Недействительные крупные сделки и сделки с участием заинтересованных лиц (М.А.Марголин, "Законодательство", N 3, март 2001 г.)

Недействительные крупные сделки
и сделки с участием заинтересованных лиц


Оспоримые или ничтожные


Определения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (далее - сделки с заинтересованностью), содержатся в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО), там же указан и порядок их совершения акционерным обществом (ст.78, 79, 81-84). Предполагается, что совершение акционерным обществом гражданско-правовых сделок, направленных на приобретение или отчуждение имущества, стоимость которого превышает 25% балансовой стоимости активов общества, а также совершение сделок, в которых усматривается заинтересованность членов исполнительных органов, совета директоров или крупных акционеров, должно основываться на надлежащем решении совета директоров либо общего собрания акционеров. Несоблюдение указанного требования служит основанием для признания данных сделок недействительными. Однако вопрос о том, в силу чего поименованные сделки недействительны - в силу их оспоримости или ничтожности, - однозначного ответа в настоящее время не имеет. Причиной тому - неопределенность как позиции законодателя, отраженной в Законе об АО, так и (как следствие) сложившейся судебно-арбитражной практики.

Между тем данный вопрос является весьма принципиальным для участников гражданского оборота. Ведь во многих случаях именно от его решения зависят перспективы рассмотрения судебного спора.

Так, в соответствии со ст.181 ГК РФ срок исковой давности требований о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год, тогда как иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

Согласно ст.166 ГК РФ, круг лиц, имеющих право заявить требование о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительными, неодинаков для ничтожных и оспоримых сделок. По отношению к ничтожной сделке указанные иски могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе. В отношении оспоримой сделки иски предъявляются строго определенным кругом лиц. При отсутствии инициативы указанных лиц суд не имеет возможности применять последствия недействительности оспоримой сделки (признавать ее недействительной).

Следует учитывать, что титул собственности (иного вещного права), возникший на основании оспоримой сделки, в значительно большей степени защищен от притязаний третьих лиц, чем опирающийся на ничтожную сделку. Подтверждением сказанному является подход, изложенный в п.21 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". Пленум ВАС РФ указывает, что, если истец приобрел право собственности на основании ничтожной сделки, у него не имеется оснований для истребования имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск). Однако если при разрешении спора об истребовании имущества из чужого незаконного владения выяснится, что право собственности истца основано на оспоримой сделке, арбитражный суд не вправе в том же процессе при отсутствии встречного иска ответчика давать правовую оценку сделке и признавать ее недействительной, поскольку оспоримая сделка может быть признана недействительной только по иску ограниченного круга лиц.

Изложенное означает, что лицо, имеющее титул собственника, основанный на ничтожной сделке (или лицо, считающее себя собственником), не может получить судебной защиты ни по виндикационному иску, ни по негаторному иску (защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, - ст.304 ГК РФ), ни в споре, связанном с нарушением норм обязательственного права (например, когда арендатор не возвращает арендодателю имущество по истечении срока договора аренды), - т.е. всегда, когда суд при рассмотрении спора выявит ничтожность сделки по приобретению имущества истцом. При этом отказ в иске будет основан на том, что истец, не являющийся собственником (ничтожная сделка недействительна независимо от такового признания судом - п.1 ст.166 ГК РФ), не вправе обращаться в суд с иском о защите прав собственника.

Утверждение автора о том, что в настоящее время отсутствует единый подход арбитражных судов к оценке совершаемых акционерными обществами крупных сделок и сделок с заинтересованностью с точки зрения их оспоримости или ничтожности, основано на исследовании более 100 постановлений кассационной инстанции федеральных арбитражных судов России, связанных с рассмотрением данной категории дел. При этом следует отметить, что в федеральных арбитражных судах разных округов сложилась неодинаковая практика.

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (ФАС СЗО) рассматривает как крупные сделки, так и сделки с заинтересованностью в качестве оспоримых*(1).

Федеральный арбитражный суд Центрального округа (ФАС ЦО) рассматривает как крупные сделки, так и сделки с заинтересованностью в качестве ничтожных*(2).

Федеральный арбитражный суд Уральского округа (ФАС УО) рассматривает крупные сделки как ничтожные, а сделки с заинтересованностью - как оспоримые*(3).

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (ФАС ЗСО) рассматривает в качестве ничтожных как крупные сделки, так и сделки с заинтересованностью*(4).

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа (ФАС ВВО) также рассматривает в качестве ничтожных как крупные сделки, так и сделки с заинтересованностью*(5).

Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАС МО) в некоторых случаях рассматривает крупную сделку как ничтожную*(6), а порой - как оспоримую*(7). Сделка с заинтересованностью также иногда рассматривается в качестве ничтожной*(8), в иных случаях - в качестве оспоримой*(9).

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа (ФАС ПО) рассматривает сделку с заинтересованностью в качестве оспоримой*(10).

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа (ФАС ВСО) рассматривает сделку с заинтересованностью в качестве оспоримой*(11).

Таким образом, практика федеральных арбитражных судов не выработала единого подхода к рассматриваемому вопросу. Однако с учетом некоторых оговорок можно отметить, что федеральные суды в целом более склонны относить крупные сделки к ничтожным, а сделки с заинтересованностью - к оспоримым.

Высший Арбитражный Суд (ВАС) РФ официально не высказался в пользу какой-либо из позиций. Однако он косвенно поддержал точку зрения о ничтожности крупной сделки и оспоримости сделки с заинтересованностью, совершаемых акционерными обществами. Так, в постановлениях Президиума ВАС РФ от 23 февраля 2000 г. N 6115/98 и от 15 июня 1999 г. N 2384/99 не подвергнуты сомнению выводы нижестоящих судов о возможности признания недействительной крупной сделки в силу ее ничтожности. Постановление Президиума ВАС РФ от 19 сентября 2000 г. N 1874/00 соглашается с выводом нижестоящего суда об оспоримости сделки с заинтересованностью.


Оспоримость сделки с заинтересованностью


Во всех случаях, когда суды обосновывали оспоримость совершенных акционерным обществом сделок с заинтересованностью, выдвигались фактически единые аргументы. Суть их состоит в следующем. В соответствии со ст.168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иного правового акта, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Таким образом, не всякую содержащую порок сделку при применении универсальной нормы ст.168 ГК РФ следует считать ничтожной. Во всех случаях, когда законодатель прямо или косвенно указывает на ее оспоримость, она оспорима. Одним из таких указаний следует считать норму п.1 ст.84 Закона об АО. В соответствии с ней сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная с нарушением требований ст.83 Закона об АО, может быть признана недействительной. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, тогда как ничтожная недействительна вне зависимости от такого признания (п.1 ст.166 ГК РФ). Указанием на то, что сделка с заинтересованностью является оспоримой, служит ст.84 Закона об АО о судебном порядке признания ее недействительной.

С таким рассуждением можно согласиться по двум причинам. Во-первых, потому что он верен с формальной точки зрения, во-вторых, потому что аналогичным подходом руководствовался ВАС РФ в отношении выводов об оспоримости крупных сделок и сделок с заинтересованностью, совершаемых обществом с ограниченной ответственностью. В силу п.5 ст.45, п.5 ст.46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" сделки с заинтересованностью, а также крупные сделки, совершенные обществом с ограниченной ответственностью с нарушением требований указанного закона, могут быть признаны недействительными в судебном порядке. По-видимому, именно на это правило опирались ВАС РФ и ВС РФ, указывая, что сделки с заинтересованностью и крупные сделки, совершаемые обществами с ограниченной ответственностью, являются оспоримыми*(12).


Ничтожность крупной сделки


В тех случаях, когда федеральные арбитражные суды принимали решение об оспоримости крупных сделок акционерного общества (речь идет о ФАС СЗО и ФАС МО) и при этом обосновывали свой подход, их аргументы строились на основе положения ст.168 ГК РФ.

Закон об АО не содержит нормы, предполагающей, что крупная сделка может быть признана недействительной в судебном порядке. Однако, по мнению суда, имеются иные указания на оспоримость данной сделки.

В частности, в постановлении ФАС МО от 24 апреля 2000 г. по делу N КГ-А40/1536-00 сказано, что довод о ничтожности договоров в силу ст.79 Закона об АО в связи с отсутствием по ним решений совета директоров неправилен, так как крупные сделки оспоримы. Это следует из п.14 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (далее - Постановление N 4/8), в свою очередь допускающего последующее одобрение крупной сделки.

В постановлении ФАС СЗО от 31 января 2000 г. по делу N А56-17405/99 говорится, что "в случае совершения крупной сделки директором акционерного общества при отсутствии необходимого решения общего собрания акционеров такая сделка является недействительной. Однако она может быть признана судом имеющей юридическую силу и создающей для общества вытекающие из нее права и обязанности, если при рассмотрении спора будет установлено, что в последующем данная сделка была одобрена общим собранием. Следовательно, такая сделка оспорима".

Таким образом, в рассматриваемых случаях суды посчитали, что норма п.14 Постановления N 4/8, указывающая на возможность последующего одобрения крупной сделки, как раз и устанавливает, что такая сделка оспорима, что в свою очередь допускается ст.168 ГК РФ. При этом вывод судов, видимо, основывался на том, что последующее одобрение возможно только по отношению к оспоримой сделке и недопустимо в отношении ничтожной.

С данными выводами автор не может согласиться по ряду причин.

Вопрос о возможности последующего одобрения ничтожной сделки является дискуссионным. Ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом и при этом она не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (п.1 ст.166, п.1 ст.167 ГК РФ). Казалось бы, отсюда вытекает, что изначально ничтожная, не вызывающая юридических последствий сделка не может быть одобрена (так как одобрять нечего).

Однако судебная практика знает примеры, допускающие возможность последующего одобрения ничтожной (незаключенной) сделки. Речь идет о ст.183 ГК РФ, порядок применения которой изложен в информационном письме Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. N 57 "О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Письмо N 57).

В соответствии с п.2 ст.183 ГК РФ в случае, если сделка совершена представителем при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий, то последующее одобрение указанной сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

В случае совершения крупной сделки генеральным директором акционерного общества без надлежащего решения совета директоров или собрания акционеров общества правовой режим ст.183 ГК РФ применению не подлежит, так как генеральный директор, являясь исполнительным органом общества, не может рассматриваться как представитель общества в смысле ст.183 ГК РФ (п.2 Письма N 57).

Однако не основанная на решении совета директоров или общего собрания акционеров крупная сделка может быть совершена не генеральным директором общества, а иным лицом, действующим на основании доверенности АО. Тогда в соответствии со ст.79 Закона об АО можно говорить о действиях представителя с превышением полномочий, установленных законом, следовательно, в отношении акционерного общества сделка не будет считаться заключенной. Но, как гласит прямое указание п.2 ст.183 ГК РФ, данная сделка, изначально не вызывающая правовых последствий для акционерного общества, в последующем может быть одобрена его советом директоров или собранием акционеров, что повлечет соответствующие права и обязанности по данной сделке для общества с момента ее совершения представителем.

Сказанное подтверждает мысль о том, что действующее законодательство и судебная практика допускают случаи последующего одобрения сделки, изначально не вызывавшей правовых последствий для субъекта гражданского оборота. Следовательно, довод судов о принципиальной невозможности последующего одобрения ничтожной (незаключенной) сделки не может быть признан верным.

Трудно определить, чем руководствовались ВС РФ и ВАС РФ, указав в Постановлении N 4/8 на возможность последующего одобрения крупной сделки, совершенной генеральным директором без надлежащего предварительного решения совета директоров или собрания акционеров. Возможно, в порядке аналогии закона (п.1 ст.6 ГК РФ) была применена норма п.2 ст.183 ГК РФ.

Невозможность вывода об оспоримости крупной сделки акционерного общества, исходя из упомянутого указания Постановления N 4/8, может быть подтверждена еще одним аргументом. В силу ст.168 ГК РФ совершенная с нарушением закона сделка может считаться оспоримой лишь тогда, когда каким-либо образом на это указывает закон. Во всех остальных случаях сделка ничтожна. Даже если предположить, что последующее одобрение возможно только в отношении оспоримой сделки, то настоящее указание (о возможности последующего одобрения) в Законе об АО, а также в иных законах не содержится. Норма п.14 Постановления N 4/8 не может быть расценена в качестве указания закона.

Таким образом, в последующем автор будет придерживаться точки зрения об оспоримости сделки с заинтересованностью и ничтожности крупной сделки, совершаемых акционерными обществами.


Надлежащие истцы


Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о надлежащих истцах по спорам, связанным с признанием недействительными рассматриваемых сделок (применением последствий их недействительности).

В отношении ничтожной крупной сделки, как отмечалось, с таким иском может обратиться любое заинтересованное лицо; суд также вправе применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (п.2 ст.166 ГК РФ).

Судебная практика в целом допускает весьма широкое толкование понятия заинтересованности в иске со стороны субъектов гражданского оборота. Истцами могут выступать не только стороны сделки и их акционеры, но и иные лица, обосновавшие свою заинтересованность в результатах рассмотрения спора.

Подтверждением сказанному может являться дело из практики ФАС УО*(13). Между акционерным обществом (залогодателем) и коммерческим банком (залогодержателем) был заключен договор залога недвижимого имущества. При этом передача в залог имущества стоимостью более 25% активов акционерного общества не основывалась на решении совета директоров общества, как того требует ст.79 Закона об АО.

С иском о признании данного договора ничтожным обратилась коммерческая организация, не являющаяся стороной договора.

Право на иск истец обосновывал следующими обстоятельствами. У коммерческой организации имеется исполнительный лист в отношении акционерного общества. Однако в порядке исполнительного производства выяснилось, что денежные средства на счете акционерного общества отсутствуют и обращение взыскания на имущество должника невозможно, так как указанное имущество находится в залоге у банка. Это делает невозможным исполнение решения суда, так как в силу п.1 ст.334 ГК РФ залогодержатель имеет преимущественное право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами залогодателя.

Первой инстанцией Арбитражного суда Свердловской области исковые требования были удовлетворены. Апелляционная инстанция того же суда решение отменила, в иске отказала со ссылкой на то, что оспариваемым договором залога не нарушены законные интересы коммерческой организации.

Кассационная инстанция ФАС УО отменила постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом истец был признан надлежащим в силу того, что с настоящим иском может обратиться любое заинтересованное лицо (п.2 ст.166 ГК РФ, п.32 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8). Заинтересованность истца обусловлена тем, что признание договора залога недействительным исключает преимущественное право банка получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами и соответственно позволяет истцу получить долг по исполнительному листу, выданному на основании судебного акта.

Значительно бoльшие затруднения вызывает на практике вопрос о надлежащем истце при рассмотрении споров о недействительности оспоримой сделки с заинтересованностью, совершенной акционерным обществом. Причиной тому - нерешенность указанного вопроса действующим гражданским законодательством.

В соответствии с п.2 ст.166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными исключительно в ГК РФ. При этом кодекс не содержит категории сделок с заинтересованностью и соответственно не определяет перечень лиц, имеющих право обращаться с иском о признании данных сделок недействительными. Не вошел перечень указанных лиц и в Закон об АО.

Эти обстоятельства можно расценивать по-разному, в частности, исходить из того, что ГК РФ содержит закрытый перечень оспоримых сделок (ст.171-179) и соответственно определяет перечень надлежащих истцов по каждому из составов. Однако судебная практика заняла иную позицию.

И все же, признавая совершаемые акционерным обществом сделки с заинтересованностью оспоримыми, нужно четко определить, кто вправе обратиться с соответствующим иском. Суды при ответе на поставленный вопрос исходили из того, что при нарушении установленного ст.83 Закона об АО порядка совершения сделки с заинтересованностью возможно злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной сделки, и соответственно применяли правовой режим, установленный п.1 ст.179 ГК РФ.

В частности, в постановлении ФАС УО от 26 октября 1998 г. по делу N Ф09-921/98-ГК указывается на следующее. "В соответствии со ст.84 Закона об АО сделка, совершенная с нарушениями ст.83 данного закона, является оспоримой, и требование о признании ее недействительной может быть предъявлено, согласно п.2 ст.166 ГК РФ, только лицами, указанными в Гражданском кодексе РФ. Гражданский кодекс РФ (ст.179) такое право в данном случае и по изложенным выше основаниям предоставляет только потерпевшим, которыми являются акционеры и акционерное общество".

В постановлении ФАС МО от 19 мая 1999 г. по делу N КГ-А40/1396-99 говорится, что в "ст.84 Закона об АО не установлен круг лиц, которые могут заявить требование о признании сделки недействительной. Однако по смыслу данной статьи такое требование может быть заявлено потерпевшими, каковым следует признать как само общество, так и отдельных акционеров".

Таким образом, с иском о признании недействительной совершенной акционерным обществом сделки с заинтересованностью (применении последствий ее недействительности) могут обратиться в суд только данное акционерное общество и его акционеры.

Представляется, что применение в данном случае правового режима, установленного ст.179 ГК РФ, возможно исключительно в порядке аналогии закона (п.1 ст.6 ГК РФ) - хотя бы потому, что к рассматриваемым правоотношениям может быть приложен только первый пункт данной статьи и только в части определения надлежащих истцов. При этом п.2 ст.179 ГК РФ, устанавливающий режим односторонней реституции (согласно которому потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, тогда как имущество, полученное потерпевшим от другой стороны, обращается в доход РФ), применяться не может. Очевидно, что в рассматриваемом случае при применении последствий недействительности сделки стороны должны быть возвращены в первоначальное положение в порядке двусторонней реституции (п.2 ст.167 ГК РФ).

Если признать, что с иском о признании сделки с заинтересованностью недействительной могут обращаться в том числе акционеры общества, надо ответить еще на вопрос о том, какие акционеры могут обращаться с указанным иском. Иными словами, имеется ли такое право только у лиц, являвшихся акционерами на момент совершения сделки, или с иском могут обратиться в том числе и акционеры, ставшие таковыми после заключения и исполнения сделки?

Автор полагает, что с таким иском может обратиться только лицо, являвшееся акционером на момент совершения сделки.

Действительно, в соответствии с общими принципами судебной защиты в суд может обратиться лишь то лицо, чьи права и законные интересы были нарушены неправомерными действиями ответчика (п.1 ст.4 АПК РФ). При нарушении порядка, установленного ст.83 Закона об АО, нарушение прав акционеров происходит в момент совершения сделки. Следовательно, права лица, ставшего акционером после совершения сделки, не могут быть признаны нарушенными. Правда, автору неизвестны судебные акты, в соответствии с которыми акционеру было отказано в иске по изложенным обстоятельствам. Однако в схожих ситуациях судами высказывались доводы, аналогичные изложенным.

В частности, при рассмотрении спора о признании недействительными решения совета директоров акционерного общества истцу было отказано в иске на основании того, что он не являлся акционером общества на момент принятия оспариваемого решения совета директоров. При этом права и законные интересы истца не были признаны нарушенными*(14).

Аналогичным подходом суды руководствовались при рассмотрении исков о признании недействительными решений общих собраний акционеров*(15). В этих случаях отказ в иске также основывался на том, что истцы стали акционерами после проведения обжалуемых общих собраний акционеров.

Предоставление права обращаться с рассматриваемым иском любому акционеру общества позволило бы легко обходить такой важный институт гражданского права, как исковая давность. В силу п.2 ст.181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Если допустить возможность обращения с иском о признании недействительной сделки с заинтересованностью лица, ставшего акционером после совершения сделки (например, через несколько лет), то следует признать, что течение исковой давности по данному спору начнется не ранее момента, когда истец стал акционером общества. Раньше этого момента он не должен был узнать о пороке давно совершенной сделки.

Представляется, что данный подход недопустим. Ведь при желании потенциального истца избежать применения судом правила об исковой давности для достижения соответствующего результата ему потребовалось бы просто уступить часть своих акций новому акционеру и заинтересовать последнего в том, чтобы предъявить соответствующий иск.


Применение срока исковой давности


Различие в применении исковой давности в отношении ничтожной крупной сделки и оспоримой сделки с заинтересованностью заключается не только в разных сроках исковой давности, но и в разных подходах к началу течения указанного срока. В силу п.1 ст.181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной крупной сделки может быть заявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение (в соответствии с п.32 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 в указанной срок может быть заявлен иск о признании недействительной ничтожной сделки). В отношении оспоримой сделки с заинтересованностью данные иски могут быть заявлены в годичный срок со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания сделки недействительной (п.2 ст.181 ГК РФ). Это правило требует, чтобы суд особо определял начало течения срока исковой давности в отношении сделок с заинтересованностью.

Подтверждением сказанному может служить, например, постановление ФАС МО от 4 августа 2000 г. по делу N КГ-А40/3318-00. Акционерный коммерческий банк обратился с иском к государственному предприятию о признании недействительным кредитного договора. Основанием иска являлось совершение данной сделки с заинтересованностью с нарушением правового режима, установленного ст.83 Закона об АО.

Решением первой инстанции Арбитражного суда г. Москвы, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции того же суда, в удовлетворении иска было отказано в связи с пропуском годичного срока исковой давности, установленного для обращения с иском о признании оспоримой сделки недействительной.

Кассационная инстанция, указав на неправильное применение правового режима исковой давности, отменила решение и постановление нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение.

При этом ФАС МО исходил из следующего. "Согласно п.2 ст.181 ГК РФ, начало течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной связано с основанием признания ее таковой. Следовательно, суду для проверки довода ответчика о пропуске истцом срока исковой давности о признании сделки недействительной на основании ст.83 Закона об АО следовало установить, когда истцу стало известно не о совершении сделки, а о том, что сделка совершена заинтересованным лицом. Для этого необходимо проверить соблюдение заинтересованным лицом требований ст.82 Закона об АО и, если они были соблюдены, выяснить, когда о заинтересованности в сделке были информированы совет директоров, ревизионная комиссия и аудитор банка. Если же такая информация названным в указанной норме органам не предоставлялась, то необходимо было установить, когда они узнали или могли узнать о заинтересованности исполнительного органа общества в совершении оспариваемой сделки".

Действительно, конструкция сделки с заинтересованностью далеко не всегда позволяет органам управления акционерного общества на момент совершения сделки установить заинтересованность лиц, указанных в ст.81 Закона об АО. (Например, если аффилированное лицо члена совета директоров одного акционерного общества является крупным акционером другого акционерного общества, то при совершении сделки между указанными обществами заинтересованность члена совета директоров первого общества будет неизвестна его органам управления. Более того, даже при наличие такого желания, в силу ст.8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" информация о заинтересованности члена совета директоров, содержащаяся исключительно в системе ведения реестра акционеров второго общества, будет недоступна органам управления первого общества. Ведь данную информацию могут получить только акционеры второго общества, само второе общество и соответствующие государственные органы.) Однако о заинтересованности в конкретной сделке всегда известно заинтересованному лицу (в рассмотренном примере - члену совета директоров первого общества). Именно поэтому законодателем в ст.82 Закона об АО для заинтересованных лиц установлена обязанность информировать совет директоров, ревизионную комиссию и аудитора общества о предполагаемой сделке с заинтересованностью. Выполнение указанного требования будет являться основанием к началу течения срока исковой давности.

Сказанное является актуальным еще и потому, что, как показывает практика, требования ст.82 Закона об АО выполняются далеко не всегда. И в случае неуведомления заинтересованным лицом органов АО о предполагаемой сделке с заинтересованностью бремя доказывания того, что органам управления общества было известно о заинтересованности в сделке в силу иных обстоятельств, лежит на ответчике.

Например, ФАС СЗО при определении момента начала течения срока исковой давности по спору о признании недействительной сделки с заинтересованностью исходил из следующего. Акционерное общество совершило сделку купли-продажи имущества. При этом представитель покупателя, подписавший договор, являлся крупным акционером продавца. Исходя из того, что данное соглашение является оспоримой сделкой с заинтересованностью, суд указал: "Продавец является реестродержателем, сам ведет реестр своих акционеров, в связи с чем на момент совершения им сделки не мог не знать о том, что лицо, подписавшее договор купли-продажи от имени покупателя, владеет 24,95% акций продавца. С этого момента следует исчислять срок исковой давности, как правильно сделано судом первой инстанции, правомерно отказавшим в иске в связи с пропуском истцом этого срока"*(16).

Таким образом, состав сделки с заинтересованностью может быть различным. Иногда для органов управления АО он очевиден на момент совершения сделки даже в случае неисполнения требований ст.82 Закона об АО. Порой же "корпоративные покровы" не позволяют органам управления общества самостоятельно выявить заинтересованность в сделке. В последнем случае неисполнение заинтересованным лицом требования ст.82 Закона об АО может повлечь для потенциального ответчика большие проблемы при доказывании даты начала течения срока исковой давности.

Предъявление исков о признании недействительными сделок с заинтересованностью нередко инициируется арбитражными управляющими в период осуществления процедур банкротства акционерных обществ. Основанием предъявления таких исков является норма п.1 ст.78 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которой сделка должника, в том числе совершенная им до момента введения внешнего управления, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством РФ. Указанный иск может быть заявлен и конкурсным управляющим в силу п.4 ст.101 закона "О несостоятельности (банкротстве)". Временный управляющий не имеет такого права, так как в соответствии с п.1 ст.60 того же закона он вправе обращаться в арбитражный суд с исками о признании недействительными сделок, совершенных с нарушением исключительно закона "О несостоятельности (банкротстве)".

В связи с этим следует выяснить, в какой момент начинается течение годичного срока исковой давности сделок с заинтересованностью, совершенных с нарушением ст.83 Закона об АО: то ли в момент назначения внешнего (конкурсного) управляющего, то ли в момент, когда о заинтересованности сделки должны были узнать органы управления акционерного общества?

Во всех известных автору случаях, когда данный вопрос вставал перед федеральными судами*(17), суды исходили из того, что право на обращение с иском по основаниям ст.84 Закона об АО принадлежит органам управления акционерного общества и акционерам. Поэтому соответствующие права внешнего (конкурсного) управляющего, перешедшие к последнему в связи с началом внешнего управления (конкурсного производства), могут быть реализованы, согласно п.2 ст.181 ГК РФ, в течение одного года со дня, когда органы управления акционерного общества должны были узнать о совершении сделки с нарушением ст.83 Закона об АО.


М.А.Марголин,

генеральный директор ЗАО "Правовой центр "Два М"


"Законодательство", N 3, март 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См., напр., постановления ФАС СЗО по делам N А56-4130/99, N А56-17405/99, N А44 -1143/00-С1, N А56-29922/99, N А13-162/00-12, N А26-133/00-01-09/2.

*(2) См., напр., постановления ФАС ЦО по делам N А09-2145/99-19, N А14-5024-99/179/21, N А54-1675/99-С11, N А14-2272-99/100/2.

*(3) См., напр., постановления ФАС УО N Ф09-1632/99-ГК, N Ф09-230/98-ГК, N Ф09-1771/99-ГК, N Ф09-921/98-ГК, N Ф09-442/98-ГК.

*(4) См., напр., постановления ФАС ЗСО N Ф04/2627-636/А27-99, N Ф04/1739-373/А70-99, N Ф04/395-63/А03-99, N Ф04/1612-340/А75-99, N Ф04/191-2/А27-99.

*(5) См., напр., постановления ФАС ВВО N 33/8, N 144/8.

*(6) См., напр., постановления ФАС МО N КГ-А40/3646-99, N КГ-А40/3513-00.

*(7) См., напр., постановление ФАС МО N КГ-А40/1536-00.

*(8) См., напр., постановления ФАС МО N КГ-А41/4350-99, N КГ-А40/3337-99.

*(9) См., напр., постановления ФАС МО N КГ-А40/3318-00, N КГ-А41/2481-00, N КГ-А40/3503-99, N КГ-А40/1396-99.

*(10) См., напр., постановление ФАС ПО N А65-11362/99-СГ-6.

*(11) См., напр., постановление ФАС ВСО N А33-2637/00-С1-Ф02-1595/1596/00-С2.

*(12) Постановление Пленумов ВАС РФ и ВС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". П.20.

*(13) См.: Постановление ФАС УО от 14 апреля 1998 г. по делу N ФО9-230/98-ГК.

*(14) Постановление ФАС СЗО от 12 июля 1999 г. по делу N А56-1793/99.

*(15) Постановление ФАС ЗСО от 15 декабря 1999 г. по делу N Ф04/2677-306/А67-99, постановление ФАС СЗО от 12 июля 1999 г. по делу N А56-1183/99.

*(16) Постановление ФАС СЗО от 4 сентября 2000 г. по делу N А13-162/00-12.

*(17) См., напр., постановление ФАС УО от 2 апреля 1999 г. по делу N Ф09-282/99-ГК.



Недействительные крупные сделки и сделки с участием заинтересованных лиц


Автор


М.А.Марголин - генеральный директор ЗАО "Правовой центр "Два М"


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 3


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.