Право передачи векселя по индоссаменту (Н.А.Зорин, "Законодательство", N 3, март 2001 г.)

Право передачи векселя по индоссаменту


Общая характеристика права передачи векселя по индоссаменту


Статья 11 Положения о переводном и простом векселе*(1) устанавливает, что всякий переводный вексель, даже выданный без прямой оговорки о приказе, может быть передан посредством индоссамента. Тем самым закон исходит из того, что передаваемость посредством индоссамента является одной из характерных особенностей векселя.

В истории вексельного права существовало три точки зрения относительно свойства передаваемости векселя по индоссаменту:

1) вексель непередаваем, если свойство это не придано ему оговоркой о приказе;

2) вексель передаваем, если это свойство не отнято у него оговоркой, исключающей приказ;

3) вексель передаваем и оговорка, исключающая приказ, действует только в отношении сделавшего ее*(2).

Дореволюционный российский Устав о векселях 1902 г. придерживался третьей точки зрения. Лицо, сделавшее оговорку о запрещении передачи векселя, отвечало по принципам вексельного права только перед тем, кому оно передало вексель, а не перед последующими векселедержателями. Таким образом, свойство передаваемости рассматривалось как присущее векселю и не могло быть ликвидировано никакой оговоркой*(3).

Положение о переводном и простом векселе, основанное на положениях Единообразного закона о переводном и простом векселе*(4), исходит из того, что вексель, по общему правилу, передаваем по индоссаменту. Поэтому наличие или отсутствие специальной оговорки, санкционирующей передачу векселя по индоссаменту, не имеет значения с точки зрения вексельного права. Запретить индоссирование векселя может лишь векселедатель, если он поместит на векселе соответствующую оговорку. Юридическое значение передаточной надписи, сделанной вопреки такой оговорке, может обсуждаться по правилам общегражданского, а не вексельного права.

Сказанное подтверждается нормой ч.2 ст.11 Положения о переводном и простом векселе, устанавливающей, что "если векселедатель поместил в переводном векселе слова "не приказу" или какое-либо равнозначащее выражение, то документ может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии". Оговорка о запрещении последующего индоссирования векселя, совершенная индоссантом, не может запретить передачу векселя по индоссаменту. В связи с этим индоссирование векселя, совершенное вопреки такой оговорке, будет иметь вексельно-правовое значение, однако индоссант не будет нести каких-либо обязанностей перед лицами, в пользу которых вексель индоссирован вопреки его запретительной оговорке.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что современное российское вексельное право не рассматривает передаваемость по индоссаменту в качестве неотъемлемого свойства векселя. Вексель, лишенный возможности быть переданным по индоссаменту, все равно остается векселем. Однако индоссирование считается обычным способом передачи прав по векселю, являющемуся ордерной ценной бумагой.

Если последний индоссамент на векселе является бланковым, то лицо, получившее вексель в порядке общегражданского правопреемства, вправе передавать вексель по индоссаменту. В данном случае это лицо рассматривается вексельным правом в качестве векселедержателя, легитимация которого как кредитора по векселю производится в соответствии с нормами вексельного права.

Право передачи векселя по индоссаменту отличается от других прав векселедержателя. Если последние являются составными элементами обязательственных правоотношений, устанавливающихся между векселедержателем и обязанными по векселю лицами, то право передачи векселя по индоссаменту не является элементом содержания обязательственного правоотношения.

В обязательственных правоотношениях всегда присутствуют две стороны, одна из которых обладает правом требования, а другая несет соответствующую этому праву обязанность*(5). Данный тезис подтверждается нормами ныне действующего законодательства, в соответствии с которыми в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а другое лицо (кредитор) вправе требовать от должника исполнения его обязанности (ст.307 Гражданского кодекса РФ). Обязательство является, таким образом, правоотношением, в котором праву кредитора соответствует обязанность определенного лица (нескольких определенных лиц) совершить какое-либо действие либо воздержаться от совершения определенного действия*(6).

Нетрудно заметить, что праву векселедержателя передать вексель по индоссаменту не противостоит обязанность определенного лица совершить в пользу векселедержателя какие-либо действия или воздержаться от совершения определенного действия. Векселедержатель осуществляет принадлежащее ему право передачи векселя по индоссаменту самостоятельно, посредством собственных действий, вне зависимости от поведения других лиц. Данное право не является элементом правоотношений с другими лицами, поскольку ему не корреспондируют какие-либо обязанности определенных лиц.

Основанием возникновения рассматриваемого права векселедержателя является фактический состав, включающий в себя следующие обязательные элементы:

а) нанесение на бумажный носитель вексельных реквизитов в соответствии с правилами вексельного законодательства;

б) нанесение на вексельный документ обозначений, легитимирующих векселедержателя;

в) приобретение векселя его держателем, совершенное добросовестно и без грубой неосторожности;

г) отсутствие на векселе отметки векселедателя о запрещении передачи векселя по индоссаменту.

Существуют индоссаменты трех видов: полные, препоручительные и залоговые. Первый векселедержатель, а также каждый последующий векселедержатель, приобретший вексель по полному индоссаменту, вправе передать данную ценную бумагу по любому из трех указанных видов индоссаментов (если отсутствует оговорка векселедателя, запрещающая индоссирование векселя). Лицо, ставшее векселедержателем на основании препоручительного или залогового индоссамента, вправе передать вексель только по препоручительному индоссаменту.

Содержание права передачи векселя по индоссаменту может быть неодинаковым, поскольку юридические последствия совершения каждого из трех видов индоссаментов различны.


Право передачи векселя по полному индоссаменту


Приступая к анализу названного права, отметим, что данная тема неразрывно связана с вопросом о юридической природе индоссамента. Различными учеными она оценивается неодинаково.

Так, индоссамент рассматривался в качестве разновидности цессии, хотя они весьма существенно отличаются друг от друга. Различия индоссамента и цессии отражены в нормах ныне действующего законодательства. При передаче прав по цессии лицо, передающее право (цедент), несет ответственность только за недействительность соответствующего права, но не за его осуществимость (п.2 ст.146 ГК РФ). А индоссант по общему правилу несет ответственность и за существование передаваемого права, и за его осуществление (п.3 ст.146 ГК РФ). При передаче прав посредством цессии объем прав цессионария определяется объемом прав цедента. Следствием этого является правило, согласно которому должник вправе выдвигать против требования нового кредитора (цессионария) возражения, которые он имел против первоначального кредитора (цедента) к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст.386 ГК РФ).

Иная ситуация наблюдается при передаче прав по векселю посредством индоссамента, когда вексельный должник не вправе противопоставить требованию индоссата возражения, основанные на его (должника) личных отношениях с другими обязанными по векселю лицами, в том числе на отношениях с индоссантом, если только индоссат, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику (ст.17 Положения о переводном и простом векселе).

Имеется также мнение, согласно которому индоссамент и цессия являются двумя способами передачи требований, их уступки*(7). В соответствии с данной концепцией не существует принципиального различия между положением цессионария и положением индоссата. И тот, и другой являются новыми кредиторами, независимыми от первоначального кредитора. Но границы этой независимости проводятся законом неодинаково, исходя из потребностей оборота*(8). Особенности вексельного индоссамента являются следствием особых свойств векселя как циркуляционной ценной бумаги, а не существа индоссамента. Функция гарантии не есть свойство индоссамента самого по себе: индоссамент может быть в некоторых случаях лишен этой функции. Точно так же ограничение возражений ex persona indossantis не принадлежит к существу индоссамента. Абсолютного характера это ограничение возражений не имеет, и исключение этой особенности не лишает передаточную надпись характера индоссамента*(9). Правило, исключающее возражения против индоссата, вытекающие из отношений должника и индоссанта, вошло в практику и санкционировано законодательством из желания поддержать кредит и обеспечить обращение векселей. По этим же соображениям и в правила, регламентирующие порядок передачи прав посредством цессии, могут быть введены постановления об исключении тех или иных возражений против требования цессионария. Отсюда делается вывод о том, что существо индоссамента и цессии тождественно: уступка (передача) требований.

Изложенная концепция, рассматривающая индоссамент в качестве одного из способов уступки прав требования по векселю, может найти определенное подтверждение и в нормах современного законодательства. Так, п.3 ст.389 ГК РФ устанавливает, что уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается посредством индоссамента на этой ценной бумаге.

Однако данная точка зрения не учитывает случая, когда индоссант не имеет каких-либо прав требования по векселю, но сделанный им индоссамент имеет силу вексельного индоссамента. Например, если векселедатель простого векселя не вправе обязываться по векселю, то первый векселедержатель не имеет каких-либо прав требования по отношению к такому векселедателю, однако он (векселедержатель) вправе передать вексель посредством индоссамента, и совершенный им индоссамент будет иметь вексельно-правовое значение. В данном случае посредством индоссамента будет передано право дальнейшего индоссирования векселя, но это право по своему характеру не является обязательственным, следовательно, индоссирование векселя в данном случае не может рассматриваться в качестве уступки права требования, являющегося составным элементом обязательственного правоотношения. Таким образом, концепция, рассматривающая индоссамент в качестве одного из способов (наряду с цессией) передачи прав требования по обязательству, могла бы быть принята только в том случае, когда необходимым условием индоссирования векселя являлось бы наличие у индоссанта прав требования по векселю.

Среди ученых, занимающихся исследованием проблематики вексельного права, не наблюдается единодушия в вопросе о существе и характере прав, передаваемых посредством индоссамента. Так, достаточно распространенным является мнение, в соответствии с которым посредством индоссамента переносится право собственности на вексель от индоссанта к индоссату.

До революции данная точка зрения могла быть обоснована ссылкой на ст.17 Устава о векселях 1902 г., в соответствии с которой первый приобретатель векселя вправе передать его в собственность другому лицу. Такое же право имел и каждый последующий приобретатель векселя. На основе данного законодательного положения возникали суждения о том, что при передаче векселя по индоссаменту передаются не права по векселю, а право собственности на сам вексель. Этим передача векселей по надписям существенно отличается от переуступки прав по обязательствам (цессии). Наиболее важное последствие указанного различия - полная независимость прав, принадлежащих каждому из векселедержателей, от тех прав, которые имел по отношению к вексельным должникам его предшественник*(10).

Мнение о том, что существом индоссамента является передача права собственности на вексель, отстаивается и в современной литературе. Например, В.А.Белов полагает, что "непосредственным объектом индоссамента является вексель (вещь), в то время как объектом цессии - обязательственные права из векселя"*(11). В другой работе тот же автор указывает, что "в отличие от цессии, представляющей собой договор об установлении правопреемства, индоссамент не создает преемника в отношении прав индоссанта. Индоссамент переносит право собственности на вексель - в этой формулировке и выражается независимость прав приобретателя векселя от прав предшественника"; "индоссамент - это сделка, переносящая право собственности на вексель, а следовательно, и все права, удостоверенные векселем, вне зависимости от чистоты собственных прав передающего (индоссанта) и его предшественников"*(12).

Однако существует и иной взгляд на характер прав, передаваемых посредством индоссамента. Так, по мнению Г.Ф.Шершеневича, "индоссаментом называется передача права, выраженного в векселе, другому лицу по надписи с ответственностью надписателя перед векселедержателем"; "передача имеет своим предметом право по векселю, т.е. право обязательственное, имеющее содержанием обязанность уплатить денежную сумму"*(13).

О.С.Иоффе полагает, что значение индоссамента состоит в том, что при его помощи осуществляется передача всех прав по векселю, а вексельным кредитором считается лицо, которое, обладая векселем, может обосновать свои права непрерывным рядом передаточных надписей*(14).

Дискуссия относительно существа прав, передаваемых посредством индоссамента, имеет свою основу в положениях закона, устанавливающих, что индоссамент "переносит" права, вытекающие из векселя. Сторонники "собственнической" концепции индоссамента утверждают, что если существом индоссамента признать переход прав по векселю от индоссанта к индоссату, то требованию нового векселедержателя могли бы быть противопоставлены возражения, вытекающие из прав его предшественника (ex persona indossantis). Если же признать, что посредством индоссамента переходит право собственности на вексель, то этим можно объяснить самостоятельность прав индоссата, его свободу от возражений ex persona indossantis.

Однако данный аргумент не назовешь убедительным. При передаче права собственности от одного лица к другому это право переходит в том состоянии, в каком существовало у отчуждателя, со всеми преимуществами и недостатками. Если исходить из того, что права по векселю могут принадлежать только лицу, имеющему право собственности на вексель (или иное вещное право), а посредством индоссамента переходит право собственности на вексель, то новый векселедержатель (индоссат) получил бы права по векселю в том состоянии, в котором они имелись у предшествующего векселедержателя, со всеми их пороками и обременениями. Таким образом, теория о передаче права собственности на вексель посредством индоссамента не в состоянии объяснить самостоятельный характер прав индоссата.

Точка зрения, в соответствии с которой индоссамент переносит право собственности на вексель, не находит опоры в действующем законодательстве и не соответствует существу этого института.

Статья 14 Положения о переводном и простом векселе устанавливает, что индоссамент переносит все права, вытекающие из переводного векселя. В силу ст.77 указанного акта это правило применимо и в отношении простого векселя. Согласно ст.146 ГК РФ, индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ценной бумагой, на лицо, которому или по приказу которого передаются права по ценной бумаге.

Как следует из содержания упомянутых правовых норм, они имеют в виду передачу прав, вытекающих из векселя, а не передачу права собственности на вексельный документ. Право собственности на вексель переходит не посредством индоссамента, а на основании общих положений гражданского права о переходе права собственности на движимые вещи.

Индоссант может и не иметь права собственности на вексельный документ, но это не лишает его права индоссировать вексель. Отношения, связанные с переходом права собственности на вексельный документ, не носят вексельного характера и регулируются нормами общегражданского, а не вексельного законодательства. По справедливому замечанию В.Д.Каткова, "самая связь прав требования с собственностью на вексель является часто сомнительной. Индоссат, получивший вексель по полной или бланковой надписи для инкассирования, может требовать платежа по векселю и совершать все другие действия, на которые имеет право кредитор, но сомнительно, чтобы ему можно было приписать качества собственника векселя, так как настоящим хозяином его остался индоссант, передавший вексель для инкассирования"*(15).

Можно привести и другой пример. Вексель, будучи ценной бумагой, может быть объектом доверительного управления (ст.1013 ГК РФ). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему (ст.1012 ГК РФ). Если передача векселя в доверительное управление была оформлена индоссаментом, то доверительный управляющий (индоссат), не получив права собственности на вексель, тем не менее приобрел все права, вытекающие из векселя. Для третьих лиц он является вексельным кредитором, а вопрос о праве собственности на вексель относится к области личных отношений учредителя управления (индоссанта) и доверительного управляющего (индоссата).

Таким образом, более обоснованным является мнение, согласно которому посредством индоссирования переходят права, вытекающие из векселя, а не право собственности на вексель. Эта точка зрения имеет преимущество в том отношении, что не ставит принадлежность прав по векселю в зависимость от принадлежности права собственности на вексель - вопроса не всегда ясного и не всегда важного*(16). Выражение "права по векселю переходят к приобретателю" будет неточным, если видеть его смысл в том, что индоссат получает эти права в том состоянии, в каком они были у индоссанта. В действительности же индоссат получает права по векселю, как правило, в соответствии с содержанием вексельного документа, а не в том состоянии, в каком они принадлежали предшествующему векселедержателю.

Самостоятельный характер прав индоссата проявляется в том, что его права не зависят, по общему правилу, от тех ограничений, которые имеют свое основание в личных отношениях индоссанта и других обязанных по векселю лиц. Исключением является случай, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику. При наличии данного обстоятельства индоссат получает права по отношению к такому должнику в том состоянии, в котором их имел индоссант (ст.17 Положения о переводном и простом векселе).

Содержание права векселедержателя передать вексель по полному индоссаменту зависит от объема прав, принадлежащих векселедержателю. Посредством индоссамента векселедержатель передает все права, которые он имеет по векселю. Но количество этих прав может быть неодинаковым в зависимости от вида векселя (простой или переводный), а также от тех возражений, которые могут быть противопоставлены требованию векселедержателя. Например, векселедержатель может не иметь никаких прав по отношению к векселедателю простого векселя или акцептанту векселя переводного, однако это не препятствует ему передать посредством индоссамента права по отношению к другим обязанным по векселю лицам, а также право дальнейшей передачи векселя по индоссаменту. Векселедержатель может вообще не иметь каких-либо обязательственных прав по векселю, однако он вправе передать право на дальнейшее индоссирование векселя.

Содержанием права передачи векселя по полному индоссаменту является, прежде всего, возможность отчуждения принадлежащих векселедержателю прав по векселю. При этом права по векселю передаются свободными от тех пороков, которые были присущи правам индоссанта. Вследствие этого требованию индоссата не могут быть противопоставлены возражения, которые имелись по отношению к индоссанту, если только индоссат, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб вексельному должнику.

Содержание права передачи векселя по полному индоссаменту не ограничивается возможностью передачи другому лицу прав, вытекающих из векселя. Передача векселя посредством индоссаментасвязана не только с передачей прав по векселю, но и с установлением новых прав и обязанностей: индоссант, ставя свою подпись без безоборотной оговорки, принимает на себя обязательство отвечать за платеж по векселю и за акцепт переводного векселя. Индоссант обязуется обеспечить акцепт переводного векселя и его оплату, т.е. совершить действия, необходимые для того, чтобы плательщик акцептовал переводный вексель, а также оплатил его в срок. Поскольку простой вексель не подлежит акцепту, обязательство индоссанта в этом случае сводится к гарантии платежа по векселю в срок. Поэтому принято считать, что индоссамент выполняет не только передаточную, но и гарантийную функцию.

Исходя из того, что сущность индоссирования заключается не только в переходе прав по векселю, но и в установлении обязанностей индоссанта отвечать за акцепт и оплату векселя, можно сделать следующий вывод. Содержание права передачи векселя по полному индоссаменту включает в себя два правомочия: а) возможность передачи другому лицу прав, вытекающих из векселя; б) возможность принятия на себя обязанностей отвечать за оплату векселя и акцепт переводного векселя. Наличие второго из указанных правомочий не является обязательным. Оно будет отсутствовать в том случае, когда индоссант не вправе обязываться по векселю.

Функция гарантии не является первостепенной функцией индоссамента. Если индоссант не вправе обязываться по векселю, совершенный им индоссамент не будет выполнять гарантийную функцию, однако это не окажет влияния на существование передаточной и легитимационной функций индоссамента.

Согласно ст.11, 77 Положения о переводном и простом векселе индоссамент может быть совершен не только в пользу лица, не участвовавшего в правоотношениях по векселю, но и в пользу любого обязанного по векселю лица, в том числе векселедателя простого векселя и акцептанта векселя переводного. Индоссирование в пользу обязанных по векселю лиц отличается определенным своеобразием. В этом случае новый векселедержатель (индоссат) всегда получает право дальнейшей передачи векселя по индоссаменту. Что касается других прав векселедержателя, представляющих собой элементы обязательственных правоотношений, то они переходят к новому держателю векселя не в полном объеме. Поскольку в соответствии со ст.413 ГК РФ при совпадении должника и кредитора в одном лице обязательство прекращается, в результате индоссирования векселя в пользу обязанного по нему лица последнее не приобретает права в отношении тех лиц, перед которыми это лицо само было обязано. Следствием такого индоссирования является прекращение обязанностей по векселю как нового векселедержателя (индоссата), так и тех должников, в отношении которых новый векселедержатель имел обязанности до того, как вексель был индоссирован в его пользу. Вексельные обязанности указанных лиц возникнут вновь в том случае, если вексель будет индоссирован векселедержателем (бывшим вексельным должником). В то же время в случае индоссирования векселя в пользу обязанного по нему лица последнее получает права в отношении тех вексельных должников, перед которыми это лицо не было обязано по векселю.

Права, вытекающие из векселя, настолько тесно связаны с самим векселем, что судьба векселя, его нахождение в тех или иных руках оказывает влияние на судьбу прав, документированных в нем. Передача прав по векселю, а также возникновение обязанностей индоссанта зависят не только от совершения передаточной надписи. Необходима еще передача самого векселя во владение индоссата*(17). Передачей векселя следует считать его фактическое поступление во владение индоссата, вне зависимости то того, состоялось ли такое поступление по воле индоссанта или вопреки ей. При этом индоссат должен завладеть векселем, не проявив при этом недобросовестности или грубой неосторожности. Совершение индоссамента следует рассматривать в качестве одного из элементов фактического состава, являющегося основанием возникновения прав нового векселедержателя и обязанностей индоссанта. Данный вывод следует из ст.142 ГК РФ, устанавливающей, что передача прав, удостоверенных ценной бумагой, возможна только при условии предъявления самой бумаги. Следует отметить, что в литературе высказывалось мнение, в соответствии с которым обязательство индоссанта (а следовательно, и права индоссата) возникает с момента совершения (подписания) передаточной надписи*(18). Данная точка зрения основывалась исключительно на тексте Положения о переводном и простом векселе. В настоящее время она не может считаться соответствующей нормам действующего законодательства в связи с наличием приведенного правила ст.142 ГК РФ.


Право передачи векселя по препоручительному индоссаменту


Вопрос о существе права передачи векселя по препоручительному индоссаменту сводится к выяснению сущности такого индоссамента, а также существа прав, передаваемых посредством него. Действующее законодательство устанавливает следующие правила. В соответствии со ст.146 ГК РФ индоссамент может быть ограничен только поручением осуществлять права, удостоверенные ценной бумагой, без передачи этих прав индоссату (препоручительный индоссамент). В этом случае индоссат выступает в качестве представителя. Таким образом, ст.146 ГК РФ однозначно устанавливает, что посредством препоручительного индоссамента права по векселю к индоссату не переходят, т.е. препоручительный индоссамент не выполняет передаточную функцию.

Как следует из ст.18, 77 Положения о переводном и простом векселе, в случае, если индоссамент является препоручительным, векселедержатель может осуществлять все права, вытекающие из векселя, но индоссировать его он может только в порядке препоручения. Данная норма Положения о переводном и простом векселе говорит только об осуществлении прав, вытекающих из векселя, обходя молчанием вопрос о переходе этих прав в случае совершения препоручительного индоссамента.

Упомянутые законодательные положения приводят к выводу о том, что в результате совершения препоручительного индоссамента права, вытекающие из векселя, не переходят от индоссанта к индоссату. Индоссат получает только возможность осуществить эти права, но не сами права как таковые*(19). Этот вывод объясняет норму ч.2 ст.18 Положения о переводном и простом векселе, в соответствии с которой обязанные по векселю лица могут заявлять против требования векселедержателя только такие возражения, которые могли бы быть противопоставлены индоссанту. Тем самым возражения, основанные на личных отношениях обязанных по векселю лиц с векселедержателем по препоручительному индоссаменту, не могут быть противопоставлены требованию, предъявленному таким векселедержателем. Изложенное соответствует и ранее приведенному правилу ст.146 ГК РФ.

Однако к вексельным правоотношениям вряд ли применима норма указанной статьи ГК РФ, в соответствии с которой индоссат по препоручительному индоссаменту выступает в качестве представителя. Вексельным правом он рассматривается в качестве векселедержателя. Его легитимация производится согласно тем же правилам, что и легитимация индоссата полного индоссамента. Будучи векселедержателем, "препоручительный" индоссат имеет определенные права, которые он осуществляет от своего имени, а не от имени индоссанта препоручительного индоссамента. Поэтому такой индоссат не может рассматриваться в качестве представителя, который совершает юридические действия (сделки) не от своего имени, а от имени представляемого (ст.182, 971 ГК РФ).

В этой связи интересно отметить следующее обстоятельство. Согласно п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей"*(20), держатель векселя с препоручительным индоссаментом вправе обратиться в суд с требованием о принудительном взыскании по векселю лишь при наличии специальной доверенности индоссанта, предоставляющей ему право на осуществление таких процессуальных действий от имени индоссанта. Следовательно, Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации считают, что посредством препоручительного индоссирования векселя к индоссатору не переходит правомочие осуществления права на защиту прав по векселю. Держатель векселя по препоручительному индоссаменту может осуществить право на защиту нарушенных прав по векселю лишь при наличии специального на то полномочия, выраженного в доверенности индоссанта.

Как справедливо отметил П.П.Цитович, юридическое положение держателя векселя по препоручительному индоссаменту напоминает положение комиссионера. Ученый рассматривал совершение препоручительного индоссамента как договор комиссии. Между индоссантом и индоссатом вексель не передается и не приобретается; он остается векселем индоссанта и к индоссату поступает лишь на комиссию. Действие, которое поручается комиссионеру и для которого ему вверяется вексель, есть получение вексельной суммы. Для третьих лиц, в том числе и для плательщика, такой комиссионер есть векселедержатель*(21).

Действительно, как комиссионер совершает сделки от своего имени (ст. 990 ГК РФ), так и векселедержатель по препоручительному индоссаменту совершает юридические действия (предъявляет вексель к акцепту, платежу, протесту) от своего имени. Вещи, поступившие комиссионеру от комитента, являются собственностью последнего (ст.996 ГК РФ). Точно так же права по векселю остаются принадлежащими индоссанту препоручительного индоссамента, а не переходят к индоссату. Разница заключается в том, что комиссионер действует на основании договора с комитентом, а права держателя векселя по препоручительному индоссаменту основываются на совершении этого индоссамента предшествующим векселедержателем, а также на завладении векселем индоссатом, т.е. на совокупности односторонних сделок.

Права индоссата по препоручительному индоссаменту носят производный характер от прав индоссанта. Содержанием прав такого индоссата является возможность осуществления прав, принадлежащих индоссанту. Но индоссат препоручительного индоссамента лишен возможности осуществить в полном объеме право передачи векселя по индоссаменту. Он может лишь осуществить право передачи векселя по препоручительному индоссаменту и не вправе передавать вексель посредством полного или залогового индоссамента.

Таким образом, содержанием права передачи векселя по препоручительному индоссаменту является возможность передать правомочия осуществления прав по векселю, за исключением правомочий осуществления прав передачи векселя посредством полного и залогового индоссаментов.

Ввиду того что векселедержатель по препоручительному индоссаменту не получает самостоятельных прав по векселю, такой держатель векселя не вправе предъявлять какие-либо требования по векселю к своему индоссанту (предшествующему векселедержателю).


Право передачи векселя по залоговому индоссаменту


Правом передачи векселя по залоговому индоссаменту обладает только держатель векселя по полному индоссаменту, а также первый векселедержатель, но его лишен держатель векселя по препоручительному или залоговому индоссаментам (ст.18, 19, 77 Положения о переводном и простом векселе).

Вопрос о юридической природе и правовых последствиях совершения залогового индоссамента является дискуссионным.

Существует мнение о том, что залоговый индоссамент не переносит ни права собственности на вексель, ни вытекающих из него прав. Однако он устанавливает особый комплекс прав индоссата - комплекс залоговых прав*(22).

Некоторые авторы, напротив, считают, что залоговый индоссамент, как и полный, переносит на векселедержателя все права, вытекающие из векселя, но с единственным ограничением: поставленный таким векселедержателем индоссамент имеет силу лишь препоручительного индоссамента*(23).

С последней точкой зрения можно согласиться. Отличие передачи векселя по залоговому индоссаменту от передачи по полному индоссаменту заключается в том, что при залоговом индоссировании векселя его новый держатель получает права, вытекающие из векселя, не в полном объеме: он лишен прав индоссирования векселя по полному и залоговому индоссаментам, так как, согласно ст.19, 77 Положения о переводном и простом векселе, поставленный им индоссамент всегда имеет силу лишь в качестве препоручительного индоссамента, вне зависимости от того, содержит ли он соответствующую оговорку.

При передаче векселя по залоговому индоссаменту индоссат получает права, вытекающие из векселя, в том числе и по отношению к индоссанту, совершившему залоговый индоссамент (при отсутствии в тексте такого индоссамента безоборотной оговорки). Этим можно объяснить правило, содержащееся в ч.2 ст.19 Положения о переводном и простом векселе, в соответствии с которым обязанные по векселю лица не могут заявлять против требования векселедержателя по залоговому индоссаменту возражений, основанных на их личных отношениях к индоссанту, если только векселедержатель, получая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Таким образом, права держателя векселя по залоговому индоссаменту являются, по общему правилу, свободными от пороков прав предшествующего векселедержателя (индоссанта залогового индоссамента).

Легитимация векселедержателя по залоговому индоссаменту производится по тем же правилам, что и легитимация держателя векселя по полному индоссаменту.

Отличие передачи векселя по залоговому индоссаменту от передачи по препоручительному индоссаменту заключается в том, что в последнем случае векселедержатель не приобретает прав, вытекающих из векселя, а получает лишь правомочие осуществления этих прав, в то время как держатель векселя по залоговому индоссаменту получает непосредственно сами права по векселю. Сходство между препоручительным и залоговым индоссированием проявляется в том, что в обоих случаях новый векселедержатель может индоссировать вексель лишь посредством препоручительного индоссамента.

В связи с тем что залоговый индоссамент должен содержать оговорку, имеющую в виду залог (ч.1 ст.19 Положения о переводном и простом векселе), очевидно, что права, вытекающие из векселя, в данном случае передаются новому векселедержателю в залог. Возникает вопрос: может ли залоговое индоссирование по нормам вексельного права рассматриваться в качестве залога в том смысле, в котором это понятие употребляется в общегражданском законодательстве?

Согласно п.1 ст.348 ГК РФ, залогодержатель может получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества только в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства залогодателя. До момента наступления этого условия залогодержатель не вправе совершать какие-либо действия по распоряжению заложенным имуществом. Действующее общегражданское законодательство не предусматривает возможности передачи заложенного имущества в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, должны рассматриваться судами в качестве ничтожных, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства*(24).

Очевидно, что в случае залогового индоссирования векселя складывается иная ситуация, поскольку вексельное законодательство (ч.1 ст.19 Положения о переводном и простом векселе) прямо устанавливает, что держатель векселя по залоговому индоссаменту может осуществлять все права, вытекающие из векселя, за исключением прав передачи векселя по полному и залоговому индоссаментам.

В литературе особый характер залога прав по векселю был отмечен уже давно. Так, А.Э.Вормс подчеркивал, что залог векселя производится путем передачи кредитору документа, снабженного надписью, свидетельствующей о передаче ему прав из этого документа*(25). Залог вексельного требования носит характер переуступки, передачи прав по векселю залогодержателю, с сохранением за залогодателем обязательственных прав требования на случай его исправности и наступления обязанности залогодержателя возвратить вексель залогодателю*(26).

Можно согласиться с точкой зрения, согласно которой передача векселя по залоговому индоссаменту не является залогом в смысле общегражданского законодательства*(27). Вследствие этого к правоотношениям, возникающим вследствие совершения залогового индоссамента, не могут применяться нормы ГК РФ о залоге.

Согласно общегражданскому законодательству, залог является акцессорным обязательством, судьба которого зависит от судьбы основного обязательства. В противоположность этому держатель векселя по залоговому индоссаменту имеет права по векселю вне зависимости от судьбы того обязательства, которое было обеспечено залоговым индоссированием векселя. Оговорка в залоговом индоссаменте о существовании основного обязательства и зависимости прав индоссата от исполнения или неисполнения индоссантом основного (вневексельного) обязательства считалась бы ненаписанной в соответствии со ст.12 Положения о переводном и простом векселе*(28). Права векселедержателя по залоговому индоссаменту не могут быть парализованы ссылками лиц, обязанных по векселю, на надлежащее исполнение обязательства, в целях обеспечения которого был совершен залоговый индоссамент. Исключением являются случаи, когда векселедержатель, получая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику, а также когда соответствующие возражения исходят от индоссанта.

В связи с этим правомерен вывод о том, что залоговое индоссирование векселя представляет собой один из других, предусмотренных законом, способов обеспечения исполнения обязательств*(29). Его суть заключается в уступке прав, вытекающих из векселя, в пользу нового векселедержателя (индоссата по залоговому индоссаменту). В случае исполнения обязательства, в обеспечение которого было совершено залоговое индоссирование, вексель подлежит возврату индоссанту. При этом последний может зачеркнуть залоговый индоссамент и тем самым вновь стать обладателем прав по векселю.


Н.А.Зорин


"Законодательство", N 3, март 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) СЗ СССР. 1937. N 52. Ст.221.

*(2) См.: Шершеневич Г.Ф. Вексельное право. Спб., 1909. С.89.

*(3) Там же.

*(4) СЗ СССР. 1937. Отд.2. N 18. Ст.108.

*(5) См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 19.

*(6) См.: Там же. С.23.

*(7) См.: Катков В.Д. Передача векселя по надписи (индоссамент). Одесса, 1909. С.146-156; Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С.66.

*(8) См.: Катков В.Д. Указ. соч. С.148.

*(9) См.: Там же. С.146.

*(10) См.: Нолькен А.М. Устав о векселях. Спб., 1913. С.65; Каминка А.И. Устав о векселях. Спб., 1913. С.105.

*(11) Белов В.А. Что читать о векселе. М., 1999. С.57-58.

*(12) Белов В.А. Вексельное законодательство России: Научно-практический комментарий. М., 1999. С.1 29, 136.

*(13) Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изд. 1914 г.). М., 1994. С.282.

*(14) См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С.690.

*(15) Катков В.Д. Указ. соч. С.132.

*(16) См.: Там же. С.115.

*(17) См.: Катков В.Д. Указ. соч. С.110; Цитович П.П. Курс вексельного права. Киев, 1887. С.227-228; Барац С.М. Курс вексельного права в связи с учением о векселях и вексельных операциях. Спб., 1893. С. 132-133; Иванов Д.Л. Вексель. М., 1994. С.45; Казакова Н.А., Балашова Ю.В. Вексель в торговом обороте. Составление и применение. М., 1994. С. 18; Носенко Д.А. Вексельные уставы 1902 и 1893 гг. с разъяснениями. Спб., 1914. С.51.

*(18) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С.194.

*(19) См.: Белов В.А. Вексельное законодательство России. С.147.

*(20) Российская газета. 2001. 13 янв.

*(21) См.: Цитович П.П. Указ. соч. С.232.

*(22) См.: Белов В.А. Вексельное законодательство России. С.150.

*(23) См.: Эрделевский А.М. Финансовые услуги, вексель, недвижимость: Анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М., 1999. С. 193; Иоффе О.С. Указ. соч. С.691; Вормс А.Э. Залог векселя // Кредит и хозяйство. 1927. N 6. С. 86.

*(24) См.: Постановление N 6/8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. // Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып.4. М., 1997. С. 185.

*(25) См.: Вормс А.Э. Указ. соч. С.86.

*(26) См.: Там же. С.88.

*(27) См.: Вишневский А.А.Вексельное право. М., 1996. С.104; Эрделевский А.М. Указ. соч. С.193; Он же. О новом вексельном законе // Государство и право. 1998. N 2. С. 96.

*(28) См.: Вишневский А.А. Указ. соч. С.105.

*(29) См.: Эрделевский А.М. Финансовые услуги, вексель, недвижимость: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. С.193; Он же. О новом вексельном законе. С.96.



Право передачи векселя по индоссаменту


Автор


Н.А.Зорин


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 3


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.