Внешнее управление имуществом сельскохозяйственного производителя (М.В. Телюкина, В.Н. Ткачев, "Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.)

Внешнее управление имуществом сельскохозяйственного производителя


Сельскохозяйственное производство - особая деятельность. Ее успех во многом зависит от факторов, на которые человек воздействовать не может. Речь идет о влиянии климата, погодных условий и т.д. Специфика сельскохозяйственного производства продиктована спецификой правового регулирования положения субъектов, осуществляющих выращивание и переработку сельскохозяйственной продукции. Значительные льготы предоставлены таким субъектам Гражданским кодексом РФ (нормы о договоре контрактации); Законом "О несостоятельности (банкротстве)" от 8 января 1998 (далее - Закон).

В соответствии с этим законом особые правила установлены для банкротства сельскохозяйственных организаций (§ 3, гл.8) и крестьянского (фермерского) хозяйства (§ 3, гл.9). Предусмотрено введение внешнего управления. Отсюда можно сделать вывод о том, что крестьянское хозяйство рассматривается как особый субъект, отличный и от юридического лица, и от индивидуального предпринимателя - главы крестьянского хозяйства.

Внешнее управление вводится после окончания стадии наблюдения. Наблюдение проводится в отношении только сельскохозяйственной организации. Для крестьянского (фермерского) хозяйства эта процедура не предусмотрена. На наш взгляд, такая ситуация не совсем логична. Ведь наблюдение проводится для того, чтобы в период после принятия заявления о банкротстве и до проведения заседания арбитражного суда независимый временный управляющий мог осуществить анализ финансового положения должника и сделать вывод о целесообразности введения внешнего управления. И для крестьянских хозяйств оно не менее необходимо, ибо речь идет о судьбе имущественного комплекса сельскохозяйственного производителя. Поэтому соответствующие изменения следовало бы внести в Закон о банкротстве.

При осуществлении внешнего управления имуществом сельскохозяйственного производителя надо учитывать особенности правового регулирования. Они состоят в том, что Закон содержит как общие, так и специальные правила проведения внешнего управления (п.2 ст.140, ст.169-170). В части, не урегулированной этими нормами, применяются общие положения п.3 ст.67 (о введении внешнего управления) и главы 5 Закона.

Анализ норм Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о том, что правовой режим внешнего управления имуществом сельскохозяйственной организации и крестьянского хозяйства во многом сходен. Особенности его диктуются спецификой сельскохозяйственной деятельности. Возможность введения внешнего управления зависит от влияния на платежеспособность должника природно-климатических факторов, если они послужили причиной ухудшения финансового состояния должника. Кроме того, оно может быть введено, если будет доказано, что по окончании текущего сельскохозяйственного сезона или периода субъект имеет реальную возможность получить доходы. Указанные обстоятельства могут повлиять на введение внешнего управления в отношении имущества не любой сельскохозяйственной организации, а той, которая соответствует требованиям ст.139 Закона о банкротстве. В соответствии с ней особые льготные нормы применяются только к сельскохозяйственным организациям. К ним относятся юридические лица, которые, во-первых, в качестве основного вида деятельности занимаются выращиванием (что включает либо производство, либо производство и переработку) сельскохозяйственной продукции; во-вторых, получают выручку от такой деятельности не менее 50% общей суммы выручки. Кроме того, особые правила банкротства сельскохозяйственных организаций применяются к некоторым рыболовецким артелям (колхозам). При этом размер выручки от реализации выращенной сельскохозяйственной продукции и выловленных водных биологических ресурсов должен составлять не менее 70% общей суммы выручки.

При решении вопроса о введении внешнего управления имеют значение любые обстоятельства природного характера, а не только те, которые можно рассматривать как явления непреодолимой силы. Главное, чтобы причина ухудшения платежеспособности заключалась в воздействии природно-климатических факторов, а не зависела от действий субъектов. Однако на практике подобные ситуации бывает довольно сложно дифференцировать. В качестве примера можно привести конкретное дело о банкротстве сельскохозяйственного кооператива. При рассмотрении его арбитражным судом выяснилось, что финансовые проблемы у кооператива возникли в результате активности вредителя, нанесшего урон выращенному урожаю. В связи с этим представитель кооператива заявил о наличии оснований для введения внешнего управления. Но один из кредиторов, выступавших против введения внешнего управления (то есть за немедленное признание должника банкротом, что влечет реализацию его имущества и удовлетворение части требований кредиторов), заявил, что ухудшение платежеспособности не последовало, если бы кооператив своевременно произвел обработку урожая против вредителя. В ответ на это представитель кооператива заметил, что, во-первых, кооператив не имел средств на приобретение ядохимикатов, во-вторых, их применение могло бы повлиять на экологическую чистоту продукции.

Безусловно, в такой ситуации суду пришлось решать сложную проблему, поскольку платежеспособность ухудшилась по причине не прямого, а косвенного воздействия природных факторов. Тем не менее суд ввел внешнее управление, что, на наш взгляд, является справедливым, ибо соответствует духу Закона.

Спецификой сельскохозяйственного производства обусловлены и сроки, на которые возможно введение внешнего управления имуществом сельскохозяйственного производителя. Общее правило, касающееся сроков внешнего управления имуществом должника, содержится в п.4 ст.68 Закона и состоит в том, что внешнее управление вводится на срок не более 12 месяцев, а при необходимости может быть продлено на срок не более 6 месяцев. Для обычного должника максимальный срок восстановления финансового состояния не может быть больше 18 месяцев. Для сельскохозяйственных должников предусмотрены особые правила, являющиеся, по сути, исключениями из общих норм.

Выделяются две ситуации, в которых возможно увеличение срока внешнего управления имуществом сельскохозяйственного производителя сверх максимального 18-месячного. Во-первых, срок можно увеличить, если это необходимо для реализации продукции, которая будет получена по окончании соответствующего (текущего) периода сельскохозяйственных работ. Такое увеличение возможно не более чем на 3 месяца. Настаивать на увеличении срока по указанной причине (при наличии необходимости подождать окончания периода работ и реализации урожая) можно как при назначении внешнего управления (то есть на стадии наблюдения), так и при его завершении. Во-вторых, срок внешнего управления может быть увеличен, если во время его проведения имели место стихийные бедствия, эпизоотии, другие крайне неблагоприятные условия. Важно, чтобы эти условия возникли до введения внешнего управления. Кроме того, должно быть доказано, что именно они привели к ухудшению платежеспособности, а прекращение вредного воздействия позволит стабилизировать состояние должника. По указанным причинам срок внешнего управления может быть увеличен не более чем на один год. Вопрос об увеличении срока по данному основанию может возникнуть только по окончании внешнего управления, при подведении его итогов, когда кредиторы решают вопрос, подлежит ли должник немедленной ликвидации либо еще можно каким-то образом восстановить его платежеспособность.

Устанавливая возможность увеличения срока внешнего управления на год, Закон, к сожалению, не решает вопрос о том, к какому сроку прибавляется этот год - либо к максимальному 21-месячному, либо к тому, на который оно было введено. На наш взгляд, из логики Закона следует: суд обязан вынести определение последовательно по каждому увеличению срока, если основания для увеличения существуют. Следовательно, в увеличении по одному из оснований может быть и отказано. Например, изначально внешнее управление назначено на 7 месяцев. В этом случае внешний управляющий должен доказать, во-первых, необходимость увеличения срока до 12 месяцев, во-вторых, до 18 месяцев, в-третьих, еще на 3 месяца (если необходимо дождаться реализации продукции), в-четвертых, еще на год (если к ухудшению платежеспособности в течение внешнего управления привели неблагоприятные стихийные явления). Не исключено, что суд сочтет достойными только аргументы в пользу годичного увеличения. В этом случае общий срок внешнего управления будет равен 19 месяцам.

Названные особенности являются исчерпывающими для проведения внешнего управления имуществом сельскохозяйственных организаций. В остальном оно проводится по общим правилам 5-й главы Закона. Для крестьянских (фермерских) хозяйств установлены и другие особенности. Так, п.4 ст.169 Закона содержит дополнительное обстоятельство, являющееся основанием досрочного прекращения внешнего управления (в этом случае индивидуальный предприниматель - глава хозяйства - объявляется банкротом, а имущество хозяйства реализуется). В качестве указанного обстоятельства рассматривается невыполнение плана восстановления платежеспособности крестьянского (фермерского) хозяйства. С нашей точки зрения, его нельзя отождествлять с планом внешнего управления. Следовательно, должны присутствовать оба эти документа. План восстановления платежеспособности крестьянского (фермерского) хозяйства составляется главой хозяйства в течение двух месяцев после принятия арбитражным судом заявления о банкротстве. В этом состоит основное отличие плана восстановления платежеспособности от плана внешнего управления, так как последний составляется после введения внешнего управления и служит для его осуществления. План восстановления платежеспособности крестьянского хозяйства необходим для того, чтобы на основании анализа его положений арбитражный суд мог решить вопрос о введении внешнего управления либо об открытии конкурсного производства. По сути, оба плана имеют много общего.

Для проведения внешнего управления имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства существует еще одна особенность (она не предусмотрена для сельскохозяйственных организаций). Речь идет о статусе внешнего управляющего. В соответствии со ст.170 Закона внешний управляющий имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства может не иметь лицензии арбитражного управляющего (для всех остальных управляющих наличие лицензии является обязательным). Кроме того, внешний управляющий имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства может передать часть своих функций и полномочий главе крестьянского (фермерского) хозяйства. Таким образом, в данном случае мы видим некое отступление от системы независимого управления, принятой российским конкурсным правом. Применительно к крестьянскому хозяйству сочетаются черты систем независимого и внутреннего управления. Причем степень их соотношения зависит от усмотрения внешнего управляющего, ибо только он может решать, в каком объеме и какие свои полномочия передать главе крестьянского хозяйства. Конечно, скорее всего это будут полномочия, связанные с осуществлением обычной хозяйственной деятельности.

Возникает вопрос, разумно ли, что указанные выше нормы не применяются для сельскохозяйственных организаций. Ответ вытекает из сущности правового положения сельскохозяйственной организации и главы крестьянского (фермерского) хозяйства. Последний является собственником имущества хозяйства и индивидуальным предпринимателем, что существенно влияет на характер ответственности за неисполнение обязательств. Руководитель сельскохозяйственной организации ни собственником имущества, ни предпринимателем не является и по общему правилу ответственности по обязательствам юридического лица не несет. Именно поэтому Закон допускает проведение мероприятий внешнего управления главой крестьянского хозяйства (если внешний управляющий сочтет это целесообразным) и ни при каких обстоятельствах не позволяет осуществлять какие бы то ни было процедуры руководителю сельскохозяйственной организации.


М.В. Телюкина,

кандидат юридических наук


В.И. Ткачев,

кандидат юридических наук


"Журнал российского права", N 1, январь 2001 г.



Внешнее управление имуществом сельскохозяйственного производителя


Авторы


М.В. Телюкина - кандидат юридических наук


В.Н. Ткачев - кандидат юридических наук


"Журнал российского права", 2001, N 1


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.