Гражданско-правовой режим иностранной валюты во внутреннем обороте Российской Федерации (Д.А.Узойкин, "Законодательство", N 4, апрель 2001 г.)

Гражданско-правовой режим иностранной валюты
во внутреннем обороте Российской Федерации


Либерализация российской экономики, начавшаяся в конце 80-х - начале 90-х годов и породившая в условиях слабости российской валютно-финансовой системы активное использование иностранной валюты как во внешнеэкономическом, так и во внутреннем обороте, очень скоро потребовала создания новой нормативной базы регулирования гражданского оборота иностранной валюты*(1).

Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 "О валютном регулировании и валютном контроле"*(2) (далее - Закон о валютном регулировании) гарантировал российским гражданам и юридическим лицам возможность иметь в собственности валютные ценности (иностранную валюту, ценные бумаги, платежные и иные долговые документы, выраженные в иностранной валюте, драгоценные металлы и камни) и совершать сделки с ними (ст.1-4, 6 Закона о валютном регулировании). Таким образом, иностранная валюта была признана оборотоспособным объектом гражданских прав, характеризующимся, однако, особым правовым режимом, закрепленным в нормах валютного законодательства*(3). В связи с этим особое значение имеет четкое определение пределов осуществления гражданских прав на иностранную валюту.

Валютные ценности прямо не упомянуты в перечне видов объектов гражданских прав, содержащемся в ст.128 ГК РФ. Согласно данной статье, объектами гражданских прав являются вещи, включая деньги и ценные бумаги. Гражданский кодекс (ст.128, 130, 140) рассматривает большинство валютных ценностей как движимые вещи, к которым относятся наличная иностранная валюта, документарные ценные бумаги, выраженные в иностранной валюте, а также драгоценные металлы и камни (п.4 ст.1 Закона о валютном регулировании). Иностранная валюта на банковских счетах (безналичная валюта), а равно бездокументарные ценные бумаги, выраженные в иностранной валюте, с точки зрения гражданского права являются разновидностью имущественных прав требования, на которые, согласно основополагающим правовым принципам континентальной правовой доктрины и российского законодательства, невозможно установление права собственности. Однако на такие объекты в полной мере распространяется правовой режим валютных ценностей. В связи с этим вполне правомерным представляется, в частности, употребление термина "безналичная иностранная валюта"*(4).

Иностранная валюта, т.е. деньги иностранных государств или международных союзов, - это один из наиболее распространенных видов валютных ценностей. Она относится к вещам, определенным родовыми признаками, несмотря на возможность индивидуализации купюр по их номерам. Целью такой индивидуализации является не придание купюрам свойств индивидуально определенных вещей (хотя в ряде случаев такая индивидуализация возможна - например, при залоге наличной иностранной валюты покупюрно*(5), а прежде всего учет эмиссионным (девизным) банком количества выпущенных в обращение купюр и затруднение их подделки.

В теоретической литературе преобладает позиция, согласно которой любые деньги являются делимыми и потребляемыми вещами*(6). Понятие о делимости вещей берет свое начало в римском праве, которое рассматривало в качестве делимых такие вещи, которые от разделения не изменяют ни своего рода, ни своей ценности; каждая отдельная часть представляет прежнее целое, только в меньшем объеме*(7). Под делимостью вещи в российском гражданском праве традиционно понимается возможность реального разделения вещи на части, при котором каждая часть способна выполнять все функции целого, но в меньшей мере. К.П.Победоносцев подразделял вещи на "удободелимые" и "неудободелимые" по своей природе. К числу последних он относил вещи, которые "по разделении на части теряют вовсе индивидуальное свое значение и либо получают инородную ценность, либо вовсе лишаются ценности; например, живое существо, картина, монета, книга"*(8) (выделено мной. - Д.У.). Тем самым при делимости вещи каждая ее отделенная часть может выполнять те же функции, что и вещь до ее раздела, в силу чего возможным является сам раздел вещи в натуре, о котором говорится в абз.1 ст.133 ГК РФ.

Делимость денег возможна, если рассматривать некоторое множество денежных знаков, составляющих определенную сумму. Например, множество из десяти купюр достоинством по 100 долл. США, составляющее сумму в 1000 долл., безусловно, делимо. В этом смысле делимым является и количество денежных единиц, составляющих достоинство купюры или монеты. В последнем случае делимость является идеальной, арифметической, но не той, о которой говорит ст.133 ГК РФ. Упоминания о делимости капиталов, т.е. некоторых денежных сумм, встречались и в дореволюционном российском законодательстве, в частности, в ст.38, 91, 112 Устава кредитного*(9).

Что касается возможности считать делимыми денежные знаки как таковые, то она представляется не столь очевидной. Во-первых, любое множество денежных знаков делимо лишь до определенного предела, каковым является купюра или монета минимального достоинства, деление которой в натуре невозможно. Во-вторых, исходя из требования закона о признании делимой лишь такой вещи, реальные части которой способны выполнять все ее функции, можно сказать, что сама купюра как таковая не может быть делимой. При разделении любой купюры на две или более частей она, по сути, уничтожается, ибо ее реальные части не могут выполнять денежных функций. Размен одной купюры на несколько других (как и обратная операция) будет означать замену одной вещи несколькими другими (или соответственно нескольких - одной), а не раздел вещи в натуре.

Возможность такого идеального (математического) деления денег, по нашему мнению, можно назвать размениваемостью или заменимостью денег, но не делимостью. Размениваемость характерна не только для денег, но и для ценных бумаг. Например, на современном рынке обращаются корпоративные векселя на разные суммы, причем держатель векселя на сумму 1 млн руб. может обменять его на два векселя по 500 тыс. каждый. Подобную операцию нет оснований считать "делением" векселя.

Континентальной правовой доктриной традиционно рассматриваются как потребляемые вещи, которые уже в процессе первого использования перестают существовать в своей первоначальной физической форме (например, продукты питания, лекарства, топливо, энергия и т.д.) либо полностью утрачивают свои первоначальные свойства, приобретая другие (например, сырье для производства продукции). Г.Ф.Шершеневич, обоснованно полагая, что с экономической точки зрения потребляемы вообще все вещи, считал, что потребляемыми с точки зрения права являются лишь вещи, потребление которых невозможно без немедленного их уничтожения или немедленного изменения их сущности*(10). Другой видный дореволюционный цивилист Е.Васьковский также связывал потребляемость вещи с тем, что ее хозяйственное использование состоит в ее уничтожении*(11).

Так, продукты питания по своему назначению, называемому в политэкономии со времен А.Смита потребительной стоимостью, призваны удовлетворить потребность в пище. Первое же использование их по прямому назначению приводит к их материальному уничтожению (и превращению в энергию, необходимую для живого организма). Денежные знаки при их первом использовании в качестве средства платежа выходят из обладания собственника и с экономической точки зрения как бы перестают для него существовать, т.е. уничтожаются. Подобное экономическое "уничтожение" денег с точки зрения их собственника давало еще римским юристам основание считать, что деньги являются вещами потребляемыми, так как при каждом расчете они теряются для собственника*(12).

Упоминание о потребляемости денег часто встречается в дореволюционной российской литературе. К.Анненков указывал, что к потребляемым вещам "относимы также и деньги, вследствие того, что издержание их, или расходование, равносильно потреблению"*(13).

Применительно к германскому праву Л.Эннекцерус утверждал: "Само собой разумеется, что к потребляемым вещам относятся не только вино, растительное масло, зерно и т.д., но и деньги, банкноты, купоны ценных бумаг..."*(14). Такая трактовка обусловлена тем, что Германское гражданское уложение (ГГУ) (§92, абз.1) определяло потребляемые вещи как "движимые вещи, пользование которыми, согласно с их назначением, состоит в употреблении или отчуждении" (выделено мной. - Д.У.).

Отнесение денег к потребляемым вещам обычно обосновывают и тем, что законодательство о бухгалтерском учете (так называемое балансовое право) традиционно рассматривает деньги и денежные средства как оборотный капитал хозяйствующей организации, который может быть только один раз использован в процессе производства товарно-материальных ценностей*(15). Действительно, оборотный капитал как часть производительного капитала в целом полностью переносит свою стоимость на произведенный товар уже в одном акте производства в отличие от основного капитала, который многократно принимает участие в производстве товара и переносит свою стоимость на произведенный товар постепенно, в течение ряда периодов*(16). Денежные средства, равно как сырье и материалы, при использовании в качестве фактора производства переносят свою стоимость на приобретенные за них товары (работы или услуги), благодаря чему они с экономической точки зрения как бы перестают существовать, т. е. потребляются.

Однако с формально-юридической точки зрения потребляемость денег не выглядит очевидной, поскольку при расчете (уплате) денежные знаки физически не уничтожаются и не изменяются, а лишь переходят в собственность другого лица. При этом такой переход прав обычно бывает многократным. В связи с этим еще в российской дореволюционной цивилистике существовало мнение о том, что "деньги - (это) такое имущество, которое обыкновенно определяется только по количеству (даже и не по качеству), между тем - это имущество непотребляемое. Пользование деньгами, конечно, не состоит в потреблении их: например, кредитный билет, по видимости, самая непрочная вещь, может быть безвредно употребляем целые десятилетия"*(17). В данном замечании одного из основоположников российской науки гражданского права заложена верная мысль о том, что в случае с деньгами наблюдается прекращение прав на них у одного субъекта и возникновение таких прав у другого при сохранении физических и юридических свойств денег неизменными. Е.Васьковский также отмечал, что нередко свойство заменимости денег ошибочно отождествляется с их потребляемостью, и "хотя оба эти свойства часто совпадают (например, плоды, хлеб, сахар), однако многие заменимые вещи непотребляемы (деньги, булавки, гвозди)"*(18).

Кроме того, функция денег как средства обращения, выражающаяся в их использовании в расчетах, будучи основной денежной функцией, все же не является единственной. Возможно существование отношений, в которых деньги не используются в качестве средства расчетов и не происходит их отчуждения. Так, отдельные купюры или монеты могут быть переданы во временное владение в нумизматических или иных целях (юбилейные и редкие купюры и монеты) без права отчуждения. Подобные отношения не являются типичными, но наличие возможности их установления доказывает, что потребляемость денег далеко не очевидна.

Представляется, что отнесение денег к оборотному капиталу не свидетельствует об их потребляемости. К оборотному капиталу помимо денег относится нереализованная готовая продукция предприятия, поскольку только после ее реализации завершается экономический оборот. Но отчуждение производителем готовой продукции, например легковых автомобилей, не рассматривается как их потребление. По действующему законодательству России к оборотному капиталу относятся предметы (вещи), используемые в производстве неоднократно, стоимость которых, однако, не превышает 100 минимальных размеров оплаты труда. Это так называемые малоценные и быстроизнашивающиеся предметы, к числу которых относятся непотребляемые вещи, например рабочий инвентарь, временные (нетитульные) сооружения, предметы для сдачи в аренду по договорам проката и многие другие*(19).

Кроме того, в современном гражданском обороте все большую роль играют безналичные расчеты с участием банков, сводящие оборот наличных денег к минимуму. Как справедливо указывает Л.А.Новоселова, "в современных условиях деньги в банке мгновенно теряют свою вещественную оболочку, выступая лишь в виде записей на бумаге либо в электронной форме. Они не могут быть объектами вещных прав... и входят в состав... имущества как право требования имущественного характера"*(20). Несмотря на продолжающуюся по сей день дискуссию о правовой природе безналичных денег, в современной теории гражданского права преобладает трактовка безналичных денежных средств как разновидности имущественных прав*(21). Поскольку безналичные деньги и иностранная валюта не являются вещами, говорить об их потребляемости или непотребляемости, равно как и делимости или неделимости, невозможно.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что правовым понятием валюты охватываются две ее разновидности: наличная валюта, представляющая собой разновидность движимых вещей и безналичная валюта, относящаяся к особому виду имущественных прав требования. Наличную валюту нельзя относить к делимым и потребляемым вещам с классической гражданско-правовой точки зрения. Отнесение наличной валюты к делимым вещам основано на смешении свойств делимости и разменности купюр и монет.

Давая юридическую характеристику иностранной валюты, мы не можем игнорировать того, что как разновидность имущества иностранная валюта представляет собой разновидность денег, а именно иностранные деньги, лишенные законной платежной силы.

По аналогии с денежными обязательствами к обязательствам передать в собственность в качестве встречного удовлетворения за продаваемые товары, выполняемые работы или оказываемые услуги определенное количество иностранной валюты применяются правила о денежных обязательствах*(22). Например, ст.317 ГК РФ, § 244 ГГУ, судебная практика и ряд законодательных актов Великобритании (Акт о финансах 1957 г., Почтовый акт 1891 г. и др.), американская судебная практика рассматривают обязательство совершить платеж в иностранной валюте как один из видов денежного обязательства*(23). Так, известный юрист Ф.А.Манн в своем фундаментальном исследовании правовых аспектов валюты по английскому праву категорически заявляет, что "там, где обещан платеж суммы иностранной валюты, существует денежное обязательство, потому что иностранная валюта выполняет денежную функцию и юридический характер обязанности является идентичным обязательству уплатить сумму в национальной валюте"*(24).

По указанным обязательствам нельзя говорить о невозможности исполнения в силу принципа "род не гибнет". Кредитор по таким обязательствам не может требовать уплаты ему долга именно теми купюрами (например, определенного номинала), которые обусловлены договором. Просрочка исполнения подобных обязательств влечет обязанность уплатить проценты, а изменение стоимости денежной единицы иностранной валюты в силу принципа номинализма не влечет изменения суммы долга. Иностранная валюта, как и деньги, не может быть истребована от добросовестного приобретателя. Наконец, операции по обращению и перемещению валюты через границу не облагаются налогом на добавленную стоимость (п.3 ст.39, подп.11 п.2 ст.149, подп.10 п.1 ст.150 Налогового кодекса РФ)*(25).

Однако, несмотря на все сходство с деньгами, иностранная валюта как объект гражданских прав существенно отличается по своему правовому режиму от национальной валюты, являющейся нормальным средством обращения в каждой стране*(26). В основе этого различия лежат закономерности экономического развития государств, которые стремятся по возможности изгнать иностранные деньги из внутреннего оборота и использовать лишь национальную валюту для выполнения денежных функций универсального измерителя ценности имущественных благ на территории государства (так называемый всеобщий эквивалент), средства обращения (платежей и расчетов), а также средства накопления и сбережения*(27).

Л.А.Лунц верно отмечал, что "наука гражданского права может основываться лишь на понятии денег, которое раскрывается в результате анализа их функций в экономических отношениях"*(28). Аналогичным образом наука гражданского права может основываться лишь на понятии иностранной валюты, которое раскрывается в результате анализа ее экономических функций. Рассмотрим на примере законодательства России и некоторых иностранных государств, какие экономические функции денег и в каком объеме способна выполнять иностранная валюта.


Иностранная валюта как средство сбережения и накопления


Возможность для субъектов гражданского права иметь в собственности иностранную валюту предполагает, что последняя может являться "товаром", определенным родовыми признаками, и быть предметом самостоятельных сделок купли-продажи, мены, займа, кредита и некоторых других. Такие сделки в литературе именуются собственно валютными сделками в отличие от сделок-платежей. В основе отношений по использованию валюты как самостоятельного товара лежат обменные или конверсионные валютные сделки, т.е. сделки, направленные на приобретение определенного вида иностранной валюты за валюту другого вида или национальную валюту*(29).

Законодательство и судебная практика развитых стран признают возможность так называемых товарных операций с иностранной валютой. Во Франции, Германии и США этому способствует "товарная теория" иностранной валюты (commodity theory). Во Франции она нашла отражение в трудах Планиоля - Риперта и постановлении Апелляционного суда Парижа от 30 мая 1921 г. (s.1921, 2. 89), признавшего, что ввоз иностранной валюты, а именно российских рублей во Францию, мог быть запрещен в силу запрета импорта "товаров"*(30), в Германии - в работах А.Нуссбаума, который утверждал, что "prima facie иностранная валюта является товаром", в США - в многочисленных судебных решениях и правовой доктрине*(31).

Российское законодательство, как было указано, позволяет своим резидентам иметь иностранную валюту в собственности, однако предусматривает жесткие пределы приобретения и осуществления этого права. В соответствии с п.1 и 2 ст.4 Закона о валютном регулировании резиденты РФ могут приобретать через уполномоченные банки иностранную валюту в порядке и на цели, определяемые Центральным банком России. Порядок продажи и цели приобретения иностранной валюты различаются в зависимости от того, кто является приобретателем - физическое лицо или юридическое.

Физические лица вправе свободно приобретать иностранную валюту без указания целей приобретения и зачислять ее на счета и во вклады в уполномоченных банках без представления документов о происхождении иностранной валюты либо хранить наличную иностранную валюту без ограничения количества*(32). При этом покупка и продажа иностранной валюты под страхом недействительности возможна только у уполномоченных банков (ст.4 Закона о валютном регулировании). Исключением из этого правила является норма п.15 раздела VIII Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, допускающая совершение ряда сделок с иностранной валютой без участия уполномоченных банков (передача в дар государству и некоммерческим организациям, дарение супругу и близким родственникам, наследование и продажа в нумизматических целях).

Резиденты РФ - юридические лица имеют право покупать иностранную валюту за рубли через уполномоченные банки на внутреннем валютном рынке только в случаях, предусмотренных п.24 раздела IV инструкции ЦБ РФ от 29 июня 1992 г. N 7, а именно для осуществления текущих валютных операций или операций, связанных с движением капитала, и осуществляемых без разрешения либо на основании разрешений Банка России, для оплаты командировочных расходов и т.д.*(33)

Позже перечень целей покупки иностранной валюты юридическими лицами был дополнен выплатой комиссионного вознаграждения уполномоченному банку*(34). При этом в соответствии с п.11 указания ЦБ РФ N 383-У приобретенная юридическим лицом - резидентом РФ на внутреннем валютном рынке иностранная валюта должна быть зачислена на его "специальный транзитный валютный счет", который открывается "без участия резидента", после чего в течение семидневного срока иностранная валюта должна быть перечислена по распоряжению резидента в соответствии с целями покупки. Если резидент по каким-либо причинам не даст распоряжения о перечислении валюты со специального транзитного валютного счета, банк обязан списать без распоряжения резидента всю сумму иностранной валюты и перечислить проконвертированную в рубли сумму на расчетный счет резидента (п.12). Резидент - юридическое лицо, помимо прочего, не вправе перечислять иностранную валюту со своего специального транзитного валютного счета на свои текущие валютные счета в оплату ценных бумаг, другой иностранной валюты, а также зачислять в депозит без специальных разрешений Банка России (п.13), хотя такие операции даже не будут являться валютными операциями, поскольку они не предполагают перехода прав на валютные ценности*(35).

Тем самым свободное использование резидентами - юридическими лицами приобретенной на внутреннем валютном рынке иностранной валюты в целях сбережения и накопления запрещено законодательством. На сегодняшний день юридические лица - резиденты могут использовать иностранную валюту в качестве средства накопления и сбережения только в том случае, если эта валюта представляет собой часть экспортной валютной выручки после обязательной продажи ее 75% в порядке, предусмотренном инструкций ЦБ РФ от 29 июня 1992 г. N 7 в редакции от 18 июня 1999 г., либо средства, полученные от нерезидентов и не подлежащие обязательной продаже (вклад в уставный капитал, дивиденды, оплата за проданные фондовые ценности, поступления в виде пожертвований на благотворительные цели)*(36).

Осуществление иностранной валютой экономической функции средства накопления и сбережений прямо следует из гарантированного законом права резидентов РФ иметь иностранную валюту в собственности. Возможность сбережений в иностранной валюте является на современном этапе необходимой гарантией от обесценения сбережений граждан и юридических лиц вследствие инфляции и девальвации национальной валюты.


Иностранная валюта как средство обращения и расчетов


Под обращением экономическая теория понимает характерную для товарного производства форму обмена объектов собственности посредством их отчуждения*(37). При денежной форме обращения происходит движение денег в наличной и безналичной форме, выступающих орудием обмена общественного продукта. Юридически движение денег как средства обращения выражается в расчетах за материальные и нематериальные блага. При этом оборот иностранной валюты нельзя сводить только к ее обращению, поскольку понятие "оборот" означает всю совокупность возможных юридических действий с иностранной валютой, главным образом сделок, в то время как "обращение" предполагает лишь совершение расчетных сделок.

С точки зрения гражданского права расчеты в иностранной валюте представляют собой действия по передаче наличной иностранной валюты или прав требования по валютным банковским счетам, которые являются элементом гражданско-правового обязательства по передаче товара, оказанию услуг или выполнению работ*(38). Эти действия носят осознанный характер и направлены на перенесение с плательщика на получателя права собственности или иного права (требования) на определенное количество иностранной валюты.

Закон о валютном регулировании (подп."а" п.7 ст.1) рассматривает операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием в качестве средства платежа иностранной валюты и платежных документов в иностранной валюте, как валютные операции, подчиняющиеся особому публично-правовому режиму*(39).

Операции с иностранной валютой п.8 ст.1 Закона о валютном регулировании подразделяет на текущие операции и операции, связанные с движением капитала. Первые в силу п.1 ст.6 Закона о валютном регулировании осуществляются резидентами РФ (как гражданами, так и юридическими лицами) без ограничений, а вторые - в порядке, установленном ЦБ РФ. Этот порядок в настоящее время, согласно п.4 раздела II письма Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. "Основные положения о регулировании валютных операций на территории СССР", является разрешительным, за исключением отдельных операций, которые Банк России позволяет осуществлять без специальных разрешений*(40).

К текущим валютным операциям Закон о валютном регулировании (п.9 ст.1) относит в основном операции по использованию иностранной валюты в международных торговых и неторговых расчетах. Среди текущих операций, предполагающих расчеты в иностранной валюте на территории РФ, подп."б" п.9 ст.1 Закона о валютном регулировании называет лишь получение и предоставление финансовых кредитов на срок не более 180 дней*(41). При этом иностранная валюта в сделках кредита и займа не является средством платежа, а выступает в качестве особого товара, являющегося самостоятельным предметом обязательства по передаче в собственность на возвратной основе. Остальные случаи использования иностранной валюты в качестве средства платежа и расчетов внутри Российской Федерации относятся к валютным операциям, связанным с движением капитала.

По общему правилу российского законодательства (ст.140 ГК РФ) единственным законным платежным средством на территории является рубль, а случаи, порядок и условия использования на территории РФ иностранной валюты определяются федеральным законом или в установленном им порядке. Аналогичную норму содержит Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 394-1 "О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)" в ст.82, согласно которой иностранная валюта в качестве средства платежа при осуществлении безналичных расчетов за товары и услуги может использоваться лишь в случаях, установленных федеральными законами*(42). Закон о валютном регулировании (п.2 ст.9) наделяет ЦБ РФ правом определять сферу и порядок обращения в России иностранной валюты и издавать общеобязательные нормативные акты, в том числе по вопросам использования иностранных платежных средств во внутреннем обороте.

Центральный банк России последовательно осуществляет регулирование, направленное на полное вытеснение иностранной валюты из сферы внутреннего обращения. Начиная с 1 октября 1993 г., когда было издано уже утратившее силу письмо ЦБ РФ N 56, Банк России взял курс на запрещение реализации физическим лицам на территории России товаров (работ, услуг) за иностранную валюту. Согласно положению ЦБ РФ от 15 августа 1997 г. N 503 "О прекращении на территории Российской Федерации расчетов в иностранной валюте за реализуемые физическим лицам товары, работы и услуги" (с изм. от 12 октября 2000 г.), "все расчеты между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и физическими лицами (резидентами и нерезидентами) за реализуемые последним на территории Российской Федерации товары (работы, услуги) осуществляются исключительно в рублях. Расчеты в иностранной валюте за реализуемые физическим лицам товары (работы, услуги) на территории Российской Федерации запрещаются"*(43). Невозможной является выплата в иностранной валюте юридическими лицами (как резидентами, так и нерезидентами) заработной платы, премий, вознаграждений по трудовым и любым гражданско-правовым договорам в пользу физических лиц-резидентов (п.12 письма ЦБ РФ от 2 сентября 1994 г. N 107)*(44).

Исключением из правила о запрете расчетов в иностранной валюте на территории РФ является возможность физических лиц приобретать у уполномоченных банков за иностранную валюту векселя этих банков, выраженные в иностранной валюте (п.1.19 положения ЦБ РФ от 24 апреля 1996 г. N 39), а также возможность оплачивать в наличной или безналичной иностранной валюте взнос в уставный капитал, в том числе приобретать акции, кредитной организации (указание ЦБ РФ от 19 марта 1999 г. N 513-У с изм. от 19 мая 1999 г.)*(45).

Расчеты в иностранной валюте на территории РФ между юридическими лицами-резидентами, относящиеся, как было указано, к операциям, связанным с движением капитала, без получения специальных разрешений допускаются лишь в строго ограниченных нормативными актами Банка России случаях. Так, раздел III Основных положений о регулировании валютных операций Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. допускает использование безналичной иностранной валюты и платежных документов в иностранной валюте в расчетах между юридическими лицами - резидентами РФ при расчетах импортеров с транспортными, страховыми и экспедиторскими организациями за услуги по доставке грузов в российские морские и речные порты, на пограничные железнодорожные станции, грузовые склады и т.д., при расчетах за транзитные перевозки грузов через территорию России, при оплате услуг банков, а также в ряде иных случаев, которые, как правило, связаны с осуществлением российскими фирмами внешней торговли*(46).

Кроме того, действующее валютное законодательство допускает еще несколько случаев обращения иностранной валюты во внутреннем обороте. Согласно п.2 письма ЦБ РФ от 13 апреля 1994 г. N 87 в ред. от 13 июля 2000 г. N 822-У*(47), допускается использование иностранной валюты в качестве средства платежа при проведении расчетов, связанных с обращением облигаций внутреннего государственного валютного облигационного займа. Иностранная валюта также используется в случаях оплаты или возврата арбитражного сбора или его части в пользу Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ или Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ при разрешении дел между резидентами и нерезидентами по спорам, вытекающим из заключенных международных контрактов (письмо ЦБ РФ от 2 сентября 1994 г. N 108)*(48). Оплата взноса в уставный капитал кредитной организации резидентами - юридическими лицами допускается в безналичной иностранной валюте, включая оплату акций кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, согласно указанию ЦБ РФ от 19 марта 1999 г. N 513-У. После введения в действие положения Банка России "О порядке проведения валютных операций по страхованию и перестрахованию" от 15 декабря 1995 г. N 32 в ред. от 13 февраля 1996 г. N 20-96 без специальных разрешений Банка России можно будет осуществлять в иностранной валюте около десяти видов операций по расчетам между юридическими лицами - страхователями и страховщиками*(49).

В иных случаях для осуществления расчетов в иностранной валюте между юридическими лицами-резидентами необходимо, чтобы плательщик имел разрешение Банка России на осуществление каждой отдельной валютной операции, связанной с движением капитала*(50).

Таким образом, можно констатировать, что способность иностранной валюты выполнять денежную функцию средства обращения и расчетов различается в зависимости от того, идет ли речь о внутреннем или международном обороте, т.е. о расчетах в иностранной валюте по внешнеэкономическим сделкам. В последнем случае свободное использование иностранной валюты является необходимым и естественным явлением, так как для какой-то из сторон внешнеэкономической сделки функцию платежного средства всегда будет выполнять иностранная валюта.

Во внутреннем обороте на территории Российской Федерации "расчеты в иностранной валюте носят характер исключения из общего запрета и допускаются только по основаниям и в режиме, разрешенным Банком России"*(51). В частности, использование иностранной валюты в расчетах возможно при совершении внутренних сделок, связанных с внешней торговлей (оплата услуг транспортных, страховых и посреднических организаций, организаций связи и банков), а также некоторых инвестиционных сделок. Все прочие случаи платежей и расчетов в иностранной валюте на территории РФ требуют специального разрешения уполномоченного государственного органа - Банка России, если только они не разрешены в силу разрешения, содержащегося в нормативном акте ЦБ РФ.

Вышесказанное позволяет охарактеризовать иностранную валюту как особый ограниченно оборотоспособный объект прав, нахождение которого во внутреннем обороте допускается на основании разрешений, носящих индивидуальный или общий характер*(52).


Иностранная валютная оговорка во внутренних
денежных обязательствах


Российское законодательство содержит общую норму о том, что все денежные обязательства должны быть выражены в рублях (п.1 ст.317 ГК РФ). Данная норма имелась в ранее действовавшем законодательстве (ст.175 ГК РСФСР 1964 г.), которое допускало выражение (и оплату) обязательств в иностранной валюте лишь в случаях, специально установленных законодательством. В отличие от Кодекса 1964 г., ГК РФ в п.2 ст.317 допустил возможность выражения любых денежных обязательств в иностранной валюте по соглашению сторон при условии, что оплата должна быть произведена в рублях по официальному курсу, если другой курс не установлен соглашением сторон*(53). Эту новеллу законодательства можно рассматривать как результат всеобщего недоверия российского общества к национальной валюте, оправданного неустойчивостью и периодическими девальвациями последней. Подобный метод исчисления долгов издавна использовался странами с нестабильной валютно-финансовой системой, в частности, Германией периода Веймарской республики, отличавшейся высокой инфляцией и финансовой нестабильностью*(54).

Однако, помимо норм российского гражданского законодательства, существует значительное число норм других отраслей, предусматривающих выражение ценности имущества и обязательств лишь в национальной денежной единице. Так, п.1 ст.8 Федерального закона "О бухгалтерском учете" обязывает все организации вести бухгалтерский учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в рублях*(55). Пункт 3 ст.45 Налогового кодекса РФ содержит общую норму о том, что обязанность российских налоговых резидентов по уплате налогов и сборов исполняется в валюте Российской Федерации.

Действующий ГПК РСФСР и АПК РФ говорят о возможности судебного взыскания денежных сумм (ст.199 ГПК, ст.128 АПК РФ), что на практике допускает и возможность взыскания сумм в иностранной валюте. Судебная практика ВАС РФ признает возможным вынесение решения в иностранной валюте лишь в тех случаях, когда стороны в соответствии с п.3 ст.317 ГК РФ правомерно договорились о расчетах в определенной иностранной валюте (ст. 422 ГК РФ) и добровольное исполнение ими такого обязательства не противоречит валютному законодательству. Если же, согласно п.2 ст.317 ГК РФ, в денежном обязательстве предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, "специальных правах заимствования" и др.), то основанное на таком обязательстве исковое требование может быть удовлетворено судом только в рублях*(56).

Иностранные законодательства признают возможность выражения обязательств в иностранной валюте, если этому нет препятствий в нормах специального законодательства. Такие препятствия в большинстве развитых стран имеются. В частности, во Франции и США права требования уплаты иностранной валюты в процессе судебной реализации подвергаются трансформации в право денежного требования в валюте страны суда. Кроме того, во Франции и некоторых других странах, например в Монако, и по сей день существует система "cours force", начало которой положил французский Кассационный суд решением от 17 мая 1927г. (S. 1927, 1.289). Ее суть состоит в том, что обязательство, выраженное во Франции в иностранной валюте, по общему правилу недействительно*(57).

Общий запрет на использование иностранной валюты для выражения и исполнения денежных обязательств на территории США содержится в Акте о монете 1792 г., который гласит, что "денежные счета в Соединенных Штатах должны быть выражены в долларах или их единицах, даймах или десятых частях, центах или сотых частях и милях или тысячных частях... и все судебные присуждения должны исчисляться и выплачиваться в соответствии с данным правилом"*(58). Поэтому Верховный суд США установил, что решение американского суда о взыскании любого долга может быть выражено и исполнено только в валюте США*(59). Эта норма, сформулированная судьей Оливером Уэнделлом Холмсом, нашла отражение и в Первом своде коллизионного права США (Restatement of the Law of Conflict of Laws, § 423-424), являющемся авторитетным актом неофициальной инкорпорации норм международного и внутреннего коллизионного права*(60).

Аналогичная норма содержится в канадском Акте о валюте и обмене 1970 г. Она гласит, что "все публичные счета на всей территории Канады должны вестись в валюте Канады, и любое выражение в деньгах или денежной ценности в любом присуждении или юридическом процессе должно быть в этой валюте"*(61).

В ряде других странах нет таких общих запретов на выражение частных и публичных обязательств в иностранной валюте, однако имеются частные запреты на указание иностранной валюты в земельных реестрах (в Германии, Швейцарии, Австралии), нотариальных актах (в Бельгии, Франции и др.), уставных капиталах компаний (в Германии, Австрии, Швеции, Аргентине, Франции и др.) и бухгалтерских балансах (в Германии)*(62). В английской судебной практике существует ряд дел, в которых суды признавали невозможным выражение обязательств в иностранной валюте на территории Великобритании*(63). Вместе с тем, как подчеркивает Ф.А.Манн, ни одного законодательного запрета выражения обязательств в валюте английское право не знает*(64).

Использование иностранной валютной оговорки во внутренних денежных обязательствах следует отличать от использования самой иностранной валюты. Валютная оговорка является средством выражения цены товаров, работ или услуг, оплачиваемых национальной валютой. Тем самым нормы законодательства о валютной оговорке (п.2 ст.317 ГК РФ) регулируют только оборот национальной валюты. Между тем последствия широкого использования валютной оговорки во внутреннем обороте неоднозначны. С одной стороны, она гарантирует кредиторов от обесценения национальной валюты. С другой - она не способствует росту доверия к национальной валюте и создает опасный прецедент искусственного, в том числе спекулятивного, изменения масштаба денег и роста инфляции за счет экономически необоснованного повышения цены товара, стоимость которого остается неизменной. В ряде развитых стран использование валютной оговорки допускается лишь для целей внешней торговли. В связи с этим представляется целесообразным исключить возможность использования валютной оговорки во внутреннем обороте на территории Российской Федерации.

В качестве общего вывода мы должны отметить, что в Российской Федерации в случаях, установленных федеральным законом или иными правовыми актами, допускается использование во внутреннем гражданском обороте иностранной валюты в качестве средства обращения и сбережения. Тенденцией развития российского законодательства является постепенное вытеснение иностранной валюты из сферы внутреннего обращения при сохранении возможности помещения сбережений в иностранную валюту, в особенности для граждан. Эта тенденция заслуживает поддержки, поскольку она направлена на усиление позиций национальной валюты. В этой связи заслуживает пристального внимания вопрос о запрещении использования валютной оговорки во внутреннем гражданском обороте, роль и значение которой неоднозначны.


Д.А.Узойкин,

главный специалист

юридической фирмы "ЕМ и Ко"


"Законодательство", N 4, апрель 2001 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Новизна регулирования оборота иностранной валюты в России относительна, так как существовал Декрет СНК СССР от 4 апреля 1922 г. "Об обращении золота, серебра, платины, драгоценных камней и иностранной валюты" (см.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 139). Декрет допускал право частной собственности в отношении всех валютных ценностей в неограниченном количестве, а также разрешал при определенных условиях совершение сделок купли-продажи валютных ценностей, но действовал лишь до конца периода нэпа.

*(2) Российская газета. 1992. 4 ноября.

*(3) Подробнее о понятии гражданско-правового режима объектов гражданских прав см.: Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения // Актуальные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 139-148.

*(4) В новейшей литературе встречается утверждение о том, что "термин "валюта" применяется в настоящее время только к бумажным кредитным деньгам, эмитируемым официальными денежными властями какого-либо государства" (Дорофеев Б.Ю., Земцов Н.Н., Пушин В.А. Валютное право России: Учебное пособие. М., 2000. С. 3).

*(5) См.: Иные вопросы по применению валютного законодательства: Обобщения практики применения нормативных актов Банка России по вопросам валютного регулирования. П.2 // Вестник Банка России. 2000. N 44.

*(6) См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А.Суханов. М., 1998. Т.1. С.312 (автор главы - Е.А.Суханов); Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С.94-102; Новоселова Л.А. О правовой природе средств на банковских счетах // Хозяйство и право. 1996. N 7, 8; Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М., 2000. С. 7.

*(7) Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б.Новицкого, И.С.Перетерского. М., 2000. С. 150.

*(8) Победоносцев К.П. Курс гражданского права: 4-е изд. Спб., 1892. Ч. 1. С. 10-11.

*(9) См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т.1. Введение и общая часть: 2-е изд. Спб., 1899. С. 296.

*(10) Шершеневич Г.Ф. Учебник гражданского права. М., 1994. С. 108.

*(11) Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Спб., 1894. С. 87.

*(12) Подробнее см.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б.Новицкого, И.С.Перетерского. С. 150.

*(13) Анненков К. Указ. соч. С. 302.

*(14) Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1950. Т. 1. Полутом 2. С. 19.

*(15) Лунц Л.А. Указ. соч. С. 102.

*(16) Подробнее см.: Экономическая энциклопедия / Под ред. Л.И.Абалкина. М., 1999. С. 272.

*(17) Мейер Д.И. Русское гражданское право (по испр. и доп. 8-му изд. 1902 г.): В 2 ч. М., 1997. Ч. 1 С. 151-152.

*(18) Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 87.

*(19) См.: Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденное приказом Министерства финансов РФ от 29 июля 1998 г. N 34н. п.50 // Российская газета (ведомственное приложение). 1998. N 208.

*(20) Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996. С. 37.

*(21) Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. Т. 1. С. 313 (автор главы - Е.А.Суханов). В литературе нередко упоминается о "феномене безналичных денег", которые одни авторы предлагают считать информацией, другие - "кредитовыми остатками", третьи - особыми объектами прав, причем не только обязательственных, но и вещных. Подробнее об этом см.: Сарбаш С.В. Договор банковского счета. М., 1999. С. 26-35.

*(22) Подробнее о денежных обязательствах см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. М., 1999. Т. 2. Полутом 1. С. 23-24; Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А.Васильева. М., 1993. С. 295.

*(23) Подробнее см.: Лунц Л.А. Указ. соч. С. 134-135, 158, 180-183.

*(24) Mann F.A.The Legal Aspect of Money: 4 ed. Clarendon press. Oxford, 1982. Р. 190.

*(25) СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824; 2000. N 32. Ст. 3340.

*(26) Поэтому трудно согласиться с В.А.Беловым, полагающим, что "валюта и ее отношение к стране обращения никак не влияют на юридическую природу самой валюты" (см.: Белов В.А. Банковское право России. Теория. Законодательство. Практика. М., 2000. С.249).

*(27) Экономическая энциклопедия. С.148-149.

*(28) Лунц Л.А. Указ. соч. С. 152.

*(29) См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А.Васильева. С. 295-296.

*(30) Цит. по: Mann F.A.The Legal Aspect of Money. Р. 185.

*(31) Ibid. P. 185. Однако в судебной практике США есть дела, в которых "товарная теория" была отвергнута в пользу "денежной" (см., напр.: Matter of Lendle (1929), 250 N.Y.Supp. 502, 166 N.E. 182).

*(32) Основные положения о регулировании валютных операций на территории СССР от 24 мая 1991 г. Разд. VIII. п.1, 5, 7, 12; Положение ЦБ РФ от 24 апреля 1996 г. N 39 "Об изменении порядка проведения в Российской Федерации некоторых видов валютных операций". п.1.15-1.17.

В соответствии с п.8 Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. N 1006 в ред. от 25 июля 2000 г. банки и другие кредитные учреждения обязаны информировать налоговые органы о совершении физическими лицами (включая нерезидентов) операций на сумму, эквивалентную 10 тыс. долл. США и более.

*(33) См.: Экономика и жизнь. 1992. N 28.

*(34) Указание ЦБ РФ от 20 октября 1998 г. N 383-У (приложение N 2), с изм. от 21 июня 2000 г. // Вестник Банка России. 1998. N 74.

*(35) В настоящее время Банк России разрешает размещать в депозит иностранную валюту со специальных транзитных валютных счетов на основании свидетельств, порядок выдачи которых определен положением от 21 июня 2000 г. N 114-П (Вестник Банка России. 2000. N 35.) Однако такие депозиты могут открываться только в целях накопления валюты для дальнейшего ее использования на исполнение отдельных видов обязательств, с участием публичных субъектов - федеральных и региональных органов власти.

*(36) См.: Обобщение практики применения нормативных актов ЦБ РФ по вопросам валютного регулирования. Вопросы по применению инструкции Банка России "О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации" от 29 июня 1992 г. N 7 // Вестник Банка России. 2000. N 28.

*(37) См.: Экономическая энциклопедия. С. 487.

*(38) В литературе идет дискуссия о том, является ли расчетное денежное обязательство самостоятельным и автономным от того договорного обязательства, во исполнение которого совершаются расчеты, или же расчетное обязательство во всех случаях остается элементом обязательства, сущность которого заключается в передаче имущества, выполнении работ, услуг и т. д. Первой позиции придерживается, в частности, В.В.Витрянский (Договор купли-продажи и его отдельные виды. М., 1999. С. 43, 48), второй - Л.Г.Ефимова (Ефимова Л.Г. Банковское право: Учебное и практическое пособие. М., 1994. С. 129). Мы склонны согласиться со второй точкой зрения.

*(39) О соотношении понятий сделок и операций см.: Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 125.

*(40) Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1991. N 12. С. 4. Согласно телеграмме ЦБ РФ от 19 мая 1993 г. N 83-93 (Финансовая газета. 1993. N 22), основные положения о регулировании валютных опе раций сохраняют действие на территории России в части, не противоречащей Закону о валютном регулировании и иным законодательным актам по данным вопросам.

*(41) Если речь идет о получении российским резидентом (или нерезидентом) кредита от российского уполномоченного банка, то кредитование на любой срок осуществляется без специальных разрешений Банка России, даже если такая операция связана с движением капитала (п. 1.18 Положения ЦБ РФ от 24 апреля 1996 г. N 39).

*(42) Ведомости съезда народных депутатов РСФСР. 1990. N 27. Ст. 356.

*(43) Вестник Банка России. 1997. N 63.

*(44) Экономика и жизнь. 1994. N 38.

*(45) Текст указания опубликован в Вестнике Банка России.1999. N 17.

*(46) Письмо Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 "Основные положения о регулировании валютных операций на территории СССР" (с послед. изм.) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. N 12. 1991. С. 4.

Согласно телеграмме ЦБ РФ от 19 мая 1993 г. N 83-93, "Основные положения..." действуют в РФ в части, не противоречащей Закону о валютном регулировании и иным законодательным актам по данным вопросам.

*(47) Вестник ВАС РФ. 1994. N 8.

*(48) Там же. N 11.

*(49) Российская газета. 1995. 29 декабря.

*(50) Информационное письмо ЦБ РФ. 1995. N 1 // Информационный бюллетень Ассоциации российских банков. 1995. N 16. С. 20-23 (цит. по: Хлестова И.О. Валютные операции и российское законодательство: Практическое пособие в вопросах и ответах. М., 1997. С. 63).

*(51) Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле". п.11 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 8.

*(52) Об ограниченной гражданской оборотоспособности иностранной валюты и иных валютных ценностей см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. Т. 1. С. 302. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 31 мая 2000 г. N 52 указал, что "иностранная валюта является объектом, ограниченным в обороте на территории Российской Федерации (ст.129 ГК РФ)".

*(53) Формулировка п.2 ст.317 ГК РФ не позволяет однозначно утверждать, что в российском гражданском законодательстве возрожден принцип "субституции исполнения" обязательства, выраженного в иностранной валюте. Его суть заключается в том, что обязательство уплатить сумму в иностранной валюте, не имеющей хождения в месте исполнения обязательства, заменяется на обязательство уплатить эквивалент в национальной валюте. Правило субституции валютного платежа денежным закреплено в ст.41 Единообразного Женевского вексельного закона 1930 г. и ст.41 действующего Положения о переводном и простом векселе, утв. постановлением ВЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341. Однако ст.317 ГК РФ отсылает к вексельному законодательству, но требует, чтобы в обязательстве было специально предусмотрено условие о платеже в рублях. Принцип субституции исполнения содержался в ст. 1542 Свода законов Российской империи (т. 10) и содержится, в частности, в §244 ГГУ, ст.4 Швейцарского обязательственного закона, ст.3-107 ЕТК США и в английских законах о чеках и векселях (см.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А.Васильева. С. 295; Лунц Л.А. Указ. соч. С. 296; Свод законов Российской империи. Законы гражданские / Сост. И.М. Тютрюмов. Пг., 1915. Т. 10. Ч. 1. С. 1485, 1720; Синайский В.И. Русское гражданское право. Общая часть. Киев, 1914. С. 130-131).

*(54) См.: Лунц Л.А. Указ. соч. С.295.

*(55) СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.

*(56) Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52). п.10 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 8.

*(57) Mann F.A.Op. cit. Р. 196-197.

*(58) Revised Statutes. S. 3536; U.S.C.A.S. 371; Act of 2 Apr. 1792. Сh. 16. S. 20.1; Statutes at Large. Р. 250.

*(59) Дело Deutsche Bank F., Nurenberg v. Humphrey (1926).

*(60) См.: Лунц Л.А. Указ. соч. С. 300-305.

*(61) Mann F.A.Op. cit. Р. 198.

*(62) Ibid.

*(63) Напр., дело Adelaide Electric Supply Co. V.Prudential Assurence Co., [1934] A.C. 122.150.

*(64) Mann F.A.Op. cit. Р. 199.



Гражданско-правовой режим иностранной валюты во внутреннем обороте Российской Федерации


Автор


Д.А.Узойкин - главный специалист юридической фирмы "ЕМ и Ко"


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2001, N 4


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.