Судебный контроль за соблюдением права граждан на тайну телефонных переговоров и иных сообщений (Т.В. Моисеева, "Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.)

Судебный контроль за соблюдением права граждан
на тайну телефонных переговоров и иных сообщений


Исключительной прерогативой суда, согласно ст.118 Конституции Российской Федерации, является осуществление правосудия, то есть разрешение социальных конфликтов, возникающих в сфере правоотношений различных субъектов.

Правосудие есть способ действия суда. Согласно Словарю С.И.Ожегова и Н.Ю. Шведовой под правосудием понимается деятельность судебных органов, справедливое решение дела*(1).

Справедливое решение - это обоснованное, вынесенное на основании закона решение.

Принятие по делу справедливого решения означает, что задачи уголовного судопроизводства, сформулированные в ст.2 УПК РСФСР, выполнены, а виновный изобличен и подвергнут наказанию. Для этого органам расследования следует провести исчерпывающее исследование, в результате которого установить: имело ли место событие преступления, кто его совершил, какова его степень вины и ответственности. В этой связи должен быть собран, проверен весь необходимый доказательственный материал, тщательно выяснены все юридически значимые для дела обстоятельства. Выводы органов следствия по делу должны опираться на факты бесспорно установленные, достоверные.

Статья 68 УПК РСФСР категорически требует обосновывать выводы об установлении обстоятельств, включенных в предмет доказывания, только с помощью доказательств.

Доказательства - это фактические данные (сведения), на основе которых в предусмотренном законом порядке устанавливается наличие или отсутствие преступного деяния, виновность лица, совершившего его, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Способами получения фактических данных являются предусмотренные законом следственные действия. Статья 70 УПК РСФСР содержит перечень процессуальных способов собирания фактических данных по делу. Среди них - осмотры, обыски, выемки.

Однако действующим уголовно-процессуальным законом до настоящего времени не предусмотрено такое следственное действие, как прослушивание телефонных переговоров. А ведь информация, содержащаяся в телефонных сообщениях, может содействовать органам следствия в выявлении лиц, участвовавших в совершении преступления, установлении мест, где они скрываются, а также мест сокрытия похищенного и орудий преступления. И следовательно, может быть использована в качестве доказательств по конкретному уголовному делу.

Доказательство представляет собой единство процессуальной формы и фактического содержания, характеризуется относимостью и допустимостью. Относимость доказательств - это связь фактических данных с обстоятельствами исследуемого конкретного уголовного дела.

Выделяют две взаимосвязанные стороны, определяющие относимость доказательств. Во-первых, входят ли обстоятельства, для установления которых привлекаются определенные фактические данные, в число обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела. Если входят, то фактические данные, при помощи которых устанавливаются эти обстоятельства, отвечают требованию относимости и являются доказательствами.

Во-вторых, способны ли фактические данные устанавливать эти обстоятельства. Если способны, то они обладают признаком относимости и функционируют в деле как доказательства.

Содержание доказательств составляют фактические данные, то есть информация об обстоятельствах. Содержание фактических данных в уголовном процессе не может функционировать само по себе.

Относимые фактические данные должны быть объективированы в определенную, предусмотренную законом форму их существования в рамках правовой системы. Иначе говоря, они должны обладать признаком допустимости - пригодности с точки зрения законности источников, методов и приемов получения и передачи информации.

Какую бы достоверную информацию ни содержали фактические данные, как бы они ни соответствовали отображаемой действительности, их никогда не признают доказательствами, если они не будут представлены в следственно-судебной деятельности в предусмотренной законом процессуальной форме.

Таким образом, под допустимостью доказательств понимается их процессуальная доброкачественность.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 года отмечено, что доказательства считаются полученными с нарушением закона, недоброкачественными (недопустимыми), когда при их "собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами"*(2).

Доказательство, не отвечающее названным критериям, полученное с нарушением федерального закона, в соответствии с ч.2 ст.50 Конституции РФ и ч.3 ст.69 УПК РСФСР не допускается при осуществлении правосудия.

Таким образом, при использовании фактических данных исходят из законности не только их внешней формы - источников, но и методов и приемов получения доказательственной информации.

Допустимость доказательств в уголовном процессе означает те требования, которые определяют пригодность фактических данных с точки зрения законности их носителей, источников, следственных действий.

В настоящее время органами предварительного следствия, а также органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, при проведении расследования и оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам используется прослушивание телефонных переговоров.

И поскольку вся деятельность следственно-судебных органов, связанная с производством по уголовному делу, должна быть детально регламентирована предписаниями уголовно-процессуального закона, так как она связана с ограничением конституционных прав граждан и таит в себе угрозу применения в отношении них весьма строгих мер государственного принуждения, то в ст.70 УПК РСФСР, содержащую перечень процессуальных способов собирания фактических данных по делу, должен быть включен и такой способ собирания доказательств, как прослушивание телефонных переговоров. Так как гарантией достоверности полученных фактических данных является процессуальная процедура их получения, то в уголовно-процессуальный закон следовало бы включить нормы, регламентирующие технико-правовую процедуру проведения прослушивания телефонных переговоров.

В связи с тем, что данное следственное действие связано с ограничением конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров, его производство согласно ч.2 ст.23 Конституции РФ допускается только на основании судебного решения. Поэтому Уголовно-процессуальный кодекс необходимо дополнить статьей о том, что прослушивание телефонных переговоров с целью: выявления лиц, участвовавших в совершении преступления или подготавливающих его совершение, установления мест, где они скрываются, выявления мест сокрытия похищенного и орудий преступления, производится на основании судебного решения.

При этом органы, осуществляющие уголовное преследование, должны представить в суд мотивированное ходатайство о проведении данного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия с предоставлением соответствующих материалов (заявления граждан о готовящемся преступлении, постановления о возбуждении уголовного дела, протоколы допросов потерпевших, свидетелей и другие материалы, касающиеся оснований для производства прослушивания телефонных переговоров).

Ходатайство о выдаче разрешения на прослушивание телефонных переговоров должно подаваться в районный и приравненный к нему городской суд по месту проведения оперативно-розыскных мероприятий, дознания, предварительного следствия.

Поскольку информация, полученная в ходе прослушивания телефонных переговоров, должна отвечать требованиям достоверности и данное следственное действие связано с ограничением конституционного права граждан на неприкосновенность частной жизни, то в постановлении судьи на разрешение его проведения должны быть указаны фамилия, имя, отчество, занимаемая должность лица (лиц) соответствующих правоохранительных органов, непосредственно осуществляющих данное следственное действие, номера телефонов, которые будут прослушиваться, и адрес их установки. При этом прослушиванию должны подлежать лишь телефоны, принадлежащие подозреваемым, обвиняемым и связанным с ними лицам.

Прослушивание телефонных переговоров невозможно без использования научно-технических средств. Важным критерием допустимости их в уголовное судопроизводство является требование законности. Они могут применяться только в законном порядке. А отсюда в уголовно-процессуальный закон следует ввести норму, регулирующую применение при проведении следственного действия - прослушивания телефонных переговоров, научно-технических средств, которые могут быть использованы в деятельности правоохранительных органов для собирания, закрепления, проверки и демонстрации доказательств. В постановлении судьи о разрешении проведения данного следственного действия должно быть указано также техническое средство (или средства), с помощью которого будет производиться запись телефонных переговоров.

Для того чтобы применение технических средств при прослушивании телефонных переговоров гарантировало достоверность полученных сведений и обеспечивало объективную возможность их проверки, необходимо в уголовно-процессуальном законе закрепить требование об установке прослушивающих и записывающих устройств в присутствии понятых из числа работников телеграфных учреждений, предупрежденных об ответственности за разглашение тайны следствия. Так как данное следственное действие связано с ограничением конституционных прав граждан, то в законодательстве также должен быть предусмотрен контроль следователя, лица, производящего дознание, прокурора за проведением прослушивания телефонных переговоров.

Срок проведения этого следственного действия не должен превышать срока дознания или предварительного следствия, что также желательно отразить в уголовно-процессуальном законе. Необходимо предусмотреть и возможность продления срока прослушивания телефонных переговоров судьей при наличии обоснованного ходатайства соответствующих органов дознания, следствия. При этом судье должны быть представлены не только обоснования проведения данного следственного действия, но и результаты прослушивания, что будет способствовать судебному контролю за его проведением.

Уголовно-процессуальным законом должно быть предусмотрено право соответствующих должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и органов, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия, обжаловать отказ судьи в выдаче разрешения на прослушивание телефонных переговоров или его продление в вышестоящий суд.

Информацию, полученную в ходе прослушивания телефонных переговоров, в качестве доказательства следует расшифровать и отразить в соответствующем протоколе прослушивания и изложить в знаковом (письменном или печатном) виде. А для того, чтобы данная информация отвечала требованиям законности и достоверности и могла быть использована в качестве доказательства, ее расшифровка должна производиться дознавателем или следователем, а также лицом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в присутствии понятых и лица (лиц), производивших прослушивание телефонных переговоров. Это также необходимо закрепить в законе. При этом протокол прослушивания записи телефонных переговоров должен соответствовать требованиям ст.141 УПК РСФСР.

На аудиокассете, на которой зафиксированы телефонные переговоры, должно быть отмечено время начала и окончания переговоров, а также начала и окончания проведения данного следственного действия. Информация, полученная в результате прослушивания телефонных переговоров, проведенного по истечении срока, на которое было выдано разрешение, не может быть признана доказательством по делу. Кроме того, это будет содействовать судебному контролю за проведением следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, и своевременному привлечению к ответственности лиц, допустивших нарушение закона.

Техническое средство (аудиокассета), содержащее информацию об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, должно быть признано вещественным доказательством и приобщено к материалам дела. Эту норму надо закрепить в уголовно-процессуальном законе.

В Уголовно-процессуальном кодексе (ст.174) предусмотрено такое следственное действие, как наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемку. В связи с тем, что арест почтово-телеграфной корреспонденции и ее выемка связаны также с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, почтовых, телеграфных сообщений, производство данного следственного действия согласно ч.2 ст.23 Конституции РФ допускается только на основании судебного решения. Однако до настоящего времени не внесены соответствующие изменения в УПК.

Широкое распространение в последнее время получила и электронная почта. Следовательно, в законодательстве должно найти отражение и такое следственное действие, как выемка электронной почты, которое может производиться только на основании судебного решения.

Таким образом, в уголовно-процессуальном законе должно быть закреплено, что разрешение на проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений) выдается судьей районного (городского) суда по месту проведения дознания, предварительного следствия или оперативно-розыскных мероприятий. Одновременно необходимо закрепить технико-правовую процедуру проведения прослушивания телефонных переговоров и его расшифровку, что создаст гарантии законности и достоверности получения информации и возможности использования ее в качестве доказательства по делу.

Именно такая регламентация позволит, с одной стороны, обеспечить строгое соответствие закону производства следственных действий по выявлению и раскрытию преступлений, изобличению лиц, их совершивших, справедливое применение к ним предусмотренных законом мер уголовного наказания, а с другой - соблюдение прав граждан, их защиту от злоупотреблений.

Проверяя материал и давая разрешение на проведение прослушивания телефонных переговоров, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемку (или отказе в этом), суд (судья) не только стоит на защите прав граждан от злоупотреблений государственной властью и самоуправных действий, защищает от произвольного, то есть незаконного либо без необходимости ограничения их прав и свобод, но и тем самым создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в судебном заседании. Так, судом обоснованно была признана источником доказательства по делу аудиозапись телефонного разговора по обстоятельствам дачи взятки между М. и С. Эта запись была получена в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с положениями ст.23 Конституции РФ и Закона "Об оперативно-розыскной деятельности"*(3).

Оперативно-розыскные и следственные действия, связанные с ограничением конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, с нарушением требований закона (в отсутствие судебного решения или по истечении срока, на которое было выдано судом разрешение на проведение указанных действий), лишают фактические данные, полученные в ходе их проведения, доказательственного значения. Поэтому они не могут быть использованы при доказывании обстоятельств, предусмотренных ст.68 УПК РСФСР, и положены в основу приговора.


Т.В. Моисеева,

старший консультант Верховного

Суда Российской Федерации


"Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С.577.

*(2) Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М., 1997. С.18.

*(3) См.: БВС РФ. 1999. N 10. С.10-11.



Судебный контроль за соблюдением права граждан на тайну телефонных переговоров и иных сообщений


Автор


Т.В. Моисеева - старший консультант Верховного Суда Российской Федерации


"Журнал российского права", 2001, N 1


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение