Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы (И.Л.Петрухин, "Законодательство", N 3, март 2001 г.)

Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы


1. Отставание процессуальных форм. Нормы материального права обретают жизнь в процессуальных формах. Но в ходе судебной реформы в России наметился перекос: приняты новые Гражданский, Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы, однако действуют прежние Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. Таким образом, налицо отставание в разработке судебных процедур, препятствующее применению норм материального права. Недооценка значимости процедур влечет ущемление прав человека.

2. О задачах судебной реформы. Распространено мнение, согласно которому судебная реформа проводится в целях борьбы с преступностью. Но это односторонняя трактовка ее целей. Суд не раскрывает преступлений. На основе исследования доказательств он лишь фиксирует, раскрыто преступление или нет. Важнейшая задача суда - защита прав и законных интересов граждан (прежде всего обвиняемого и потерпевшего) от возможных противозаконных действий, ошибок и заблуждений правоохранительных органов. Судебные гарантии затрудняют работу следствия, но предупреждают осуждение невиновных. В то же время, вынося законные и обоснованные обвинительные приговоры, суд способствует сдерживанию преступности. От понимания и решения этих проблем зависит карательный или правозащитный характер судебной реформы.

3. О реализации Концепции судебной реформы. В соответствии с Концепцией судебной реформы (1991 г.) в УПК РСФСР предусмотрены: обжалование в суд арестов (1992 г.); регламентация производства в суде присяжных (1993 г.); определение порядка рассмотрения уголовных дел мировыми судьями, апелляционного обжалования их приговоров (2000 г.). Остальные новации носили преимущественно частный характер. При этом надо иметь в виду, что число удовлетворенных судами жалоб с просьбами об отмене арестов в результате сильнейшего давления правоохранительных органов постепенно снижалось (в 1994 г. было удовлетворено 20% жалоб, в 2000 г. - лишь 15%); суды присяжных учреждены только в 9 субъектах федерации и в последнее время подвергаются гонениям (подробнее об этом будет сказано далее); производство в мировых судах находится лишь в стадии становления.

По отношению к основным положениям Концепции судебной реформы ситуация развивалась и в противоположном направлении. В сущности, ликвидирована стадия предания суду (1992 г.) с ее распорядительными заседаниями по многим категориям дел. Судья получил право принимать ответственные решения по делу (например, о его прекращении) единолично и вне официального заседания, что создает благоприятные условия для злоупотреблений и коррупции и позволяет передавать на стадию судебного разбирательства некачественно расследованные дела. Резко сужена коллегиальность при рассмотрении дел в судах первой инстанции (1992 г.). Увеличена предельная продолжительность арестов на предварительном следствии с полутора до двух лет (1996 г.) и т.д.

Основной источник уголовно-процессуального права - УПК РСФСР - был принят 40 лет назад и существенно устарел. В него было внесено более 400 дополнений и изменений, в основном частного характера. Проект УПК РФ был принят Государственной Думой РФ в первом чтении 6июня 1997 г., но его доработка может тянуться сколь угодно долго.

Развитие уголовно-процессуального права в демократическом направлении шло по двум каналам:

а) посредством прямого действия Конституции РФ, принятой в 1993 г. (обжалование в суд ряда постановлений следователя и прокурора, судебный порядок санкционирования некоторых следственных действий и др.);

б) через постановления Конституционного Суда РФ, благодаря которым устаревшее уголовно-процессуальное право приводилось в соответствие с Конституцией РФ (Конституционный Суд принял 18 таких постановлений, однако его возможности ограничены тем, что он не вправе выходить за пределы требований, содержащихся в поданных жалобах и запросах).

4. Ситуация в сфере отправления правосудия по уголовным делам может быть охарактеризована как кризисная.

Из-за недостаточного финансирования судебной системы в судах нет достаточных средств для оплаты командировок, вызова свидетелей и потерпевших, проведения экспертиз, аренды помещений, ремонта зданий, доставки топлива, почтовых расходов, оплаты коммунальных услуг. В связи с этим вопреки ст.124 Конституции РФ финансирование судов явно или скрытно производится не только из федерального бюджета, но и из средств субъектов федерации, что ставит суды в зависимость от местной власти.

Отсутствие или недостаток в судах оргтехники затрудняет составление и копирование приговоров, протоколов судебных заседаний, других документов, что в свою очередь порождает волокиту и массовые нарушения процессуальных сроков, влекущие ущемление прав и интересов участников судопроизводства.

С нарушением установленных законом процессуальных сроков в 1999 г. было рассмотрено 275851 уголовное дело (21,7% от всех дел), в том числе со сроком рассмотрения в суде до 3 месяцев - 150122, от 3 до 6 месяцев - 93382, свыше 6 месяцев - 74926 уголовных дел.

Судебная волокита ограничивает доступ граждан к правосудию и вызывает возмущение общественности. Люди месяцами стоят в очередях, чтобы попасть на прием к судье. Компрометируется идея "своего судьи", к которому можно было бы беспрепятственно обратиться - так же, как к своему врачу или своему адвокату. У граждан формируется представление о суде как об учреждении карательно-бюрократического типа.

Неудовлетворительное финансирование судов не позволяет решить проблему судебных кадров и снизить до нормы непомерную нагрузку судей, отрицательно влияющую на качество их работы. В стране отмечается интенсивный рост преступности, соответственно увеличивается число уголовных дел. Если в начале перестройки (1988 г.) было зарегистрировано 1220361 преступление и осуждено 427039 лиц, то в 1998 г. эти показатели составили соответственно 2581940 и 1070336, а в 1999 г.- 3001748 и 1276000. Таким образом, за рассматриваемый период преступность и судимость выросли почти в три раза. К тому же в 1999 г. судами было рассмотрено около 5 млн гражданских дел, 1824775 материалов об административных правонарушениях, 80271 жалоба на незаконность и необоснованность арестов, а также их продление. Динамика роста преступности и судимости явно не соответствовала увеличению численного состава судей. Указом Президента РФ от 30 декабря 1999 г. штатная численность судей увеличена на 1000 единиц и на начало 2000 г. составила 16742 судьи*(1).

По мнению Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева, для нормальной работы необходимо увеличить штатную численность судей до 53,7 тыс., т.е. в 2,4 раза, а штат работников аппарата судов - в 4-5 раз*(2). Эти цифры надо скорректировать в бoльшую сторону с учетом создания административной юстиции. В России один судья приходится на 9,5 тыс. населения, тогда как во Франции - на 6, в ФРГ - на 4 и в Англии - на 3 тыс. Отсюда более чем высокая нагрузка, приходящаяся в среднем на одного районного судью: 9,3 уголовных, 36,2 гражданских дел и 15,2 материалов об административных правонарушениях (приведены данные за первую половину 2000 г.). Высокая нагрузка и недостаточная зарплата делают работу судьи малопривлекательной. Поэтому на начало 2000 г. оставались вакантными 2130 судейских должностей. К ним надо прибавить 5-6 тыс. вакантных должностей мировых судей.

При этом судьями работают не самые способные выпускники юридических вузов. Указанную должность может занять лицо с высшим юридическим образованием, которому исполнилось 25 лет. Возраст выпускников вузов - примерно 22 года. Лучшие из них устраиваются на хорошо оплачиваемую работу и в дальнейшем в суды не идут. Менее способные меняют места работы и по достижении 25-летнего возраста некоторые из них становятся судьями. Чтобы ситуация изменилась, надо сделать судебную работу более престижной, а зарплату судей достаточно высокой (например, в дореволюционной России должности окружного судьи и судебного следователя соответствовали IV классу и приравнивались к званию армейского полковника)*(3). Желательно также снизить возрастной ценз для лиц, претендующих на должность мирового и районного судей, а также ввести должность кандидата на судебную должность.

Явно недостаточные штаты судов не позволяют судьям обеспечить качественное разрешение всех уголовных дел. В 1999 г. было отменено в кассационном и надзорном порядке 2,2% от общего количества приговоров районных (городских) судов и изменено 1,7% приговоров этих судов. Таким образом, 3,9% приговоров были ошибочными. Число отмененных и измененных в 1999 г. приговоров высших судов субъектов федерации составило 11,7%. На самом деле число судебных ошибок гораздо больше, так как не все незаконные и необоснованные приговоры выявляются и отменяются (изменяются). Исследования, имеющие цель определить долю невыявленных (латентных) судебных ошибок, не проводятся*(4).

5. Состязательность судопроизводства. Этот принцип, впервые введенный Конституцией РФ 1993 г. (ч.3 ст.123), до сих пор не стал основополагающим в российском уголовном процессе, который вследствие этого сохраняет некоторые черты инквизиционного.

Состязательность - форма организации уголовного судопроизводства, для которой характерны: строгое расчленение функций обвинения, защиты и разрешения дела между прокурором (частным обвинителем), обвиняемым (защитником) и судом; равноправие сторон обвинения и защиты; разбирательство дела путем полемики сторон перед независимым и беспристрастным судом.

Неверным представляется утверждение противников состязательности о том, что стороны и суд объединены стремлением к одной цели - истине. Подсудимого и защитника вполне устраивает ситуация, когда преступление не раскрыто, истина не установлена. Ведь при недоказанной виновности обвиняемый считается невиновным. А вот прокурор должен доказать суду, что им установлена виновность подсудимого. При неумении прокурора доказать истину суд не должен приходить ему на помощь. Судьям уместно воздерживаться от постановки вопросов как обвинительного, так и оправдательного характера, чтобы никто не мог заподозрить их в симпатиях к обвинителю или обвиняемому. Отсюда - пассивность суда как атрибут состязательного процесса. Но пассивность лишь в исследовании доказательств, а не в руководстве судебным разбирательством. Активная роль суда в исследовании доказательств - достояние инквизиционного процесса.

Одна из задач судебной реформы - резко ограничить начало публичности в деятельности суда, приводящее к тому, что суд принимает на себя функцию обвинения. Из нашего уголовного процесса (всего, а не суда присяжных) должно быть изгнано правило, согласно которому судья и народные заседатели могут допрашивать подсудимых, потерпевших, свидетелей в любой момент судебного следствия, в том числе и до того, как они будут допрошены сторонами (ст.280, 283, 287 УПК РСФСР). Это никак не согласуется с состязательностью судебного процесса, поскольку судья и заседатели волей-неволей задают вопросы, изобличающие подсудимого в совершении преступления, т.е. выполняют функцию обвинения. Это почти неизбежно в ситуациях, когда прокурор не поддерживает публичное обвинение в суде. И таких случаев много: если в 70-80-х годах прокуроры поддерживали обвинение в 80-85% уголовных дел, то теперь, ссылаясь на перегруженность работой, они участвуют лишь в 40% уголовных дел. В отсутствие прокурора судья становится обвинителем, и судебный процесс перестает быть состязательным. Необходимо возложить на прокуратуру обязанность поддержания обвинения в судах по всем уголовным делам публичного обвинения, освободив ее от общенадзорных функций (это компетенция административной юстиции). Но тогда возникает проблема значительного расширения адвокатуры, так как в случае, если обвинение поддерживает прокурор, закон предусматривает непременное участие в суде защитника (ст.48 УПК РСФСР).

Суд не должен по своему усмотрению устанавливать порядок исследования доказательств (ст.279 УПК РСФСР), перемежая доказательства обвинения и защиты, а также доказательства, характеризующие личность подсудимого. Сначала должны быть исследованы доказательства обвинения, потом - защиты. Изучением же личности подсудимого следовало бы заниматься после установления его виновности, как это делается в суде присяжных.

Необходимо уравнять стороны, а именно: отказаться от положения ст.245 УПК РСФСР, где говорится об их равенстве лишь в представлении доказательств, участии в их исследовании и заявлении ходатайств; отменить положения ст.248 и 249 УПК РСФСР, согласно которым прокурор дает заключения по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, тогда как защитник высказывает только мнения; отменить ст.25 УПК РФ в той части, где установлено, что прокурор обязан своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили, будь то суд, защитник или другой участник процесса. Прокурор, как и защитник, должен подавать в вышестоящий суд жалобы, а не протесты. Задачи прокурора надо ограничить поддержанием в суде государственного обвинения, руководством следствия и предъявлением в суд исков в защиту граждан по их просьбам. Именно так были обрисованы процессуальные функции прокурора в проекте Конституции РФ, одобренном Конституционным совещанием летом 1993 г. Но в дальнейшем Президент РФ Б.Н.Ельцин по требованию бывшего Генерального прокурора РФ А.И.Казанника изменил текст ст.129 проекта Конституции РФ, изъяв из него всякое упоминание о функциях прокуратуры, и в таком виде Основной Закон был принят. Для формулирования предлагаемых функций прокуратуры достаточно внести коррективы в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции 1995 г.).

На основе принципа состязательности должны строиться кассационное и надзорное производства. Прокурор, принесший кассационный протест (чаще всего это помощник прокурора района, города), должен сам его и поддерживать, а не надеяться на то, что этим будут заниматься работники областной (краевой) прокуратуры. В порядке надзора следовало бы приносить не протесты, а подавать жалобы, причем такое право должно быть предоставлено обеим сторонам. Заключение о возможности рассмотрения дела по жалобе давала бы коллегия из трех судей надзорной инстанции.

Нужно изменить процессуальный порядок рассмотрения дел кассационными и надзорными инстанциями, сделав его состоятельным. Указанный порядок мог бы быть следующим:

сначала выступает, представляя доказательства и новые материалы, сторона, обратившаяся с жалобой, затем - противоположная сторона (предварительный доклад судьи, полагаю, не нужен);

возможно исследование доказательств, и тогда суд кассационной (надзорной) инстанции объявляет, что он рассматривает дело в апелляционном порядке;

далее следуют судебные прения и последнее слово подсудимого;

процедура завершается вынесением судом кассационного (надзорного) определения, а если дело слушалось в апелляционном порядке - приговором суда.

В настоящее время нет четкого размежевания функций в стадии надзорного производства. Председатели вышестоящих судов "состязаются" с прокурорами в принесении протестов на оправдательные приговоры, мягкость наказания и применение менее сурового, чем нужно, уголовного закона (ст.371 УПК РСФСР). Закон, допускающий такую практику, следует отменить, поскольку представитель судебной власти не должен выполнять обвинительные функции - приносить протесты не в пользу осужденного (оправданного), рассматривать в составе суда свои собственные протесты и принимать решения об их удовлетворении.

Внедрение принципа состязательности в российское судопроизводство происходило благодаря Конституционному Суду РФ, который принял с этой целью ряд важных постановлений (о праве потерпевшего выступать в прениях сторон, об отсутствии у суда права на возбуждение уголовных дел, о недопустимости возвращения уголовных дел для доследования по инициативе суда, о недопустимости продолжения судебного разбирательства и вынесения обвинительного приговора при отказе прокурора от обвинения, об участии осужденного и оправданного в заседаниях вышестоящих судов и др.). Эти постановления Конституционного Суда РФ должны быть без промедления учтены законодателем.

6. Суд присяжных введен в нашей стране законом от 16 июля 1993 г.*(5), затем его статус был закреплен Конституцией РФ (ст.20, ч.2 ст.47, ч.4 ст.123), поэтому мнение о временном, экспериментальном характере суда присяжных несостоятельно. Речь идет о поэтапном учреждении суда присяжных во всех регионах России. Пока он существует лишь в девяти субъектах федерации, чем нарушается принцип равенства граждан перед законом и судом (ч.1 ст.19 Конституции РФ).

Преимущества суда присяжных несомненны и очень существенны: меньшая вероятность судебной ошибки, особенно в отношении невиновного; независимость и некоррумпированность присяжных (на каждого из 12 заседателей оказать преступное воздействие практически невозможно); сравнительно широкое участие народа в отправлении правосудия; отсутствие бюрократического, чиновничьего духа; свобода присяжных от стереотипов и стандартов, сложившихся под влиянием установки на сотрудничество с обвинительной властью; подлинно гласное и состязательное производство; рост социальной активности граждан, их ответственности за судьбы других людей и общества в целом; вклад в развитие гуманистических правовых начал российского законодательства.

Учитывая изложенное, все большее число граждан предпочитает суд присяжных другим формам судопроизводства. Растет количество ходатайств о рассмотрении дел судом присяжных: 1994 г. - 20,4%; 1995 г. - 30,9%; 1996 г. - 37,3%; 1997 г. - 36,8%; 1998 г. - 43,2%; 1999 г. - 44,0% от всех дел, подсудных суду присяжных. Увеличивается также количество дел, рассмотренных судом присяжных: 1994 г. - 241, 1995 г. - 544, 1996 г. - 618, 1997 г. - 825, 1998 г. - 800, 1999 г. - 867.

Существуют и противники суда присяжных. По их мнению, этот суд излишне либерален, не соответствует российской правовой традиции, не способен решительно бороться с преступностью.

Действительно, суды присяжных выносят примерно 20% оправдательных приговоров, тогда как прочие суды - только 0,4%, и это раздражает руководителей правоохранительных органов. Ведь почти каждый оправдательный приговор - это свидетельство необъективности и неполноты расследования, отсутствия достаточных оснований для арестов, обысков и других принудительных мер, ограничивающих конституционные права граждан. Присяжные не рассматривают доказательства, добытые на предварительном следствии с нарушением закона, а оставшихся доказательств во многих случаях недостаточно для вынесения обвинительного приговора. В суде присяжных существуют наиболее благоприятные условия для выявления ошибок и злоупотреблений со стороны следствия. Но эти либеральные тенденции сдерживает Кассационная Палата Верховного Суда РФ, отменяя гораздо большее число оправдательных, чем обвинительных приговоров судов присяжных. Так, в 1996 г. она отменила 30,7% оправдательных приговоров судов присяжных и 20,6% - обвинительных, а в 1997-2000 гг. отменено около 50% оправдательных и лишь 15-16% обвинительных приговоров. Таким образом, Верховный Суд РФ в унисон с правоохранительными органами стремится уменьшить число оправдательных приговоров, но оно остается стабильным, поскольку качество предварительного следствия, очевидно, не улучшается.

Противники суда присяжных прибегли к своеобразной тактике: многие из них уже не выступают против суда присяжных открыто, но пытаются фактически избавиться от этого суда, резко сократив его подсудность. В настоящее время к подсудности суда присяжных относятся дела, рассматриваемые областным (краевым) судом - это 47 уголовно-правовых составов (ст.36 УПК РСФСР). Однако в соответствии с проектом УПК РФ, принятом в первом чтении Государственной Думой, в их подсудности остается только пять составов с наказаниями в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы (квалифицированные виды убийства и геноцид). Так, "втихую", пытаются расправиться с этим демократическим институтом.

Представляется, что необходимо предпринять следующее:

а) сохранить суд присяжных, учредив его во всех субъектах федерации (об этом говорится в п.6 Заключительных и переходных положений Конституции РФ, которые спустя 7 лет после ее принятия должны быть, наконец, реализованы)*(6);

б) сохранить ныне существующую подсудность дел суду присяжных;

в) сохранить традиционно российскую модель суда присяжных (1 судья и 12 присяжных), введенную еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 г.;

г) ввести строгую материальную и иную ответственность присяжных заседателей, не являющихся по вызовам суда, а также лиц, препятствующих их явке (в настоящее время в суд являются лишь 15-20% лиц, вызванных в качестве присяжных заседателей, что препятствует отправлению правосудия);

д) возложить контроль за составлением списков присяжных заседателей на должностных лиц областной (краевой) администрации, специально учреждаемых для выполнения этой обязанности (в настоящее время в списки присяжных заседателей включаются многие лица, которые, согласно закону, не могут выполнить эти обязанности);

е) в суде присяжных рассматривать только те уголовные дела, по которым подсудимые не признают себя виновными, а по остальным делам предоставить право судье областного (краевого) суда назначать наказание без проведения или с ограниченным проведением судебного следствия (такой порядок существует в англо-американской системе права, и он вполне себя оправдывает, избавляя суды от рассмотрения бесспорных дел);

ж) увеличить число "запасных" заседателей до 3-4, имея в виду, что некоторые судебные процессы очень длительные;

з) изменить действующий закон, усилив состязательное начало в деятельности суда присяжных.

Действующий закон установил, что в суде присяжных после дачи показаний подсудимым первым его допрашивает государственный обвинитель, потом - потерпевший и лишь в конце - защитник (ч.2 ст.446 УПК РСФСР). Это правило не согласуется с принципом состязательности. Подсудимый, согласившийся давать показания, - это свидетель защиты, и первым его должен допрашивать защитник. В законе от 16 июля 1993 г. не говорится о том, в каком порядке вести судебное следствие. Всех подсудимых, свидетелей, потерпевших, экспертов первым допрашивает прокурор, тогда как в соответствии с принципом состязательности подсудимых и свидетелей защиты первым должен допрашивать защитник. Судебное следствие не расчленено на этапы представления доказательств обвинения и защиты, нет деления доказательств на доказательства обвинения и доказательства защиты.

Очевидно, нужен новый закон о суде присяжных (или новый раздел УПК), основной идеей которого должна стать состязательность. Открывать судебное следствие должны вступительные выступления обеих сторон. Судебное следствие надо четко разделить на два этапа: представление доказательств стороной обвинения и представление доказательств стороной защиты. Допросы желательно вести по принципу: "вопрос - ответ". Необходимо ввести понятия "допрос", "перекрестный допрос", "передопрос" и допустить проведение "параллельной" (состязательной) экспертизы.

Единый дух должен пронизывать все формы судопроизводства. Поэтому все они должны быть построены таким образом, чтобы состязательность была основополагающим принципом российского правосудия.

7. Сокращение судебного следствия и "сделки" о признании вины. В соответствии со ст.446 УПК РСФСР, определяющей порядок рассмотрения дел в суде присяжных, добровольное признание подсудимым вины позволяет ограничить судебное следствие лишь допросами подсудимых при наличии следующих условий: сделанные признания не оспариваются ни одной из сторон; признания не вызывают сомнений у судьи; все участники процесса согласны с отказом от дальнейшего проведения судебного следствия. При наличии этих же условий допускается ограничение судебного следствия лишь допросами подсудимого и потерпевшего в мировом суде.

Эти правила желательно распространить на производство во всех остальных судах, что ускорит рассмотрение уголовных дел и позволит судам сосредоточиться на тех делах, в которых подсудимые отрицают свою вину. Необходимо признать, что нормальный дееспособный человек свободен в своих суждениях и поступках, не склонен ко лжи и самооговору (презумпция добропорядочности). Суд имеет достаточно возможностей при наличии сомнений не принять ложное признание вины и провести судебное следствие в полном объеме.

Что касается "сделок" о признании вины, то этот специфически американский институт вряд ли приемлем для современной России, хотя Совет судей РФ в постановлении от 3 апреля 1998 г. высказался за введение такого рода "сделок"*(7). Аналогичное решение принял V Съезд судей РФ 29 ноября 2000 г.

В США "сделки" о признании вины состоят в том, что прокурор договаривается с адвокатом о признании подсудимым части обвинений в обмен на смягчение наказания, причем в заключении такого соглашения участвует и судья. В условиях России это могло бы привести к отказу от раскрытия многих преступлений, прежде всего тяжких и особо тяжких, росту преступности и рецидива, искажению криминальной статистики, но самое главное - к поощрению коррупции в правоохранительных органах, судах и адвокатуре. "Сделки" унизят следователя, прокурора и судью, поскольку им придется вести торг с преступником, лишь отчасти признающим свою вину. Судья не может обещать, что наказание будет смягчено, так как с ним могут не согласиться заседатели. Будет причинен вред законным интересам потерпевших, не участвующих в "сделках". Экономя на "сделках", государство потеряет гораздо больше от необходимости вести борьбу с преступностью, которая многократно возрастет благодаря применению такого метода разрешения уголовных дел. Кстати, и в США судьям федеральных судов запрещено участвовать в "сделках" о признании вины, а без их участия выполнение договоренности между сторонами обвинения и защиты ничем не гарантировано.

В новых условиях - в связи с учреждением суда присяжных, не обязанных мотивировать свой вердикт, сокращением судебного следствия и намерением ввести "сделки" о признании вины - разработчики УПК не рассматривают достижение истины как задачу уголовного судопроизводства. По их мнению, такой подход характерен лишь для инквизиционного процесса. Например, судья С.А.Пашин заявляет: "Я, как судья, занимаюсь не поисками истины..."*(8). Однако истина вполне совместима с состязательным порядком судопроизводства ("истина рождается в споре") и отказываться от попыток найти ее создателям нового УПК не следует.

8. Контроль суда за предварительным расследованием. В соответствии с Конституцией РФ суд контролирует предварительное расследование, санкционируя проведение следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан (ст.22, 23, 25), и рассматривая жалобы на незаконные действия и решения должностных лиц, ведущих расследование и надзирающих за ним (ст.46).

Однако эти положения Основного Закона до сих пор не реализованы. В соответствии со ст.22 Конституции РФ и ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(9) (далее - Конвенция), ратифицированной Россией в 1998 г., необходимо установить, что заключение под стражу и продление задержания на срок более 48 часов допускаются только по судебному решению.

В связи с этим Государственная Дума должна снять выдвинутую ею при ратификации Конвенции оговорку о том, что в России аресты будут по-прежнему санкционироваться прокурорами. Необходимо снять и другую оговорку, согласно которой в России пока не будет применяться правило ст.5 Конвенции, в соответствии с которым каждый задержанный или арестованный должен быть без промедления доставлен в суд для проверки законности и обоснованности задержания (ареста).

Судебный порядок выдачи ордера (приказа) об аресте и правило о немедленном доставлении задержанного (арестованного) к судье существуют во всех цивилизованных странах. Преимущество такого подхода в том, что решение следователя и прокурора об аресте и действия полиции при задержании проверяются органом, не зависящим от следствия и прокурорского надзора. Судья не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия, он не связан обвинительной установкой и узковедомственными интересами и поэтому способен наилучшим образом защитить права граждан.

Подлежит отмене ст.174 УПК РСФСР, согласно которой санкцию на арест, осмотр и изъятие почтово-телеграфной корреспонденции дает прокурор, тогда как согласно ст.23 Конституции РФ это процессуальное действие может быть проведено только по судебному решению. То же следует сказать и о прослушивании телефонных и иных переговоров с применением технических средств, поскольку имеется законопроект о включении такого следственного действия в действующий УПК.

Противоречит Конституции РФ и подлежит отмене ст.168 УПК РСФСР, предусматривающая получение прокурорской санкции на обыск. Прокуратура с такой позицией не согласна и продолжает практику санкционирования обысков, ссылаясь на то, что норма ст.25 Конституции сформулирована в виде альтернативы: вхождение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц допускается либо на основании закона, либо на основании судебного решения. Такая формулировка логически небезупречна, так как судебное разрешение провести обыск тоже должно быть основано на законе. Ни Конституция, ни УПК не указывают, когда вхождение в жилище производится на основании закона (в данном случае - ст.168 УПК РСФСР) и когда - на основании судебного решения. Но обыск - самое серьезное и грубое вторжение в частную жизнь граждан. И если для проведения указанного действия не требуется судебного решения, то возникает вопрос: когда же такое решение может понадобиться? Изложенное не исключает возможности проведения обыска без судебного решения в неотложных случаях, прямо указанных в законе.

Удивляет пассивность законодателя, который до сих пор не привел УПК РСФСР в соответствие с Конституцией РФ и многими постановлениями Конституционного Суда РФ (например, о признании неконституционными ряда положений ст.248, 255, 335, 371 УПК РСФСР и др.). В связи с этим желательно принятие закона, который устанавливал бы срок, в течение которого Государственная Дума РФ должна отменять или изменять законы, признанные противоречащими Конституции РФ.

К судебной юрисдикции следовало бы также отнести принятие решений, разрешающих:

1) помещение обвиняемого на экспертизу в психиатрическое учреждение;

2) производство выемки предметов и документов в жилище;

3) домашний арест (если он будет предусмотрен УПК РФ);

4) отстранение обвиняемого от должности (или работы);

5) наложение ареста на имущество обвиняемого.

Судебный контроль за расследованием в виде разрешения судьей жалоб обвиняемого, защитника, других участников процесса на незаконные действия и решения следователя и прокурора (ст.46 Конституции РФ) должен охватывать не некоторые (как предусмотрено проектом УПК), а все действия и решения. В этом случае предварительное расследование будет построено по состязательному типу. Понадобится ввести должность следственного судьи, который будет рассматривать такие жалобы и выдавать решения о производстве названных ранее следственных действий. В этом случае штаты судов следовало бы расширить при одновременном сокращении прокурорских кадров, занимающихся этой работой в настоящее время.

Процесс демократизации российского уголовного судопроизводства идет с большим трудом, наталкиваясь на сопротивление силовых ведомств, отчасти судов. Яркий пример - судьба законопроекта "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР".

Законопроект преследовал цель привести УПК РСФСР в соответствие с Конституцией РФ и постановлениями Конституционного Суда РФ. В частности, предусматривался судебный (вместо прокурорского) порядок выдачи санкций на аресты, на помещение обвиняемых в психиатрические учреждения для проведения экспертизы, на обыски, выемки и осмотры в жилищах граждан, на отстранение обвиняемого от должности, на арест, осмотр и изъятие почтово-телеграфной корреспонденции, а также доставление в течение 48 часов каждого задержанного к судье для проверки законности и обоснованности задержания и решения вопроса о мере пресечения. Предусматривалось также обжалование в суд действий и решений органа дознания, следователя и прокурора, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам участников процесса либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Президент РФ В.В.Путин внес названный проект на рассмотрение в Государственную Думу РФ 5 января 2001 г. Однако 19 января 2001 г. Президент РФ отозвал свой законопроект, в качестве причины указав, что для его реализации потребуется увеличение штатной численности судей и аппарата судов на 9900 человек и выделение из федерального бюджета 1,55 млрд руб. ежегодно. Решение от 19 января 2001 г. было основано на справке Судебного департамента при Верховном Суде РФ, который скрупулезно подсчитал, какие дополнительные суммы понадобится выделить на зарплату судьям и сотрудникам аппарата судов, на ремонт зданий и даже... на горюче-смазочные материалы и коммунальные услуги (и т.п.), если президентский законопроект будет принят.

Представляется, однако, что воспрепятствование принятию законопроекта в действительности вызвано не столько финансовыми, сколько политическими и прагматическими соображениями.

Экономическая проблема, поставленная президентским законопроектом, не так уж сложна. В настоящее время определенный объем работы, которую планировалось возложить на суды (санкционирование арестов, обысков, других следственных действий), выполняет прокуратура. Необходимо передать эти функции судам, сократив соответственно штаты прокуратуры. Численность работников прокуратуры в России - около 50 тыс., численность судей - примерно 18 тыс. Если из одного органа в другой передать несколько тысяч штатных единиц, то проблема будет решена без дополнительных расходов.

Или мы решим эту проблему, или будем вынуждены признать, что наша Конституция- фикция, а наш Конституционный Суд - никому не нужное заведение.

9. Апелляция. В соответствии с Конвенцией (ст.6) каждый осужденный имеет право на пересмотр его дела судом второй инстанции. Речь идет об апелляции, для которой характерно исследование доказательств, в том числе и тех, которые анализировались в суде первой инстанции. Для ускорения судопроизводства и усиления борьбы с преступностью Россия в свое время отказалась от апелляции (УПК РСФСР 1922 г.) и заменила ее кассацией, т.е. проверкой законности и обоснованности приговора лишь по письменным материалам дела без непосредственного исследования доказательств и вынесения нового приговора. Но проверить соответствие выводов суда собранным по делу доказательствам, оценить их достоверность невозможно только по письменным материалам дела без проведения нового судебного следствия. Таким образом, институт кассации в том виде, в каком он был учрежден в РСФСР, пришел в противоречие со ст.6 Конвенции и должен быть заменен апелляцией, если речь не идет об исправлении чисто правовой ошибки. Некоторые юристы предлагают ввести урезанную апелляцию, и эта идея нашла воплощение в проекте УПК РФ, находящемся на рассмотрении в Государственной Думе РФ. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что без согласия защиты сокращенное исследование доказательств в апелляционной инстанции не должно допускаться.

В зависимости от того, касается ли жалоба (протест) вопросов факта (обоснованности приговора) или права (законности приговора), одна и та же вышестоящая судебная инстанция могла бы рассматривать дело по правилам апелляции или кассации.

Федеральным законом РФ от 7 августа 2000 г. N 119-ФЗ введено апелляционное обжалование приговоров, вынесенных мировыми судьями, в районный суд, где апелляционную жалобу (протест) рассматривает единолично судья. Мировой и районный судьи имеют одинаковый статус, требования к кандидатам аналогичны (возраст - 25 лет, высшее юридическое образование), поэтому вряд ли уместно поручать рассмотрение апелляционных жалоб (протестов) единолично районному судье. Такие жалобы (протесты) должны рассматривать хотя бы два районных судьи. Конечной инстанцией для пересмотра приговоров мировых судей является суд субъекта Федерации. Это ограничение желательно устранить. В дореволюционной России приговоры мировых судей могли доходить до высшей судебной инстанции - Сената.

10. Восстановительное правосудие вместо карательного - сравнительно новая концепция, возникшая на Западе*(10). Она вполне совместима с российскими условиями. В настоящее время в местах лишения свободы находится более 1 млн осужденных, в следственных изоляторах содержатся около 300-400 тыс. обвиняемых и подсудимых. Они голодают, тяжело болеют, приобщаются к преступной среде, и после отбытия наказания одна треть из них снова совершает преступления. Таким образом, карательное правосудие не в силах побороть преступность. Смысл восстановительного правосудия состоит в том, что потерпевший и обвиняемый при посредстве психолога, педагога или другого специалиста с разрешения следователя, прокурора или суда вовлекаются в примирительную беседу - объясняют друг другу, что же произошло, какими мотивами руководствовался преступник, понимает ли он, какой вред причинил потерпевшему, готов ли он добровольно возместить этот вред. С другой стороны, потерпевший, выслушав обвиняемого, смягчается и готов многое ему простить. О достигнутом примирении составляется соглашение, утверждаемое следователем, прокурором или судьей, уголовное дело прекращается, и обвиняемый не попадает за решетку. Такой способ разрешения социальных конфликтов апробирован и дал весьма положительные результаты.


И.Л.Петрухин,

доктор юрид. наук, профессор, член комиссий

по судебной реформе при Президенте РФ и в Государственной Думе РФ


"Законодательство", N 3, март 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Лебедев В.М. От Концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы // Российская юстиция. 2000. N 3. С.2-3.

*(2) Лебедев В.М. Расширение доступа к правосудию - одна из целей судебной реформы // Там же. 1999. N 9. С. 4.

*(3) Немытина М.В. Суд в России. Вторая половина ХIХ - начало XX в. Саратов, 1999. С.119.

*(4) О методиках выявления латентных судебных ошибок см.: Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок / Под рук. В.Н.Кудрявцева. М., 1975. Ч.1.

*(5) Закон РФ от 16 июля 1993 г. N 5451-I "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (с изм. и доп. от 13 июня 1996 г.).

*(6) По мнению Конституционного Суда РФ, такой срок вполне достаточен для реализации этой части п.6 Заключительных и переходных положений Конституции РФ (см.: постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. // СЗ. 1999. N 6. Ст.867).

*(7) Российская юстиция. 1998. N 6. С.4.

*(8) Суд присяжных. Пять лет спустя. М., 1998. С.48.

*(9) Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 25 марта 1992 г., 11 мая 1994 г.).

*(10) См.: Зер. Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление. М., 1998.



Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы


Автор


И.Л.Петрухин - доктор юрид. наук, профессор, член комиссий по судебной реформе при Президенте РФ и в Государственной Думе РФ


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 3


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.