Договор лизинга в Гражданском кодексе России (В.С. Евтеев, "Гражданин и право", N 4, апрель 2001 г.)

Договор лизинга в Гражданском кодексе России


Появление в российском ГК норм о лизинге связано с современными тенденциями развития хозяйственного оборота как в отдельных странах, так и на международном уровне. Дело в том, что современные отношения по использованию машинно-технических изделий все чаще основываются на специфической договорной форме, вобравшей в себя элементы купли-продажи, аренды, займа, и некоторых других договоров и получившей название договора лизинга.

Быстрое и широкое распространение лизинга в деловой практике было обусловлено прежде всего выгодами его применения для участников хозяйственного оборота, причем выгоды во многом определялись государственным поощрением лизинга как инструмента стимулирования научно-технического прогресса и развития экономики. Вот уже несколько десятков лет во многих развитых странах с помощью налоговых и амортизационных льгот создается благоприятный режим для лизинговых фирм, а последние действуют как в интересах поставщиков, которые получают дополнительные каналы сбыта и широкую рекламу продукции, так и в интересах пользователей, которым, фактически, предоставляется кредит. Итак, закрепление специальных норм в ГК РФ является первым шагом на пути развития лизинга в хозяйственном обороте, вторым же должно стать появление в налоговом законодательстве норм, стимулирующих деятельность лизингодателей.

Нормы ГК РФ о договоре лизинга не исчерпываются содержанием § 6 гл.34.

Эти нормы содержатся в общих положениях об аренде (§ 1 гл.30), общих положениях о купле-продаже (§ 1 гл.30), ну и, естественно, в общих положениях об обязательствах и о договоре. В § 6 гл.34 сразу обращает на себя внимание второе название договора лизинга - договор финансовой аренды. В этом названии в предельно лаконичной форме проявляется сущность лизинга, схожего по содержанию с кредитными сделками, а по форме - с инвестициями капитала. С одной стороны, арендодатель предоставляет имущество на определенный срок, за арендную плату и с последующим, правда не всегда обязательным, возвратом. Налицо присущие кредиту принципы возвратности, срочности, платности. С другой стороны, участники лизинга оперируют капиталом не в денежной форме, а в производственной, так как арендодатель как бы финансирует приобретение имущества арендатором у третьего участника лизинга, продавца, и в этом проявляется внешнее сходство с инвестициями капитала. Такая экономическая сущность лизинга в полной мере находит свое правовое отражение в нормах ГК РФ. В этом смысле можно выделить ряд тесно взаимосвязанных элементов, на которых строится правовая конструкция лизинга. Сюда относится трехсторонний характер лизинга, предмет лизинга, отношения по временному пользованию между арендатором и арендодателем, внедоговорная ответственность продавца.

Прежде чем рассмотреть все эти элементы по порядку, следует сразу оговориться, что договор лизинга является хотя и финансовой, но все же арендой. Поэтому более половины норм о лизинге являются общими для всех видов аренды, хотя безусловно должны толковaться и применяться с учетом специальных норм о лизинге.

Говоря о трехстороннем характере лизинга, необходимо обратить внимание на субъектный состав, механизм заключения договора и некоторые существенные условия договора.

Итак, в договоре лизинга, как и в подавляющем большинстве других договоров, выступают две стороны, а именно арендатор и арендодатель. Но самое интересное, что в отношения по договору лизинга вступает третья сторона - продавец, который стоит за рамками самого договора, но без которого такой договор просто невозможен. Все это вытекает как из определения договора лизинга, данного в ст.665 ГК РФ, так и из других норм. В той же статье 665 определены особые требования к арендатору, так как он получает имущество во временное владение и пользование именно для предпринимательских целей. Следовательно, арендатор должен быть либо профессиональным предпринимателем (коммерческая организация, индивидуальный предприниматель), либо некоммерческой организацией, использующей прибыль от пользования имуществом для достижения уставных целей (п.3 ст.50 ГК РФ). В отношении арендодателя в законе отсутствует требование быть профессиональным предпринимателем, но, тем не менее, сама лизинговая деятельность, исходя из норм Временного положения о лизинге, подлежит лицензированию. Да и на практике в роли арендодателя почти всегда выступают либо различные финансовые институты, либо специализированные компании. ГК РФ также ничего не говорит о статусе продавца, так как совершенно ясно, что продавцами "непотребляемых вещей, используемых для предпринимательской деятельности" (ст.666 ГК РФ) могут быть изготовители товаров или посредники.

Следует заметить, что, несмотря на обязательный трехсторонний субъектный состав лизинга, число фактических участников может как уменьшаться, так и увеличиваться. В первом случае может иметь место договор возвратного лизинга (lease back). Здесь собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно заключает договор лизинга в качестве арендатора, выступая таким образом в роли продавца и арендатора одновременно. Во втором случае ярким примером является раздельный лизинг (liferaged leasing). Здесь финансирование передачи во временное пользование осуществляет не только арендодатель, оплачивающий, как правило, 20% стоимости имущества, но и другие организации, обычно банки, кредитующие арендодателя на условии "без права обратного требования", т.е. с погашением долга из суммы периодических арендных платежей. Существование третьей стороны - продавца осложняет порядок заключения договора, предусмотренный ГК РФ. Ведь договор заключается путем направления оферты одной стороной и ее акцепта другой стороной, и по логике ГК договор лизинга предшествует договору купли-продажи, являясь правовым основанием для возникновения обязательства арендодателя приобрести имущество у третьего лица. Но согласие третьего лица заключить договор купли-продажи, тем более влекущее внедоговорную ответственность перед арендодателем, отнюдь не бесспорный факт. Для арендатора в этой ситуации получение имущества в пользование имеет весьма зыбкие гарантии, хотя он и не лишается средств защиты в случае неисполнения обязательства арендодателем. Проблема может полностью быть решена способами, апробированными в мировой практике и основанными на широком использовании преддоговорных контактов сторон. Сначала будущий арендатор выбирает фирму-изготовителя и согласовывает с ней условия купли-продажи: предмет, цену и условия платежа, срок, время и место поставки. Будущий арендодатель в этой процедуре не участвует и лишь получает от арендатора досье коммерческих переговоров. С учетом названных договоренностей составляется проект договора купли-продажи, который подписывается будущим арендатором, и лишь после этого будущий арендодатель заключает договор купли-продажи. По совершении всех этих действий заключается договор лизинга. Такой механизм не противоречит ГК РФ. Более того, возможно оформление результатов переговоров будущих продавцов и арендаторов с помощью конструкции предварительного договора (ст.429 ГК РФ), который придаст юридическую силу простым договоренностям. При этом арендатор может действовать как по поручению арендодателя, так и самостоятельно, с последующей переуступкой прав по договору.

Говоря о существенных условиях договора лизинга, последовательно конструирующих трехстороннюю структуру лизинга, следует указать условие о выборе продавца и приобретаемого имущества, и условие об уведомлении продавца о сдаче имущества в аренду. В определении договора лизинга, данном в ст.665 ГК РФ, одним из существенных признаков является то, что имущество, приобретаемое арендодателем для последующей передачи арендатору, а также продавец этого имущества определяются арендатором. В данном случае законодатель учитывал положения бельгийского законодательства и оттавской Конвенции о международном финансовом лизинге, где указанный признак является обязательным для договора. Однако в ГК РФ данная норма является диспозитивной. Таким образом, арендатор не обязательно должен указывать в договоре лизинга продавца и предмет лизинга, но без соглашения между сторонами по этому вопросу не будет договора, ведь приобретаемое имущество - это предмет договора лизинга, а продавец - это та сторона, без которой лизинг превращается в аренду. Что касается уведомления продавца о сдаче имущества в аренду, то соблюдение этого условия является предпосылкой внедоговорной ответственности продавца. В противном случае арендатор будет иметь право расторгнуть договор лизинга в соответствии с п.2 ст.450 ГК РФ ввиду существенного нарушения договора арендодателем. Указанное условие является важнейшей гарантией прав как продавца, так и арендатора, но по сути оно является юридико-техническим и при использовании оптимального механизма заключения договора отпадает за ненадобностью.

Предметом договора лизинга может быть любая непотребляемая, т.е. не теряющая своих натуральных свойств в процессе использования, вещь, предназначенная для предпринимательских целей (ст.666 ГК РФ). Последняя фраза позволяет рассматривать предмет лизинга как вещь, использование которой может потенциально приносить прибыль. В конкретизации данного признака свое слово должны сказать деловая практика и судебное толкование. Не стоит забывать, что из п.1 ст.607 ГК РФ, которая применяется к лизингу в части, не противоречащей ст.666, можно извлечь примерный перечень предметов лизинга. Это предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства. Следует сразу сказать, что договор лизинга предприятий, зданий, сооружений представляется весьма проблематичным, так как во всех этих договорах будет фигурировать земельный участок, который не может быть предметом лизинга. Особенно это касается финансовой аренды предприятия как имущественного комплекса, в котором неотъемлемым элементом является земельный участок. При аренде здания и сооружения также предусматривается обязательная передача права пользования на земельный участок, что ставит под вопрос возможность заключения договора лизинга. И если в какой-то степени возможно существование обособленных договоров: аренды - на земельный участок и лизинга - на строение на этом участке, то совершенно нецелесообразным является заключение отдельных договоров аренды земельного участка и лизинга остальной части имущественного комплекса предприятия. Существование указанных не очень четких и явных правовых барьеров говорит о том, что закон отдает предпочтение оборудованию и транспортным средствам как основным объектам финансовой аренды. Это вполне соответствует международной практике лизинга, где он выступает в качестве основной формы обязательственных отношений по использованию машинно-технических изделий в хозяйственном обороте.

Следует отметить, что в ряде зарубежных законодательств, а также в Конвенции о международном финансовом лизинге в качестве единого предмета договора лизинга выступает оборудование. Это связано с тем, что экономически лизинг возник и существует как форма инвестирования именно в новое оборудование. Да и применение налоговых и амортизационных льгот наиболее эффективно для оборудования, обладающего свойством быстро приносить прибыль и амортизироваться в относительно короткие сроки.

Теперь перейдем к отношениям арендатора и арендодателя. Прежде всего, арендодатель передает имущество арендатору на определенный срок. ГК РФ специально не устанавливает ни предельного, ни тем более фиксированного срока для лизинга, и здесь все будет решать усмотрение сторон. Однако в ряде зарубежных законодательств данный вопрос урегулирован, и срок договора лизинга приближается к сроку хозяйственной службы оборудования, т.е. полной расчетной амортизации. Это связано с тем, что лизинговая фирма получает в результате стоимость арендованного имущества в виде амортизационных платежей; кроме того, к этому сроку применяются амортизационные льготы. Таким образом, лизинговым отношениям присущ долгосрочный характер.

Предмет договора финансовой аренды может передаваться арендатору либо продавцом, либо арендодателем, если это прямо предусмотрено договором. Причем первый вариант более характерен для лизинга, так как четко отражает исключительно финансовую роль арендодателя. Соответственно в зависимости от ситуации применяются нормы либо общих положений о купле-продаже, либо общих положений об аренде. Следует сказать, что в случае невыполнения обязательства предоставить имущество в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества в установленный договором срок, продавец будет выступать адресатом претензий всегда, а арендодатель только в том случае, если на нем лежит ответственность за выбор продавца. Причем в обоих случаях, что самое интересное, предъявляются требования, вытекающие из договора купли-продажи (п.2 ст.670 ГК РФ). Вместе с тем, если за просрочку передачи имущества отвечает арендодатель, арендатор в любом случае может расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков. Таким образом, арендатор имеет двойную защиту.

Для договора лизинга, как и для всякого возмездного договора, важным является условие об арендной плате. Нормы об арендной плате полностью сосредоточены в общих положениях об аренде. Следует заметить, что для арендодателя платежи по лизингу являются прежде всего источником погашения затрат на приобретение имущества и источником прибыли. Поэтому в международном торговом обороте сроки и размеры платежей по лизингу устанавливаются, исходя из интересов арендодателя. Если платежи за пользование могут устанавливаться на период, составляющий большую часть экономической жизни имущества (10-12 лет), то сроки платежей по договору определяются в 4-7 лет, что позволяет арендодателю в относительно короткий срок окупить все расходы на приобретение имущества. Однако в договоре лизинга стороны, как правило, стремятся установить более гибкую систему оплаты, чем в обычных арендных отношениях. Это проявляется в том, что периодические суммы платежей могут быть различными, а сами арендные платежи могут осуществляться после получения выручки от реализации товара, произведенного с помощью арендованного имущества, и т.д. В даном случае особенностям лизинга в полной мере соответствуют диспозитивные нормы ст.614 ГК РФ, позволяющие выделить три основных вида платежей:

денежные платежи, когда арендная плата устанавливается в твердой денежной сумме, вносимой периодически или единовременно;

компенсацоионные платежи, т.е. платежи в виде установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов, доходов, в виде передачи арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или аренду, в виде предоставления арендатором определенных услуг, в виде виде возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества;

смешанные платежи, когда договором, помимо денежной формы, арендной платы, допускаются платежи товарами и услугами.

Основное право арендатора, вытекающее из договора лизинга, - право пользования арендованным имуществом. В этом лизинг ничем не отличается от других видов аренды. Но право пользования весьма необычно сочетается с рисками случайной гибели и случайной порчи имущества, которые переходят к арендатору, если иное не предусмотрено договором лизинга. В то же время по общему правилу все риски, связанные с вещью, несет собственник вещи. И вряд ли можно найти где-нибудь в Гражданском кодексе нормы о переходе рисков, связанных с имуществом, к обладателям ограниченных вещных прав на это имущество. Здесь лизинг уникален. Кроме того, широко практикуется освобождение арендодателя от ответственности перед третьими лицами за смерть, вред здоровью или порчу имущества, вызванные арендуемым имуществом. Такое освобождение от ответственности даже закреплено в Конвенции о международном финансовом лизинге, и это очень важно, так как в ином случае арендодатель, оставаясь юридическим собственником имущества, стал бы адресатом всех претензий, связанных с имуществом.

Отсюда можно сделать вывод, что в лизинговых отношениях арендодатель зачастую превращается в номинального собственника, а роль квазисобственника играет арендатор. Еще более укрепляет в этой мысли соотношение обязанностей сторон по содержанию имущества.

Правила, содержащиеся в общих положениях об аренде, не отражают четко специфику лизинга, потому что равномерно распределяют бремя содержания имущества между арендатором и арендодателем. В то же время для лизинга характерна исключительно финансовая роль арендодателя, и поэтому обязанности по содержанию используемого имущества либо целиком возлагаются на арендатора, либо распределяются между продавцом, особенно если это изготовитель, и арендатором. То есть можно изменить диспозитивное правило ст.616 ГК РФ, по которому арендодатель обязан за свой счет осуществлять капитальный ремонт, и переложить эту обязанность на арендатора, который должен также поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы по содержанию имущества. Если к этому добавить еще и то, что в лизинге арендатору вменяется в обязанность застраховать имущество на случай гибели или порчи за свой счет в пользу арендодателя и на весь срок действия договора, то становится совершенно ясно, почему арендатора в договоре лизинга называют квазисобственником. Ведь наряду с правомочиями владения и пользования к арендатору переходят все риски, связанные с имуществом, да еще и бремя содержания имущества. Сравнительно реже обязанности по капитальному ремонту возлагаются на продавца, потому что это увеличивает и без того немалый круг внедоговорных обязанностей продавца перед арендатором.

В заключение хотелось бы обратиться к внедоговорным отношениям арендатора и продавца, основанным на договоре лизинга и вытекающим из договора купли-продажи между продавцом и арендодателем. Именно то, что арендатор вправе предъявлять требования непосредственно продавцу, составляет одну из главных особенностей договора лизинга. Поскольку в силу закона арендатор выступает как бы стороной договора купли-продажи и имеет все права и обязанности покупателя, за исключением обязанности оплатить приобретенное имущество (п.1 ст.670 ГК РФ), необходимо обратиться к гл.30 ГК РФ, чтобы четко разобраться в содержании, как это ни странно, договора лизинга. Необходимо сразу подчеркнуть, что арендатор, предъявляя требования из договора купли-продажи, не вправе самостоятельно расторгать договор купли-продажи (здесь необходимо согласие арендодателя), и это везде нужно учитывать. В случае просрочки передачи товара арендатор вправе требовать от продавца возмещения убытков, причиненных просрочкой, а также уплаты неустойки, если таковая предусмотрена договором. Когда продавец обязан передать индивидуально-определенную вещь, что имеет место в договоре лизинга, арендатор при отказе продавца передать такую вещь вправе требовать отобрания этой вещи и передачи ему как кредитору.

Следует отметить, что требования о количестве и об ассортименте не всегда актуальны для договора лизинга, потому что часто речь идет не о множественности товаров, а о передаче единичного товара. Важным для арендатора являются требования о качестве товара. Они основываются на обязанности передать товар надлежащего качества, которое может определяться как на основе договора, так и без договора, на законной и договорной гарантиях качества товара и на предусмотренных статьей 478 ГК РФ последствиях передачи товара ненадлежащего качества. Причем арендатор вправе в случае несущественного нарушения требований к качеству товара, как и обычный покупатель, требовать от продавца по своему выбору либо соразмерного уменьшения покупной цены, в чем также заинтересован и арендодатель, либо безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. А в случае существенных нарушений требований к качеству товара вправе требовать лишь замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору, но не может расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков (ст.457 ГК РФ).

Поскольку предметом лизинга, как правило, является оборудование либо транспортные средства, важным является требование в отношении комплектности товара, которая определяется договором, а при отсутствии соответствующих указаний в договоре - обычаями делового оборота и иными обычными требованиями.

Теперь следует сказать об обязанностях арендатора, вытекающих из договора купли-продажи. Их две. Первая - проинформировать продавца о ненадлежащем исполнении договора купли-продажи в срок, установленный законом, иными правовыми актами, договором, или в разумный срок, так как в противном случае продавец сможет полностью или частично отказаться от удовлетворения требований арендатора (ст.488 ГК РФ). Вторая, и главная, обязанность арендатора - принять товар, за исключением тех случаев, когда он вправе потребовать замены товара или обратиться к арендодателю за согласием на расторжение договора.


В.С. Евтеев


"Гражданин и право", N 4, апрель 2001 г.



Договор лизинга в Гражданском кодексе России


Автор


В.С. Евтеев


"Гражданин и право", 2001, N 4


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.