Производство по делам частного обвинения (А. Орлова, "Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.)

Производство по делам частного обвинения


Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях" отнес к компетенции мирового судьи в сфере уголовного судопроизводства рассмотрение дел о преступлениях, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы, а также дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых мировым судьей в первой инстанции и вступивших в силу.

В ст.467 УПК РСФСР (в ред. от 7 августа 2000 г.) конкретизирована компетенция мирового судьи. Ему подсудны: дела частного обвинения о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115, 116, ч.1 ст.129 и ст.130 УК РФ, а также дела о преступлениях небольшой тяжести, влекущих максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не более двух лет (кроме дел о преступлениях, перечень которых содержится в ч.2 ст.467 УПК). Следует заметить, что объем исключений достаточно велик и составляет 55 статей Особенной части УК.

Производство по делам частного обвинения выделено в качестве особой категории уголовных дел, рассматриваемых мировым судьей, что связано со спецификой судопроизводства по конкретным составам преступлений.

До внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство фактически отсутствовали правовые нормы, конкретизировавшие особенности рассмотрения дел частного обвинения, а порядок их разрешения вытекал из общего смысла ст.27 УПК.

В этой связи следует подчеркнуть значимость новых правовых положений, регламентирующих такие принципиально важные моменты, как порядок возбуждения дел частного обвинения (ст.468 УПК), содержание жалобы (ст.469 УПК), полномочия мирового судьи по делу частного обвинения до начала судебного разбирательства (ст.470 УПК), порядок рассмотрения дел частного обвинения в судебном заседании (ст.474 УПК). Кроме того, в уголовном судопроизводстве появился новый субъект - частный обвинитель, конкретизированы его права (п.6 "б" ст.34 УПК).

Но не все положения нового закона точны и бесспорны. Остановимся на некоторых из них.

В соответствии со ст.468 УПК дела частного обвинения возбуждаются путем подачи в суд жалобы потерпевшим либо его законным представителем. По смыслу ст.ст.469 и 470 УПК производство по данной категории дел делится на три самостоятельных этапа. Первый заключается в проверочных действиях мирового судьи относительно отсутствия обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу; второй начинается с вынесения им постановления о принятии жалобы к производству и завершается назначением дела частного обвинения к рассмотрению в судебном заседании; третий этап включает в себя рассмотрение дела в судебном заседании.

Первый из возникающих вопросов связан с формулировкой закона о том, что исследуемая категория уголовных дел "возбуждается путем подачи в суд жалобы потерпевшим либо его законным представителем". Думается, таким способом законодатель попытался сгладить известную коллизию и вывести судью из числа субъектов возбуждения уголовного дела. В этой связи напомним, что в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. уголовно-процессуальные нормы в той части, в какой они предусматривают или допускают полномочия суда возбуждать уголовное дело, признаны не соответствующими Конституции.

Но попытка завуалировать реальное содержание процедуры судопроизводства не решает всех спорных вопросов. Так, жалоба по делам частного обвинения рассматривается в качестве повода к возбуждению уголовного дела. По поступившей жалобе судья устанавливает ее соответствие требованиям ч.1 ст.469 УПК, т.е. законность повода, а также отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу (ч.2 ст.469). Вместе с тем очевидно, что принятию жалобы к производству должно предшествовать и исследование достаточности данных, указывающих на признаки преступления (т.е. установление основания). Именно проверка с целью установления основания возбуждения дела позволит правильно определить подсудность и подтвердить тот факт, что из содержания жалобы действительно усматривается состав преступления, подпадающий под категорию дел частного обвинения. Тем самым констатируется отсутствие признаков иных преступлений, судопроизводство по которым должно осуществляться в соответствии с принципом публичности уголовного процесса.

Несмотря на то, что закон отождествляет возбуждение дела с подачей в суд жалобы потерпевшим либо его законным представителем, мировой судья в соответствии с ч.1 ст.470 УПК именно в ходе проверки может отказать в принятии ее к производству, т.е., по сути дела, отказать в возбуждении дела. Таким образом, несмотря на новую формулировку, сохраняется прежняя схема принятия решения, предусмотренная уголовно-процессуальным законом на стадии возбуждения уголовного дела (ст.109 УПК).

Кроме того, только после принятия жалобы к своему производству у судьи появляется право производить действия по собиранию доказательств (ч.2 ст.470 УПК), выполнять процессуальные действия, связанные с реализацией прав обвиняемого (ч.3 ст.470 УПК).

Принимая во внимание то обстоятельство, что суд в настоящее время не является субъектом возбуждения уголовного дела, законодатель как бы разделяет два понятия: возбуждение дела путем подачи в суд жалобы потерпевшим (либо его законным представителем) и возбуждение уголовного дела прокурором. Из содержания ст.468 УПК видно, что в случае если потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело может быть возбуждено прокурором и направлено для производства предварительного следствия. Такая формулировка представляется недостаточно четкой, поскольку, по смыслу ст.126 УПК, изменения в которую новый закон не внес, предварительное следствие обязательно по всем делам, за исключением подследственных органам дознания. В соответствии с ч.1 ст.126 УПК дела частного обвинения относятся к компетенции органов дознания, что подразумевает расследование в форме дознания (за исключением случаев, когда прокурор признает необходимость производства предварительного следствия). Думается, если бы в приведенной норме было указано, что возбужденное прокурором уголовное дело подлежит направлению "для производства предварительного расследования" или "для производства предварительного следствия или дознания", то такая редакция в полной мере согласовывалась бы с положениями ст.126 УПК, являющейся общей нормой, определяющей подследственность уголовных дел. При существующей же редакции возможно субъективное толкование исследуемого правового положения.

Следующим положением нового закона, заслуживающим внимания, является то, что с момента принятия мировым судьей жалобы к своему производству, т.е. фактически с момента возбуждения дела, в процессе появляется обвиняемый, коим становится лицо, в отношении которого подана жалоба (ч. 4 ст.469 УПК).

В соответствии со ст.4 УПК никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом. Но эта норма не определяет нового порядка привлечения в качестве обвиняемого, а лишь констатирует, что данное процессуальное положение лицо приобретает с момента принятия мировым судьей жалобы к своему производству. В соответствии же со ст.46 УПК "...обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном настоящим Кодексом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого". По смыслу ст.ст.143 и 144 УПК указанный процессуальный документ может быть вынесен только лицом, осуществляющим уголовное судопроизводство, и при наличии установленных материалами дела ряда существенных обстоятельств. Обвиняемый, как известно, является специфическим участником уголовного процесса, имеющим многочисленные права, возможность реализовать которые должна быть предоставлена ему в определенные законом сроки.

Между тем из содержания новой редакции уголовно-процессуальных норм усматривается, что фактическое появление в процессе обвиняемого по анализируемой категории уголовных дел связано с жалобой частного обвинителя. Получается так, что жалоба, принятая судьей к производству, заменяет собой предусмотренное в законе постановление о привлечении в качестве обвиняемого. При этом неясно, появился ли в процессе новый субъект - обвиняемый по делам частного обвинения или речь идет об обвиняемом, чье процессуальное положение определяется ст.46 УПК. Первый тезис опровергается тем обстоятельством, что анализируемым Федеральным законом не внесены соответствующие изменения в общие нормы, регламентирующие процессуальное положение участников процесса, в том числе и в ст.46 УПК. Принимая за основу второй тезис, мы наблюдаем имеющее место несоответствие положений ч.4 ст.469 и ст.ст.46, 143, 144, 148 и 149 УПК.

Одним из неотъемлемых конституционных прав обвиняемого является его право иметь защитника с момента предъявления обвинения. По смыслу же ст.470 УПК вопрос о защитнике не стоит вообще, т.е. обвиняемый по делам частного обвинения не имеет фактической возможности реализовать свое право. Кроме того, при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого закон обязывает в течение двух суток предъявить обвинение (ст.148 УПК), а по смыслу ч.3 ст.470 УПК судья знакомит обвиняемого с материалами дела и содержанием жалобы (которая, как мы установили, является процессуальным основанием для наделения лица статусом обвиняемого) в течение семи суток с момента поступления жалобы.

Нельзя оставить без внимания и положение закона, в соответствии с которым по ходатайству частного обвинителя мировой судья может оказать ему содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены частным обвинителем самостоятельно (ч.2 ст.470 УПК).

Подобная деятельность суда не имеет ничего общего с реализацией судом полномочий по разрешению уголовного дела. Как справедливо отмечает В. Божьев, наличие подобных форм деятельности суда лишь свидетельствует о "будто бы существующей в России состязательности процесса (именно процесса, а не судебного разбирательства") (Божьев В.П. К вопросу о состязательности в российском уголовном процессе // Уголовное право. 2000. N 1. С. 35-43).

В описательно-мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. говорится: "...конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства по уголовным делам, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функции спорящих перед судом сторон обвинения и защиты. Суд же обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций..." Из этой цитаты, на мой взгляд, видна вся острота проблемы, связанной с редакцией анализируемой уголовно-процессуальной нормы. Очевидно, что на суд вновь возложена несвойственная ему функция и стороны изначально ставятся в неравное положение.


А. Орлова,

доцент Московской академии МВД России,

кандидат юридических наук


"Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.



Производство по делам частного обвинения


Автор


А. Орлова - доцент Московской академии МВД России, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2001, N 4, стр.39


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение