Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина (С. Нарижний, К. Голубев, "Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.)

Компенсация морального вреда
при нарушении имущественных прав гражданина


Из положений ст.ст.151, 1099 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается только двумя законами.

В соответствии со ст.15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер возмещения вреда определяется судом. Компенсации морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Другим нормативным актом, предусматривающим денежную компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, является Закон РФ от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих". Часть 5 ст.18 этого Закона содержит норму, согласно которой государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления, органов военного управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу; незаконного осуждения; незаконного снижения в должности или воинском звании; несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот. Следовательно, военнослужащие вправе выдвигать требование о компенсации морального вреда, в частности, при несоблюдении условий контракта и незаконном лишении прав и льгот, т.е. в случаях причинения имущественного вреда.

Названными законами охватывается, конечно, крайне малая часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Поэтому та роль, которую играют имущественные права, и особенно право частной собственности в жизни общества и в общественных отношениях, требует более тщательного их анализа с учетом возможной компенсации морального вреда, вызванного соответствующими правонарушениями.

Как известно, экономическая свобода является частью общей свободы. Кроме того, экономическая свобода - необходимое, хотя и недостаточное условие личной (в том числе политической) свободы. Действительно, мы не знаем ни одного общества, которое отличалось бы большой степенью личной (в том числе политической) свободы и не основывалось бы в экономической сфере на рыночных отношениях.

Нарушение имущественных прав неизбежно вызывает вред в виде нарушения также и неимущественных прав. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение зачастую даже первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться провозглашаемыми правами при отсутствии материальных средств, ограничения своей свободы, понимания даже формального неравноправия, ощущения незащищенности себя и своей семьи.

Можно сослаться на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", в соответствии с которым моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, временным ограничением или лишением каких-либо прав.

На проблему взаимосвязи права собственности гражданина и его неимущественных прав можно взглянуть и под иным углом зрения. Как известно, в соответствии с положениями ст.150 ГК право на здоровье однозначно отнесено к неимущественным правам личности. Определенный интерес представляет сам термин "здоровье". Всемирная организация здравоохранения, например, определяет его так: "Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия" (Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения // Всемирная организация здравоохранения. Основные документы. Женева, 1977. С. 5). Из этого следует, что к посягательствам на здоровье можно отнести не только действия, нарушающие анатомическую целостность человека, но и деяния, нарушающие его социальное и психическое благополучие.

Утрачивая какую-либо ценную вещь, человек терпит не только имущественные убытки, но и испытывает определенные эмоциональные переживания по этому поводу, которые выводят его из обычного душевного равновесия, т.е. пострадавший на какой-то период времени лишается еще и как минимум психического благополучия. Например, при похищении автомобиля вор не может не понимать, что своими действиями лишает владельца автомашины не только собственности, но и доставит ему массу связанных с этим неприятных эмоций, соответственно сознательно допускает наступление таких последствий своего преступления или относится к ним безразлично.

Совершенно очевидно, что, посягая на собственность гражданина (с прямым умыслом), преступник одновременно посягает (с косвенным умыслом) и на психическое благополучие потерпевшего, т.е. на его здоровье, являющееся неимущественным благом личности. Следовательно, если потерпевший от правонарушения против собственности сможет доказать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезнейшим образом отразился и на его психическом благополучии, то, думается, нет никаких оснований для отказа в компенсации причиненного ему морального вреда.

В этой связи далеко не бесспорной представляется точка зрения А. Эрделевского, полагающего, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст.150 ГК означало бы выхолащивание ограничений, установленных в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда в ст.151 ГК (Эрделевский А. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. N 5. С. 21).

Во-первых, как следует из вышеприведенного определения понятия "здоровья", психическое благополучие является его неотъемлемым элементом. Здоровье же, в свою очередь, безоговорочно относится к неимущественным благам личности (ст.150 ГК).

Во-вторых, в ст.151 ГК установлены ограничения для имущественных прав, в то время как в данном случае речь идет о компенсации морального вреда, причиненного посягательством на неимущественное благо (здоровье), которое лишь самым тесным образом связано с правом на имущество.

Можно привести и более сложный случай, когда посягательство на собственность является лишь средством для причинения пострадавшему отрицательных эмоциональных переживаний. Например, желая отомстить за ранее нанесенную обиду, гражданин сжигает дом своего соседа. С одной стороны это будет обычным преступлением против собственности (ч.2 ст.167 УК), а с другой стороны - главной целью виновного было лишение потерпевшего не столько его имущества, сколько психического благополучия.

Не менее сложной будет и ситуация, когда у гражданина похищают альбом с фотографиями, являющимися памятью о близком ему человеке. Формально это является имущественным правонарушением, хотя моральный урон от такой кражи во много раз превышает материальный.

Если следовать логике А. Эрделевского, то в обоих вышеприведенных случаях, чтобы не выхолащивать ограничения, установленные ст.151 ГК на компенсацию морального вреда, потерпевшим следует отказать в иске о компенсации причиненных им нравственных страданий. И это притом что такие нравственные страдания могут повлечь соматическое заболевание (гипертонический криз, инфаркт и т.д.), связанное с физической болью, которая также относится к моральному вреду, подлежащему денежной компенсации на основании разъяснений, содержащихся в упоминавшемся постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г.

Все сказанное является, по нашему мнению, наглядной иллюстрацией самой тесной, а зачастую и неразрывной взаимосвязи материальных и нематериальных благ личности. В подавляющем большинстве случаев деяние, нарушающее имущественные права гражданина, одновременно является и посягательством на его неимущественные права, прежде всего на психическое благополучие, являющееся составным элементом здоровья человека. Следовательно, моральный вред, явившийся следствием противоправного посягательства на такие неимущественные права, должен компенсироваться в денежной форме на основании положений ст.ст.151, 1099 ГК.

Таким образом, граждане, пострадавшие от преступлений против их собственности, при обосновании своих исковых требований о компенсации причиненного им морального вреда могут просить возместить нравственные страдания, причиненные посягательством не на само имущество (такой вред согласно положениям ст.ст.151, 1099 ГК не подлежит компенсации), а на психическое благополучие, связанное с обладанием этим имуществом.


С. Нарижний,

председатель Сосновоборского городского суда

Ленинградской области,

кандидат юридических наук,


К. Голубев,

доцент экономического факультета

Санкт-Петербургского госуниверситета,

кандидат экономических наук


"Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.



Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина


Авторы


С. Нарижний - председатель Сосновоборского городского суда Ленинградской области, кандидат юридических наук


К. Голубев - доцент экономического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета, кандидат экономических наук


"Российская юстиция", 2001, N 4, стр.20


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.