Частно-правовые вопросы регулирования газоснабжения (Е.С. Ращевский, "Законодательство", N 4, апрель 2001 г.)

Частно-правовые вопросы регулирования газоснабжения


Отношения по добыче, транспортировке и подаче потребителям природного газа являются неотъемлемой частью развитого экономического оборота. В настоящее время основное место в правовом регулировании таких отношений занимают Гражданский кодекс Российской Федерации, имеющий межотраслевую природу Федеральный закон от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации"*(1) (далее - Закон о газоснабжении), Правила поставки газа в Российской Федерации*(2) (далее - Правила поставки газа 1998 г.)*(3).

Вопрос о видовой принадлежности договора газоснабжения*(4) вызывает дискуссии в научной литературе. По признакам особенностей предмета и состава его участников, прав и обязанностей сторон данный договор в рамках разграничения различных видов купли-продажи относится многими авторами к разновидности договора энергоснабжения*(5). Распространенной является позиция, согласно которой по своей правовой природе договор газоснабжения относится к так называемым договорам снабжения через присоединенную сеть*(6).

Между тем, как замечает В.В.Витрянский, "если речь идет о правоотношениях, объектом которых является не энергия, а ресурсы и другие товары, то передача их покупателю (потребителю) через присоединенную сеть является лишь одним из возможных способов исполнения обязательств"*(7). Снабжение (передача, доставка) энергией (нефтью, газом, иными ресурсами), производимое через присоединенную сеть, является технической особенностью (одним из способов) исполнения обязательств, вытекающих из соответствующего договора, и само по себе не может служить видообразующим признаком, позволяющим выделить самостоятельный тип или даже вид гражданско-правового договора*(8).

Договор газоснабжения не может быть отождествлен с энергоснабжением как с видом гражданско-правовых договоров*(9), однако требования законности, интересы разумности и стабильности гражданского оборота приводят к необходимости de lege lata субсидиарного применения норм §6 гл.30 ГК РФ к регулированию процессов снабжения газом через присоединенную сеть (помимо общих положений §1 гл.30 ГК РФ о договоре купли-продажи).


Договорные конструкции в сфере газоснабжения


Данные конструкции в основном предназначены для оформления экономических отношений, складывающихся в связи с подачей газа потребителям через присоединенную трубопроводную сеть, отбору (приемке) подаваемого газа потребителями, расчетов за получаемый газ.

Для целей правового регулирования предмет договора газоснабжения представляет собой газ природный, нефтяной (попутный) и отбензиненный сухой, добываемый и собираемый газонефтедобывающими организациями и вырабатываемые газонефтеперерабатывающими заводами (п.3 Правил поставки газа 1998 г.). Среди обязательств, имеющих своим содержанием отношения купли-продажи, при газоснабжении, как и при энергоснабжении вообще, особенностью сдачи-приемки газа как товара является ее непрерывность, подача газа производится в течение суток*(10). В договорах также необходимо определять величину давления газа, а также минимум и максимум давления - эти показатели относятся к наиболее важным условиям*(11).

В связи с газоснабжением договорные отношения, как правило, возникают*(12):

а) между поставщиками и потребителями;

б) между поставщиками и газораспределительными организациями;

в) между газораспределительными организациями и потребителями.

Два последних договора вызваны к жизни необходимостью включения в процесс подачи газа отдельного субъекта - специализированной газораспределительной организации (промежуточного звена между поставщиком и потребителем), имеющей собственную газотранспортную систему, осуществляющей подачу газа потребителям, транспортировку газа, развитие, эксплуатацию и ремонт газотранспортных систем*(13).

В пункте 32 Правил поставки газа потребителям Российской Федерации*(14) (далее - Правила поставки газа 1994 г.), действовавших до принятия Правил поставки газа 1998 г., содержалось прямое перечисление приведенных договоров. Хотя Правила поставки газа 1998 г. прямо не закрепляют приведенную классификацию договоров, в практике договорной работы она продолжает использоваться.

По мнению О.Н.Садикова, договоры, заключаемые между вышеназванными субъектами, "опосредствуют различные этапы единого процесса транспортировки газа и, следовательно, имеют своим предметом однородные отношения"*(15). Между тем, действующее законодательство в сфере регулирования газоснабжения заставляет признать за некоторыми указанными договорами отличительные правовые особенности.

На практике встречаются также соглашения, заключаемые на длительный срок (как правило, на 10 лет) между газоснабжающей организацией (поставщиком), газораспределительной организацией и потребителем. Будучи смешанным договором, данное соглашение регулирует имеющие самостоятельную специфику отношения как по снабжению газом, так и по транспортировке газа, а также оказанию услуг по эксплуатации и техническому обслуживанию газопроводов.

Транспортировка газа, как отмечают некоторые авторы, не относится к договору купли-продажи и по своему содержанию ближе к договору грузоперевозки*(16). В то же время О.Н.Садиковым было высказано мнение, согласно которому отношения по транспортировке газа и нефти не могут быть отнесены к договору перевозки, поскольку владелец трубопровода выступает, как правило, в роли газоснабжающей организации, т.е. в период транспортировки он одновременно является владельцем как трубопровода, так и транспортируемого продукта*(17). В советской цивилистической литературе отмечалось, что в случаях транспортировки по трубопроводу процесс транспортировки совпадает с оперативным управлением транспортируемым продуктом*(18). Некоторые авторы видят своеобразие договора газоснабжения в том, что в нем "отсутствует обособление предмета договора от самой деятельности газоснабжающей организации"*(19).

В пункте 7 Правил поставки газа 1994 г. предусматривалась возможность заключения договоров об организации транзита газа между поставщиками, газотранспортными организациями и потребителями. В настоящее время в п.8, 10, 11 Правил поставки газа 1998 г. как отдельное договорное обязательство выделяется договор транспортировки газа по трубопроводу. При этом необходимо учитывать, что действующие нормы не дают оснований просто отнести транспортировку по трубопроводам к перевозке*(20).

Из определения понятия газораспределительной организации, содержащегося в п.3 Правил поставки газа 1998 г., можно сделать вывод об отнесении транспортировки газа к услугам. К этому имеются определенные основания, поскольку процесс транспортировки газа невозможно отделить от процесса оказания услуг по технической эксплуатации газораспределительных систем. Транспортировка газа представляет собой действия по организации самого процесса подачи газа и поддержанию нормального его функционирования. Поскольку процесс сдачи-приемки газа непрерывен, использование потребителем экономического результата транспортировки газа неотделимо от процесса самой транспортировки. Все это характерно именно для договоров оказания услуг*(21).

Договоры, заключаемые поставщиком (или газоснабжающей организацией как поставщиком) с потребителем, являются по своей природе публичными; их условия, как правило, устанавливаются организацией, осуществляющей подачу газа, в типовых формах, единых для определенных групп потребителей.

Условия договоров, заключаемых между поставщиками и газораспределительными организациями, часто носят индивидуальный характер. Значительное влияние на формирование условий такого договора оказывают состав и количество потребителей, которым, в свою очередь, подает газ газораспределительная организация.


Особенности регулирования газоснабжения в Правилах
поставки газа 1998 г.


Как определяет п.2 ст.548 ГК РФ, к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью, нефтепродуктами, водой и другими товарами, правила о договоре энергоснабжения (ст.539-547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства.

Согласно ст.2 Закона о газоснабжении, газоснабжение - одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителей газом, в том числе деятельность по формированию фонда разведанных месторождений газа, по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа. Следует отметить, что законодатель, избрав в приведенной норме в качестве вектора правового регулирования отношения в сфере энергоснабжения, в дальнейшем отходит от цивилистической трактовки газоснабжения, что объясняется иными задачами данного нормативного правового акта, сформулированными в ст.1 Закона о газоснабжении.

Специальная норма п.5 Правил поставки газа 1998 г. устанавливает, что договор поставки газа должен соответствовать требованиям §3 гл.30 ГК РФ, регулирующего отношения по договору поставки. Вопреки существенным особенностям природы договора снабжения газом через присоединенную сеть, в п.5 Правил изменена видовая принадлежность данного договора - с энергоснабжения на поставку.

Нормы ГК РФ о договоре поставки могут применяться лишь при передаче газа не через присоединенную сеть, следовательно, п.5 Правил поставки газа 1998 г. не подлежит применению как противоречащий ст.548 ГК РФ*(22). Распространение действия норм о поставке на договор газоснабжения противоречит смыслу и логике разграничения отдельных видов обязательств, осуществленного ГК РФ.

Необходимость применения к газоснабжению норм о снабжении товарами через присоединенную сеть как наиболее близких по смыслу, в отличие от норм о поставке, обосновывалась в отечественной науке задолго до введения в действие Правил поставки газа 1998 г.*(23)

Рассмотренная норма п.5 Правил поставки газа 1998 г., по существу, никак не повлияла на научные взгляды ведущих цивилистов нашего времени. Так, по мнению В.В.Витрянского, анализ норм, содержащихся в Правилах поставки газа 1998 г., свидетельствует о том, что, по сути, они действительно представляют собой специальные правила, детализирующие нормы Гражданского кодекса о договоре энергоснабжения, а не о договоре поставки*(24).

Следуя замечанию Р.О.Халфиной, важно помнить, что "правовая форма должна в максимальной степени соответствовать экономическому содержанию отношений и способствовать наиболее полному воздействию на это содержание"*(25).

В настоящее время в отечественной научной литературе убедительно доказано, что субсидиарное применение к договору газоснабжения норм §3 гл.30 ГК РФ (договор поставки) может породить множество трудноразрешимых проблем*(26). Тем самым будет поставлено под угрозу нормальное осуществление гражданских прав в сфере отношений по газоснабжению.

Согласно принципу ст.55 (ч.3) Конституции РФ, гражданские права могут быть ограничены федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В данном русле, заданном Конституцией РФ, п.4 ст.3 ГК РФ устанавливает, что на основании и во исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента РФ Правительство РФ вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского законодательства.

Таким образом, из ч.3 ст.55 Конституции РФ и ст.3 ГК РФ следует, что при конституционном толковании п.2 ст.548 ГК РФ из него должны быть выводимы те правовые пределы, в объеме которых Правительству РФ делегированы полномочия по регулированию сферы газоснабжения гражданско-правовыми нормами.

Представляется неконституционным (с учетом отсутствия в п.2 ст.548 ГК РФ законодательных ограничений для нормотворчества Правительства РФ) толкование п.2 ст.548 ГК РФ в смысле допущения возможности изменить на уровне подзаконного акта видовую принадлежность договора газоснабжения.

Правительство РФ осуществляет регулирование экономических процессов, принимая по вопросам своей деятельности подзаконные нормативные правовые акты (ст.14, 23 Федерального конституционного закона от 14 мая 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации"*(27). Между тем, основные "правила игры" для участников экономических отношений устанавливаются в законе. Ввиду того, что нормативным правовым актам Правительства РФ свойствен значительно более упрощенный, нежели закону, порядок принятия, изменения и отмены, регулирование такими актами сферы установления, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей представляет определенную опасность.

Важным конституционным принципом регулирования экономических отношений, который испытывает наибольшую угрозу со стороны подзаконного нормотворчества, является принцип стабильности нормативного правового регулирования в целом и на отраслевом уровне*(28). Данный принцип выводится из конституционно-правового режима свободного перемещения товаров, работ и услуг (стабильности имущественного оборота), установленного ч.2 ст.8 Конституции РФ. Принцип стабильности выводится также из принципа свободы предпринимательской деятельности (ч.1 ст.34 Конституции РФ)*(29).

Другим важнейшим конституционным принципом, способным подвергнуться умалению в случае подзаконного нормотворчества, является правило ч.3 ст.53 Конституции РФ, в соответствии с которым гражданские права могут быть ограничены только федеральным законом.

Пример произвольного ограничения принципов ч.3 ст.53 Конституции РФ обнаруживается в Правилах поставки газа 1998 г. В результате того, что правило п.2 ст.548 ГК РФ сформулировано законодателем таким образом, что допускается неоднозначное толкование норм закона, Правила поставки газа 1998 г. не только воздействуют на видовую принадлежность договора газоснабжения, но и устанавливают иной порядок согласования условий заключаемого договора (п.11 Правил поставки газа 1998 г.), чем это предусмотрено ст.445 ГК РФ в отношении лица, заключение договора для которого обязательно.

Сущность противоречий сводится к следующему. Согласно сложившейся практике, для заключения договора газоснабжения поставщик направляет оферту, представляющую собой составленный по утвержденной им форме проект договора, в адрес газораспределительной организации или потребителя. В аналогичном порядке газораспределительная организация направляет в адрес поставщика или потребителя газа оферту на заключение договора транспортировки газа.

Как следует из абз.2 п.11 Правил поставки газа 1998 г., при несогласии с условиями договора поставки или транспортировки газа сторона, получившая оферту, обязана выслать другой стороне протокол разногласий, в случае неполучения в 30-дневный срок со дня отправления подписанного поставщиком протокола разногласий обратиться в арбитражный или третейский суд и по истечении срока действия договора, заключенного на предыдущий период, прекратить отбор газа.

На практике у покупателя не остается возможности оспорить в судебном порядке условия оферты, не прекращая потребления газа, поскольку в абз.3 п.11 Правил поставки газа 1998 г. установлено, что отбор (продолжение отбора) газа покупателем по истечении указанного 30-дневного срока и (или) срока действия договора, заключенного на предыдущий период, считается согласием стороны, получившей оферту, на заключение договора поставки (транспортировки) газа на условиях поставщика (газотранспортной или газораспределительной организации).

Налицо ряд противоречий гражданскому законодательству.

Учитывая зачастую монопольное положение организаций, осуществляющих снабжение энергией и газом через присоединенную сеть, в п.3 ст.540 ГК РФ установлено, что если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным договором. Данная правовая норма представляет собой исключение из общего принципа п.3 ст.438 ГК РФ, согласно которому совершение конклюдентных действий, предусмотренных офертой, считается акцептом. Как представляется, продолжение отбора газа - в силу п.3 ст.540 ГК РФ - к таким действиям не относится. Предусмотренное абз.3 п.11 Правил поставки газа 1998 г. положение об отборе газа как акцепте оферты заключить новый договор не соответствует п.3 ст.540 ГК РФ.

Как следует из абз.2 п.2 ст.445 ГК РФ, при отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда. Остается неясным, каким образом право на судебную защиту, закрепленное в качестве общего принципа в ст.11, 12 ГК РФ, трансформировалось в абз.2 п.11 Правил поставки газа в обязанность обратиться в арбитражный или третейский суд.

Практические трудности вызывает согласование разногласий между газоснабжающей организацией и газораспределительной организацией, получающей газ для последующей подачи его потребителям. Для газораспределительных организаций, ввиду их монопольного положения на рынке транспортировки газа по трубопроводам (ст.4 Федерального закона "О естественных монополиях"*(30), нет легальной возможности отказать потребителям в заключении договора в силу ст.8 закона "О естественных монополиях" и ст.26 Закона о газоснабжении. Отсюда, в случае возникновения разногласий по проекту договора газоснабжения и обращения с такими разногласиями в суд, у газораспределительной организации, вопреки абз.2 п.11 Правил поставки газа 1998 г., появляется еще одно, в дополнение к приведенным, основание не прекращать отбор газа, поскольку соблюдение правил антимонопольного законодательства в отношениях с потребителями является более приоритетным. Установление в абз.2 п.11 Правил поставки газа 1998 г. обязанности покупателя прекратить отбор газа также представляется неправомерным.

В свете рассматриваемой проблемы представляет интерес постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 января 1999 г. N 2509/9831, касающееся применения Правил поставки газа 1994 г.

Сущность спора вкратце сводилась к следующему.

Акционерное общество "Урюпинскмежрайгаз" обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к муниципальному предприятию коммунального хозяйства "Тепловые сети" о взыскании пеней за просрочку оплаты за газ, отпущенный в 1996 г. по договору от 1 января 1996 г. N 27. Решением от 21 июля 1997 г. исковые требования были удовлетворены.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ было предложено судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум ВАС посчитал необходимым отменить решение и отказать в иске по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что договор газоснабжения является договором присоединения, и руководствовался постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1994 г. N 1445, согласно которому при составлении договора поставки газа стороны руководствуются п.1 ст.428 ГК РФ, поэтому ответчик не имел права подписывать договор с протоколом разногласий.

Президиум ВАС РФ, оставив, по сути, без внимания ссылку истца на невозможность для ответчика составить протокол разногласий и подписать с ним договор газоснабжения, посчитал, что стороны при заключении договора не урегулировали разногласий по пункту 6.5 об оплате "потребителем" пеней в случае просрочки оплаты счетов за поставленный газ. При таких обстоятельствах, по мнению Президиума ВАС РФ, следует считать договор заключенным, но без условия о размере пеней. Поэтому у суда не было оснований для взыскания пеней со ссылкой на пункт 6.5 договора.

Как представляется, из приведенного судебного акта можно сделать важные выводы.

Во-первых, Президиум ВАС РФ поддержал выработанную в науке позицию, согласно которой договор газоснабжения с участием юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, не может считаться договором присоединения*(32). При этом положение п.2 постановления Правительства РФ от 30 декабря 1994 г. N 1445 не было применено как противоречащее федеральному закону. Во-вторых, за юридическим лицом - получателем газа было признано право подписания договора газоснабжения с протоколом разногласий без обращения к судебному порядку урегулирования преддоговорных споров.

Аналогичные выводы следуют из постановления ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. N 2792/98*(33).

Сущность п.11 Правил поставки газа 1998 г. также сводится к установлению порядка заключения договора газоснабжения или транспортировки газа по свойственной для договоров присоединения процедуре. Таким образом, приведенные соображения сохраняют свою актуальность и по сей день.


Особенности договоров с участием газораспределительной
организации


Правоотношения, возникающие из договоров газоснабжения, заключаемых между поставщиком и газораспределительной организацией (далее - Договор с ГРО), обладают рядом существенных особенностей, характерных для различных по природе гражданско-правовых обязательств. Под газораспределительной организацией здесь понимается специализированное юридическое лицо, осуществляющее в качестве своей основной деятельности развитие и эксплуатацию систем газоснабжения территорий, техническое обслуживание газопроводов, подачу и транспортировку газа потребителям.

Необходимые различия между газораспределительной организацией и потребителем как субъектами с различным объемом прав и обязанностей вытекают из п.2, 3 Правил поставки газа 1998 г. Газораспределительная организация в соответствии с условиями сделки не является покупателем газа в смысле норм о договоре газоснабжения как разновидности купли-продажи.

В статье 2 Закона о газоснабжении потребитель (абонент, субабонент газоснабжающей организации) понимается как юридическое или физическое лицо, приобретающее газ у поставщика и использующее его в качестве топлива или сырья*(34).

Отношения газораспределительной организации и потребителей качественно отличаются от отношений абонента и субабонента по договору энергоснабжения (ст.545 ГК РФ), поскольку абонент, в силу формулировки п.1 ст.539 ГК РФ, передавая энергию субабоненту, продолжает оставаться самостоятельным потребителем энергии и получает энергию с этой целью.

Выполнение функций по передаче газа потребителям обусловливает включение в Договор с ГРО ряда условий, не свойственных обязательствам, возникающим при совершении сделок купли-продажи.

Из п.3, 4 ст.421 ГК РФ следует, что поставщик газа и газораспределительная организация вправе заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также смешанный договор (т.е. такой, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами). К различным элементам Договора с ГРО допустимо применение по аналогии норм о договорах энергоснабжения, комиссии, оказания услуг.

Как отмечалось ранее, Правилами поставки газа 1998 г. (п.8-11) в качестве одной из сделок, необходимых для оформления процесса снабжения газом, предусмотрен договор транспортировки газа. Если отдельный договор о транспортировке газа между поставщиком и газораспределительной организацией не заключается, условия, касающиеся транспортировки газа потребителям (выполнения процедуры подачи газа), инкорпорируются в Договор с ГРО.

По условиям договоров с ГРО газораспределительные организации фактически не обладают правомочиями собственников в отношении получаемого от поставщиков газа, так как владеют газом только в момент его прохождения через систему газопровода и не вправе самостоятельно пользоваться газом. Право распоряжения газом остается у поставщика, поскольку в Договор с ГРО включаются условия о необходимости для газораспределительной организации согласовывать с поставщиком как перераспределение газа среди существующих потребителей, так и допуск к отбору газа новых потребителей за счет отключения прежних.

Отдельно в Договоре с ГРО, как правило, предусматривается условие о доведении до сведения поставщика информации о потребителях, отбирающих свыше 100 млн кубометров газа в год*(35).

Таким образом, в Договоре с ГРО фактически оговариваются заранее определенное количество договоров газоснабжения с потребителями, которые предстоит заключить ГРО, причем такое существенное условие договоров, как количество потребляемого газа, ГРО обязуется согласовывать с поставщиком.

В пункте 30 Правил поставки газа 1998 г. содержится требование о том, чтобы договоры газоснабжения, заключаемые газораспределительной организацией с потребителями, включали в качестве одного из обязательных условий расчета за газ зачисление средств, поступающих газораспределительным организациям за поставленный газ, на специально открываемые транзитные счета указанных организаций. Перечисление средств, зачисляемых на специальные транзитные счета, на расчетные счета поставщиков производится не позднее дня, следующего за днем поступления средств на эти транзитные счета. Согласно п.1.16 Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях*(36), транзитный счет предусмотрен в Плане счетов бухгалтерского учета для приема платежей от клиентов для последующего перечисления непосредственным получателям; средства с этого счета должны перечисляться в порядке и сроки, определенные договором с получателем средств.

Интересно, что на практике условие об обязательном открытии газораспределительной организацией транзитного счета для зачисления на него денежных средств потребителей включается в качестве существенного в Договор с ГРО.

Условие о транзитном счете как обязательном условии договора газораспределительной организацией с потребителем было введено п.4 Указа Президента РФ от 28 декабря 1996 г. N 1782 "О повышении надежности обеспечения газом потребителей Российской Федерации"*(37), формулировки которого фактически реципированы п.30 Правил поставки газа 1998 г.

Привлекает внимание следующее обстоятельство. В пункте 4 Указа Президента РФ в качестве оснований установления специального порядка расчетов за газ приводятся п.2 ст.544 и п.2 ст.548 ГК РФ. Согласно п.2 ст. 544 ГК РФ, порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Нормы ГК РФ о поставке не допускают возможности специального регулирования расчетов за поставленные товары на уровне подзаконного нормативного правового акта (ст.516 ГК РФ). Учитывая ограничения п.4 ст.3 ГК РФ, регулирование в нормативном правовом акте Правительства РФ особого порядка расчетов с использованием транзитного расчетного счета следует признать допустимым только в том случае, если при регулировании отношений, возникающих по договору газоснабжения, применяются нормы об энергоснабжении. Таким образом, в Правилах поставки газа 1998 г. пункт 5, в части отсылки к §3 гл.30 ГК РФ, и пункт 30, в части условий о транзитном счете, являются взаимоисключающими.

На основании п.2 ст.544 ГК РФ был принят Порядок расчетов за электрическую, тепловую энергию и природный газ*(38). Пунктом 2 данного Порядка предусмотрено, что расчеты за природный газ на территории Российской Федерации осуществляются с помощью авансовых платежей и расчетов по аккредитиву. Таким образом, необходимость установления особого порядка расчетов за газ между газораспределительной организацией и потребителем является дополнительным легальным аргументом для регулирования договора газоснабжения нормами об энергоснабжении.

Вопросы правовой природы Договора с ГРО затронуты в постановлении Президиума ВАС РФ от 29 апреля 1997 г. N 382/97. Была рассмотрена следующая ситуация.

Предприятие "Севергазпром" обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к акционерному обществу открытого типа "Вологдагаз" о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 6 марта 1995 г. по 31 января 1996 г.

Решением от 13 августа 1996 г. иск был удовлетворен со ссылкой на несвоевременные расчеты ответчика за поставленный газ. Суд посчитал обоснованными требования по взысканию процентов в соответствии со ст.395 ГК РФ, поскольку АООТ "Вологдагаз", пользуясь денежными средствами предприятия "Севергазпром", допустило просрочку их уплаты.

Постановлением апелляционной инстанции от 11 октября 1996 г. решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 23 декабря 1996 г. решение и постановление апелляционной инстанции отменил, в иске отказал. Среди мотивов отмены судебных актов было указано, что АООТ "Вологдагаз" является лишь передатчиком газа конечным потребителям, производящим оплату.

По протесту заместителя Председателя ВАС РФ Президиум ВАС РФ отменил принятые по делу судебные акты, а дело передал на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Вологодской области.

Президиум ВАС РФ отметил, что, хотя оплата газа и возложена договором поставки газа на перепродавца (т.е. на АООТ "Вологдагаз"), АООТ "Вологдагаз" является газораспределительной организацией, а поступающий от предприятия "Севергазпром" газ используется непосредственными потребителями, которые расплачиваются за получаемую продукцию через АООТ "Вологдагаз". По утверждению АООТ "Вологдагаз", недоплата и просрочка оплаты допущены по вине конечных потребителей*(39). Перепродавец не имел на своем расчетном счете денежных средств конечных потребителей и не задерживал их передачу поставщику. Основной долг по расчетам за газ числится за предприятиями, финансируемыми из бюджета.

Президиум ВАС РФ указал, что при рассмотрении настоящего дела судом надлежащим образом не изучена природа договора, заключенного сторонами, а также не выяснены правоотношения сторон, возникшие в связи с исполнением спорного договора, не выяснено, какими нормативными актами руководствовались стороны при заключении и исполнении спорного договора.

Обратная сторона скупых замечаний, содержащихся в приведенном постановлении Президиума ВАС РФ, - материализованная справедливость по отношению к газораспределительной организации.

Обязанность зачислять средства, получаемые от потребителей, поставщику (при отсутствии у газораспределительной организации возможности какого-либо самостоятельного распоряжения такими средствами) показывает, что такие средства изначально принадлежат поставщику. Такая ситуация существует как следствие сделок, заключаемых во исполнение договоров комиссии или агентирования (ст.996 ГК РФ). Согласно п.39 Правил поставки газа 1998 г., газораспределительная организация представляет по запросу поставщика оперативную информацию о режиме газопотребления и состоянии платежей за поставленный покупателям газ, что имеет сходство с представлением отчета комиссионера. В Договоре с ГРО также присутствуют элементы, присущие обязательствам купли-продажи: обязанность поставщика по подаче газа (комитент же вправе отказаться от исполнения договора в любое время, возместив понесенные комиссионером расходы), обязанность газораспределительной организации по принятию газа и его оплате, возможность применения мер по обеспечению исполнения данных обязательств каждой из сторон (п.12, 13 Правил поставки газа 1998 г.), отсутствие договорных отношений между поставщиком и потребителями.

Особенности Договора с ГРО проявляют себя и в части возникновения ответственности газораспределительной организации перед поставщиком за неисполнение договорных обязательств.

Пунктом 41 Правил поставки газа 1998 г. предусмотрено, что поставщик, газотранспортная и газораспределительная организации и покупатель несут ответственность за нарушение настоящих Правил в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором.

Из пункта 41 Правил поставки газа 1998 г. следует, что ответственность газораспределительной организации перед поставщиком со ссылкой на п.3 ст.401 ГК РФ (т. е. вне зависимости от наличия вины) может наступить только за нарушение тех обязанностей, которые возложены на газораспределительную организацию Законом о газоснабжении и Правилами поставки газа 1998 г. Следовательно, возложение на газораспределительную организацию гражданско-правовой ответственности (в частности, взыскание убытков), предусмотренной для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, возможно, если газораспределительная организация не выполняет обязанности по транспортировке газа, контролю технического состояния объектов газоснабжения, своевременному информированию поставщика о состоянии платежей потребителей, передаче полученных от потребителей денежных средств поставщику (п.30, 39 Правил поставки газа 1998 г.).

Напротив, представляется, что газораспределительная организация только при наличии вины может нести ответственность перед поставщиком за неоплату поданного потребителям газа.

В приведенном постановлении Президиума ВАС РФ от 29 апреля 1997 г. N 382/97 суду первой инстанции было фактически указано на необходимость исследовать, приняла ли газораспределительная организация все меры для надлежащего исполнения обязательства. Был признан значимым и факт отсутствия у газораспределительной организации денежных средств, подлежащих уплате потребителями. Если бы Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что деятельность по отбору газа у поставщика является для газораспределительной организации предпринимательской, факт отсутствия у газораспределительной организации денежных средств не имел бы, в силу п. 3 ст.401 ГК РФ, правового значения для разрешения вопроса об ответственности.

Поставщик прибегает к услугам газораспределительной организации, поскольку не имеет возможности самостоятельно производить подачу газа потребителям. Поэтому в случаях, когда за газ не платят потребители, к договорам с газораспределительной организацией допустимо применение по аналогии положений о договоре комиссии. По аналогии с действиями комиссионера в части распоряжения выделенным имуществом комитента (п.1 ст.990 ГК РФ) заключение договоров газораспределительной организации с потребителями производится целиком за счет газа, выделенного поставщиком. Согласно п.1 ст.993 ГК РФ, предусмотрено освобождение комиссионера от ответственности за неисполнение сделок, заключенных для комитента с третьими лицами.

Значимость применения правил об энергоснабжении к договору газоснабжения в части определения ответственности сторон по договору следует из п.1 ст.547 ГК РФ, положения которого ограничивают ответственность сторон по договору энергоснабжения за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств возмещением реального ущерба. Положения п.1 ст.547 ГК РФ являются специальным правилом, ограничивающим действие общей нормы п.1 ст.15 ГК РФ о полном возмещении причиненных убытков.

Учитывая специфическое содержание правоотношений по Договору с ГРО, п.1 ст.547 ГК РФ подлежит применению в части ответственности сторон по обязательствам, связанным с подачей газа, а также оплатой принятого газа. К регулированию обязательств по Договору с ГРО также подлежит применению п.2 ст.547 ГК РФ, согласно которому, если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины.

В контексте содержания ст.547 ГК РФ еще раз проявляется необходимость избежать правового регулирования газоснабжения нормами о поставке (§3 гл.30 ГК РФ). Поскольку отношения по поставке в большей части связаны с осуществлением каждой из сторон предпринимательской деятельности, общим правилом является возложение на лицо, нарушающее свое обязательство, ответственности по правилам п.3 ст.401 ГК РФ, а также полное возмещение потерпевшему лицу причиненных убытков (п.1 ст.15 ГК РФ).

В отношениях по газоснабжению, как и в отношениях по энергоснабжению, в каждом случае для определения степени и условий наступления ответственности конкретного лица требуется определить юридическое содержание его действий, носящее отпечаток экономической сущности. Это позволит избежать возложения на субъекты процесса снабжения газом бремени ответственности, не соответствующего правовому содержанию отношений с участием таких лиц, и, в частности, неосновательного появления у газораспределительной организации как юридического лица признаков несостоятельности (банкротства).


Е.С. Ращевский


"Законодательство", N 4, апрель 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1667.

*(2) Утверждены постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162.

*(3) Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162 "Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 6. Ст. 770.

*(4) В настоящей статье, если не указано иное, под договором газоснабжения подразумевается договор снабжения газом через присоединенную сеть.

*(5) См., напр.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 85. О договоре газоснабжения как самостоятельном гражданско-правовом договоре, не принадлежащем к договору поставки, см.: Советское гражданское право / Под общ. ред. В.Ф.Маслова, А.А.Пушкина. Киев, 1978. Ч.2. С. 68; Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А.Красавчикова. М., 1985. Т. 2. С. 77.

*(6) См.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А.Красавчикова. Т. 2. С. 77.

*(7) Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. М., 1999. С. 158.

*(8) Там же. С. 157-158.

*(9) Там же. С. 159.

*(10) См.: Садиков О.Н. Правовые вопросы газоснабжения. М., 1961. С. 71.


*(11) Там же. С. 68-69.

*(12) См.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А.Красавчикова. Т. 2. С. 77.

*(13) Особенности договорных отношений с участием газораспределительной организации будут подробнее рассмотрены далее.

*(14) Утверждены постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1994 г. N 1445 // СЗ РФ. 1995. N 2. Ст. 152. Согласно постановлению Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162, постановление N 1445 признано утратившим силу.

*(15) Садиков О.Н. Указ. соч. С. 59.

*(16) См.: Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации / Под. ред. О.Н.Садикова. М., 1999. С. 134 (автор комментария - Н.И.Клейн).

*(17) См.: Садиков О.Н.Правовое регулирование трубопроводного транспорта в СССР // Правоведение. 1962. N 2. С. 136 (цит. по: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А.Красавчикова. Т. 2. С. 226).

*(18) Советское гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.А.Рясенцев. М., 1965. Т. 2. С. 175.

*(19) Советское гражданское право / Под общ. ред. В.Ф.Маслова, А.А.Пушкина. Ч. 2. С. 68.

*(20) См.: Советское гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.А.Рясенцев. Т. 2. С. 175.

*(21) См.: Степанов Д. Услуги как объект гражданских прав // Российская юстиция. 2000. N 2.

*(22) Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. О.Н.Садикова. С. 134.

*(23) Впервые de lege lata разграничение договоров поставки и снабжения товарами через присоединенную сеть было осуществлено в ст.84 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.

*(24) См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 211.

*(25) Халфина Р.О. Правовое регулирование поставки продукции в народном хозяйстве. М., 1963. С. 259.

*(26) См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 211.

*(27) Российская газета. 1997. 23 декабря.

*(28) См.: Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель - налогоплательщик - государство: Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: Учеб. пособие. М., 1998. С. 104-105.

*(29) См.: Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Указ. соч. С. 260.

*(30) СЗ РФ. 1995. N 34. Ст.3426.

*(31) Вестник ВАС РФ. 1999. N 5.

*(32) Как справедливо отметил Н.И.Клейн, "для признания этого договора договором присоединения отсутствуют основания" (см.: Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. О.Н. Садикова. С. 122).

*(33) Вестник ВАС РФ. 1999. N 6.

*(34) Специфический процесс потребления товара, подаваемого через присоединенную сеть, во многом обусловил историческое обособление энергоснабжения как самостоятельного договорного вида. Из гражданского законодательства вытекает, в частности, необходимость регулирования в договоре условий, касающихся "фактического потребления" (п.1 ст.541 ГК РФ), "режима потребления энергии", "бытового потребления" (ст.543, 547 ГК РФ). Частные особенности договора энергоснабжения, выведенные гражданско-правовой наукой, во многом применимы и к договору газоснабжения, стороной по которому выступает потребитель.

*(35) В отношении договора, заключаемого между поставщиком и газораспределительной организацией, Правилами поставки газа 1994 г. устанавливалось обязательное включение в договор указаний конкретных промышленных потребителей и предприятий электроэнергетики с объемом потребления газа 100 млн кубометров в год и более и с оплатой этими потребителями поставляемого газа раздельно поставщику и газораспределительной организации. Данная специальная оговорка хотя и не закреплена в Правилах поставки газа 1998 г., но на практике продолжает использоваться для удобства поставщика.

*(36) Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, от 18 июня 1997 г. N 61. Утверждены Приказом ЦБ РФ от 18 июня 1997 г. N 02-263.

*(37) СЗ РФ. 1997. N 1. Ст.116 (далее - Указ Президента РФ).

*(38) Утвержден постановлением Правительства РФ от 4 апреля 2000 г. N 294.

*(39) Представляется, что употребление термина "конечный", несмотря на удобство, является некорректным по отношению к потребителю. Получая газ для собственных нужд, потребитель не может занимать промежуточное положение по отношению к кому-либо еще. В частности, по критерию получения газа для употребления на собственные нужды и потребности проводится разграничение между ГРО и потребителями, получающими газ от ГРО.



Частно-правовые вопросы регулирования газоснабжения


Автор


Е.С. Ращевский


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 4


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.