Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие (М. Шалумов, "Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.)

Судебный контроль и прокурорский надзор:
не междоусобица, а взаимодействие


Осуществление правовой реформы, укрепление самостоятельности и независимости судебной власти в Российской Федерации привели к значительному расширению сферы судебного контроля за соблюдением законности, прав и свобод граждан. Конституция РФ провозгласила, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст.46). Только на основании судебного решения допускаются арест, заключение под стражу и содержание под стражей (ст.22), ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.23), по судебному решению может также осуществляться проникновение в жилище граждан против их воли (ст.25).

В то же время государство, сообразуясь с объективными потребностями общества, не только сохранило единую централизованную систему прокурорского надзора за исполнением законов органами власти, управления и контроля, но и возложило на прокуратуру полномочия по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина всеми коммерческими и некоммерческими организациями. Исполнение законов указанными организациями и законность издаваемых ими правовых актов также включены в сферу прокурорского надзора. Все эти изменения в правовом регулировании механизма обеспечения законности требуют четкого определения соотношения судебного контроля и прокурорского надзора за законностью. Концепция развития прокуратуры на переходный период, справедливо признавая, что постепенно расширяющийся судебный порядок защиты прав граждан является наиболее надежным и эффективным, вместе с тем исходила из того, что правосудие не заменяет и не подменяет прокурорский надзор за законностью, а судебная система не может и не должна выполнять надзорные функции прокуратуры, поскольку суд в силу многих причин весьма ограничен в своих возможностях. Данный вывод сохраняет свою актуальность и может быть положен в основу решения рассматриваемой проблемы на современном этапе развития российской государственности.

Если говорить о сферах распространения компетенции суда и прокуратуры в контроле (надзоре) за законностью, то, с одной стороны, они в значительной степени совпадают, а с другой - прокурорская значительно шире судебной. Прокурор не ограничивается рассмотрением вопросов о дозволении совершить те или иные действия оперативно-розыскным или следственным органам либо оценкой правомерности действий и решений поднадзорных органов и организаций, их должностных лиц. В поле зрения прокурора - и соблюдение порядка приема и рассмотрения обращений граждан в государственных органах и органах местного самоуправления, и законность расходования бюджетных средств, и обеспечение установленных законом льгот военнослужащим, ветеранам, семьям с детьми и т.п., и соблюдение законности при регистрации, учете и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях во всех правоохранительных органах. Отсюда и значительно более широкий круг лиц, подпадающих в сферу надзора.

Способы осуществления судом и прокуратурой своих контрольно-надзорных полномочий принципиально отличаются. Суд реализует их только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб граждан, организаций, материалов следственных и оперативных органов, и, как правило, публично, путем судебного разбирательства. Надзор прокуратуры действует постоянно и непрерывно. Ежегодно органы прокуратуры анализируют состояние правопорядка на подведомственной им территории, на основании результатов его анализа планируют свою деятельность по выявлению и устранению нарушений закона. Прокуратуре, в отличие от суда, необязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку. Согласно ч.2 ст.21 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" основанием для проведения проверки исполнения законов может быть любая информация о фактах нарушения закона, требующих принятия мер прокурором. А на таких направлениях, как соблюдение законов в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание, предварительное следствие, содержание задержанных и арестованных, исполнение уголовных наказаний, прокурорский надзор действует, независимо от наличия информации о нарушении законов, с целью их предотвращения.

Прокурорские проверки характеризуются оперативностью. Для этого не требуется особой процедуры, обязательной для судопроизводства, - протоколирования, назначения и проведения слушаний и т.п. При необходимости прокурор может провести поверку внезапно, во внерабочее время, чтобы предотвратить сокрытие факта нарушения закона или его последствий. Законом и приказами Генерального прокурора РФ установлены жесткие сроки рассмотрения органами прокуратуры жалоб и заявлений граждан и организаций по поводу нарушения законности и жесткий контроль за сроками, порядком и правильностью рассмотрения обращений со стороны вышестоящих органов прокуратуры. Если в суде истребование и отмена решения нижестоящего суда могут иметь место лишь в апелляционном и кассационном порядке по инициативе участников процесса или в надзорном порядке по инициативе руководителей органов суда или прокуратуры и в строго определенной процедуре, то централизованная прокурорская система предполагает возможность для вышестоящих органов прокуратуры в любое время истребовать материалы от нижестоящего органа и принять самостоятельное решение.

Весьма немаловажным для характеристики прокурорского надзора и его соотнесения с судебным контролем является бесплатность, а значит, полная доступность для граждан и организаций. Обращения в прокуратуру не требуют оплаты госпошлины, привлечения дорогостоящих адвокатов. Более того, в ряде случаев прокурор, сам обращаясь в суд в интересах граждан или организаций, освобождает их от значительных материальных затрат (ч.4 ст.27, ч.3 ст.35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", ст.41 ГПК РСФСР и др.).

Одно из важнейших свойств прокурорского надзора, отражающее особенность его полномочий, - это инициативность. Таким свойством не обладает и не может обладать по объективным причинам судебный контроль. Как отмечалось, любое дело, дающее суду возможность осуществлять контроль за законностью, возбуждается в суде исключительно по обращениям сторон. Судья, с какими бы нарушениями закона, прав и свобод граждан ни сталкивался, сам по своей инициативе ничего сделать для устранения этих нарушений не в состоянии до тех пор, пока ущемленная в правах сторона или прокурор в ее интересах не обратятся в суд. Следует учитывать и другой существенный момент - есть немало нарушений закона, по которым ни одна из сторон не заинтересована обращаться в суд, а следовательно, без инициативного вмешательства прокурора данные нарушения не могут быть устранены в судебном порядке. Речь идет, к примеру, о незаконных решениях органов власти и местного самоуправления о предоставлении необоснованных льгот отдельным организациям, предпринимателям, гражданам, где нет "ущемленной стороны", которая может возбудить судебное дело; незаконных решениях следователя о прекращении уголовного дела о хищении государственной собственности, злоупотреблении властью и т.п. и необоснованном освобождении от уголовной ответственности лиц, причинивших ущерб. В этом заключается объективная ограниченность судебного контроля, которому не присуща проверочная деятельность, а значит, способность не только фиксировать и устранять нарушения закона, но и выявлять и пресекать их. Напротив, прокурор, исходя из постоянного и непрерывного характера надзора, обязан самостоятельно, по собственной инициативе проверять законность действий и решений поднадзорных объектов и лиц с целью выявления, пресечения и устранения нарушений закона, восстановления нарушенных прав.

Именно инициативность позволяет прокуратуре, например, выявлять и устранять незаконные правовые акты министерств, ведомств, органов власти и местного самоуправления, государственного контроля, военного управления, которые достаточно редко попадают в орбиту судебного контроля по обращениям заинтересованных лиц. В то же время полномочия суда по контролю за законностью обладают императивностью. Если прокурор собственными надзорными средствами не устранил нарушения закона, то он обращается в суд и благодаря императивности судебных полномочий может добиться восстановления законности.

Обратимся к статистике. В 1999 году в органы прокуратуры Российской Федерации поступила 1251 тыс. письменных обращений граждан, из которых 310 тыс. переданы прокурорами на рассмотрение других органов, а 941 тыс. разрешена непосредственно прокуратурой. В подавляющем большинстве данные обращения связаны с обжалованием правовых актов и действий коллегиальных органов управления и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан. 729 тыс. жалоб и заявлений от числа разрешенных отклонены по причине неправомерности требований заявителей либо по ним даны разъяснения закона. Удовлетворены 212 тыс. жалоб и заявлений, по которым органами прокуратуры приняты меры к восстановлению нарушенных прав. За этот же год в суды Российской Федерации поступило 143,8 тыс. жалоб на неправомерные акты и действия органов управления и должностных лиц, ущемляющие права граждан. Удовлетворено 93,6 тыс. жалоб.

По протестам прокуроров органами управления и должностными лицами отменено около 92 тыс. названных правовых актов. Судами же признаны незаконными 1643 правовых акта, причем значительная часть из них - по заявлениям самих прокуроров.

Поскольку критерии отнесения жалоб к той или иной категории в органах прокуратуры и суда различны, сложно провести полное сопоставление данных прокурорской и судебной статистики. Однако даже приведенные здесь данные наглядно показывают, что прокуратура "переваривает" в себе огромную массу тех обращений граждан и организаций, которые при отсутствии прокурорского надзора за соблюдением законности должны были стать предметом судебных разбирательств, а значит, могли бы просто парализовать судебную систему.

Таким образом, особенности форм осуществления прокурорского надзора и надзорных полномочий позволяют прокуратуре, во-первых, по обращениям заинтересованных лиц и собственной инициативе самостоятельно устранять нарушения закона, прав и свобод граждан, интересов общества и государства во внесудебном, оперативном порядке, освобождая от данной обязанности суды, а во-вторых, следить за соблюдением законности там, где объективно невозможен судебный контроль. С другой стороны, по ряду вопросов судебный контроль за законностью носит исключительный характер, а постановления суда, вступившие в законную силу, окончательны и обязательны для всех. Такое сочетание активного по своим полномочиям прокурорского надзора и обязательного по своим окончательным решениям судебного контроля служит организационной основой для взаимодействия суда и прокуратуры, укрепления законности и правопорядка в стране.

Проведенное сравнение свидетельствует о том, что контроль, осуществляемый судебной властью, в силу объективно присущих правосудию закономерностей функционирования не может и не должен заменять собою прокурорский надзор. Каждая из этих систем занимает свою нишу в правовом государстве, основанном на принципе разделения властей, где суд является самостоятельной ветвью государственной власти, а прокуратура вместе с рядом других учреждений образует систему "сдержек и противовесов", способствуя своей деятельностью не только правильному разделению и балансу различных ветвей власти, но и их эффективному взаимодействию. В таком государстве судебный контроль за законностью должен обязательно дополняться внесудебными альтернативными механизмами обеспечения исполнения законов, соблюдения прав и свобод граждан. Тем самым гражданам и организациям предоставляется право выбора на обращение за защитой своих прав и законных интересов в суд либо иные органы государства, что полностью соответствует общепризнанным демократическим правовым стандартам.


М. Шалумов,

заместитель прокурора Костромской области,

кандидат юридических наук


"Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.



Судебный контроль и прокурорский надзор: не междоусобица, а взаимодействие


Автор


М. Шалумов - заместитель прокурора Костромской области, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 4, стр.15


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.