О "длящихся" и "продолжаемых" преступлениях в сфере экономической деятельности (В.И. Тюнин, "Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.)

О "длящихся" и "продолжаемых" преступлениях
в сфере экономической деятельности


Особенности конструкции составов преступлений в сфере экономической деятельности породили немало вопросов, на которые нет однозначных ответов в теории и правоприменительной практике. Отсутствует единство точек зрения в вопросах отнесения тех или иных составов преступлений к "материальным" или "формальным": по-разному определяется момент окончания преступлений, которые выражаются в невыполнении определенных обязанностей; отсутствует единый взгляд на характер и величину ущерба.

В вопросе о принадлежности составов преступлений к "материальным" либо "формальным" ученые исходят из соотношения между такими понятиями, как предмет преступления, форма деяния (прежде всего, если она выражается в бездействии), наличие или отсутствие обозначенного в уголовном законе срока исполнения обязательств, принадлежности количественных характеристик, используемых законодателем к деянию либо последствиям деяния. Чаще всего это касается случаев, когда допускается возможность причисления преступлений к числу "длящихся".

Обращение к уголовно-правовой литературе показывает, что отношение к оценке некоторых преступлений в сфере экономики с точки зрения отнесения их к имеющим "материальный" или "формальный" состав неодинаково. Так, В. Е. Мельникова полагает, что преступление, указанное в ст.177 УК, имеет "формальный" состав и оканчивается с момента уклонения. Н. А. Лопашенко считает, что состав преступления здесь "формальный", а преступление оканчивается с момента неисполнения обязанности уплатить кредиторскую задолженность. Напротив, И. Звечаровский утверждает, что это преступление имеет материальный состав и оканчивается "со дня, следующего за днем вступления в законную силу соответствующего судебного акта". Соглашаясь с тем, что преступление имеет "формальный" состав, П. Н. Панченко считает, что оканчивается оно с момента истечения срока, достаточного для того, чтобы погасить кредиторскую задолженность*(1).

Такие же разногласия существуют по другим "экономическим" составам преступлений*(2).

При отсутствии очевидных критериев разграничения преступлений даже официальные разъяснения судебной инстанции не прекращают теоретических дискуссий, примером чему служит оценка налоговых преступлений и определение момента их окончания*(3).

Удовлетворительный ответ на вопрос, по которому нет единой точки зрения, может быть дан в случае законодательного решения либо сложившейся судебной практики. Однако, поскольку ни первого ни второго пока нет, важно теоретическое обоснование того или иного подхода.

Что дает отдельным исследователям основание утверждать, что названные преступления имеют материальный состав? П. Яни использует для этого схожесть конструкции составов "проблемных" преступлений с "налоговыми" преступлениями, материальность которых подтверждена решением высшей судебной инстанции*(4). "Кроме того, - пишет он, - "материальность" всех обсуждаемых составов преступлений прямо вытекает из указания Кодекса"*(5). Таким образом, количественный критерий, используемый законодателем, ученый рассматривает как критерий отнесения к преступлениям с "материальным" составом. Автор, однако, не придает значения тому, что на последствие (в преступлении с материальным составом - ущерб) указывает не только размер чего-либо, но и наличие причинной связи между деянием и последовавшим ущербом. В случае совершения преступления, предусмотренного ст.193 УК, не требуется установления связи между бездействием лица и наличием ущерба в определенном размере. Речь идет не о размере ущерба, а о величине валютных средств, не перечисленных на счета уполномоченных банков к установленному сроку. Характер деяния (бездействия) лица не изменяет в строгом смысле слова величины "ущерба", лицо привлекается к ответственности не за причинение ущерба, а за неисполнение своих обязательств перед государством, выразившееся в нарушении порядка оборота валютных средств в определенном размере.

Аналогия здесь более уместна не с налоговыми преступлениями, а с преступлениями, предусмотренными ст.171, 171.1, 172 УК, где величина является не показателем ущерба, а характеристикой деяния (в случае со ст.193 УК - бездействия)*(6).

Аргументируя "материальность" преступлений, описанных в ст.177, 193, 194, 198, 199 УК, И. Звечаровский пишет, что она (материальность) выражается "в непоступлении денежных средств в бюджетную систему государства либо в его внебюджетные фонды"*(7).

В. Б. Малинин, длительное время изучавший проблему причинной связи в уголовном праве, приходит к выводу об отсутствии такой связи в деяниях (преступлениях), выражающихся в форме бездействия. "Ответственность, - пишет он, - наступает за неисполнение обязанности как таковой, но не за причинение"*(8).

В нашем случае не меняет дела признание верной точки зрения о наличии материальных последствий при совершении преступлений путем бездействия, поскольку такое последствие, являясь категорией объективной и находящейся в причинной связи с деянием, не может наступать "произвольно" на основе судебного решения (ст.177 УК) либо определенного в нормативном акте срока.

Относятся ли рассматриваемые преступления к числу "длящихся"? Ученые весьма осторожны в оценке некоторых преступлений как длящихся и определяют момент начала и окончания их по-разному.

Многие считают, что длящимся является преступление, предусмотренное ст.177 УК. Б. В. Волженкин, например, пишет, что оно начинается после вступления в законную силу судебного акта и длится до тех пор, пока не будет исполнено обязательство перед кредиторами или пока лицо не будет привлечено к уголовной ответственности*(9).

П. Н. Панченко полагает, что преступление следует считать оконченным с момента истечения времени, достаточного для погашения кредиторской задолженности после вступления в силу соответствующего судебного акта.

Некоторые ученые, в том числе И. В. Шишко, И. О. Цоколова, относят к числу длящихся составов преступление, предусмотренное ст.192 УК РФ. А. Э. Жалинский пишет, что это преступление состоит "в бездействии, приобретающем общественно опасный характер после истечения срока исполнения данной обязанности". М. Д. Шаргородский критерием "длящегося" преступления называл непрерывность осуществления преступного деяния. Н. Ф. Кузнецова считает основанием выделения "длящихся" преступлений протяженность во времени и пространстве ущерба. Не соглашаясь с ней, И. Звечаровский находит особенность длящегося преступления в сроке исполнения обязанности, которая лежит на виновном*(10).

Представляется, что следует учитывать все названные критерии, придавая определяющее значение тому либо другому, в зависимости от особенностей самого длящегося преступления и обрисовки его состава в уголовном законе.

В гл.22 УК составы преступлений, объективная сторона которых заключается в неисполнении обязанностей, предусмотрены ст.177, 190, 192, 193, 194, 198 и 199 УК РФ. В тех случаях, когда уголовный или иной закон указывает на срок исполнения этих обязанностей, преступления следует относить к одномоментным*(11), и окончание их связывать с истечением контрольного срока исполнения обязанностей. Эти преступления предусмотрены ст.190, 193, 194, 198, 199 УК. Наступление уголовной ответственности за них связывается с тем, что обязанность не исполнена*(12), а указание срока ее исполнения является видимой, осязаемой (в юридическом смысле) границей выполнения состава преступления, свидетельствующей о ее неисполнении. Эта осязаемость очевидна и для правоприменительных органов, которые ориентируются на нее, привлекая лицо к ответственности. Поэтому нельзя согласиться с Н. А. Лопашенко, которая пишет, что уклонение от уплаты таможенных платежей традиционно относится к длящимся преступлениям*(13). Окончание преступления связано с фактом неуплаты платежей в соответствующий срок (в случае предоставления отсрочки), не превышающий двух месяцев со дня принятия таможенной декларации, либо в момент принятия таможенной декларации*(14).

Сомнения, связанные с определением момента окончания преступлений, могут быть разрешены путем определения момента их окончания в примечаниях к уголовно-правовым нормам, хотя это и не традиционно для российского уголовного законодательства. Для составов преступлений, указанных в ст.193 и 194 УК РФ, сделать это достаточно легко, но прежде самому законодателю следует определиться в целесообразности того или иного подхода.

Там, где конструкция состава преступления предполагает последующее невыполнение обязанности лица после какого-либо юридического факта, при отсутствии четко определенного в законе срока, а также при технической невозможности фиксации этого срока, преступления принято считать "длящимися". К таким преступлениям принадлежат указанные в ст.192 и 177 УК.

Практика пока не выработала иных критериев, с которыми может быть связан момент их окончания, кроме тех, что были названы в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям"*(15) и общепризнанны в теории уголовного права.

Неточное определение момента окончания преступления таит в себе опасность неправильного отсчета сроков давности за совершенное преступление со всеми вытекающими правовыми последствиями*(16).

Установление иного, нежели принято в уголовном праве, срока окончания "длящихся" преступлений допустимо лишь при прямом указании на то в уголовном законе. Но для преступления, предусмотренного ст.177 УК, сделать это довольно сложно, поскольку при описании его используется признак "злостность", предполагающий определенные формы уклонения в виде действий, совершаемых в течение некоторого времени. Полагаем, что редакция ст.177 УК может быть кардинально изменена с тем, чтобы ответственность наступала не за бездействие, а за активные действия субъекта, направленные на сокрытие имущества, и прочие действия наподобие описанных в ст.195 УК.

Не вызывает особых возражений рассмотрение некоторых преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, как "продолжаемых". К числу "продолжаемых" могут быть отнесены те из них, которые характеризуются активными действиями, совершаются в течение определенного, иногда продолжительного периода до момента наступления результата, закрепленного в законе.

По мнению ученых, "продолжаемыми" являются налоговые преступления, незаконное предпринимательство, обман потребителей, контрабанда*(17). По-видимому, "продолжаемыми" могут быть и другие преступления, например предусмотренные ст.174, 180, 186, 187, 171.1 УК.

В теории уголовного права выработан подход, согласно которому квалификация осуществляется в зависимости от цели продолжаемого преступления, конкретизированности или неконкретизированности умысла виновного*(18). До момента извлечения дохода в особо крупном размере предшествующие действия лица могут расцениваться как оконченное преступление (при наличии крупного размера дохода) либо как покушение на преступление.

"Продолжаемыми" преступлениями среди преступлений в сфере экономической деятельности признаются налоговые. Изученная нами правоприменительная практика убеждает в том, что налоговые преступления, при доказанности умысла лица на продолжение преступления, правильно квалифицировались как "продолжаемые". Возможность рассматривать их как "продолжаемые" позволяет и решение высшей судебной инстанции России*(19).



В.И.Тюнин,

доцент Санкт-Петербургского университета

МВД России, кандидат юридических наук


"Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996. С.202; Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997. С.121; Звечаровский И. Момент окончания преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей // Российская юстиция. 1999. N 9. С.42; Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ. Т.1 / Под ред. П. Н. Панченко. Н. Новгород, 1996. С.488.

*(2) См.: Камынин И. Спорные вопросы квалификации незаконных действий с подакцизными товарами // Российская юстиция. 2000. N 6. С.49.

*(3) См.: Побединская Н.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы налоговых преступлений: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С.16; Кучеров И. И. Преступления в сфере налогообложения. М., 1999. С.45.

*(4) См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 года "О некоторых вопросах применения судами РФ уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов" // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 9. С.4.

*(5) Яни П. Длящиеся преступления с материальным составом. К вопросу о квалификации преступного уклонения от уплаты налогов // Российская юстиция. 1999. N 1. С.41.

*(6) Ни с правовой, ни с фактической точки зрения неприемлемо утверждать, что здесь причиняется ущерб, поскольку валютные средства принадлежат собственнику - коммерческой организации.

*(7) Звечаровский И. Указ. соч. С.41.

*(8) Малинин В. Б. Причинная связь в уголовном праве. СПб., 2000. С.219.

*(9) См.: Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 125.

*(10) См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ. Т.1 / Под ред. П. Н. Панченко. Н. Новгород, 1996. С.488, 553; Горелик А. С., Шишко И. В., Хлупина Г. Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С.116; Расследование преступлений в сфере экономики. Руководство для следователей / Под ред. И. Н. Кожевникова. М., 1999. С.330; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М., 1996. С.435; Шаргородский М.Д. Вопросы общей части уголовного права. Л., 1955. С.236; Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. М., 1958. С.128; Звечаровский И. Указ. соч. С.41, 42.

*(11) Некоторые из перечисленных преступлений могут быть продолжаемыми.

*(12) Не следует связывать момент окончания преступлений с обязанностью, которая носит публично-правовой или гражданско-правовой характер. Лицо может быть не способно заплатить налоги за отсутствием у него денежных средств, культурные ценности, своевременно не возвращенные из-за границы, могут быть утрачены и т.д.

*(13) См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности (Комментарий к гл.22 УК РФ). Ростов-на-Дону, 1999. С. 271.

*(14) См.: Таможенный кодекс РФ. Ст.119, 121. Возможны и иные сроки уплаты, например для акцизов - См.: Инструкция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10 мая 2000 года "О порядке исчисления и уплаты акцизов" // Российская газета. 2000. 29 июня.

*(15) Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С.6.

*(16) Применительно к ст.165 УК, в случае если ущерб состоит в невозвращении в срок денежных средств, С. Максимов считает преступление оконченным спустя три дня после наступления даты платежа - См.: Максимов С. Уголовная ответственность за невыполнение должником заемных обязательств // Законность. 1998. N 5. С.13. А. Эрделевский называет срок в семь дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении - См.: Эрделевский А. Договор банковского вклада // Российская юстиция. 1998. N 9. С.17.

*(17) См.: Ларичев В. Уклонение от уплаты налогов с организаций: квалификация составов // Российская юстиция. 1997. N 6. С.8; Кучеров И. И. Налоговые преступления. М., 1997. С.71; Коровинских С. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство // Российская юстиция. 2000. N 4. С.43; Головлев Ю.В. Борьба с обманом потребителей // Законность. 1995. N 3. С.47; Сучков Ю. И. Защита внешнеэкономической деятельности РФ по уголовному и таможенному законодательству (проблемные аспекты теории и законодательства): Автореф. дисс. ... докт. юр. наук. СПб., 1997. С.34.

*(18) Кузнецова Н. Ф. Квалификация сложных составов преступлений // Уголовное право. 2000. N 1. С.32.

*(19) См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9. С.4. В практическом плане признание налогового преступления "продолжаемым" осложняется нерешенностью в теории уголовного права вопросов, ответа на которые не дает Пленум Верховного Суда: возможно ли "продолжаемое" налоговое преступление при наличии неопределенного умысла относительно размера неуплаченных налогов, возможно ли сложение сумм неуплаченных налогов при неопределенном умысле за различные налоговые периоды? Можно скорректировать составы налоговых преступлений таким образом, чтобы они стали "формальными". При этом будет снята проблема возможности или невозможности совершения продолжаемого преступления с неопределенным (неконкретизированным) умыслом по отношению к последствиям деяния.



О "длящихся" и "продолжаемых" преступлениях в сфере экономической деятельности


Автор


В.И. Тюнин - доцент Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук


"Журнал российского права", 2001, N 1


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.