. N 107н; от 24 марта 2000 г. N 31н).

*(11) Долинская В.В. Акционерное право. М., 1997. С.211-213.

*(12) Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 июня 2000 г. по делу N КГ-А41/2281-00.

*(13) См.: Стандарты эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии. Утверждены постановлением ФКЦБ России от 17 сентября 1996 г. N 19 (в редакции постановления ФКЦБ России от 11 ноября 1998 г. N 47) (далее - Стандарты эмиссии). П.4.4 // Вестник ФКЦБ России. 1996. N 4.

*(14) Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1.

*(15) См.: Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. N КАС-249.

*(16) См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 апреля 2000 г. по делу N КГ-А40/1536-00.

*(17) Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.,1999. С.81.

*(18) См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С.247.

*(19) См.: комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". С.156.



Крупные сделки в гражданском обороте


Автор


Д.В.Ломакин - кандидат юрид. наук, старший преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 3


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение